home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Ночью я долго не мог заснуть, поэтому отправился патрулировать и вернулся только ранним утром. Я был не в состоянии остановить водоворот своих мыслей. Мне нужно было выяснить, что происходит с Кэт, но я не мог поспрашивать об этом, не вызвав подозрений, или просто погуглить.

Мы могли разобраться с этим только самостоятельно.

Я не находил себе места во время урока тригонометрии, наблюдая за Кэт. Она, казалось, поживала не намного лучше. Ерзала на стуле. Возилась с волосами. В середине урока, я понял, что она тратит слишком много времени, глядя на затылок Саймона.

И этот придурок был хорошо осведомлен об этом.

Его шея чуть ниже стриженых волос была свекольно-красного цвета. Очень часто он оглядывался и смотрел на Кэт, потом на меня, что было с его стороны не разумно, ведь этим он напомнил мне, что являлся одной из наших проблем, с которой предстояло разобраться — гораздо более простой проблемой, чем остальные, с которыми мы столкнулись.

Мускулы под серой рубашкой Саймона напряглись, когда он в очередной раз посмотрел через плечо на Кэт, прежде чем повернуться обратно к доске. Секунду спустя тяжелый учебник Саймона поднялся над столом и ударил его прямо в лицо.

Мои губы разомкнулись, и я проглотил смех, когда Кэт дернулась на своем стуле. Что она только что сделала? Саймон вскочил со своего стула и уставился на учебник, который сейчас лежал на полу, словно это была ядовитая змея.

— Мистер Каттерс, вы хотели бы чем-то поделиться с классом? — спросил наш учитель усталым, скучающим голосом.

— Ч-что? — Саймон начал заикаться. Он отчаянно огляделся, а потом его глаза остановились на книге.

— Нет, я просто уронил свою книгу. Извините.

Учитель громко вздохнул.

— Ну, тогда поднимите ее.

Разрозненный смех преследовал отрывистые движения Саймона, пока он поднимал книгу и садился на свое место. Я дождался того момента, когда учитель развернулся к доске, и затем ткнул Кэт ручкой. Она обернулась…

— Что это было? — Прошептал я, изо всех сил пытаясь сохранить серьезное выражение лица. — Очень плохой Котенок…

Хорошенький румянец появился на ее щеках, когда она закусила нижнюю губу, привлекая мое внимание и заставляя меня думать о других очень плохих, но забавных вещах. Вещах, о которых я действительно не должен думать сейчас. Особенно учитывая тот факт, что Кэт использовала свои способности в очень людном месте. Согласен, я бы и сам сделал нечто подобное, но я знал, как пользоваться своей силой. Кэт нет.

Нам нужно будет поговорить об этом.

Кэт смущенно улыбнулась. Она развернулась, кончики ее волос задели спинку стула. Никакое воображение не требовалось, чтобы вспомнить, какими мягкими были ее волосы. Словно шелк.

Садясь обратно на стул, я проглотил стон. Черт. Это будет долгий день.

***

После школы я дожидался Кэт. Этот чертов человеческий парень снова крутился возле нее во время обеда. Я ждал Кэт около ее шкафчика, меня удивило, что она не отчитала меня за это. Маленькими шашками в правильном направлении?

Открыв двери, мы вышли на холодный воздух. Она начала надевать сумку на плечо, но я поднял руку и забрал у нее сумку, неся ее сам.

Брови Кэт взлетели вверх.

— Ты джентльмен сегодня?

— Я способен на множество удивительных вещей.

— Ха-ха.

Я улыбнулся. Мы достигли стоянки, и меня не удивило то, что она снова отстала. Я нарочно замедлил свой шаг, чтобы идти с ней бок о бок.

— Этот парень говорил что-нибудь сегодня?

— Парень? — Ее нос сморщился, когда она взглянула на меня. — А, ты имеешь в виду Блейка?

