home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Я не спешил просыпаться, и это было связано с девушкой обнимавшей меня. Тепло тела Кэт передавалось мне, и когда я открыл глаза, то не хотел покидать эту кровать.

Я знал, что должен. Скоро. Слабый свет из окна падал на кровать. Скоро домой вернется ее мама, и я действительно сомневался, что она будет в восторге, обнаружив меня в спальне своей дочери, несмотря на то, что между нами ничего, кроме поцелуя не было.

Мой подбородок опустился, и я проглотил стон.

Черт, я хотел больше, чем поцелуй прямо сейчас. Намного больше.

Мои бедра вжимались в ее тело. Она лежала подо мной, и, если бы она сейчас проснулась, ситуация, в которой мы бы оказались, была бы очень неловкой.

Не помогало и то, что во сне она скинула с себя большую часть одеяла, и изгиб ее бедер казался невероятно мягким. Ее рубашка задралась, и мое предплечье упиралось в обнаженную кожу ее живота.

Серьезно, не требовалось много времени, чтобы завезти меня, когда дело касалось Кэт. Она могла просто смотреть на меня. Говорить со мной. Оскорблять меня. Я был практически в постоянном состоянии возбуждения, но это было настоящей пыткой. Быть так близко к ней, обнимать ее, и ничего с этим не делать.

Я приподнял голову и посмотрел на нее сверху вниз. Ее губы были приоткрыты, а густые ресницы отбрасывали тени на ее щеки, одна половина ее волос лежала на мне, другая половина на подушке.

Кэт, несомненно, хотела большего вчера вечером, но я не собирался заходить дальше поцелуев, пока Мудак полностью не выйдет из поля зрения. У меня было чувство, что он уберется. Он должен. Я видел это — все — изменение в глазах Кэт прошлой ночью.

Она видела только меня, и там не было места ни для кого другого.

Мне нужно было вставать.

Я не двигался еще пять минут, смотрел на нее, но свет, падающий на кровать, становился ярче с каждой минутой.

Мне пора было уходить.

Поцеловав ее в щеку, я осторожно вытащил свою руку из-под нее и встал с кровати. Тихо натянув свою одежду, я бесшумно двинулся через спальню к двери, замечая всюду стопки книг. Я усмехнулся. Остановившись у двери, я обернулся и посмотрел на нее. Она не сдвинулась ни на дюйм. Закрыв дверь, я покинул спальню и спустился вниз по ступенькам. Я был уже перед своей входной дверью, когда увидел, как Приус ее мамы едет по дороге.

Я обернулся.

Ди стояла на лестничной клетке, изогнув брови и скрестив руки.

— Так. Так. Так…

— Что? — Я провел рукой по волосам и понял, что пряди торчат во все стороны.

Она моргнула и появилась на нижней ступеньке.

— У меня нет времени спрашивать у тебя, почему ты только что вышел из дома моей лучшей подруги, потому что в «Волмарте» Камберленда сейчас огромная ранняя распродажа и мне нужно попасть туда, но поверь мне, я захочу получить ответы.

Я бросил на нее непонимающий взгляд.

— Ничего не произошло.

Ди взяла свою сумочку и ключи с кресла.

— Ну да, ничего не произошло, прям как, когда Адам проводит но…

— О, да ладно, — я застонал. — Не хочу это слышать.

— Все равно. — Она подошла к двери, указывая на меня. — Ты и я поговорим позже.

Я собирался избегать этого «позже» как никто другой.

К счастью для меня, Ди отсутствовала большую часть дня и начало вечера. Сегодня была моя очередь патрулировать, и я решил начать пораньше, перед ужином. Я в любом случае мог взять что-нибудь из «Дымной трапезной» на обратном пути. Схватив свою бейсболку со спинки дивана, я натянул ее на голову и направился к двери.

