home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Я не был уверен, снилось мне это или нет, но если это все же был сон, то мне не хотелось просыпаться. Аромат персика и ванили дразнил меня, вторгался в меня.

Кэт.

Только она пахла так замечательно: летом и всеми теми вещами, которые я хотел, но не мог иметь. Ее тело во всю длину прижималось к моему, а ее рука покоилась на моем животе. То, как ее грудь равномерно поднималась и опускалась, стало всем моим миром, и в этом сне — потому что это должно было быть сном — я чувствовал, что моя собственная грудь подстраивалась под ее дыхание.

Каждая клеточка моего тела зажигалась и горела. Если бы я не спал, то определенно принял бы свою естественную форму. Мое тело было в огне.

Это был всего лишь сон, но ощущения были реальными.

Не в силах удержаться, я провел ногой по ее, зарывшись лицом между ее шеей и плечом, глубоко вдохнул. Божественная. Безупречная. Земная. Дышать стало сложнее, чем я когда-либо мог представить. Желание волной прокатилось по моему телу — пьянящее и всепоглощающее. Я попробовал ее кожу легким скольжением губ, мимолетным касанием языка. Она казалась идеальной под моим телом, мягкая во всех местах, где я был твердым.

Двигаясь над ней, вдоль нее, я наслаждался тем звуком, что она издала — мягким, женственным вздохом, который опалил каждую мою клетку.

— Ты идеальна для меня, — прошептал я на своем родном языке.

Она зашевелилась подо мной, и мне снилось, что она отвечает мне взаимностью, хочет меня, а не ненавидит.

Я прижался сильнее, моя рука пробралась под ее футболку. Ее кожа была словно атлас под кончиками моих пальцев. Драгоценная. Настоящая. Если бы она была моей, я бы лелеял каждый ее миллиметр. И я хотел этого. Сейчас. Моя рука поднималась все выше, выше, выше. Ее кожа была такой гладкой и мягкой.

Кэт ахнула.

Сонный туман рассеялся, как только я услышал этот звук. Каждый мой мускул напрягся. Очень медленно я заставил глаза открыться. Передо мной была ее тонкая, изящная шея. Небольшой участок кожи покраснел от соприкосновения с моей щетиной…

Слышно было только, как на стене тикают часы.

Проклятье.

Я приставал к ней во сне.

Я поднял голову и посмотрел на нее сверху вниз. Ее серые, дымчатые глаза смотрели вопросительно.

Черт.

— Доброе утро? — сказала она, ее голос был все еще хриплым после сна.

Оперевшись на руки, я приподнялся, но даже сейчас, зная, что это был не сон, не мог отвести от нее взгляда, не хотел. Во мне, в ней была бесконечная потребность. Требующая склонить перед ней колени, и я хотел этого… черт возьми, я никогда не желал ничего больше.

Единственное, что отрезвило меня, избавив мою голову от вожделения и идеалистических глупостей, так это след, мерцавший вокруг нее. Она выглядела, как самая яркая звезда.

Она была в опасности. И представляла опасность для нас.

Взглянув на нее еще раз, я вылетел из комнаты с нечеловеческой скоростью, захлопнув за собой дверь. Каждый шаг от этой комнаты, от той постели был болезненным и напряженным. Завернув за угол, я чуть не налетел на свою сестру.

Ди изучающе взглянула на меня, ее глаза сузились.

— Замолчи, — пробормотал я, проходя мимо нее.

— А я ничего и не сказала, идиот. — Смех в голосе выдал ее.

— Вот ничего и не говори, — предостерег ее я.

Оказавшись в своей спальне, я быстро переоделся в спортивные штаны и скользнул в кроссовки. Столкновение с сестрой по большей части привело меня в порядок, но мои нервы оставались натянутыми, я должен был выбраться из дома и оказаться подальше от нее.

