home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

— Все дети в основном были похожи на Людей Х в книге, которую ты посоветовала прочитать. Но она мне все равно понравилась, — сказала Ди, когда тянулась к маслёнке. — Но если бы я могла выбрать себе супер способность, то это была бы возможность читать мысли.

Кэт уставилась на неё, когда моя сестра расплавила масло своими руками. Медленно повернувшись, Кэт посмотрела за стойку, где стоял я. Она приподняла брови на меня, а затем сказала: «Ди, вообще то ты уже мутант, я имею в виду, ты расплавила масло руками».

— Но я не могу читать мысли, так ведь? — Ди полила рубленую картошку маслом. — Или видеть сквозь стены.

— Или контролировать предметы, — я задумался, затем ухмыльнулся, когда они обе посмотрели на меня. — Ой, подожди, мы ведь может это.

— Это не то же самое, — оправдалась Ди, махая рукой. Лоток с картошкой поднялся и скользнул в открытую печь. И дверца закрылась без единого её касания.

Кэт покачала головой.

— Это так странно.

Обернувшись, Ди запрыгнула на стойку и скрестила ноги.

— Боже, я так хочу, чтобы праздник Дня Благодарения праздновался больше чем одну неделю.

— Я уверена, что он и так занимает много времени, — сказала Кэт, садясь на кухонный стул. Она пришла сразу после того, как Ди захотела протестировать картошку на День Благодарения.

— В моей старой школе нам давали только половину дня в среду, четверг и пятницу.

— Я думаю, мы должны получать две недели отдыха. — Ди пожала плечами. — Сегодня только вторник, а мне уже кажется, что праздники прошли.

Я поднял бровь, когда оттолкнулся от стойки.

— Может это, потому что ты проспала половину понедельника и вторника.

— Неважно, — сказала она, ухмыляясь. — Я готовлюсь к адской бакалейной распродаже в среду. Не могу дождаться.

Глаза Кэт расширились.

— Ты, правда, хочешь пойти туда прямо перед Днём Благодарения?

Моя сумасшедшая сестра кивнула.

— Я это обожаю. Люди сходят сума, бегают вокруг, хватая вещи. Я люблю это волнение.

— Держу пари, ты также любишь шопинг во время Черной Пятницы.

— О да. Я могу двигаться со скоростью света. И я этим пользуюсь. — Ди спрыгнула со стойки. — Я собираюсь принять душ. Ты же ещё не уходишь?

Кэт взглянула на меня. — Ты ещё не приняла душ. Уже около пяти вечера.

Выражение смущения промелькнуло на её лице.

— Я поздно встала, как уже сказал Деймон.

— Я буду здесь.

Ди бросила на меня взгляд, говорящий «веди себя хорошо», когда выходила из кухни. Я взял колу для Кэт и присоединился к ней за столом.

— Спасибо, — сказала она, взяв банку и щелкая крышкой. Она взглянула на меня, затем быстро отвела взгляд на красную банку. Кэт пряталась в своем доме с вечера пятница. Она откинулась на стуле и посмотрела на дверь кухни. — Порой единственным логическим объяснением, почему твоей сестре нравятся определенные вещи является то, что она пришелец.

Я засмеялся и вытянул ноги.

— Я думаю, она даже не с моей планеты.

Кэт улыбнулась на мои слова.

— Ты тоже собираешься за покупками с ней.

Мои брови взлетели вверх.

— Черт, нет. Я никогда бы не подверг себя такому виду пытки. Адам едет с ней.

— Держу пари, он счастлив, делать это. — Она потянулась, а затем выпрямилась, зачесывая выбившуюся прядь волос назад с её лица. — Это мило с его стороны.

— Да. — Я начал играть с банкой. — Ты проявляла в последнее время свои экстраординарные способности?

Она уставилась на банку и покачала головой.

— Нет.

Я внимательно посмотрел на неё, неуверенный верить её или нет. Но с другой стороны, зачем её лгать? Зная её, я мог предположить, что она просто не хочет меня расстраивать.

— Что совсем ничего?

— Нет. — Эти густые ресницы поднялись. — МО* околачивалось по близости с вечера воскресенья?

— Скорее нет. — Я взял напиток, но затем опустил его вниз. Я наклонился вперед, кладя руку на стол.

— Так ты собираешь присоединиться к нам на День Благодарения?

Её губы приподнялись в уголках.

— Ди пригласила меня, но я ещё не уверена.