Машины Кэт не было, когда я вышел на улицу. Задаваясь вопросом, встречается ли она с Кариссой или Лесой, я срезал дорогу, пройдя по подъездной дорожке, и двинулся к обнаженным деревьям. Я знал, что Кэт не с Ди. Если она не с ними, то она… я отогнал эти мысли. Не может быть, что она с Мудаком, не после прошлой ночи.

Слабый свет цеплялся за толстые ветви, когда я набрал скорость, оставаясь в своей человеческой форме, пока осматривал округу. По лесистой местности мы могли двигаться по всему штату практически незаметно, но это был сезон охоты, и последнее, чего я хотел, это быть подстреленным. Превращение в Лаксена заметно привлекло бы внимание, но одетый в темную термофутболку и джинсы, я сливался с деревьями, когда садящееся солнце сменилось ночью.

Когда я приблизился к окраине округа, остановился в нескольких шагах от Пендлтона, подняв вихрь сухих, опавших листьев и рыхлую почву. Ледяные мурашки прошли вдоль моего позвоночника. Я обернулся, всматриваясь в деревья. Но ничего не увидел, тем не менее Арум точно был поблизости.

Дерьмо.

Я двинулся на запад, подальше от дома. Петляя, я набрал скорость, проносясь мимо камней и вырванных с корнем деревьев, едва касаясь корней и валунов. Несколько миль спустя у меня появилось ощущение, будто маслянистая слизь скользит по моей коже. Оно был кратким, пропало прежде, чем затронуло воздух.

Арум был быстрой сволочью, обгонял меня на несколько минут, несмотря на то, что не мог почувствовать меня, не когда нас окружали горы Сенека.

Мое дыхание от холодного воздуха превратилось в облака пара, когда я приблизился к шоссе. Милю я двигался на север, прежде чем снова почувствовал Арума.

Замедлившись, когда деревья поредели, я отследил путь Арума прямо до закусочной «Дымная трапезная». Черт возьми, оно собиралось съесть мясной рулет или что-то типа того? Его мрак и тяжесть воздуха усилились, пока я ждал, когда яркий свет фар транспорта рассеется. Я перешел дорогу и достиг стоянки в спокойном темпе.

Через освещенные окна закусочной было видно, как черная тень ворвалась внутрь здания, затемнив окна и быстро исчезнув. Ощущение присутствия Арума испарилось.

— Какого черта…

Мне затылок потеплел и начал покалывать. Кэт была здесь?

Дверь «Дымной трапезной» распахнулась и оттуда вышла Кэт. Она была не одна. Мудак шел рядом, его рука держала ее. Я уставился на них, разрываясь между тем фактом, что Арум был внутри закусочной и тем фактом, что даже после прошлой ночи она была с Блейком сегодня.

Я не мог поверить ни в одну из этих вещей.

Кэт медленно подняла голову, ее лицо побледнело, когда глаза встретились с моими. Она освободила свою руку.

— Что… что ты здесь делаешь?

Я сжал свою челюсть так сильно, что мои коренные зубы чуть не треснули.

— Я как раз собирался спросить тебя о том же.

Она взглянула на Мудака.

— Это не то, что…

— Слушай, я не знаю, что происходит между вами двумя. — Мудак схватил Кэт за локоть. — Но Кэти и мне нужно поговорить…

Метнувшись вперед, я прижал его к окну закусочной, мое лицо находилось в такой близости к его, что козырек моей бейсболки упирался ему в лоб.

— Тронешь ее еще раз и я…

— И что ты сделаешь? — бросил он. — Что ты собираешься делать, Деймон?

Кэт схватила меня за плечо.

— Деймон, прекрати. Отпусти его.

— Ты хочешь знать, что я собираюсь сделать? — спросил я, мой голос понизился. — Знаешь, где находятся твоя голова и задница? Ну, они могут очень близко познакомиться.

Мудак ухмыльнулся.

— Хотел бы посмотреть, как ты попробуешь сделать это.

— Ты, возможно, передумаешь. — Я негромко рассмеялся. — Потому что ты не представляешь, на что я способен, мальчик.