— Не важно, как его зовут, — пробормотал я, разглядывая группу парней сгрудившись позади пикапа. Их камуфляжные бейсболки делали потрясающую работу, переливаясь. — Он ничего не говорил о том, что произошло в кафе прошлым вечером?

— Нет. Не совсем. — Она сложила руки вокруг талии, когда сильный порыв ветра прошел между машинами. — Я имею в виду, я попыталась поговорить с ним об этом, знаешь? Извинилась за то, что запаниковала, после падения ветки, а он, кажется, был не слишком заинтересован разговором. Он думал…

— Думал что? — Мы дошли до ее машины.

Кэт покачала головой, когда потянулась к своей сумке.

— Он ничего такого не подумал о произошедшем. — Взяв у меня сумку, она вытащила из нее ключи. — Это ведь хорошо, правда?

— Да, но я хочу, чтобы ты не поднимала снова эту тему.

Она нахмурилась, когда открывала дверь автомобиля.

— Я просто пытаюсь понять, есть ли у нас проблемы.

— Понимаю. — Я наблюдал за тем, как она размещала свою сумку в салоне. — Но лучше…

— Знаю. Держись от него подальше. Бла. Бла. — Она забралась в машину и потянулась к двери. Я поймал дверь, прежде чем Кэт смогла закрыть ее. Многострадальный вздох вырвался из ее груди. — Мне нужно ехать.

— Зачем? Встречаешься со своим новым другом?

Ее глаза сузились.

— На самом деле, нет. Ди придет. Мы собираемся провести время вместе.

— Ох. Ну, тогда. — Я широко улыбнулся, а она закатила глаза. — Удачи.

— Угу, — пробормотала она. — Пока, Деймон.

Отпустив дверцу машины, я сделал шаг назад и не двигался, пока Кэт не выехала со стоянки и не уехала. Задняя правая шина выглядела так, словно нуждалась в подкачке. Я ей об этом еще не говорил? Обернувшись, я осмотрел стоянку, мой взгляд остановился на группе парней, стоявших возле задней части пикапа. Несколько ребят разошлось в стороны, и я смог увидеть то, что лежало в кузове грузовика.

Мертвая лань.

Мои губы искривились в отвращении. Иисус. Рыжеватые пятна на кузове показывали, что убийство было недавнее. Открылся ли уже охотничий сезон? Один из ребят отошел от грузовика, крупный парень по имени Билли Крамп. Один из друзей Саймона.

— Вы идете к Руди сегодня вечером? — спросил он, шагая спиной вперед. — Я и Саймон надерем ваши задницы, если нет.

Руди — это старая бильярдная, находящаяся рядом с «Дымной трапезной». Раньше это был бар, но в какой-то момент он потерял свою лицензию на алкоголь и теперь был довольно паршивым местом с парой бильярдных столов и сальмонеллой. Значит, там будет Саймон сегодня вечером? Идеально.

Я улыбнулся, пока пересекал стоянку, засунув руки в карманы джинсов, в этот момент Билли приблизился ко мне.

Настороженность исходила от него, когда он проходил мимо меня, приподняв подбородок в знак приветствия.

— Здорово, чувак.

Я кивнул, порядком желая похлопать его по спине. Он только что дал мне информацию, которая позволит мне позаботиться об одной из моих проблем.

Ди ушла к тому времени, когда я вернулся домой, по пути я заглянул в магазин, чтобы купить кое-какие продукты. С каждым днем темнело все раньше и раньше. Свет горел в комнате Кэт, и я представил, как сестра и она сидят там и занудствуют о книгах.

Мои губы приподнялись в уголках, пока я размещал молоко и яйца в холодильнике, вместе с пятью пачками бекона. Они закончатся к воскресенью.

Сегодня был четверг.