— Почему?

— Потому что… я не знаю. Я не хочу испортить ваш семейный вечер.

Развернув руку, я дотронулся кончиками пальцев её руки. Она вгляделась в меня сквозь ресницы.

— Ты ведь знаешь, что тебе здесь определенно рады? Это ужин те только для меня и Ди.

— Я знаю, — сказала она. — Томпсоны и Мистер Гаррисон придут. Но они тоже твоя семья. А я нет.

Я встретил её взгляд.

— Ты также важна для нас.

Её взгляд находился там, где мои пальцы касались её руки.

— Я подумаю об этом.

— Обещаешь?

Она посмотрела на меня и ухмыльнулась.

— Конечно.

Я убрал свою руку.

— Ну как дела у Бетховена? Виделась с ним?

— Бетховен? — она засмеялась, качая головой. — Ты имел в виду Блейка.

— Неважно.

— Ты такой идиот, — сказала она, слегка улыбаясь. — Как ты до сих пор не запомнил его имя?

Я ухмыльнулся.

— Просто оно у него такое незапоминающиеся.

— Ха-ха.

— Так ты его видела?

— Нет, — сказала она. — Он уехал к своей семье на время праздников по случаю Дня Благодарения.

— Может нам повезёт, и он останется там, — предположил я.

Она закатила глаза.

— Тебе бы это так понравилось.

— Несомненно.

Кэт склонила голову на бок.

— Ты снова использовал наречие?

— О, для тебя у меня есть их ещё больше. Как насчёт определённо? Однозначно?

Она смотрела на меня поверх своей банки с содовой.

— О, ты так горд собой сейчас, не так ли?

— Бесстыдно.

У неё вырвался смешок, когда она опускала свою банку.

— Это характеризует тебя, одним словом.

— Это хорошее слово.

Я смотрел, как она играла с крышкой банки. Она взглянула на меня, и после того как её глаза встретили мои, она уже не отводила взгляд. Долгая, напряженная тишина простерлась между нами, и я подумал о том, с каким облегчением она встретила меня, когда я вернулся вечером воскресенья.

Кэт не пришла, когда дело дошло до Дня Благодарения. Она не считала, что принадлежит нашей группе и что является частью нас. Она даже не представляла, что начинала значить для меня больше чем…

Что ж, больше чем любой из присутствующих здесь, на ужине Дня Благодарения. И это было опасно. Потенциально глупо. Рискованно. Освежающе.

И волнующе.

Я игнорировал взгляд Ди, который она посылала в мою сторону, когда я собирал остатки рождественских украшений, надеясь, что она не убьет меня во сне за то, что я их взял. Она улыбалась понимающе. Конечно, она понимала. И поэтому, я делал вид, что её не существует

Быстренько забежав на кухню, я взял несколько покрытых тарелок и затем вернулся к коробке, оставленной около входной двери.

— Как это мило с твоей стороны, — сказала Ди.

— Заткнись.

Она захихикала, когда я направился к двери, я открыл её и вышел наружу. Я использовал Источник, чтобы нести коробку. Она поплыла за мной словно собака на поводке. Когда я миновал лужайку и шагнул на крыльцо, я знал, что подвергаю себя риску, потому что теперь я никогда не знал с какой версией Кэт, встречусь сегодня, но я не мог выносить мысль, что она проведет День Благодарения одна.

Нравится это ей или нет, она продолжит свою традицию. Когда я постучал в дверь, то почувствовал знакомое покалывание вдоль задней части шеи и ухмыльнулся. Несколько секунд спустя дверь открылась.

Губы Кэт приоткрылись, и черт, это заставило меня захотеть поцеловать её. Но я всегда хотел поцеловать её, поэтому это было неудивительно.

— Привет, — я поднял стопку покрытых тарелок. — С Днем Благодарения.

Она моргнула.

— С Днем Благодарения.

— Ты собираешься пригласить меня? — я потряс тарелки. — Я пришёл со съедобными подарками.

Мгновение она не шевелилась, затем отступила в сторону. Я вошел, кивая коробке позади меня. Она со звоном приземлилась внутри, в прихожей, а Кэт просто стояла там, уставившись на меня, словно я зашел в дом полностью голый.

— Я прихватил всего понемножку. — Я направился на кухню. — Здесь индейка, сладкий картофель, клюквенный соус, картофельное пюре, запеканка с зелёным горошком, что-то яблочное и хрустящие и тыква. Котёнок? Ты идёшь?