Не заботясь о смене футболки, я набрал скорость и вылетел из дома через парадную дверь. Как только мои кроссовки коснулись крыльца, я сделал рывок и бросился в лес. Небо было серым и безрадостным. Моросящий дождь вонзался в лицо, как тысячи крошечных иголок. Я приветствовал его, все дальше и дальше внедряясь в лес. Затем я скинул свою человеческую форму, приняв истинный облик, двигаясь между деревьями и становясь ничем, кроме как потоком света.

Я хотел этого — я хотел Кэт.

Это не было новой мыслью или озарением. С того момента, как я увидел ее ноги, я уже несколько раз представлял их обернутыми вокруг меня, сплетенными с моими ногами. А после того как она надела то красное бикини? Желать ее было не ново, но интенсивность желания была необычной.

Я хотел Кэт так сильно, что это было сродни физической боли.

Это произошло из-за прошлой ночи? Ее поступка? Или же это возникло раньше перед тем, как я увидел ее с Саймоном в том платье? Или это зародилось в первый день? Ничто из этого не имело значения.

Это было неправильно.

Подумай о Доусоне. Посмотри, что с ним случилось. Хотел ли я рисковать точно так же, как он? Оставить Ди совсем одну? Но даже в этот момент я чувствовал ее кожу, ее вкус — приятный и сладкий, как конфета. Снова и снова слышал тот чудесный звук, который она издала, он преследовал меня всю дорогу.

В моей голове начала формироваться идея — одна из тех, что Ди возненавидела бы, но я не видел другого выхода. Я мог пойти в МО и получить разрешение на переезд в другую общину. Мы бросим свой дом, своих друзей, но это к лучшему. Это будет правильный поступок. Ди будет в безопасности.

И это убережет от опасности Кэт.

Потому что Ди не могла держаться подальше от нее, так же как и я. Но куда бы я ни пошел, то, от чего я бежал все равно будет со мной — Кэт. Она теперь была не просто в моем доме, в моей постели. Она была со мной, внутри меня. И от этого уже нельзя было убежать.

***

Когда я вернулся с пробежки, все казалось было под контролем. У меня был план, который я собирался воплотить. Я вошел в дом, преисполненный решимости.

Машина Эндрю была припаркована на улице, и я надеялся, что весь клан не был уже здесь. Но с другой стороны, я знал, что неизбежная встреча с Мэтью и Томпсонами произойдет очень скоро.

Ди ждала меня в гостиной. Она открыла рот.

— Где Кэт? — спросил я, а затем мысленно ударил себя по голове. Я спросил о ней, как только вошел в дом. Не похоже, что у меня все под контролем.

Моя сестра вскинула бровь.

— Она вышла за дверь несколько минут назад. Ее мама дома, но Кэт скоро вернется. — Ди сделала глубокий вдох. — Деймон…

Адам вышел из кухни с яблоком в руке.

— Эндрю и Эш в ярости.

Подняв руку, я вытер пот, стекающий со лба.

— И чем это отличается от любого другого дня?

Он ухмыльнулся.

— Ну, они не могут поверить, что вы ребята держали в секрете то, что Кэт знает о нас. Они сейчас на пути сюда.

— С Мэтью. — Ди сложила руки на талии. Беспокойство наполнило ее взгляд. — Он тоже не в восторге, Деймон. Боюсь, он собирается…

— Он не собирается ничего делать. — Я пришпилил Адама тяжелым взглядом. — Ты сердишься?

— Не очень. — Он приподнял плечо и, откусив от яблока, начал задумчиво пережевывать. — Я имею в виду, она была осведомленной о нас некоторое время, верно? По словам Ди, она знала, и до сих пор никому не разболтала, так зачем же ей делать это сейчас?

— Он не расскажет, — Ди и я ответили одновременно.

Я искоса посмотрел на сестру, в то время как она усмехнулась.

— Пойду, приму душ. — Я развернулся, направляясь к лестнице.

Оглянувшись через плечо на Адама, Ди поплелась за мной.

— Кэт вернется примерно через десять минут.

— Окей.

— Все остальные тоже скоро приедут, — добавила она.