— Видишь ли, это самое забавное. — Он схватил меня за запястье. — Я точно знаю, на что ты способен.

Я наклонил голову, слыша то, что он не произнес. Этот маленький панк. Так и знал. С того момента, как увидел его, когда он вешался на Кэт, я знал, что что-то с ним не так.

— Мальчики, — сказал мужчина. — Сейчас же прекратите это или кто-нибудь позвонит в…

Мудак поднял свободную руку, и мужчина застыл.

Подонок.

Я начал изменять форму. И усилил свою хватку, пока он не ахнул.

— Мне плевать, кто ты и что ты, но лучше дай мне повод, чтобы не уничтожить твою жалкую жизнь слишком быстро.

— Я знаю, что ты, — выдавил Блейк.

— Это не поможет, — прорычал я, давая своей истинной форме проявиться еще больше так, чтобы он наверняка понял, с чем он имеет дело. — Попытайся еще раз.

— Я только что убил Арума, и даже несмотря на то, что ты высокомерная заноза, мы не враги. — Приступ удушья остановил его следующие слова, и Кэт схватила меня за оба плеча. — Я могу помочь Кэти, — прохрипел он еле слышно. — Достаточно для тебя?

— Что? — спросила Кэт, опустив руки.

— Да, но видишь ли, когда ты произносишь ее имя, мне хочется убить тебя. Так что нет, не достаточно, — сказал я ему.

Его глаза метнулись к ней.

— Кэти, я знаю, кто ты, на что ты будешь способна, и я могу помочь тебе.

О, черт, это… это было что-то другое. Я наклонился к нему, мои глаза были полностью белыми и сияющими.

— Позволь мне задать тебе один вопрос. Если я тебя убью, эти люди оживут?

Его глаза расширились.

Я улыбнулся.

Кэт встала рядом со мной.

— Отпусти его, Деймон. Мне нужно знать, о чем он говорит.

— Отойди, Кэт. Я не шучу, уходи отсюда.

— Прекрати это, — сказала она, а затем закричала, — Стоп! Просто отвлекись на пару долбанных минут!

Я взглянул на нее, и Мудак воспользовался этим моментом. Он сильно ударил меня рукой и освободился из моей хватки. Он отпрыгнул в сторону, увеличивая расстояние между ними.

— Иисус. — Он потер горло. — У тебя проблемы с управлением гневом. Это как болезнь.

— Есть средство, — сказал я. — И оно называется " надрать твою задницу».

Он показал мне средний палец. Мальчик хотел умереть. Я шагнул вперед, но Кэт встала передо мной. Она положила руки на мою грудь.

— Стой. Сейчас же остановись.

Мои губы скривились в ухмылке.

— Он…

— Мы не знаем, кто он, — перебила она. — Но он убил Арума. И он причинил мне или кому-то другому вред, хоть у него было множество возможностей для этого.

Я резко выдохнул.

— Кэт…

— Мы должны его выслушать, Деймон. Мне нужно услышать, что он скажет. Кроме того, эти люди были заморожены, вроде бы, уже дважды. Это нехорошо для них.

— Мне плевать. — Я пристально посмотрел на парня, желая вывернуть его кожу наизнанку, и думаю, он увидел это в моих глазах, потому что он сделал шаг назад. — Мы выслушаем его. А потом я решу, увидим ли мы его завтра.

Кэт сглотнула, а потом указала на мужчину во фланелевой рубашке, который был заморожен.

— Можешь ли ты, хм, это исправить?

— Конечно. — Он взмахнул рукой.

— …полицию, — закончил парень во фланелевой рубашке.

— Все в порядке. Спасибо. — Кэт развернулась. — Поедем на моей машине — если, конечно, вы можете находиться вместе в таком ограниченном пространстве.

Я прошел туда, где была припаркована ее Камри, и скользнул на пассажирское сиденье. Кэт села за руль, и Придурок чертовски удобно расположился на заднем сидении.

