home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Ужас охватил взгляд Кэт, когда она уставилась на меня. Я почувствовал всплеск энергии за секунду до того, как он прокатился по комнате. Я повернулся в сторону, когда Кэт уронила свою неоткрытую банку с содовой. Она ударилась об пол, в то время как кухонный стул вылетел из-под стола. Я добежал до стула, но он поменял направление своего движения и врезался в ногу Кэт.

Бросившись вперед, я поймал Кэт, прежде чем она упала.

— Эй, Котенок.

Кэт убирала волосы с лица, когда подняла голову. Она бережно обращалась с одной из ног, что не было удивительно. Этот стул был словно грузовик.

— Святое дерьмо…

Я подставил плечо под её руку для поддержки.

— Ты в порядке?

— Все отлично. — Она высвободилась и перенесла вес на другую ногу. Её губы сжались, и она наклонилась, закатывая джинсы. Тонкая струйка крови бежала вниз по её ноге. — Отлично, я просто стихийное бедствие.

— Я мог бы согласиться с этим.

Она бросила на меня мрачный взгляд.

— Давай, забирайся на стол и дай мне взглянуть.

— Я в порядке.

Я не собирался спорить с ней об этом. Двигаясь быстро, я схватил её за талию и перенес к столу, усаживая на него. Когда я отступил на шаг, её рот открылся.

— Что… как ты сделал это?

— Мастерство, — сказал я, взяв её ногу и положив на стул. Мои пальцы коснулись её кожи, когда я закатил штанину выше колена. Она слегка содрогнулась от статического заряда, который прошел между её кожей и моей. — Ого, ты действительно стихийное бедствие.

— Ах, эта кровь везде. — Она вздрогнула. — Ты же не собираешься меня исцелять, верно?

— Э, нет, потому что, кто знает, что тогда случиться? Ты, можешь превратиться в инопланетянина.

— Ха. Ха.

Я взял чистое полотенце и смочил его водой. Вернувшись к ней, я осторожно начал вытирать кровь. То, что Кэт только что сделала, легло на мои плечи тяжким грузом. Она разволновалась и произошло такое. Это было не хорошо.

— Что же мне делать с тобой, Котенок?

— Видишь? Я даже не хотела двигать этот стул, а он полетел на меня, словно ракета.

Я покачал головой.

— Когда мы были моложе, вещи вроде этого происходили постоянно, перед тем как мы научились контролировать Источник.

— Источник?

— Энергия внутри нас — мы называем ее Источником, потому что это связывает нас с нашей родной планетой, ты понимаешь? Как источник всего этого. По крайней мере, это то, что говорят Старейшины. Так или иначе, когда мы были детьми и учились контролировать свои способности, это было просто безумием. У Доусона была такая же привычка двигать мебель, как у тебя. Он собирался сесть, а стул вылетал из-под него. — Я засмеялся, когда вспомнил, как много раз он приземлялся на свою задницу. — Но он был молод.

— Отлично. Значит, я сейчас действую на уровне ребенка?

Я поднял свои глаза к её.

— В основном. — Я убрал полотенце в сторону. — Смотри, кровотечение уже остановилось. Все не так плохо.

Она посмотрела вниз на себя.

— Спасибо тебе за то, что прочистил рану.

— Нет проблем. Я не думаю, что тебе нужны швы. Я пробежался пальцами по порезу, избегая ярко красную кожу.

Кэт снова дернулась, и когда я посмотрел на неё, её щеки были залиты румянцем, а губы слегка приоткрыты. Мои руки застыли.

— О чем ты думаешь?

Была пауза, и затем она моргнула, в то время как её грудь резко поднялась. Краска усилилась.

— Ни о чем.

Я медленно поднялся, удерживая её взгляд. Сейчас было не время для всего этого, но она была здесь, и в этот момент не ничего кроме этого не имело смысла. Не её неумение контролировать способности или МО. Не придурок, с которым она зависала. Не драка между мной и Эндрю. Важна была только Кэт.

Положив свои руки по обе стороны от её бедер. Я наклонился над стулом и прижался лбом к её. Я глубоко вздохнул, и когда заговорил, едва узнал свой собственный голос.

— Хочешь знать, о чем я думал весь день?

— Нет.

Я наклонил голову и коснулся губами изгиба её щеки. Её мягкий вздох завладел мной.

— Я раздумывал, выглядишь ли ты так же хорошо в носках в полосочку, как в носках с оленями.