Тихо она последовала за мной, когда я взял два подсвечника и свечи, которые выглядели, словно их никогда не использовали. По взмаху моей руки фитили свечей вспыхнули. Она всё ещё молчала, пока я занимался устройством ужина, и я не был уверен, что мне с этим делать.

— После ужина, я приготовил ещё один сюрприз для тебя, — предупредил её я.

— Да? — прошептала она.

Я кивнул. — Но сначала ты должна поужинать со мной.

Она медленно прошла к столу и села, прочищая горло. — Деймон, я… я не знаю, что сказать, но спасибо тебе.

Я пожал плечами, почувствовав неловкость. — Не стоит благодарности. Ты не захотела зайти к нам, как я понял, но оставаться одной тебе вовсе необязательно.

Её взгляд опустился, и я уставился на её ужасно густые ресницы. Затем она взяла бокал, что я заполнил, и выпила содержимое залпом.

Черт возьми.

— Пьянчужка, — пробормотал я.

Её прекрасные губы поднялись в уголках. — Может быть… только сегодня.

Я толкнул её коленом под столом. — Ешь, пока не остыло.

Еда была божественна.

Ди была чертовски хорошим поваром, что заставило меня затрепетать, потому что, смотря на Кэт, увлеченную едой, я ушел мыслями туда, где нечего было делать с жареной индейкой и масляными роллами, но где было столько всего, что можно было делать с… с Кэт.

Второй бокал вина зарумянил её щеки, и все шло хорошо, пока мы вместе убирали со стола после ужина. Нет. Больше, чем просто хорошо. Так естественно. Словно мы каждый вечер это делали, что было странно, потому что мне повезло помыть тарелки ещё и дома, но это… да это было хорошо.

Она проследовала за мной в прихожую, её глаза сверкали, когда я переместил большую коробку в гостиную. Кэт сидела на диване, сложив свои руки вместе, она наблюдала за мной с выражением любопытства на лице.

Мило. Она была настолько чертовски милой. Что я даже не могу выразить это словами.

Глубоко вздохнув, я открыл коробку и вытащил оттуда первую ветку с зелеными иголками. Я ткнул ею в неё. — Думаю, мы должны поставить рождественскую елку. Знаю, это не по правилам, но мне кажется, что это особенный День Благодарения Чарли Брауна и сама идея довольно не плоха.

Её губы приоткрылись снова, но на этот раз она не просто уставилась на меня. Её глаза внезапно обрели глянцевый блеск. Кэт спрыгнула с дивана и выбежала из комнаты.

Я уставился на лестничную площадку и затем бросил ветку. Двигаясь быстрее, чем она могла проследить взглядом, я бросился в коридор, появившись напротив неё и блокируя дорогу к лестнице. Она отшатнулась и попыталась развернуться, но я захватил её в свои объятья.

— Кэт, я сделал это не для того, чтобы ты плакала.

— Знаю, — всхлипнула она. — Просто…

Черт. Это было не так, как я планировал. Я хотел, чтобы она была счастлива, улыбалась. Я хотел показать ей, что даже несмотря на потерю отца, она всё ещё может иметь традиции.

— Просто что? — я взял её за щёки, вытирая её слезы. — Котенок?

Её плечи вздымались и опадали.

— Думаю, ты не представляешь, как много… это для меня значит. — Больше слез покатилось по её щекам. — Я не делала этого с тех пор… с тех пор, как папа был ещё жив. Извини, что плачу, на самом деле я совсем не грущу. Просто я не ожидала этого.

Черт.

Эти слова ударяли меня в грудь, словно я был избиваемым мальчишкой.

Может быть, подсознательно я и понимал, как много это для неё значит, но я не был готов к этому. Притягивая её к себе, я заключил Кэт в объятия и закрыл свои глаза, в то время как она уткнулась своим лицом в мою грудь.

— Всё хорошо. Я понял. Слёзы счастья и всё такое.

Кэт не ответила, но она обняла меня в ответ, и в тот момент я почувствовал изменения ней. Её мускулы расслабились, словно до этого она держала их в напряжении. Я наслаждался этим моментом, растворялся в нём, как если бы я ощущал тепло солнца после ледяного ветра.

Затем она зашевелилась.

Подняв руки, она сжала мои щеки и начала направлять мою голову вниз. Моё глупое сердце остановилось, когда она поцеловала меня. Поцелуй был быстрый, и, хотя я его желал прежде, сейчас он сильно меня ударил. Господи, он врезался прямо в меня.