Кэт включила обогреватель и затем посмотрела на него.

— Кто ты?

— То же, кем я думаю, являешься и ты, — сказал он ей.

— И что ты думаешь?

Я хрустнул шеей, держа язык за зубами. Ничего из того, что я собиралась сказать в этот момент, не подержало бы разговор.

— Я не знал сперва, — ответил он. — Что-то привлекло меня к тебе, но я не понимал, что это было.

— Будь осторожен, выбирая свои следующие слова, — прорычал я.

Кэт поерзала в своем кресле, когда обернула руку вокруг обсидианового ожерелья.

— Что ты подразумеваешь под этим?

Мудак подался вперед на заднем сидении.

— Когда я увидел тебя впервые, я знал, что ты не такая, как все. Потом, когда ты остановила ветку, я увидел твое ожерелье и понял. Только те, кто знает, что стоит бояться теней, носят обсидиан. — Несколько секунд прошли в тишине. — Затем наше свидание… да, стакан и тарелка могли упасть мне на колени сами по себе.

Я хмыкнул, когда моя рука сжалась в кулак.

— Старые добрые времена.

— Как много ты знаешь? — спросила она.

— На Земле находятся две инопланетные расы: Лаксены и Аэрумы. — Он сделал паузу, когда я повернулся на своем сиденье. Он сглотнул. — Ты способен двигать вещи, не прикасаясь к ним, можешь управлять светом. Я уверен, ты еще многое умеешь. Ну и ты можешь исцелять людей.

— Откуда ты знаешь все это? — спросил я.

Возникла пауза.

— Когда мне было тринадцать, я занимался футболом с моим другом — Крисом Джонсоном. Он был нормальным ребенком, как и я, если только не считать того, что он был сверхбыстрым, никогда не болел, и я никогда не видел его родителей на играх. Но кого это волновало, верно? Меня это не интересовало, пока в один день я не гулял на улице и не попал под грузовик, несущийся на большой скорости. Крис исцелил меня. Оказалось, он был инопланетянином. — Его губы скривились в усмешке. — Я думал, что это довольно круто. Мой лучший друг был инопланетянином. Кто еще может похвастаться этим? Чего я не знал и о чем он мне не сказал, так это то, что подставил мою задницу. Через пять дней четверо мужчин пришли в мой дом.

— Они хотели знать, где другие, — продолжал он, сжимая руки в кулаки. — Я не знал, что они имели в виду. Они убили моих родителей и младшую сестру у меня на глазах. И, когда я по-прежнему не мог им ничем помочь, они избили меня почти до смерти.

— О, мой Бог, — прошептала Кэт.

— Не уверен, что он действительно существует, — сказал он, издав сухой смешок. — Во всяком случае, мне потребовалось некоторое время, чтобы выяснить, что, когда тебя исцеляют, ты перенимаешь себе их способности. Дерьмо, я просто начал с ума сходить после того, как отправился жить к дяде. Когда я понял, что мой друг меня изменил, я исследовал все, что мог. Все мои новые способности. И вот, Аэрум нашел меня снова.

— Что ты имеешь в виду? — спросила она.

— Арум в закусочной, она не могла почувствовать меня из-за бета-кварца — да, я знаю о нем тоже. Но если мы находимся вне защиты кварца, мы такие же, как твой… друг для них. Мы для них реально вкуснее.

Вкуснее? Мой кулак покоился на коленях.

— Когда я понял, в какой опасности был, я начал тренироваться физически и работал над своими способностями. Я узнал об их слабости с помощью… других. Я многое пережил.

Инстинкт подсказывал мне, что все не так просто. Этот парень был исцелен другим Лаксеном, подтвердив мои догадки относительно того, что случилось с Кэт, и он чисто случайно оказался здесь, у черта на рогах, в Западной Вирджинии? Это не единственное место в США, защищенное бета-кварцем. Его слова полная чушь.