На полпути вверх по лестнице ко мне пришло понимание. Развернувшись, я уставился на Ди.

— Кэт в курсе, что они знают и едут к нам. Она хочет присутствовать на нашем собрании, и я думаю, это хорошая идея.

Я спустился на одну ступеньку, мои брови поднялись.

— С каких это пор то, что она будет находиться в одной комнате с тремя Лаксенами, которые недолюбливают ее и не доверяют, является хорошей идеей? Только если мы не думаем, как бы быстрее ее поджарить.

— Эндрю и Эш много болтают. Ты знаешь это, — сказал Адам из фойе. — Они не причинят ей боль.

— Я им не позволю.

Ди округлила глаза. Одному Богу известно, о чем она подумала, особенно после сегодняшнего утра. Ди моргнула.

— В любом случае, я думаю, это хорошо, что они встретятся с ней, увидят, что ей можно доверять. Я не беспокоюсь насчет Эш или Эндрю. Это Мэтью нужно убеждать. Ты сам знаешь.

Это было правдой. Я не был готов поверить, что Эш и Эндрю способны лишь болтать языком, но они точно не пойдут к МО или Старейшинам. Мэтью мог бы, но он был личностью справедливой и логичной. Если он убедится, что Кэт не расскажет о нас людям, то оставит ее в покое. Привести сюда Кэт, чтобы показать, что она будет держать рот на замке, было, пожалуй, единственным способом убедить Мэтью. Плюс, я буду находиться рядом, чтобы удостовериться, что Кэт останется жива после этой встречи.

— Ладно, — сказал я, поворачиваясь обратно. Я направился в свою спальню, и Ди шла прямо за мной.

Она закрыла дверь и подождала, пока я повернусь к ней лицом.

— Что происходит между тобой и Кэти? — спросила она.

Тут же в моей голове всплыл образ Кэт сегодня утром, ее мягкое тело укрытое моим.

— Ничего не происходит, Ди.

Сомнение промелькнуло на ее лице.

— Ты спал с ней прошлой ночью. — Я чуть не подавился своей собственной слюной, пока снимал кроссовки.

— Я не спал с ней.

— Ты был в одной постели с ней, так что это означает, что вы спали вместе, даже если вы не спали друг с другом. — Она сузила глаза. — Я хочу знать, что происходит.

Часть меня хотела сказать, что это не ее дело, но в итоге это лишь подтвердило бы ее подозрения.

— Смотри, она была напугана и находилась в состоянии стресса вчера вечером. После того, что произошло на той чертовой вечеринке на поле и столкновения лицом к лицу с тремя Арумами, ей нужен был кто-то, кто останется с ней и поддержит. Этим кто-то оказался я. Вот и все. В этом нет ничего особенного.

Ди молчала, пока накручивала локон на палец.

— Нет, есть. — Затем она широко улыбнулась, а я уставился на нее. — Это многое значит.

***

После быстрого душа и смены одежды, я направился вниз. Кэт уже пришла и светилась, как чертова звезда. Она подняла глаза, когда я вошел в комнату. Ее взгляд блуждал по мне, а затем опустился, и розовый румянец окрасил ее щеки. Я наблюдал, как он распространялся вдоль ее шеи и исчез под воротником. Я задавался вопросом, как далеко растянулся этот румянец.

Черт.

— Они здесь, — сказал Адам, направляясь к входной двери.

Кэт застыла, но осталась спокойной и настороженной. Когда все вошли внутрь, я сел на подлокотник ее кресла. Моя позиция была четко отмечена всеми.

Ди улыбалась так, словно только что поняла, в чем заключается смысл жизни.

Когда Эш и Эндрю заметили след Кэт и то, где я сидел, их лица покрылись такими глубокими морщинами, что я подумал, они могут остаться на их лицах навсегда.

Мэтью выглядел так, будто испытывал рвотные позывы. Он остановился на середине комнаты.

— Что она здесь делает?

— Она светится, как диско-шар, — сказала Эш, обвинительным тоном. — Я могла бы разглядеть ее из Вирджинии!