— Спасибо, — сказала она, её голос был хриплым. — Правда, большое спасибо.

Это потребовало каждую унцию контроля, чтобы не приблизить этот рот обратно к моему, но каким-то образом я это сделал. Я стёр последние её слёзы.

— Не рассказывай никому, что я могу быть милым. Мне необходимо сохранить репутацию.

Кэт рассмеялась. — Хорошо. Давай начнём?

Украшать рождественскую елку с Кэт было в новинку для меня. Она была оживлённой и очаровательной, когда касалась каждой лампочки и каждой гирлянды. Порой она смеялась. Иногда она быстро отводила взгляд, думая, что я не замечаю, как в её глазах внезапно появлялся блеск и мечтательность. Я не указывал на это, так как не хотел смущать её, и она всегда быстро приходила в себя.

Когда она подобрала яркую зелёную лампочку, она посмотрела на меня, потом снова на лампочку и затем улыбнулась, и так, что я захотел узнать, что же происходить в её голове. Когда мы закончили, я был уставшим, но вечер стоил этого. Она пристально смотрела на конечный результат с самой большой и самой красивой улыбкой, что я, когда-либо видел.

— Мне очень нравится, — заявила она.

Дерево было неравномерно украшено, но если оно нравилось ей, значит, оно нравилось и мне.

— Да, очень красиво. Ди поставила елку сегодня утром. Она подбирала украшения строго по цвету, но я думаю, наша елочка смотрится лучше. Она выглядит как диско шар.

Её улыбка стала даже ещё больше.

Я толкнул её плечо своим.

— Знаешь, мне было весело делать это.

— Мне тоже.

Я опустил свой взгляд.

— Уже поздно.

— Знаю. — Она сделала паузу, выражение её лица было напряженным. — Хочешь остаться?

Или у меня были галлюцинации, или она правда спросила это.

— Я не это имела в виду, — тот час же добавила она.

— Не то чтобы я жаловался, если бы ты подразумевала именно это. — Я опустил взгляд.

— Ничуть.

Она закатила глаза, но её лицо было настолько хорошенького красного оттенка. И мой пульс… мой пульс выходил из-под контроля. Внешне я был спокоен, но мои мысли мчались со скоростью миля в минуту.

— Я собираюсь переодеться, — сказала она.

— Нужна помощь?

— Вау, ты ведешь себя как рыцарь, Деймон.

Я улыбнулся, не способный остановить себя.

— Ну, опыт будет взаимовыгодным. Я обещаю.

Она покраснела сильнее.

— Оставайся здесь.

Я оставался на месте целую минуту или около того. И я знал, что должен оставаться там, но у меня всегда были проблемы с самоконтролем. На самом деле, у меня были проблемы с самоконтролем только, когда дело касалось Кэт.

Тихо прокравшись по лестнице, я зашел прямо в её спальню. Я мог слышать, как она двигалась в ванной, когда я переместился к окну. Когда она вышла, она застыла, и я тот час поставил по сомнение разумность моего решения прийти сюда, потому что мне очень нравилось, насколько тонкой была её футболка.

И я действительно обожал эти сумасшедше маленькие шорты.

— Мне стало скучно.

Она покачала головой. — Я отсутствовала меньше пяти минут.

— У меня короткий период концентрации внимания. — Я окинул её взглядом. — Милые шортики.

Её губы подернулись усмешкой.

— Что ты здесь делаешь?

Хороший вопрос. Я полагаю ответ «Я просто страшно настойчив» не был правильным.

— Ты сказала, что я могу остаться. — Я посмотрел на кровать. — Не думаю, что ты имела в виду диван.

Неуверенность промелькнула на её лице, когда она проследовала за моим взглядом. Я не хотел этого. Я не хотел, чтобы она передумала и вышвырнула меня. Не сегодня.

Никогда.

Медленно подойдя к ней, я остановился напротив неё.

— Я не буду кусаться.

— Это хорошо.

— Если только ты не захочешь сама.

— Мило, — пробормотала она, отодвинувшись от меня.

То, что она не сказала мне убираться отсюда, я посчитал хорошим знаком. Я сбросил свои туфли, а потом стащил рубашку и потянулся к джинсам, пока она ещё не передумала.

— Что… что ты делаешь? — спросила она, заикаясь.

Я посмотрел вниз на себя, затем на неё.