На стойке и в кладовой лежала куча разного барахла для завтрашней вечеринки. Каким-то образом Ди раздобыла ящик ликера. Я покачал головой, когда вышел из кухни. Я приблизился к лестнице и поднялся наверх. В гостевой комнате я обнаружил стопку бумажных фонариков, что Ди заказала для вечеринки, их нужно было отнести вниз. Может лучше…

Я почувствовал присутствие одного из наших за секунду до того, как раздался стук в парадную дверь. Развернувшись, я двинулся к двери, ожидая увидеть одного из Томсонов или Мэтта.

Это был ни тот и ни другой.

Открыв дверь, я проглотил назревшие проклятия, когда оказался лицом к лицу со Старейшиной. К счастью, это был не Итан.

Лидия стояла передо мной с едва заметной улыбкой. Она была примерно возраста Итана. Ей было где-то пятьдесят лет. Хотя с другой стороны я не был уверен, сколько лет Итану. В любом случае, она была прекрасна, как и все Лаксены, у нее была темная кожа и черные волосы, достигающие талии. У нее был сын либо моего возраста, либо на год младше, но он остался в колонии, как и большинство ребят нашего возраста, они были на домашнем обучении и полностью под бдительным присмотром Старейшин.

Я не мог вспомнить последний раз, когда Лидия навещала нас.

— Могу я войти? — спросила она с небольшим акцентом. На фоне ее темной кожи светлые голубые глаза выглядели поразительно… и немного нервировали. — Не то, чтобы ты действительно мог отказать мне.

Я фыркнул и отошел в сторону.

— Тогда зачем вы спрашиваете?

— Потому что мне нравится быть вежливой. — Она вошла, приглаживая руками джинсы. — Ведь так поступают люди?

Закрыв дверь, я повернулся к ней.

— С каких пор вы беспокоитесь о том, чтобы поступать, как люди?

Лидия тихо рассмеялась.

— Дольше чем ты, судя по всему, думаешь. Все из нас, даже если мы живем в колонии, должны походить на людей. Только так мы сможем прятаться среди них.

Наблюдая за ней настороженным взглядом, я сложил руки на груди. Из всех Старейшин, мне на самом деле нравилась Лидия. Когда Доусон… когда он умер, она была одной из немногих Старейшин, которым было не все равно. Мне нужно было спустить глупые бумажные фонарики и навестить тупого качка по имени Саймон.

— Почему вы здесь, Лидия?

Она вошла в гостиную и села на диван. Я понял, что она не уйдет в ближайшее время. Положив ногу на ногу, она разместила сложенные в замок руки на коленях.

— Ты достигаешь совершеннолетия, Деймон. Настало время поговорить об этом.

О, ради всех звезд на небе. Я закатил глаза.

— Это не то, что я хочу обсуждать.

— Ха, а я думала, ты трещит по швам от нетерпения, — ответила она сухо.

Я ухмыльнулся, когда прислонился к стене. Слава Богу, Ди не было здесь, потому что она бы тоже пала жертвой этого разговора.

— Итан переживает по поводу того, что ты не планируешь сочетаться браком, — продолжала она, глядя на меня безжизненно и совершенно не беспокоясь о том, что сует нос в мои дела. — Тем более стало ясно, что ты не планируешь быть с Эшли Томпсон.

Борясь с желанием удариться головой о стену, я сделал глубокий вдох.

— Эш и я, мы просто друзья.

Лидия кивнула.

— Нет ничего плохого в этом. У нас много девушек, которые скоро достигнут совершеннолетия или…

— Нет, — сказал я негромко. — Я не собираюсь обсуждать это с тобой или с любым Старейшиной. У меня нет в планах женитьбы в ближайшем будущем, и да, я понимаю, насколько это важно. Нам нужны дети и все такое, но этого нет в моем календаре.

Одна темная бровь поднялась, и прошло несколько секунд.

— Ты понимаешь, что если слишком долго будешь холостым, то столкнешься с изгнанием.

Подняв руку, я почесал щеку своим средним пальцем.

Старейшина искренне рассмеялась.