Глаза Кэт сузились.

— Она была со мной прошлой ночью, когда на нас напали Арумы, — объяснил я. — Вы знаете. Подобные вещи… взрывоопасны. У меня не было возможности скрыть происходящее.

Мэтью провел рукой по волосам.

— Деймон, от тебя я такого не ожидал, кто-кто, но ты должен был знать лучше, проявить больше осторожности.

Мои брови сошлись вместе.

— Что именно черт возьми я должен был сделать? Вырубить ее, прежде чем Аэрумы на нас нападут?

Эш изогнула бровь. Выражение ее лица говорило, что она полностью поддерживает эту идею.

— Кэти знала о нас с начала учебного года, — сказал я. — И поверьте мне, я сделал все возможное, чтобы держать ее в неведении.

Эндрю резкое вдохнул.

— Она знала все это время? Как ты мог допустить это, Деймон? Все наши жизни были в руках какого-то человека?

Ди закатила глаза.

— Как ты можешь видеть, она не сказала ни слова, Эндрю. Остынь.

— Остыть? — угрюмый вид Эндрю соответствовал выражению лица его сестры. — Она тупая…

— Будь осторожен с тем, что ты скажешь дальше. — Моя кожа начала гудеть. — Потому что то, что ты не знаешь и что ты не можешь понять, может бросить заряд света в твое лицо.

Эш тяжело сглотнула, когда отвела глаза, качая головой. Повисло молчание, и мое послание было прочитано громко и ясно.

— Деймон, — сказал Мэтью, сделав шаг вперед. — Ты угрожаешь одному из нас из-за нее? Не ожидал от тебя.

Мои плечи напряглись.

— Это не так.

— Я не собираюсь никому рассказывать о вас, ребята. — заговорила Кэт. — Я понимаю, что если расскажу, то подвергну опасности вас и себя. Вам не о чем беспокоиться.

— И кто ты такая, чтобы мы могли тебе доверять? — спросил Мэтью. — Не пойми меня неправильно. Я уверен, что ты замечательная девушка. Ты умная и, кажется, не пасуешь перед трудностями, но для нас этого не достаточно, когда речь идет о жизни и смерти. О нашей свободе. Доверие людям не то, что мы можем себе позволить.

Мне не нравилось, куда он клонит.

— Она спасла мне жизнь прошлой ночью.

Эндрю рассмеялся.

— О, да ладно, Деймон. Арум, должно быть сильно ударил тебя по голове. Человек ни коим образом не может спасти жизнь кого-либо из нас.

— Да, что это с тобой? — огрызнулась Кэт, разгневанная, как никогда. — Ты ведешь себя так, словно мы ни на что не способны. Уверена, вы, ребята, крутые, но это не значит, что люди — одноклеточные организмы.

Приглушенный смешок послышался от Адама.

— Она спасла мне жизнь, — повторил я, привлекая всеобщее внимание. — На нас напали сразу три Аэрума, собратья убитого мною ранее. Я смог уничтожить одного, но два других одолели меня. Свалили на землю и начали поглощать мои силы. Я был нежилец.

— Деймон, — прошептала Ди, побледнев. — Ты ничего не говорил об этом.

Сомнение окрасило голос Мэтью, когда он заговорил.

— Я не понимаю, как она могла помочь. Она — человек. Арумы — сильные, аморальные и злобные. Как могла обычная девчонка выстоять против них?

— Я отдал ей своей обсидиановый клинок с указаниями бежать.

— Ты отдал ей клинок, когда сам мог воспользоваться им? — Эш выглядела ошеломленной. — Почему? — Ее глаза метнулись к Кэт. — Она ведь тебе даже не нравится.

Кэт нахмурилась.

— Может, это и так, но я не собирался позволить ей умереть только потому, что она мне не нравится, — ответил я, и эти слова даже меня не устраивали. Но было не время бесить Эш еще больше своим несогласием. Я не взглянул на Кэт, чтобы увидеть ее реакцию. Я не хотел этого знать.

