home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Прижавшись лбом к стеклу, я выругался себе под нос, потому что я пялился через окно на этот дом. Ожидая. Да, я ждал. Было много вещей, которыми я мог заняться вместо этого. Например, стучал бы головой о бетон. Или мог бы послушать, как Ди описывает в мучительных деталях все мелкие и слишком личные особенности каждого из тех парней, чью группу она любит слушать.

Я заставил себя отвернуться от окна, зевая, я прикрыл рот рукой. Черт, прошло почти 3 дня, а часть меня до сих пор не верила в то, что в дом напротив переехали. Могло быть хуже, подумал я в тот момент. Нашим соседом мог быть парень. Тогда бы я запер Ди в её спальне.

Или, в конце концов, это могла быть девушка, выглядящая как парень. Это могло бы помочь, но, ох нет, она точно не выглядела как парень. Она была обычной, напомнил я себе, но определенно не мужеподобной. Одним движением своей руки я включил телевизор и переключал каналы пока не нашел повтор «Искателей приведений». Я уже видел этот эпизод, но всегда было весело смотреть на людей, убегающих из домов, потому что им показалось, что они видели что-то светящиеся. Развалившись на диване, положив ноги на кофейный столик, я попытался забыть о девушке с не такими обычными загорелыми ножками и убийственной задницей.

До сегодняшнего дня я видел ее, в общем, примерно два раза.

Определенно в день её приезда, когда я был тупицей и помогал на расстоянии. Я всё ещё хотел ударить себя по промежности за это. Конечно, она не знает, что это я уменьшал вес коробок, так чтобы она не грохнулась на месте, но мне не следовало делать этого. И я очень хорошо понимал это.

Я видел её вчера. Она мчалась к седану и выхватила стопку книг из машины. Ее лицо было освещено огромной улыбкой, как если ли бы наклонённая башня из книг была на самом деле миллионом баксов.

Это было совсем не мило. О чем, черт возьми, я думал? Совсем не мило.

Блин, здесь так жарко. Наклонившись вперед, я схватил край своей рубашки и снял её через голову. Затем бросил её в сторону и лениво потёр свою грудь. Сейчас я гулял по округе топлесс даже чаще, чем когда она еще не переехала.

Подожди. Я видел её три раза, если считать наблюдение за ней через окно прошлой ночью. Проклятье, я должен выйти из дома и заняться чем-нибудь. Предпочтительно чем-нибудь, что требует тяжелой физической работы и уймы пота.

До того как я понял, что делаю, я уже пересек комнату и остановился прямо напротив окна. Снова. Я не хотел углубляться в причины, почему это происходило.

Я толкнул штору в сторону, хмурясь. Я еще даже не разговаривал с девушкой и сейчас чувствовал себя сталкером, установившимся в окно и ждущим еще раз… Чего я ждал? Увидеть ее мельком? Или я хотел подготовить себя к неизбежной встрече?

Если бы Ди видела меня сейчас, она бы валялась на полу от смеха.

А если бы Эш видела меня прямо сейчас, она бы выцарапала мне глаза и отправила бы мою новую соседку в другую галактику. Эш и её братья прибыли с Лакса примерно в то же время что и мы, наши отношения были только видом… случайности… больше от соседства, чем от реальных эмоций. Мы не встречались месяцами, но я знал, она до сих пор ждёт, что мы, в конце концов, будем вместе. Не потому что она действительно хотела меня, а из-за того, что этого от нас ожидали… Ну, еще она наверняка не хотела видеть меня с кем-нибудь другим. Я до сих пор заботился о ней, и не могу припомнить времени, когда не был в окружении Эш и её братьев.

Я уловил движение краем глаза. Медленно повернувшись, я увидел, что передняя дверь соседнего дома захлопнулась. Черт.

Переместил свой взгляд и заметил её, спешащую со своего крыльца.

Я задался вопросом, куда это она направляется. Здесь было не так много мест для этого, и не выглядело, чтобы она знала кого-нибудь. По соседству обычно не было никакого движения, кроме того времени, когда ее мама возвращалась и уходила в неопределённые часы.

Девушка остановилась напротив своей машины, потирая свои руки о шорты. Мои губы приподнялись в уголках.

Внезапно, она повернулась влево, и я выпрямился. Я сжал штору в кулаке, и моё дыхание застряло где-то в груди. Нет, она не собирается идти сюда. У неё нет для этого причин. Ди даже ещё не догадывается, что здесь девушка. У нее нет причин…

О, черт, она идет прямо сюда.