— Тебе повезло, что ты мне нравишься, Деймон.

Возможно, это была правда.

— Итан хотел прийти проведать тебя, особенно после той драки с Арумом на Хэллоуин, но я сказала ему, что пойду сама. — Она подмигнула. — Ты мне должен.

Ухмылка растянула мои губы.

— Да.

Она пододвинулась к краю дивана и уставилась на меня.

— Ладно. Давай оставим разговор о браке. Как у тебя дела, Деймон? Я давно не видела тебя и твою сестру.

Часть меня хотела прекратить этот разговор сейчас же, но я сделал, как Лидия. Подойдя к стулу, что стоял возле дивана, я сел.

— У меня… все хорошо. У Ди тоже. Мы… — я глубоко вздохнул. — Мы скучаем по Доусону.

— Конечно. — Она печально улыбнулась, когда протянула руку и похлопала меня по колену. — Легче не становится, после потери того, кого любишь. Вы просто привыкните к этому со временем.

Лидия должна была знать. Арум убил ее мужа несколько лет назад. Мы поболтали с ней еще некоторое время, и когда она встала, собираясь уйти, я решил пойти на стратегический риск. Я доверял ей, ну, больше, чем остальным Старейшинам или другим в колонии.

— Могу я спросить кое-что?

Ее глаза засветились интересом.

— Спрашивай.

— Меня кое-что интересует, — начал я, ища в голове благовидный предлог, чтобы задать вопрос такого рода, и, к счастью, наткнулся на что-то правдоподобное. — Когда те Арумы были рядом, они преследовали людей. — Это была не совсем ложь. — Мы знаем, что, когда они питаются людьми, это не приносит никакой пользы для них, но что, если они питаются человеком, который находился возле нас?

Ее тонкие брови сошлись вместе.

— Ты имеешь в виду, если мы оставили след на человеке? Будут ли они тогда в состоянии кормить их? — Когда я кивнул, она покачала головой. — Я так не думаю. Я имею в виду, даже если мы оставим след на человеке, у него не будет наших способностей.

— Правда, — пробормотал я, потирая подбородок. — Думаю, это хорошо, что человек, который неоднократно носил след, не может кормить их.

Ее пристальный взгляд стал острее.

— Да, хорошо. Если бы люди становились как мы, то у нас не было бы преимущества, как сейчас.

Я подумал, что немного странно полагать, что мы на самом деле имеем преимущество над людьми, когда МО контролирует все, что мы делаем, но это неважно.

— Ну, мы не можем сделать людей подобными нам, так что незачем переживать. Думаю, те Арумы просто… играли со своей закуской.

Лидия уставилась на меня в этот момент.

— Могу ли я быть откровенной с тобой, Деймон?

Ой-ой.

— Да.

Она сжала губы в тонкую линию, а затем кивнула, как будто собралась с мыслями.

— Знаю, что ты не хочешь слышать это, и я не ожидаю, что ты что-либо подтвердишь или будешь отрицать, но ты же понимаешь, что мы спускали с рук то, что делал твой брат.

Я замер. Даже не дышал.

— Он был достаточно близок с человеческой девушкой, с которой он… он умер. Ты знаешь, у меня нет никаких проблем с тем, чтобы наш вид дружил с людьми. Я не настолько строга, как некоторые другие, — продолжала она. — Но многие Старейшины подозревали, что твой брат пересек черту с той девушкой.

Я не спросил, какое это отношение имело к моему вопросу, потому что глубоко внутри, знал, что все это было связано.

— Есть причина, почему мы держим определенную дистанцию между нами и людьми, — продолжила Лидия. — Арумы приходят за нами, и невинные люди попадают под перекрестный огонь, но это… это нечто больше, Деймон. — Она выдохнула тихо. — И это все, что тебе нужно знать.