— Но ты мог пострадать, — запротестовала Эш. Страх наполнил ее голос. — Ты мог погибнуть, потому что отдал свое лучшее средство защиты ей.

Я вздохнул.

— У меня были и другие средства защиты. У нее нет. Она не убежала, как я ей велел. Вместо этого она вернулась и убила того Арума, который собирался прикончить меня.

Неохотная гордость светилась в глазах Мэтью.

— Это заслуживает…восхищения.

— Это заслуживает гораздо большего, чем восхищение, — вставила Ди, повернув свои расширенные глаза к Кэт. — Она не обязана была этого делать. Это должно вызывать больше, чем просто восхищение.

— Это очень смело, — тихо сказал Адам, уставившись на ковровую дорожку. — Она повела себя так, как поступил бы каждый из нас.

— Но это не меняет того факта, что она знает о нас, — бросил в ответ Эндрю, окидывая своего брата презрительным взглядом. — И нам запрещено рассказывать о себе людям.

— Мы ей не рассказывали, — сказала Ди, беспокойно ерзая. — Это произошло само по себе.

— Ох, точно так же, как это произошло в прошлый раз. — Эндрю закатил глаза и повернулся к Мэтью. — Невероятно.

Мэтью покачал головой.

— После праздников в честь Дня Труда ты сказал мне, что что-то случилось, но ты все уладил.

— Что случилось? — спросила Эш. — Вы говорите о том первом разе, когда она светилась?

— Я вышла на дорогу, и на меня чуть не наехал грузовик, — пробормотала Кэт.

Эш уставилась на меня, ее голубые глаза достигли размеров блюдец.

— Ты остановил грузовик?

Я кивнул.

Гнев сошел с ее лица, когда она быстро заморгала.

— Очевидно, это нелегко объяснить. Она знает с того момента?

— Она не впала в истерику, — сказала Ди. — Она нас выслушала, поняла, почему это так серьезно, и на этом все. До прошлой ночи, но случившееся не было нашей виной.

— Но вы оба лгали мне. — Мэтью прислонился к стене между телевизором и переполненным книжным шкафом. — Как мне теперь доверять вам?

Краем глаза я заметил, как Кэт потерла виски.

— Послушайте, я понимаю, насколько велик риск. Понимаю больше, чем любой из присутствующих в этой комнате. — Я потер ладонью то место, где моя грудь все еще ныла от соприкосновения с Арумом. — Но что сделано, то сделано. Мы должны двигаться дальше.

— Например, выйти на контакт с МО? — спросил Эндрю. — Уверен, они знают, что с ней делать.

Мой голос был низким и ровным, но на самом деле спокойствия я не ощущал.

— Я бы хотел посмотреть, как ты попытаешься, Эндрю. Действительно, хотел бы, потому что даже после вчерашней ночи, и притом, что я еще полностью не восстановился, мне все еще не составит труда надрать тебе задницу.

Мэтью откашлялся.

— Деймон, угрозы необязательны.

— В самом деле? — парировал я.

Тяжелое молчание повисло в комнате, его нарушил лишь Мэтью, когда снова заговорил.

— Не думаю, что это разумно. Не после того… что произошло ранее, но я не собираюсь сдавать тебя МО. — Он посмотрел на Кэт, тяжело вздохнув. — Если ты, конечно, не дашь мне повода передумать. Возможно, ты не доставишь нам проблем. Я не знаю. Люди очень… непостоянные создания. То, кем мы являемся, то, что мы можем делать, должно находиться под защитой, чего бы это ни стоило. Думаю, ты понимаешь это. Ты в безопасности, но мы нет.

Эндрю тихо выругался, а Эш выглядела так, словно была готова разбить что-нибудь, но Мэтью принял решение. Он был своего рода нашим собственным Старейшиной. Все мы знали это. Незначительное чувство облегчения ослабило напряжение в моих мышцах. По крайней мере, мне не придется драться с теми, с кем я вырос и кого считаю семьей.

