home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Я подождал где-то десять секунд, прежде чем наклониться вперед и ткнуть Кэт ручкой. Ее плечи приподнялись во вздохе, а затем она развернулась на своем стуле. Серые глаза встретились с моими.

— Доброе утро, Котенок.

Она посмотрела на меня настороженно.

— Доброе утро, Деймон.

Когда я наклонил голову, мои волосы упали чуть ли не на глаза. Мне нужно было постричься в скором времени.

— Не забывай, что у нас есть планы на вечер.

— Да, я знаю. Жду с нетерпением, — сухо ответила она.

Волнение почти полностью захватило меня.

Я подался вперед, наклонив свой стол. И заметил, что справа от меня Карисса и Леса наблюдают за нами. Уголки моих губ приподнялись.

— Что? — сказала она, когда молчание затянулось.

— Мы должны поработать над твоим следом, — сказал я, так тихо, что только она могла услышать. Мы уже потеряли вчерашний день, когда дело так и не дошло до следа. Мы не могли потерять и сегодняшний.

Кэт взяла свою ручку.

— Да, это я уже поняла.

Так как мне нравилось выводить ее из себя и наблюдать за тем, как она злится, я сказал:

— И у меня есть действительно забавная идея того, как мы можем сделать это.

Она удивила меня, когда улыбнулась.

— Нравится идея? — Мой взгляд упал на ее полные губы.

— Не в этой жизни, приятель, — ответила она.

Я чуть не рассмеялся.

— Сопротивление бесполезно, Котенок.

— Как и твое обаяние.

— Посмотрим.

Закатив глаза, она повернулась лицом к классу, в то время как, наш учитель вошел. Он выглядел старше, чем был вчера. Я не закончил с Кэт. Поэтому еще раз ткнул ее ручкой.

Обернувшись, она впилась в меня взглядом.

— Что, Деймон?

Я двигался быстро, словно молния. С ухмылкой, я провел пальцами по ее щеке, как делал прошлой ночью, когда на ее лице было тесто для блинов. В этот раз я вытащил крошечную пушинку из ее волос. Я был так чертовски полезен.

Кэт уставилась на меня.

— После школы, — напомнил я ей.

Кэт не ответила, но я знал, что она поняла. Кэт могла бороться со мной не на жизнь, а на смерть, но она не была глухой.

На протяжении всего урока, Кэт выглядела так, словно была в пяти секундах от падения в обморок. Она зевала так много раз, что я начал задаваться вопросом, не повредила ли она себе челюсть. Это было ненормально для нее, тем более она проспала весь вчерашний вечер. Когда я ушел от нее в десять, она все еще спала.

Когда урок закончился, Кэт встала со своего места и направилась к двери. Я последовал за ней, почти не слушая то, о чем говорили Карисса и Леса. После этого мы разошлись.

Утро тянулось медленно, и я пропустил урок перед обедом, так что смог сходить за кое-чем более аппетитным, чем то, что в школе пытались выдать за еду. Думаю, сегодня в меню мясной рулет, и я был уверен, что бы они в него не положили, это было не мясо. Когда я заказал сэндвич, то посмотрел, какие есть коктейли в меню. Кажется, Кэт любила клубничный. Усмехнувшись, я взял один из них, а затем заказал свежеиспеченное печенье.

Никто не смотрел в мою сторону, когда я прошел в кафетерий. Представители нашего вида могли приходить и уходить, когда нам нравилось. Все благодаря тому, что в штате были и другие Лаксены, не только Мэтью.

Когда я шел по коридору, теплое покалывание затанцевало на моем затылке, наполняя меня долей беспокойства. Тоже происходило, когда я вернулся с обсидианом и когда я приехал в школу вчера, и рядом с классом математики. И снова сегодня. Это происходило, когда я находился рядом с ней. Это должно быть побочный эффект от исцеления такого… крупного масштаба. Чтобы узнать постоянное ли это явление или же оно исчезнет со следом, нужно было подождать.

Гул разговоров и ощущение тайны были тяжелыми, я прошел через открытые двойные двери. Осмотрел столы, найдя Томпсонов в задней часть кафетерия. Мой взгляд столкнулся с Эш. Ее глаза сузились, и я посмотрел направо, сразу же заметив Кэт. Она сидела спиной ко мне, но напряжение в ее плечах подсказало, что она знает, где я стоял. Моя сестра сидела напротив Кэт, две тарелки находились перед Ди. И ничего перед Кэт.

Обойдя очередь людей, все еще берущих еду, я подошел к их столу и опустился на пустой стул рядом с ней. Не говоря ни слова, я передал ей клубничный коктейль, прекрасно зная, что все за столом пялятся на нас.