Я стиснул зубы. Больше чем что? Когда я встретил ее взгляд, понял, что она мне чего-то не договаривает, наверное, чего-то объясняющего то, что произошло с Кэт, но если я продолжу расспрашивать ее об этом, она может что-то заподозрить, и как бы она мне не нравилась, я знал, что она пойдет к остальным Старейшинам, если поймет, что я сделал что-то непростительное, и я…

Я буду защищать Кэт, если дойдет до этого.

Лидия ненадолго осталась после этого, она ушла прямо перед тем, как вернулась Ди. Было почти девять, когда я сел в свою машину и, направился в «Дымную трапезную», разговор с Лидией проигрывался в моей голове снова и снова. Что я получил от этого разговора? Ничего особенного, кроме того факта, что Старейшины, или по крайней мере некоторые из них, знали что может случиться с человеком. Не нужно быть гением, чтобы понять, на что именно она намекала, но все это вернуло меня к другому вопросу, тому, который не имел ничего общего с тем, что произошло с Кэт.

Почему она упомянула Доусона и Бетани?

Старейшины знали, как далеко зашли их отношения? И они почему-то подозревали, что что-то произошло между Бетани и Доусоном? Что-то вроде того, что произошло между мной и Кэт? Доусон исцелил Бетани? Если это так, стало ли это причиной, почему Арум напал на них в ночь, когда они пошли в кино? Или Арум просто выследил Доусона?

Теперь у меня было больше вопросов, чем ответов, которые были довольно типичными.

Я проехал мимо «Дымной трапезной» и свернул на почти пустую стоянку «Руди». Заглушив двигатель, я откинулся на спинку сиденья и стал ждать.

Саймон не разочаровал меня.

Спустя час он вышел из бильярдной и направился в сторону грузовика поднятого на четыре крупногабаритных шины. Он сгорбился в тяжелой куртке, его подбородок был втянут. Я открыл дверь машины и выскользнул из нее. Двигаясь тихо, словно призрак, я проследовал за ним.

— Привет, Саймон!

Он резко развернулся, сделав шаг назад.

— Иисус, — проворчал он. — Откуда, черт возьми, ты взялся?

Я прошел вперед, улыбаясь, пока он отступал.

— Это не имеет значения. Мне нужно поговорить с тобой, приятель.

Под ярким светом прожектора бильярдной я мог видеть, как кровь отливала дюйм за славным дюймом от его лица.

— О-о чем?

— Ох, я думаю, ты знаешь, о чем нам нужно поговорить.

Его глаза расширились.

— Я н-не знаю.

— Кэт. — Я произнес ее имя, и он напрягся. — Я знаю, что ты говорил о ней, и парень, я думал, ты умнее. Что я тебе сказал в прошлый раз?

Он открыл рот, словно рыба, выброшенная на берег. И не произнес ни слова.

— Я же сказал тебе не смотреть в ее сторону, даже не говорить о ней, и после этого ты идешь и рассказываешь людям, что переспал с ней? Теперь половина школы полагает, что она опустилась до твоего уровня.

Руки Саймона взлетели вверх.

— Я…

Отведя свою руку назад, я впечатал кулак в его челюсть, свалив навзничь.

— Знаешь что? Мне глубоко наплевать, что ты мне скажешь. — Нагнувшись, я схватил его дурацкую куртку и рывком поднял его обратно на ноги. Кровь сочилась из его разбитой губы. — Если ты распустишь еще хоть один слух о Кэт, ты знаешь, что произойдет?

Я подтащил его к себе, подняв на цыпочки. Страх затуманил его глаза, и внезапно запах мочи заполнил воздух. Я взглянул вниз и увидел мокрое пятно, расползшееся вдоль его ноги. Я ухмыльнулся.

— Да, думаю, ты меня понял.

Отпустив его, я любезно впечатал его лицо в дверцу грузовика, и когда он во второй раз упал на землю, я попрощался с ним своим средним пальцем.

Одна проблема решена.

Осталась еще тысяча.


Глава 8 | Забвение | Глава 10



Loading...