Отпустив штору, я отступил от окна и повернулся к входной двери. Я закрыл свои глаза, считая секунды и напоминая себе ценный урок, который преподал мне Доусон. Люди были опасны для нас. Просто нахождение рядом с ними представляло риск сойтись слишком близко, что неизбежно заканчивалось для людей тем, что один из нас оставлял на них след Источника. И с тех пор как Ди набрасывалась с целью подружиться на всё, что дышит, это было особенно опасно для этой девушки. Она жила прямо напротив, и не было ни какого способа контролировать время, которое Ди будет проводить с ней.

И ещё был факт, что я, ну знаешь, наблюдал за ней. Это могло быть проблемой. Я сжал кулаки, опустив руки вдоль тела.

У моей сестры не будет такой же судьбы, что и у Доусона. Не было и шанса, что я перенесу потерю её, и это человеческая девушка довела его, она привела Аэрума прямо к нему. Снова и снова это происходило с нашим видом. Это необязательно была вина людей, но конечный результат был всегда один и тот же. Я не позволю никому подвергнуть Ди опасности, сознательно или нет. Это не имеет значения. Выбросив руку вперед, я бросил кофейный столик через комнату, но остановил себя и потянул его обратно прямо перед тем, как он чуть не врезался в стену. Сделав глубокий вдох, я поставил его на место на четыре ножки.

Слабый, неуверенный стук раздался напротив нашей передней двери. Черт.

Я резко выдохнул. Игнорируй. Это то, что я должен был делать, но я начал двигаться к двери и открыл её раньше, чем осознал это. Дуновение теплого воздуха прокатилось по моей коже, принося с собой слабый запах персика и ванили.

Чёрт, я любил персики, все сладкие и липкие.

Мой взгляд опустился. Она была ниже, чем я представлял. Её макушка едва доходила мне до груди. Может быть, поэтому она уставилась на неё. Или возможно это было свидетельством того, что у меня не было даже мысли надеть рубашку.

Я знал, ей нравилось то, что она видела. Всем нравилось. Однажды Эш сказала, что я был комбинацией тёмных, волнистых волос и зелёных глаз, высоких скул и полных губ. Она сказала, что я сексуален. Да, я был горяч. Может звучать высокомерно, но это правда.

Она явно измеряла меня взглядом, и поэтому я решил, что могу делать то же самое. Почему нет? Она сама постучала в мою дверь.

Девушка… Она не была милой. Её волосы не светлые, но и не каштановые, выбились из небрежного пучка, и они были длинные, опускались ей до плеч. Она была ужасно низкой, только пять с половиной фута, но при этом её ноги, казалось, были бесконечными. Отведение глаз от её ног потребовало усилия.

В конечном счете, мой взгляд остановился на ее рубашке. " МОЙ BLOG ЛУЧШЕ, ЧЕМ ТВОЙ VLOG». Ради всего святого, что это значит? И зачем она носит рубашку с этой надписью… И слова «BLOG ЛУЧШЕ» были сильно натянуты. Я сглотнул. Это нехороший знак.

Я поднял свой взгляд, делая ещё большее усилие.

Ее лицо было круглым, нос вздернутым, а кожа гладкой. Готов поспорить на миллион долларов, что у неё большие карие глаза взрослой лани.

Дьявольски безумно, но я мог чувствовать её взгляд, когда она медленно провела им от того места, где мои джинсы свободно свисали на бедрах до моего лица. Она резко втянула воздух, перехватывая моё дыхание.

Её глаза не были карими, но они были большими и круглыми, с бледным оттенком цвета вереска, серые, ясные и умные. Они были красивыми. Даже я мог признать это.

И это меня разозлило. Все происходящее меня взбесило. Зачем я её рассматривал? Почему она вообще здесь? Я нахмурился.

— Чем могу помочь?

Нет ответа. Она уставилась на меня с таким выражением лица, словно хотела, чтобы я поцеловал эти полные, пухлые губы, принадлежащие ей. Тепло распространилось внутри.

— Эй? — Я уловил в своем голосе нотки гнева, желания и раздражения, но больше желания. Люди слабые, риск… Доусон погиб из-за человека, такого же, как эта девушка. Я повторял это снова и снова. Я положил руку на дверной косяк, вжимая пальцы в дерево, когда наклонился вперёд. — Ты способна говорить?