— Это все замечательно, забота и вся эта болтовня, — сказал я. — Но как ты оказался здесь?

— Когда я узнал о бета-кварца, то переехал сюда с дядей.

— Ужасно удобно, — пробормотал я.

— Да, это так. Горы. Очень удобно для меня, — ответил он.

— Есть много других мест, просто нафаршированных бета-кварцем, — указал я. — Почему именно сюда?

— Самый безлюдный район, — пояснил он. — Я не мог представить себе, что здесь так много Арумов.

— Значит, все было ложью? — спросила вдруг Кэт. — Санта-Моника, серфинг?

— Нет, не все было ложью. Я из Санта-Моники и действительно люблю серфинг, — сказал он. — Я лгал ровно столько же, сколько и ты, Кэти.

Он откинулся на спинку сидения и закрыл глаза. Он погрузился в тень.

— Ты была ранена, не так ли? И исцелена одним из них?

Я напрягся.

Мудак снова вздохнул.

— Ты не расскажешь мне, кто же это был?

— Это не твое дело, — сказала она. — Откуда ты знаешь что, я изменилась?

— Ты имеешь в виду, помимо очевидного обсидиана, инопланетного окружения, и ветки? — Он рассмеялся. — В тебе есть энергия. Понимаешь? — Он потянул руку между сиденьями и положил руку на ладонь Кэт. Статические потрескивание встряхнуло их обоих.

Моя рука взлетела и схватила его, отбросив ее обратно.

— Ты мне не нравишься.

— Взаимно, приятель. — Он посмотрел на Кэт. — Такое происходит всякий раз, когда мы прикасаемся к Арумам и Лаксенам, верно? Ты чувствуешь их кожей?

Она помолчала минуту.

— Откуда ты знаешь про МО?

— Я встретил другого человека, похожего на нас. Она была под каблуком МО. Очевидно, она выдала свои способности, и они напали на нее. Она рассказала мне все об МО и что они действительно хотят от тех, кто не являются Лаксеном или Аэрумом.

Я повернулся, разглядывая его.

— Что ты имеешь в виду?

— Они хотят таких людей как Кэти. Их не интересуют пришельцы. Они хотят нас.

Кэт изумленно уставилась на него.

— Что?

— Тебе нужно объяснять это гораздо лучше, — приказал я, когда напряжение возросло в тесной машине.

Он наклонился вперед.

— Ты действительно думаешь, что МО не знает, на что Арумы и Лаксены способны, что после изучения вашего рода на протяжении десятилетий, они не знают, с чем имеют дело? И если ты действительно веришь в это, тогда ты глуп или наивен.

Кэт вздрогнула.

Нет. Не может быть.

— Если МО знало о наших способностях, они бы не позволили нам жить свободно. Они бы заперли нас в мгновение ока.

— Правда? МО знает, что Лаксены мирная раса и что Арумы не такие как ваш вид. Обеспечение свободы Лаксенам решает проблему с Арумами. Кроме того, разве они не могут избавиться от любого Лаксена, что вызывает проблемы? — Он дернулся назад, когда я потянулся к нему, но Кэт схватила меня за рубашку. Он поднял руки. — Послушай, все, что я хочу сказать, это то, что МО хочет поймать рыбку побольше. И это гибриды людей и Лаксенов. Мы такие же сильные, как и вы — порой даже сильнее. Единственное, мы устаем намного быстрее, и восстановление сил занимает больше времени.

Я откинулся на спинку сиденья, мои руки сжимались и разжимались.

— Единственная причина, почему МО позволяет верить вам, что ваш большой ужасный секрет скрыт, потому что они знают, что вы можете делать с людьми, — пояснил он. — А мы то, что их интересует.

— Нет, — прошептала она. — Зачем им интересоваться нами вместо Лаксенов?

— Боже, Кэти, почему государство заинтересовано в кучке людей, которые обладают большими силы, чем существа, создавшие их? Я не знаю. Может потому, что они смогут получить в распоряжение сверхчеловеческую армию или группу людей, которая, если понадобится, сможет избавиться от пришельцев?