Её щека приподнялась напротив моей.

— Выгляжу.

Отстранившись, я улыбнулся.

— Я знал это.

Взгляд Кэт удерживал мой. Напряжение росло между нами, в нас. Её сердце набрало скорость биения, и это отразилось в моем. Это было похоже на то, что мы оба участвовали в гонках, но двигались не достаточно быстро. Я в свою очередь тоже удерживал её взгляд, ожидая, что она посмотрит в сторону, оттолкнёт меня. Она ничего не сделала, и тогда я понял, что она тоже ждет.

Ждет меня.

Беловатый свет наполнил мои глаза, когда я начал терять контроль. Между нашими губами не было даже дюйма пространства. Я мог уже попробовать её.

— Ты хоть знаешь, что делаешь со мной?

— Я ничего не делаю.

Я передвинул голову достаточно, чтобы наши губы соприкоснулись один раз… а потом еще раз. Я ждал, что она остановит меня. Но она этого не сделала, и мне захотелось кричать от радости. Я увеличил давление, и этот поцелуй был другим. Я не пытался доказать ее что-то. Это был не гневный поцелуй. Я целовал ее и получал наслаждение от процесса, и не было ничего настолько изумительного, как это.

Кэт издала этот невесомой звук, мягкий хриплый женский стон, и я застонал в ответ. Она полностью уничтожала меня, и даже об этом не догадывалась. Взяв в руки её щеки, я углубил поцелуй. Ее губы приоткрылись, впуская меня внутрь. Наши языки встретились. Затанцевали. Ее ладони сжали мои запястья, а затем скользнули вверх по рукам, оставляя за собой бушующий огонь. Я придвинулся настолько, насколько позволял стул между нами, целуя её не отрываясь, чтобы вздохнуть.

И Кэт целовала меня в ответ, её пальцы впивались в ткань моей рубашки, в мою кожу. То, что чувствовал я, она тоже испытывала, и я…

Тяжелый дубовый стул задрожал, а затем выскользнул из-под нас, как если бы кто-то его толкнул в сторону. Внезапно появившееся пространство застало меня врасплох. Я подался вперед, И Кэт была не в состоянии удержать мой вес. С её жесткой хваткой она увлекла меня за собой, и тогда наши тела оказались прижаты друг к другу.

Мои бедра были между её ног, мы лежали грудь к груди, наши тела вспыхнули. Ее ноги согнулись, привлекая меня ближе. Мои пальцы скользили по ее щекам, в то время как она сунула руки в мои волосы, ее пальцы сжались. Одна моя рука скользнула вниз, и достигла ее округлого бедра. Я прижал ее ближе, одурманенный ощущением ее подо мной.

Медленно, сладко, глубина поцелуев уменьшилась, но не их власть. После последнего долгого поцелуя, я поднял голову и посмотрел на нее сверху вниз, упиваясь видом ее раскрасневшегося лица и влажных, припухших губ.

— Я не двигал этот стул, Котенок.

— Я знаю, — прошептала она.

— Я предполагаю, тебе не нравилось, где он стоял?

— Он был на твоем пути. — Её руки скользнули вниз к моим предплечьям.

— Я вижу это. — Я провел кончиком пальца по изгибу её мягкой нижней губы, напоминавшей шелк. Затем я взял её руку и потянул наверх так, чтоб она села, зная, что страсть утихла в ней, и она собиралась разозлиться.

Мне не пришлось ждать слишком долго.

Её глаза слегка расширились.

— Мы не можем продолжать делать это. Мы…

— Мы нравимся друг другу. — Я высвободился из её рук и схватил края стола по обе стороны от неё. — И прежде чем ты что-нибудь скажешь, нас тянуло друг к другу до того, как я исцелил тебя. Ты не можешь отрицать это.

Я наклонился, коснувшись носом её щеки, и она ответила дрожью. Я прижал губы к месту под её ухом.

— Мы должны прекратить сражаться с тем, чего мы оба хотим. Будет нелегко. Так же, как было три месяца назад и будет еще спустя три месяца.

— Из-за других Лаксенов? — Её голова отклонилась назад, когда я начал оставлять дорожку из горячих поцелуев вдоль её шеи. — Ты станешь изгоем. Как…

— Я знаю. — Я скользнул рукой вдоль её затылка и прижался к ней так, что между нашими телами совсем не осталось пространства. — Я уже думал о последствиях.

Она опустила голову и открыла глаза.