— Готовлюсь ко сну.

— Но ты снимаешь с себя всё!

Я приподнял бровь.

— На мне есть боксеры. Что? Ты думала, я буду спать в джинсах?

— Но в прошлый раз так и было.

Из меня вырвался смех.

— Вообще-то на мне были пижамные брюки.

Кэт открыла свой рот, будто хотела что-то сказать, но затем передумала. Отвернувшись от меня, она подошла к книге, лежавшей на столе. Я наблюдал за ней секунду, а потом сбросил брюки. Я забрался в кровать, сложив свои руки за головой, так я хотя бы не схвачу её сразу же после того, как она решит подойти к кровати.

Наконец — то, после 10 лет она обернулась и прошептала. — Это была плохая идея.

— Возможно, это была самая умная из всех твоих идей.

Её руки двинулись вдоль бедер, привлекая моё внимание.

— Переспать — это значит намного больше, чем просто поужинать на День Благодарения и нарядить елку.

Иногда я задаюсь вопросом, что, черт возьми, она обо мне думает.

— Черт. В этом был весь мой план.

Её глаза сузились, и затем она, наконец, зашевелилась. Еле передвигая ноги в направлении другой стороны кровати, она раскрыла одеяло и скользнула всем телом под него.

Я ухмыльнулся.

— Можешь выключить свет? — спросила она.

Не делая никакого движения, я выключил его, мрак окутал нас.

— Это удобная способность, — пробормотала она.

— Да.

— Может быть, когда я буду такой же ленивой, как ты, я тоже буду выключать свет силой мысли.

— К этому стоит стремиться.

— Боже, какой ты скромный, — сказала она, и я мог слышать смех в её голосе.

— Скромность для святых и неудачников. А я к ним не отношусь.

— Вау, Деймон, просто вау.

Перекатившись на бок, лежа прямо за ней, я просто смотрел на её спину какое-то время.

— Не могу поверить, что ты ещё не выгнала меня.

— Я тоже, — пробормотала она.

Я придвинулся ближе, остановившись, когда мои ноги коснулись её. Контакт кожи к коже было сложно игнорировать, но я должен был сказать. — Я действительно не хотел заставлять тебя плакать.

Она перевернулась на спину и уставилась на меня. Тогда я приподнялся на локте.

— Я знаю, — сказала она. — Все, что ты сделал, это было удивительно.

— Мне просто не нравится идея оставлять тебя в одиночестве, — добавил я тихо.

Кэт сделала резкий вдох и наши взгляды пересеклись. Я не мог отвести взгляд. Только она имела такую власть надо мной. Как, черт возьми, она не замечала этого?

Я протянул руку, ловя прядь её волос и зачёсывая её назад. Электрический заряд прошел по моей руке. Её взгляд упал на мои губы, и я знал, черт возьми, я знал, она чувствовала в точности тоже, что и я.

— Мы должны ложиться спать, — сказала она, её голос был низким и хриплым.

— Да, должны. Я гладил её щёку.

Она не отвела взгляда, когда подняла свою руку и провела пальцами по моим губам. Касание вызвало вспышку желания во мне. Я придвинул свою руку ближе, давая её больше пространства для движений, в то время как я опустил свою руку на её шею. Её сердце забилось быстрее, отбивая удары в ритм с моим. Я наклонил голову, оставляя быстрый поцелуй на кончике её носа.

И затем поцеловал её.

Я воспользовался случаем. Поцелуй был медленным и глубоким. Он прожигал меня, и я хотел большего, намного большего. Я хотел её. Я хотел её любым и каждым способом, каким я мог её получить.

Но она не моя.

Обуздав все эти чувства, призвав к своему самоконтролю, я поднял свою голову и лег на спину. Я обнимал её.

— Спокойной ночи, Котёнок.

Она громко вздохнула.

— И это всё?

Черт. Я засмеялся.

— Это всё… на данный момент.

Её сердце не замедлило свой ритм. Так же, как и моё. После нескольких секунд она вздохнула ещё раз, а затем пристроилась ближе, тихонько подталкивая мою руку себе под голову, я предоставил своё плечо её щеке. Я повернул голову к ней. Наши глаза встретились. Её запах окутал меня, и хотя я закрыл глаза, я знал, что не смогу заснуть ещё долгое время.

Я также знал, что, несмотря на то, что сейчас она была не моей, однажды это изменится.


Глава 15 | Забвение | Глава 17



Loading...