— Ты сказал, что один Арум ушел? — спросил Адам, меняя тему разговора. — Каков план? Он точно знает, что здесь есть Лаксены. Он вернется.

— Он не станет медлить. Они не славятся терпением. — Мэтью подошел к дивану и сел рядом с Ди. — Я мог бы связаться с другими Лаксенами, но не думаю, что это будет разумно. Если мы еще можем хоть как-то доверять этой девушке, то они вряд ли.

— И еще есть небольшая проблема. Сейчас она светится, как мегаваттная лампочка, — добавила Эш. — Не имеет значения, расскажем мы о ней или нет. Как только она выйдет в город, они сразу поймут, что случилось нечто серьезное.

— Ну, я не знаю, что мне с этим делать, — ответила Кэт.

— Есть какие-нибудь предложения? — спросил я. — Потому что чем быстрее она избавится от следа, тем лучше для всех нас.

— Да, кого это волнует? — Эндрю закатил глаза. — Нам по поводу Арума нужно беспокоиться. Он увидит ее, куда бы мы ее не спрятали. Сейчас каждый из нас находится в опасности. Рядом с ней любой из нас рискует своей жизнью. Нельзя просто ждать. Мы должны найти оставшегося Арума.

Ди покачала головой.

— Если нам удастся снять ее след, то это даст нам дополнительное время на поиски. Поэтому ликвидация свечения является нашим первым приоритетом.

— Предлагаю поехать к черту на кулички и бросить ее там, — пробормотал Эндрю.

— Спасибо. — Кэт потерла пальцами виски. — Ты так сильно нам помог.

Он улыбнулся ей.

— Хэй, я просто предлагаю свои варианты.

— Заткнись, Эндрю, — сказал я.

Эндрю еще раз закатил глаза.

— Как только мы снимем с нее след, она будет в безопасности, — настаивала Ди, убирая свои волосы назад, на ее лице застыло напряженное выражение. — Обычно, Аэрумы не связываются с людьми.

— У меня есть идея, — сказал Адам. Все посмотрели на него. — Свет вокруг нее является сопутствующим продуктом использования нашей силы, верно? А наша сила это сконцентрированная энергия. Чем больше мы тратим энергии, тем слабее становимся.

Глаза Мэтью зажглись интересом.

— Думаю, я улавливаю, куда ты клонишь.

— А я нет, — пробормотала Кэт, и мои губы изогнулись.

— Наша сила угасает тем сильнее, чем больше мы расходуем энергии. — Адам повернулся ко мне. — Это должно работать точно так же со следом, потому что след-это просто остаточная энергия, которую мы оставляем на людях. Нам следует сделать так, чтобы она расходовала свою энергию. Возможно, он исчезнет не полностью, но хотя бы уменьшится до безопасного уровня, чтобы она не притягивала к себе и к нам всех Аэрумов на этой планете.

Мэтью кивнул.

— Это должно сработать.

Я потер свою грудь.

— И как мы собираемся заставить ее расходовать свою энергию?

Эндрю усмехнулся.

— Мы могли бы вывезти ее в поле и преследовать по кругу на машинах. Это будет весело.

Кэт опустила свои ноги на пол.

— О, да пош…

Мой смех оборвал ее, за что я заработал неодобрительный взгляд от одного очень разозленного котенка.

— Не думаю, что это хорошая идея. Смешно, но не разумно. Люди хрупкие.

— Как насчет того, чтобы я заехала тебе в челюсть своей хрупкой ногой, — парировала она, и это заставило меня ухмыляться… до тех пор, пока она не столкнула меня с подлокотника кресла. — Пойду, поищу воды. Дайте мне знать, когда вы, ребята, придумайте что-нибудь, что не убьет меня в процессе.

Я наблюдал, как она спешит выйти из комнаты, с легкой улыбкой на губах. Ей было нелегко находиться в нашей компании. Я не мог ее винить. Снова обратив свой взгляд на комнату, я встретился глазами с Эш. И в этой гостиной находился еще один человек, который чувствовал себя не в свой тарелке.