Это привлекло её внимание, выдернув из мечтательного состояния. Её щеки приобрели достаточно сильный оттенок розового, когда она отступила. Хорошо. Она уходит. Это то, чего я хотел, чтобы она развернулась и убежала прочь. Проведя рукой по волосам, я оглянулся через плечо и снова посмотрел на неё. Всё ещё тут.

Ей действительно нужно уносить свою привлекательную задницу с моего крыльца, пока я не сделал что-нибудь глупое, например, улыбнулся, когда она краснела. Даже сексуально. И определенно необычно.

— Для начала… — Краска на её щеках усилилась. Черт. — Я…Я подумала, может быть, вы знаете, где находиться ближайший продуктовый магазин. Меня зовут Кэти.

Кэти. Её зовут Кэти. Это напоминало мне по звучанию Китти. Котёнок. Посмотрев на меня, она собралась с мыслями.

— Я переехала в соседний дом, — она указала на него. — Почти три дня назад…

— Я знаю. — Я следил за тобой почти три дня, как сталкер.

— Ладно. Я надеялась, что кто-нибудь знает ближайшую дорогу к продуктовому магазину и, может быть, к месту, где продают саженцы.

— Саженцы?

Её глаза слегка сузились, и я заставил своё лицо оставаться бесстрастным. Она беспокойно теребила край своих шорт.

— Да, видишь ли, здесь есть клумбы на въезде… — Я приподнял бровь. — Окей.

Сейчас её глаза были тоненькими щелочками, и раздражение прокатилось по ней, усиливая краску на лице. Развлеченье зашевелилось глубоко внутри меня. Знаю, я был козлом с этой точки зрения, но я извращенно наслаждался пылом, медленно зарождавшемся за её глазами, искушающим меня. И…румянец гнева был своего рода сексуальным, что говорило, что со мной точно что-то не так. Она напоминала мне что-то…

Она попыталась снова.

— Смотри, мне нужно купить саженцы…

— Для клумбы. Я понял, — я оперся бедром о дверной косяк и скрестил руки. Это на самом деле было почти весело.

Она сделала глубокий вдох.

— Я бы хотела узнать дорогу к магазину, где я могу купить продукты и саженцы. — Её тон был таким же, какой я использую с Ди тысячу раз на дню. Прелестно.

— Ты в курсе, что в этом городе всего один светофор, верно? — Так оно и было. Искра в её глазах сейчас переросла в пылающий огонь, и я пытался удержаться, чтобы не улыбнуться во весь рот. Черт, она больше не была просто милой. Она была кем-то намного большим, мой желудок скрутило.

Девушка недоверчиво уставилась на меня.

— Ты знаешь, все, что я хотела, это узнать направление. Но вижу, что попала в не удачное время.

Я подумал о Доусоне, и мои губы изогнулись в презрительной усмешке. Время игр кончилось. Я должен был пресечь это в корне. Ради Ди.

— Для тебя всегда неудачное время, чтобы стучаться в мою дверь, ребёнок.

— Ребёнок? — повторила она, широко распахнув глаза. — Я не ребёнок. Мне семнадцать.

— Неужели? — Черт, будто бы я ещё не заметил, что она вся была сформировавшейся. Ничто в ней не напоминало мне ребёнка, но проклятье, как сказала бы Ди, у меня были убогие навыки общения. — А выглядишь так, будто тебе двенадцать. Нет. Возможно, тринадцать. У моей сестры есть кукла, которая чем-то напоминает мне тебя. С огромными глазами и пустая.

Её рот широко открылся, и я понял, что возможно немного переборщил с этим последним утверждением. Ну, это было даже к лучшему. Если она будет ненавидеть меня, то будет держать подальше от Ди. Это срабатывало с большинством девчонок. Ах, с большинством.

Окей. Это не работало с множеством из них, но они не жили по соседству, черт возьми, никогда.

— Да-а, вау. Извини за беспокойство. Я больше не стану стучаться в твою дверь. Поверь мне на слово. — Она начала отворачиваться, но не так быстро, чтобы я не успел заметить этот неожиданный блеск в этих серых глазах.

Проклятье. Теперь я чувствовал себя самым большим козлом в мире. Если бы Ди увидела, что я сделал, она бы меня ударила. Перечисляя про себя дюжину и около того ругательств, я окликнул её.

— Хэй.