Я выругался себе под нос, потому что как бы я не ненавидел это призновать, то, что говорил этот парень, имело смысл. Имело слишком много чертового смысла.

— Но как… как ты стал сильнее Лаксенов? — спросила Кэт.

— Это хороший вопрос. — Я посмотрел на заднее сиденье.

— В закусочной, когда я узнал, что парень собирался не заплатить за еду? Это произошло, потому что я смог услышать часть его мыслей. Не все, но достаточно, чтобы узнать, что он замышлял. Я слышу мысли почти любого человека — любого не мутировавшего.

— Мутировавшего? — Ее голос поднялся.

— Ты мутировала. Скажи мне, ты болела недавно? Была очень высокая температура?

Проклятье.

— Я могу сказать по твоему выражению лица, что да. Дай угадаю, у тебя был жар настолько сильный, что ты чувствовала, будто все тело горит? Это длилось пару дней, а потом ты почувствовала себя хорошо — лучше, чем когда-либо? — Он повернулся к окну, качая головой. — И теперь ты можешь передвигать предметы, не прикасаясь к ним? Едва ли ты контролируешь свои способности. Стол тогда тряс не я. Это была ты. Это только верхушка айсберга. Скоро ты будешь в состоянии делать намного больше, и если ты не научишься контролировать это, все будет очень плохо. Это проклятое место кишит агентами МО, находящимися на самом видном месте. И они пришли сюда за гибридами. Насколько я знаю, Лаксены, как правило, не исцеляют людей, но это все же порой происходит. — Он взглянул на меня. — Очевидно.

Кэт отбросила волосы назад трясущимися руками.

— Тогда почему ты здесь, раз сейчас риск так высок?

— Ты, — сказал он. — Честно говоря, я не думал возвращаться. Переезжать, но тут мой дядя… и ты. Таких как мы, кто еще не попадался МО, не так много. Ты должна знать, в какого рода опасности находишься.

— Но ты даже не знаешь меня, — возразила она.

— И мы не знаем тебя, — добавил я, сузив глаза.

Он пожал плечами.

— Ты мне нравишься. Не ты, Деймон. — Он улыбнулся. — А Кэти.

— Ты мне совершенно не нравишься.

Кэт прижала руку к груди.

— Блейк…

— Это было сказано не для того, чтобы ты ответила, что я тебе нравлюсь или нет. Я просто констатировал факт. Ты нравишься мне. — Он взглянул на нее. — И ты даже не знаешь, во что ввязалась. Я могу помочь тебе.

— Чушь собачья, — сказал я. — Если она нуждается в помощи контроля ее способностей, я могу помочь.

— Ты? То, что ты делаешь — для тебя вторая сущность. Не для Кэти. Мне пришлось научиться держать в узде свои способности. Я могу научить ее. Стабилизировать ее.

— Стабилизировать меня? — Ее смех звучал немного приглушенно. — Что произойдет? Я собираюсь взорваться или что-то ещё?

— В конечно итоге ты можешь серьезно навредить себе или другим, — пояснил он. — Я слышал о подобных случаях, Кэти. Некоторые мутирующие люди… Скажем так, плохо заканчивали.

— Ты не должен пугать ее, — сказал я.

— Я и не пытаюсь. Я всего лишь говорю правду, — ответил он. — И если МО узнает о тебе, они станут следить. И если ты не сможешь контролировать свои способности, они схватят тебя.

Она ахнула, отворачиваясь. Я протянул руку, положив ладонь на ее. Она не посмотрела на меня, и я хотел ударить ублюдка по лицу.

— Кэти, я знаю, это слишком для тебя. Но ты должна быть готова. Если ты покинешь город, то тебя будут преследовать Аэрумы. Это в том случае, если ты сможешь спастись от МО.