Глаза Кэт слегка расширились, но как я и ожидал, она не отказалась от него. Кэт забрала его у меня, ее пальцы задели мои. Электрический ток перешел с ее руки на мою кожу. Она отдернула руку и сделала глоток.

Глядя на меня сквозь густые, темные ресницы, она сказала:

— Спасибо.

Я улыбнулся ей.

— А нам? — пошутила Леса.

Посмотрев через стол, я засмеялся.

— Я обслуживаю только одного человека.

Кэт сдвинула стул подальше от меня.

— Ты не обслуживаешь меня никаким образом.

Я передвинул свой стул ближе к ней.

— Пока нет.

Леса наблюдала за нами, ее глаза блестели от веселья.

— Ой, да ладно, Деймон. Я прямо здесь. — Ди хмуро посмотрела на меня. — Ты же не хочешь, чтобы у меня пропал аппетит.

— Подобное никогда не случится. — Леса закатила глаза, и это была правда.

Я вытащил свой сэндвич и маленький пакет. Вытянув из него овсяное печенье, я протянул его Ди. Ее лицо осветилось так, словно я протянул ей бриллиант. Она вырвала его из моих рук и преподнесла к себе.

— Разве у нас нет планов для обсуждения? — тихо спросила Карисса.

— Да. — Ди улыбнулась Лесе. — Большие планы.

Кэт подняла руку и провела ладонью по своему лбу.

— Какие планы?

— Ди и я говорили на английском о вечеринке, — объяснила Карисса, и клянусь, я никогда раньше не слышал, чтобы она столько сказала. — Кое-что…

— Грандиозное — вставила Леса.

— Скромное. — Карисса посмотрела на подругу и сузила глаза. — Просто нечто с небольшим количеством ребят.

Воодушевление охватило Ди.

— Наши родители собираются уехать из города в пятницу, так что все будет отлично.

Кэт взглянула на меня, и я подмигнул ей, размышляя над тем, когда именно будет эта вечеринка.

— Это так здорово, что ваши родители разрешили вам устроить вечеринку в вашем доме, — сказала Карисса.

Эти слова привлекли мое внимание.

— У моих бы случился инсульт, если бы я даже предложила нечто подобное, — продолжила она.

Ди пожала одним плечом, в то время как избегала моего взгляда.

— Наши родители классные.

Ага, с тех пор как умерли. Откусив огромный кусок сэндвича, я решил посмотреть, куда зайдет этот разговор. Итак, наш дом будет местом проведения вечеринки. Интересно. Потребовалось немного усилий, чтобы не спросить Ди прямо перед всеми, почему она решила, что это хорошая идея.

Кэт молчала, пока Ди и их друзья обсуждали вечеринку, которая, по-видимому, пройдет в пятницу через несколько недель. Я сомневался, что она будет скромной.

— И ты согласен со всем этим? — прошептала мне Кэт.

Честно? Черт, нет. Но это неважно. Я пожал плечами.

— Не могу остановить ее.

Она смотрела на меня, неверие закралось в черты ее лица, и я не мог винить ее за это. Пару месяцев назад, я бы закрыл эту тему в наносекунду. Почему я не сделал этого сейчас? Я не был уверен. Или же был.

К тому времени след Кэт исчезнет, и у нее не будет причин, думать, что я рядом только, чтобы присматривать за ней. Вечеринка означала, что Кэт будет в моем доме. Мне нравилось это.

Я достал печенье с шоколадной стружкой.

— Печенье?

Она взглянула на мою руку, и облизала свою нижнюю губу.

— Конечно.

Отчасти, потому что хотел подразнить Кэт, я поднял печенье выше. Часть меня, которая реагировала на все, что делала Кэт, взяла верх надо мной, и я наклонился к ней.

— Подойди и возьми.

Я поместил половину печенья в рот, оставив другую половину так, чтобы она могла взять ее.

Изящные коричневые брови сошлись вместе, когда она посмотрела на меня, но замешательство быстро сменилась пониманием. Ее губы приоткрылись, когда пламя охватило ее щеки. Я изогнул бровь, ожидая — дразня ее.

Ди поперхнулась.

— Думаю, меня сейчас стошнит.

Она не сдвинулась, чтобы взять печенье, но и не ударила меня в живот, так что я посчитал это победой… в какой-то степени. Я взял печенье в руку.

— Время вышло, Котенок.

Кэт все еще смотрела на меня.

Крайне довольный собой, я разломал печенье на две части и вручил ей большой кусок. Кэт взяла его тонкими пальцами. Ее брови были нахмурены, а глаза цвета грозового неба. Смех зародился в моем горле, но угас, когда я поймал взгляд своей сестры.

Я бросил ей непонимающий взгляд.

Она ответила мне вопросительным взглядом своих глаз.