Она остановилась на нижней ступеньке, оставаясь спиной ко мне.

— Что?

— Тебе нужно выехать на вторую трассу и свернуть к северу на 220 маршрут. Так доберешься до Петербурга. — Я вздохнул, жалея, что вообще открыл дверь. — «Мир продуктов» находится прямо в городе. Ты вряд ли сможешь проехать мимо. Хотя… может быть и сможешь. Рядом, по-моему, есть магазин хозтоваров. Наверное, у них найдутся в продаже вещи, которые закапывают в землю.

— Спасибо, — пробормотала она и добавила себе под нос, — Придурок.

Она что назвала меня придурком? В каком веке мы живем? Я рассмеялся, неподдельно забавляясь этим.

— Теперь это уже не слишком женственно, Котенок.

Она резко развернулась.

— Никогда больше не зови меня так!

О, я, должно быть, задел больное место. Я толкнул дверь.

— Но ведь это лучше, чем называть кого-либо придурком, верно? Это был любопытный визит. Я буду вспоминать о нем еще долгое время.

Её маленькие ручки сжались в кулаки. Я думаю, она хотела меня ударить. Кажется, мне бы это понравилось. А ещё мне определённо нужна была помощь.

— Знаешь, а ведь ты прав. Как неправильно с моей стороны называть тебя придурком. Потому что это слишком милое обращение по отношению к тебе, — она очаровательно улыбнулась, — Ты — озабоченный кретин.

— Озабоченный кретин? — Было слишком легко влюбиться в эту девушку. — Как очаровательно.

Она сделала неприличный жест в мою сторону.

Я рассмеялся снова, наклонив голову.

— Очень культурно, Котенок. Уверен, что у тебя в запасе осталось еще немало интересных прозвищ и жестов, но мне не слишком интересно.

И она выглядела так, будто они у неё действительно были. Часть меня была немного разочарована, когда она развернулась и пошла прочь. Я ждал до того момента, когда она резко дернула дверцу машины, и потому что я был настоящей задницей…

— Еще увидимся, Котенок! — окликнул я её и рассмеялся, когда увидел, что она выглядит так, будто готова была броситься обратно к двери и ударить меня с ноги.

Захлопнув дверь за собой, я наклонился напротив неё и засмеялся снова, но смех закончился стоном. Был момент, когда я видел вспышку недоверие и злости в этих душевных серых глазах. Болезненно. Понимаете того, что я ранил её чувства, заполнило кислотой мой желудок.

Что было глупо потому что прошлой ночью я размышлял над спасительным пожарным планом их переезда и не чувствовал себя виноватым тогда. Это было до того как я увидел вблизи её индивидуальные черты. До того как я на самом деле поговорил с ней. До того как я обнаружил что её глаза умные и красивые.

Вернувшись в гостиную, я не был удивлен, когда обнаружил там свою сестру, стоящую напротив телевизора, её тонкие руки были скрещены на груди, а глаза пылали. Она выглядела в точности как та девушка, будто хотела ударить меня прямо ниже пояса.

Я обошел её стороной, когда направился к дивану и сел на него, чувствуя, будто бы прошло 100 лет с тех пор, как мне было 17.

— Ты заслонила экран.

— Почему? — потребовала она.

— Это чертовски хороший эпизод, — я знал, что она спрашивала меня не об этом. — Один парень думает, что он одержим призраком или чем-то типа того.

— Я говорю не об этом идиотском призраке, Деймон! Она подняла свою маленькую ногу и топнула с такой силой, что заставила загрохотать кофейный столик.

Да, Ди перенесла топанье ногами на новый уровень.

— Почему ты так себя вел?

Откинувшись на диване, я решил прикинуться дурачком.

— Я понятия не имею, о чем ты говоришь.

Её глаза сузились, но не настолько быстро, чтобы я не заметил, как её зрачки сверкнули брильянтовым белым светом.

— У тебя не было причин, чтобы так говорить с ней. Вообще никаких. Она пришла сюда спросить направление, а ты вел себя как придурок.

Слишком яркие серые глаза Кэти вспыхнули в моем сознании. Я отмахнулся от этого образа.

— Я всегда веду себя как придурок.

— Ладно. Это правда. — Она сморщила лоб. — Но обычно ты не настолько плох.

Мои внутренности снова крутило.

— Как много ты слышала?

— Всё, — сказала она, снова топнув ногой. Задрожал телевизор. — И у меня нет пустоголовой куклы с большими глазами. У меня вообще нет кукол, идиот.