— Это может сработать, — сказала Ди, проводя руками вдоль ног. — Мы просто заставим ее расходовать энергию, это не так уж сложно. Бег поможет. Прыжки. Приседания…

— Секс, — вставил Эндрю.

Все посмотрели на него. Последнее, что мне нужно было, так это услышать слова «секс» и «Кэт» в одном предложении.

— Что? — Он усмехнулся. — Я никому не предлагаю заниматься с ней сексом…

— Господи, Боже мой, — пробормотал Мэтью, сжав переносицу.

— Просто вы начали перечислять вещи, которые позволяют сжечь энергию, и секс входит в этот список.

Ди уставилась на ковер. Адам выглядел смущенным, Эш вскочила на ноги и начала ходить.

— Это самое отвратительное в этом списке, потому что ничто не изменит тот факт, что она — человек. — Она остановилась возле меня и окинула ледяным взглядом. — Ты можешь сделать что-то получше.

— Эта она способна на лучшие поступки, в отличие от нас, — ответил я, даже не задумываясь, и черт, это было правдой.

Шок отразился на лице Эш, а потом она прошла мимо меня, направляясь в сторону кухни. Я схватил ее за руку и посмотрел ей в глаза.

— Не совершай ничего, что может меня расстроить.

— Расстроить тебя может все что угодно, — бросила она в ответ.

— Серьезно, Эш. — Я проигнорировал ее комментарий. — Если я буду вынужден войти на кухню и разнимать вас двоих, то мне это не понравится.

Ее губы изогнулись.

— Кто я, по-твоему? Боже. — Она освободила руку. — Я не собираюсь причинять ей боль. Я просто хочу попить.

Часть меня чувствовала, что я должен пойти за Эш, но Мэтью уже пялился на меня так, будто я был в секундах от того, чтобы начать делать детей с человеком, но сомневаюсь, что это когда-либо случится. Из кухни не доносились никакие крики или яростные вопли, но я держал одно ухо в остро, в то время как наш разговор продолжился.

В действительности все прошло намного лучше, чем я ожидал, я бы даже сказал слишком хорошо. Беспокойство проросло во мне, словно сорняк, и продолжало расти, делая меня тревожным. Я встал и подошел к окну. Отдернув занавеску, я взглянул на улицу, хотя и не знал, что высматриваю.

Мэтью сообщил нам, что поговорит с МО и колонией. Разрушения, возникшие после событий вчерашней ночи, уже обнаружили, и Министерство обороны уже измерило уровень выброса энергии. Хотя МО точно не знает, на что мы способны, они понимают, что мы сильнее, чем люди. Возможно, они поверят, что двое из нас смогли посеять такой хаос. Может быть. Если нам очень, очень повезет.

Кэт вернулась в комнату с бутылкой воды в руке. Наши взгляды встретились и застыли на краткий момент. Она быстро отвела глаза, садясь на край кресла. Кэт была бледная, когда покусывала свою нижнюю губу. Затем вошла Эш, и я мог только догадываться, о чем они говорили на кухне.

— Можем мы поговорить с тобой наедине? — спросил Мэтью вполголоса.

Я кивнул, а затем взглянул на Ди. Она улыбнулась, очевидно, получив послание, которое мне не нужно было произносить вслух. Она присмотрит за Кэт вместо меня. Мэтью и я вышли на улицу.

— Что случилось? — спросил я, хотя уже догадывался, о чем пойдет речь.

— Давай прогуляемся, — предложил он.

Я последовал за ним, спустился с крыльца и направился в противоположную сторону от дома Кэт. Я решил не ходить вокруг да около.

— Знаю, ты беспокоишься насчет Кэти, но она ничего не расскажет, — сказал я, засовывая руки в карманы джинсов. Мы дошли до первых деревьев. — Знаю, в это трудно поверить, но у нее была возможность разболтать о нас, и она этого не сделала. И как я уже сказал, она спасла мою жизнь прошлой ночью. Я не преувеличиваю, Мэтью. Мне удалось убить одного Арума, но двое оставшихся окружили меня. Тот, кого она убила начал поглощать мои силы.