Сунув кусочек печенья в рот, я взглянул на Кэт. Она теребила цепочку на шее, соединенную с обсидианом, что я дал ей. Веселье испарилось, когда я вспомнил, что Кэт будет по угрозой, пока не избавится от следа.

Мне нужно было убрать его.

Сейчас же.

***

Кэт поехала в почтовое отделение после школы. Снова. Я хотел встряхнуть ее, когда мы, наконец, вернулись домой, но затем она вытащила из машины еще одну массивную охапку пакетов, и мне уже началось казаться, что это никогда не закончится.

Двигаясь быстро, я вылез из своего внедорожника и обошел ее, добравшись до крыльца, и стал ждать, пока она пройдет от машины до ступенек. Я прислонился к перилам, выгнув бровь, когда она начала подниматься наверх, со скоростью трехногой черепахи.

— Ты не поехала прямо домой после школы.

Свободной рукой она вытащила ключи из сумочки.

— Очевидно, мне надо было поехать на почту. — Открыв дверь, она бросила стопку на стол в фойе.

— Твоя почта могла и подождать. — Я последовал за ней на кухню. — Что это? Всего лишь книги?

Направившись к холодильнику, она вытащила из него бутылку с соком.

— Да, это всего лишь книги.

Я уставился на ее спину.

— Я знаю, что, вероятно, в данный момент поблизости нет Аэрума, но ты хоть иногда можешь быть осторожной, потому что на тебе есть след, что приведет их прямо к нашему порогу. Сейчас это важнее чем твои книги.

Бросив мрачный взгляд через плечо, она поставила бутылку на стойку и взяла стакан из шкафа.

— Выпьешь?

Я вздохнул.

— Конечно. Молоко?

Она указала на холодильник.

— Угощайся.

— Ты предложила. И не собираешься налить мне его?

— Я предложила апельсиновый сок, — ответила она, ставя свой стакан на стол. — Ты выбрал молоко. И тише. Моя мама спит.

Покачав головой, я оттолкнулся от дверного проема и налил себе стакан молока. Я принес его к столу и сел рядом с ней. Она собрала волосы, когда села в свой автомобиль, после школы, и теперь, когда все ее темные волосы были зачесаны назад, можно было заметить слабый румянец на ее щеках. Мои глаза сузились на ней. О чем она думала сейчас?

Кэт осторожно вращала стакан между ладонями.

— Могу я задать тебе вопрос?

— Смотря какой, — спокойно ответил я.

— Ты… чувствуешь что-нибудь рядом со мной?

— Что-то еще помимо того, что я почувствовал этим утром, когда увидел, насколько хорошо ты смотрелась в этих джинсах?

— Деймон. — Она вздохнула. — Я говорю серьезно.

— Я чувствую на шее теплое покалывание. Это ты имеешь в виду?

Она посмотрела на меня, и уголки моих губ слегка приподнялись.

— Да, ты тоже это чувствуешь?

— Всякий раз, когда мы рядом.

— Это не беспокоит тебя?

— А тебя беспокоит? — серьезно спросил я. Она не ответила и уставилась в свой стакан, я не был уверен, хорошо это или плохо. Я сделал глоток молока. — Это может быть… побочный эффект исцеления. — Я сделал паузу, думая о том, какой покрасневшей она выглядела. — Ты хорошо себя чувствуешь?

— Почему ты спрашиваешь?

— Ты паршиво выглядишь. — Что было лишь отчасти правдой.

Она взглянула на меня.

— Думаю, я заболеваю.

Я нахмурился, уставившись на нее.

— Что с тобой?

— Я не знаю. Вероятно, подхватила инопланетные вши.

— Сомневаюсь. Я не могу позволить тебе заболеть. Мы должны выйти на улицу и поработать над твоим следом. До тех пор, пока ты…

— Если ты скажешь, что я слабая, сделаю тебе больно. — Гнев затопил ее голос. — Думаю, я доказала, обратное, когда увела Барака подальше от твоего дома и убила его. То, что я человек еще не значит, что я слабая.

Мои брови взлетели вверх, когда я откинулся назад на стуле.

— Я собирался сказать, до тех пор, пока ты находишься в опасности.

— О. — Она слабо улыбнулась. — Ну, я все равно не слабая.

Что-то в ее пылкой тираде задело меня. Я быстро встал со стула и опустился на колени рядом с ней, чтобы посмотреть в ее глаза.

— Я знаю, что ты не слабая. Ты доказала это. И то, что ты сделала в эти выходные, с помощью наших сил. Я все еще не могу понять, как это произошло, но ты не слабая. Нисколько.

Кэт уставилась на меня, черты ее лица смягчились.

Я боролся с улыбкой, когда вставал.

— Теперь мне нужно, чтобы ты показала, что ты не слабая. Поднимай свою задницу и давай избавимся от этого следа.