Мои губы приподнялись, несмотря ни на что, но улыбка быстро увяла, потому что воспоминание о тех чертовски серых глазах снова появилось в голове.

— Так должно было произойти, Ди. И ты знаешь об этом.

— Нет, я не знаю. И вряд ли ты знаешь.

— Ди…

— Но в курсе ли ты, что я знаю? — Перебила она. — Она выглядела как нормальная девушка, которая просто пришла, чтобы задать вопрос. Она выглядела нормальной, Деймон, а ты был просто ужасен с ней.

Я и без всех этих напоминаний сам прекрасно понимал, насколько хреново себя вел.

— У тебя не было повода, чтобы поступать так.

Не было повода? Она что не в своем уме? Двигаясь молниеносно, я встал с дивана и сейчас стоял прямо напротив Ди, обогнув кофейный столик меньше чем за секунду.

— Мне, что нужно напомнить тебе, что случилось с Доусоном?

Моя сестра не отступила ни на шаг. Она упорно держала подбородок приподнятым, а глаза светились былым светом.

— Нет, я помню все достаточно четко, спасибо.

— В таком случае, у нас бы не было этого глупого разговора. Ты бы понимала, почему этому человеку нужно держаться подальше от нас.

— Она просто обычная девушка, закипела Ди, жестикулируя. — Вот и всё, Деймон. Она просто…

— Девушка, живущая по соседству. Это не просто девчонка со школы. Она живёт прямо напротив. — Я указал на дом через окно для пущего эффекта. — И это чертовски близко к нам, чертовски близко к колонии. Ты знаешь, что произойдет, если ты решишь подружиться с ней.

Она отступила, качая головой.

— Ты её даже не знаешь и ты не можешь предсказать будущее. И почему ты вообще думаешь, что мы станем друзьями?

Обе мои брови взлетели вверх.

— Серьезно? Ты что не собираешься попробовать стать её лучшей подружкой навеки в тот же момент как покинешь этот дом? — Её губы поджались. — Ты ещё с ней даже не говорила, но я знаю, ты наверняка уже интересовалась, продает ли Амазон браслеты дружбы.

— Амазон может продать все что угодно, — пробормотала она. — Так что я уверена, они их продают.

Я закатил глаза, так как меня уже достал этот разговор, также как и самая раздражающая новая соседка.

— Ты должна держаться подальше от неё. — Сказал я, поворачиваясь и направляясь обратно к дивану.

Моя сестра до сих пор стояла, когда я сел.

— Я не Доусон. Когда ты уже это поймёшь?

— Я уже знаю это. — И потому что я был настоящим козлом, я стал доказывать свою точку зрения. — Ты более рискованная, чем он был.

Сделав прерывистый вдох, она напряглась и опустила руки.

— Это… это удар ниже пояса.

Так и было. Я протер лицо рукой и опустил подбородок. Действительно так.

Ди вздохнула и покачала головой.

— Иногда ты бываешь такой сволочью.

Я не поднял голову.

— Не думаю, что это свежая новость.

Развернувшись, она прошла в кухню и вернулась через несколько секунд со своей сумочкой и ключами от машины. Она ничего не сказала, когда прошла мимо меня.

— Куда ты идёшь? — спросил я.

— Купить продуктов.

— О, Иисусе, — пробормотал я, размышляя над тем, сколько человеческих законов нарушу, если запру свою сестру в кладовке.

— Нам нужна еда. Ты всё съел. — Затем она вышла за дверь.

Откинув свою голову на спинку дивана, я испустил стон. Приятно осознавать, что все, что ты сказал, вошло в одно ухо и вылетело из другого. Я даже не понимал, почему я так беспокоился. Не было ничего, что способно было остановить Ди. Я закрыл свои глаза.

И в тот же момент, стал прокручивать в голове наш разговор с новой соседкой, и да, я действительно повел себя как козёл.

Но так будет лучше для неё. Да. Она может ненавидеть меня, она должна ненавидеть меня. Тогда надеюсь, она будет держаться подальше от нас. И этим бы всё закончилось. Не было другого выхода, потому что эта девушка была проблемой. Проблемой, завёрнутой в упаковочную бумагу и дополненной идиотским бантом.

И что было хуже всего, она была тем видом проблемы, который мне нравился.


Глава 1 | Забвение | Глава 3



Loading...