— Да, ты прав. Это чересчур для меня. — Она подняла глаза. — Я думала, ты нормальный. Но нет. Ты говоришь мне, что МО будут охотиться за мной. Что если я когда-нибудь решу уехать отсюда, то стану хорошей добычей для Аэрумов. И что еще лучше, я могу потерять контроль над своими силами и уничтожить семью! Все, чего я сегодня хотела, так это съесть немного чертовой картошки фри и побыть нормальной!

Я тихо присвистнул, и Блейк сказал:

— Ты никогда не будешь нормальной, Кэти. Никогда.

— Черта с два, — отрезала она. Глубоко вздохнув, Кэт, казалось, собралась с мыслями. — Что мы будем делать?

— Нам не нужна его помощь, — сказал я.

— Нужна, прошептал он. — Я слышал о случае с окном и Саймоном.

Она взглянула на меня, и я покачал головой, веля ей помолчать, потому что как, черт возьми, он об этом услышал?

— Как ты думаешь, что произойдет в следующий раз? Саймон сбежал Бог знает куда. Тебе больше так не повезет.

Откинула голову на спинку сидения, она закрыла глаза. Голос у нее был тихий, когда она заговорила.

— Откуда ты так много знаешь о них?

— Та девушка, про которую я тебе говорил… Она мне все рассказала. Я хотел ей помочь… сбежать, но она не хотела. У МО было что-то или кто-то, что много значило для нее.

Странный холод пробежал вдоль моего позвоночника.

— Кто она такая? — спросила Кэт.

— Лиз вроде бы, — сказал он. — Не знаю ее фамилию.

— Ты знаешь, — сказал я, уставясь из-за сиденья на него. — Ничто не мешает мне убить тебя. Прямо сейчас.

— Да, знаю. — Он встретил мой взгляд. — Но здесь Кэти, так что я не думаю, что ты будешь хладнокровным убийцей.

В такие моменты, я действительно хотел быть хладнокровным убийцей, потому что тогда бы он не был проблемой.

— Я не доверяю тебе.

Он поймал мой взгляд.

— Ты и не должен. Кэти должна.

Не было никакого шанса, что она доверяла ему. Я посмотрел на нее, и увидел, что она на самом деле рассматривает его предложение. Гнев затопил меня. Я положил руки на приборную панель, чтобы не задушить его… кем бы он ни был.

— Когда мы начнем? — спросила Кэт, и я закрыл глаза.

— Завтра, если ты сможешь, — сказал он.

— Моя мама уходит на работу после пяти.

— Я буду там, — сказал я.

— В этом нет необходимости, — парировал он.

— Меня это не волнует. Ты не будешь ни черта делать с Кэти без меня. — Я посмотрел на него, опустив руки на колени. — Я не доверяю тебе. Так что думаю, мы уже решили этот вопрос.

— Как скажешь. — Он выбрался из машины, впустив в салон холодный воздух.

— Блейк, — окликнула его Кэт.

Он остановился, положив руку на дверь.

— Что?

— Как ты скрылся от Аэрумов, когда они напали на тебя? — спросила она.

Посмотрев в сторону, он скосил глаза на темное небо.

— Это не то, о чем я готов говорить, Кэти. — Он закрыл дверь и побежал прочь к своей машине.

Кэт смотрела в окно, и мы оба просидели несколько минут, не говоря ни слова, после чего я открыл дверь автомобиля и вышел. Я хотел многое сказать ей прямо сейчас, но ничто из этого не было хорошим. Мне нужно было несколько минут, чтобы успокоиться, и, возможно, к тому времени, как она доберется до дома, я смогу

нормально поговорить с ней.

Оставив ее, я перешел дорогу и нырнул в лес. Я добрался до дома на добрых двадцать минут раньше ее. Я спустился вниз по ступенькам ее крыльца, когда она медленно подошла к нему.

Кэт медленно покачала головой.