Она застонала.

— Деймон, я действительно чувствую себя не очень хорошо.

— Кэт…

— И я это говорю не для того, что бы отделаться от тебя. Я чувствую себя ужасно.

Я сложил руки на груди, заметив, что ее глаза проследили за тем, как моя рубашка натянулась на плечах.

— Ты не можешь чувствовать себя в безопасности, пока выглядишь, как чертов маяк. Пока на тебе след, ты ничего не можешь сделать. Никуда пойти.

Она встала из-за стола.

— Я переоденусь.

Сделав шаг назад, я уставился на нее в изумлении.

— Так легко согласилась?

— Легко согласилась? — Она сухо засмеялась. — Я просто хочу, чтобы ты быстрее убрался с моих глаз.

— Продолжай убеждать себя в этом, Котенок.

— Это все твои эго стероиды.

Жжение зародилось у меня под кожей, когда она шла к двери. Двигаясь так быстро, что она не могла увидеть этого, я встал у нее на пути. Ее глаза сузились, а затем округлились, когда я подошел к ней. Она отступила, опустив руки на кухонный стол позади нее.

— Что? — спросила Кэт.

Не было ни грамма страха в ее стальных серых глазах, когда я положил свои руки на ее бедра. В момент, когда я коснулся ее, жесткий блеск в ее глазах сменился чем-то другим. Она смягчилась, когда я наклонился вперед, коснувшись губами ее подбородка. Кэт ахнула и качнулась в мою сторону.

Опустив руки, я отступил назад. Наши взгляды встретились.

— Да, не мое эго, Котенок. Иди готовься.

Она слегка выпятила челюсть, и когда походила мимо меня, подняла средний палец. Я засмеялся, а затем начал слушать, как она поднимается по ступенькам, топая всю дорогу, совершенно не заботясь о том, что ее мама дома и, скорее всего, спит.

Я повернулся обратно к столу и взял два стакана. Сполоснул их, а потом положил в посудомоечную машину, беспокойство зародилось у меня в желудке. Была ли она действительно больна? Или же просто все усложняла, несмотря на свои слова? Потому что эта девушка жила, чтобы усложнять мою жизнь. Я никогда не болел. Я имею в виду, что понимаю, люди порой переживают простуду, грипп, и даже хуже, но это было чуждое понятие для нашего вида. Мы не болели. Никогда.

Примерно через пять минут, Кэт вернулась на кухню, одетая в свободные нейлоновые штаны и толстовку с длинными рукавами. Она выглядела в каком-то роде… очаровательно, когда прошагала мимо меня и вышла через переднюю дверь.

Она была на середине крыльца, когда я вышел на улицу, тихо закрыв дверь за нами.

— Ты уверена, что сможешь это сделать?

Остановившись на ступеньках, она обернулась.

— Не думаю, что ты оставил мне выбор.

Теперь я чувствовал себя ослом, потому что, вел себя как осел. Я подошел к ступенькам.

— Послушай, Кэт, если ты действительно плохо себя чувствуешь, я не…

— Я в порядке, — сказала она, отворачиваясь, и поспешила спуститься вниз по ступенькам.

Понаблюдав за ней несколько секунд, я выругался себе под нос, а затем догнал ее на подъездной дорожке. Мы начали с легкого бега, и я подумал, что как только она разогреется, и я буду уверен, что она не рухнет на меня, мы наберем скорость.

Но мы только достигли конца нашей улицы, как Кэт внезапно остановилась, расположив руки на бедрах.

Притормозив, я остановился и повернулся к ней.

— Эй…

Покачав головой, она опустила подбородок. Ее плечи высоко поднялись, когда она делала глубокие вдохи. Прошло мгновение. Я шагнул к ней.

— Мне… нужно домой, — тихо сказала она.

Прежде чем я успел ответить, она развернулась, и начала быстро идти по дороге. Я ее окликнул, но она не ответила. Обеспокоенный, я последовал за ней обратно к ее дому.

— Кэт!

— На сегодня хватит, — сказала она, взбегая по ступенькам крыльца. Она открыла входную дверь. Я начал подниматься по лестнице вслед за ней, очень переживая теперь, но она повернулась ко мне и подняла руку. — Все хорошо. Пожалуйста. Мне просто н-нужно попасть домой. Пожалуйста, просто оставь меня в покое.

Я резко остановился, беспокойство возросло в моей груди.

«Пожалуйста, просто оставь меня в покое».

Эти слова были мольбой, искренней мольбой, и они ударили меня прямо в живот. Я не остановил ее, когда она бросилась внутрь, едва остановившись, чтобы закрыть за собой дверь.

Я не пошел за ней.


Глава 1 | Забвение | Глава 3



Loading...