Мэтью неровно вздохнул.

— Они слишком близко подобрались.

— Да, — согласился я тихо, уклоняясь от ветвей. — Такого больше не повторится.

Он не ответил, поэтому я продолжил.

— Ты бы видел ее, Мэтт. Я велел ей бежать и спрятаться, но она вернулась. Она была, словно какой-нибудь ниндзя, — сказал я, слегка смеясь. — Пронзила Арума обсидиановым кинжалом, словно делала это миллион раз. Это было… да, это было удивительно.

— Похоже на то. — Мы шел бок о бок. — Не многие люди пошли бы на такое. Она храбрая девушка.

— Да. — Я слегка улыбнулся. — Храбрая.

Шаги Мэтью замедлились, и он остановился.

— Я не о ней беспокоюсь, Деймон.

Нахмурившись, я остановился и посмотрел на него. — Нет?

Его лицо ничего не выражало.

— Нет. Я беспокоюсь о тебе.

— Обо мне? — Я снова засмеялся. — Можешь сказать конкретнее?

— Все это уж слишком знакомо мне. Нет, дай мне закончить, — сказал он, когда я открыл рот. — Я знаю, что ты не твой брат и это не та же ситуация, но очевидно, ты заботишься о Кэти. Она не похожа на других человеческих девушек, с которыми у тебя были… отношения.

Хах. Я и понятия не имел, что Мэтью так внимательно наблюдает за мной.

— Кэти для тебя другая, и ты становишься другим рядом с ней. Ты угрожал нам, чтобы защитить ее, и это доказательство того, что ситуация может обостриться в скором времени. Мы не уследили за Доусоном, и смотри, чем это закончилось. Я не могу допустить, чтобы подобное случилось и с тобой.

Отведя взгляд, я медленно покачал головой, пока наблюдал за крошечной птичкой, что прыгала с ветки на ветку. Кэт была другой. Я не мог отрицать этого.

— Я не могу держать ее в стороне от Ди.

— Ди не проблема, — сообщил мне Мэтью.

Мышца на моей челюсти начала пульсировать, и я снова засмеялся.

— Я тут думал, что, возможно, будет разумно, если Ди и я уедем. Мы можем найти другую колонию и переехать туда. Ди будет не в восторге, но…

— Это не то, что я хотел услышать, и надеюсь, ты не настолько… увлечен этой девушкой, что уехать, оставив нас — единственный приемлемый для тебя вариант. Если это так, значит, что все уже вышло из-под контроля.

Был ли это единственный вариант? Если так, то, что это значит? Я отрицательно покачал головой.

— Все не так.

Мэтью положил руку на мое плечо и сжал его.

— Ты мне как брат, Деймон. Я готов доверить тебе свою жизнь, и знаю, ты поступишь правильно в этой ситуации. Ты снимешь след максимально быстро, используя все необходимые средства, — сказал он, его голубые глаза стали пронзительными. — Ты сможешь позаботиться об этом, и никому не придется беспокоиться насчет того, что история повторяется. Мы собираемся двигаться дальше и разобраться с Арумом, и после все… все будет хорошо. Можешь ли ты это сделать? Для Ди? Для всех нас, но самое главное, для себя и для нее.

— Я не…

— Тебе не нужно врать мне, Деймон, и даже опровергать либо подтверждать происходящее между тобой и Кэти, но ты знаешь — знаешь лучше, чем кто-либо, что если ты продолжишь в том же духе, то не только твоя жизнь будет разрушена. Но и жизнь Кэти тоже. — Мэтью опустил свою руку, выражение его лица было мрачным. — Ты же не хочешь быть причиной того, что она исчезнет или погибнет. Знаю, что не хочешь. Поэтому позаботиться об этом. И побыстрее.


Глава 20 | Забвение | Глава 22



Loading...