— Деймон…

— Я ему не доверяю. Я ничему с ним не доверяю, Кэт. — Я снял бейсболку и провел пальцами сквозь волосы, а затем снова надел бейсболку. — Он появляется из ниоткуда и знает обо всем. Все мои инстинкты говорят мне не доверять ему. Он может быть кем угодно, работать на кого угодно. Мы ничего о нем не знаем.

— Я знаю. — Видно было, что она устала. — Но, по крайней мере, таким образом мы можем следить за ним. Правильно?

Я издал короткий сухой смешок.

— Есть и другие способы разобраться с ним.

— Что? — Ее голос поднялся и был унесен ветром. — Деймон, ты не можешь думать о…

— Я даже не знаю, что мне думать. — Я сделал шаг назад, явно не успокоившись достаточно, чтобы разговаривать об этом. — Черт возьми, я сейчас не в том состоянии. — Я замолчал, моя челюсть сжалась. — Для начала, что ты там с ним делала?

— Мы собирались перекусить и я…

— Ты что? — Боже, это было неважно, не после всего, что произошло, но я не мог себя остановить. После прошлой ночи, после того как она заснула в моих объятьях, она отправилась поужинать с ним? На свидание? Черт.

— Ты пошла с Брайаном после…

Она снова покачала головой, ее волосы разметались вокруг бледного лица.

— Деймон…

— Знаешь, я не очень-то удивлен. — Изгиб моих губ был жестким. — Мы целовались. Дважды. Ты провела ночь, используя меня в качестве личной подушки… и тебе это понравилось. Я уверен, ты расстроилась, когда я ушел. Ты побежала к Борису, только потому что не чувствуешь к нему ничего. И то, что ты что-то чувствуешь ко мне, пугает тебя, черт возьми.

— Я не побежала к Блейку. Он написал мне, что хочет пообедать, и это даже не было свиданием, Деймон. Я пошла, чтобы сказать ему…

— Тогда что это было, Котенок? — Я шагнул вперед, глядя вниз, на нее. — Ты, очевидно, нравишься ему. Ты целовала его раньше. Он готов рисковать собственной безопасностью, чтобы оберегать тебя.

— Это не то, что ты думаешь. Если ты мне позволишь все объяснить….

— Ты не знаешь, что я думаю, — огрызнулся я.

— Деймон…

— Знаешь, ты невероятная. — Гнев охватил меня, погрузив свои острые как бритва когти в грудь. — Помнишь ночь вечеринки, когда ты подумала, что я проводил время с Эш? Ты была настолько расстроена, что ушла и взорвала окна, выставив свои способности напоказ.

Она вздрогнула.

— И что же ты делаешь сейчас? Путаешься с ним между поцелуями со мной?

Ее нижняя губа задрожала.

— Я не путаюсь с ним, Деймон! Мы просто друзья. Вот и все.

Скептицизм обратил мои губы в жесткую линию.

— Я не дурак, Кэт.

— Я этого и не говорила! — прокричала она, ее руки сжались в маленькие кулаки. — Ты даже не даешь мне шанса объяснить что-либо. Как обычно, ты ведешь себя так, словно все знаешь, и продолжаешь перебивать меня!

— И как обычно, ты гораздо большая проблема, чем я мог себе представить. — В тот момент, когда эти слова вылетели из моего рта, я понял, что зашел слишком далеко.

Она сделала шаг назад, ее голос дрожал, когда она ответила мне.

— Я не твоя проблема. Больше нет.

— Кэт…

— Нет. Для начала, я никогда не была твоей проблемой. — Гнев в ее голосе смешивался с горечью. — И я чертовски уверена, что не являюсь твоей проблемой и сейчас.

— Черт. Это… — Я махнул рукой, теряя контроль. — Это неважно сейчас. Просто забудь.

Я не мог спорить дальше. Неважно, что я сделал, что сказал, мне нужно было уйти, пока я действительно не сделал непоправимое.

Пока она не сказала что-то, что я не мог простить.


Глава 16 | Забвение | Глава 18



Loading...