— И это не имеет ничего общего со связью или с Блейком?

— Нет, — я вздохнул. — Да кое-что нужно сделать с этим человеком, но это не касается нас. Того, что мы чувствуем друг к другу.

Она смотрела на меня несколько секунд, а затем спрыгнула со стола и нырнула под мою руку. Она вздрогнула, когда перенесла вес на свою больную ногу и попятилась.

— Это как: «Я не хочу, чтобы тебя кто-то еще хотел» — что-то в этом роде?

Стараясь держать свое разочарование на коротком поводке, я прислонился к столу.

— Это не так.

— Тогда что это такое, Деймон? — Слезы появились в её глазах, убивая меня. — Почему сейчас, ведь три месяца назад ты даже не мог стоять рядом и дышать тем же воздухом, что и я? Это все из-за связи между нами. Это единственное объяснение.

— Проклятье. Ты думаешь, я не сожалею, что вел себя так с тобой? Я уже извинялся. — Я оттолкнулся от стола. — Ты не понимаешь. Это непросто для меня. И я знаю, что тебе тоже трудно. У тебя много проблем. Но у меня есть сестра, и вся моя раса рассчитывает на меня. Я не хочу сближаться с тобой. Я не хочу, чтобы появился еще один человек, о котором я буду волноваться, бояться потерять.

Кэт сделала шаг назад, определенно пораженная, но меня было уже не остановить.

— То как я себя вел, было неправильно. Я знаю это. Но я могу быть лучше — лучше, чем Бенни.

— Блейк, — поправила она. — У меня много общего с Блейком. Ему нравится, что я много читаю…

— Мне тоже.

— И у него тоже есть блог.

Я подошел к ней и поймал её локон, обернул его вокруг пальца.

— Я не имею ничего против интернета.

Она смахнула мою руку.

— И я не нравлюсь ему только из-за дурацкой инопланетной связи или из-за того, что я понравилась другому парню.

— Мне тоже. — Я опустил руку на бок. — Ты не можешь притворяться. Это неправильно. Ты разобьешь этому парню его бедное маленькое человеческое сердечко.

— Нет, не разобью.

— Нет, разобьешь, потому что ты хочешь меня, а я хочу тебя.

Покачав головой, она побрела к двери.

— Ты продолжаешь говорить это…

— Что это значит? — спросил я.

Кэт на секунду зажмурила глаза.

— Ты говоришь, что хочешь меня, но этого не достаточно.

— Я также показывал тебе свою симпатию.

— Не правда.

— А что это было? — Я указал на стол, на который больше не смогу смотреть, как прежде. — Думаю, я показал, что ты мне нравишься. Я могу сделать это еще раз, если ты не уверена, в том, что было. И я приносил тебе коктейль и печенье в школу.

— Ты держал печенье во рту! — Она всплеснула руками.

Я улыбнулся на это чертовски хорошее воспоминание.

— Стол…

— Деймон, бросаться на меня как похотливый пес всякий раз, когда я оказываюсь рядом, еще не доказывает, что я тебе нравлюсь.

Я сжал губы, прежде чем засмеяться.

— Вообще-то именно так я и показываю людям, что они мне нравятся.

— О. Хорошо. Неважно. Это ничего не меняет, Деймон.

— Я никуда не собираюсь уходить, Кэт. И не отступлюсь. — Не от неё — не от нас. — Ты знаешь, почему я встретился с тобой в библиотеке в тот день?

— Что?

— Пятница, когда ты вернулась после болезни? — Я провел рукой по волосам. — Ты была права. Я назначил встречу в библиотеке, чтобы никто не увидел нас вместе.

Её губы сжались, когда она отвела взгляд.

— Ты знаешь, меня всегда интересовало, настолько ли большое твое эго, что ты не хочешь признавать свои ошибки.

— И как всегда ты пришла к неверному выводу. — Я подождал, пока она взглянет на меня, затем продолжил. — Я не хотел, чтобы Эндрю или Эш начали издеваться над тобой из-за меня, как над Доусоном и Бет. И если ты думаешь, что я стесняюсь тебя или не готов показать мои намерения публично, то тебе стоит выбросить это из головы. Потому что я сделаю это.

И это было вторым, что я должен был предпринять.

— Деймон…

В этот момент на моих губах появилась настоящая улыбка, которая говорила о многом.

— Я говорил тебе, Котенок. Я люблю, когда мне бросают вызов.


Глава 12 | Забвение | Глава 14



Loading...