home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 20

Моя голова дернулась в ее сторону, и я уставился на неё.

— Что?

— Девушка Доусона…

— Я понял, что ты сказала. — Проведя обеими руками по своим волосам, я не мог поверить в то, что она только что сказала. — Как ты можешь быть уверена, что это она, Кэт? Ты же никогда ее не видела.

— Я видела ее фотографию на листке пропавших. Ее лицо я никогда не забуду. — Она села, обхватив руками колени. — Это была она.

— Святое дерьмо… — Я сел рядом с ней на диван, зажав руки между ног. Это не укладывалось у меня в голове. — Где ты ее видела?

— На почте, после уроков, — сказала она.

— И столько ждала, чтобы рассказать мне? — Я засмеялся себе под нос. — Потому что ты тренировалась с Бильбо Баггинзом, и тебе пришлось ждать, пока он уйдет, чтобы поговорить со мной?

Её рот открылся, а затем она кивнула. Кэт сжала свои колени руками.

— Извини, но я же рассказываю тебе сейчас.

Я кивнул, в то время как мои глаза стали осматривать комнату, остановившись на Рождественской елке, которую я помогал наряжать. Боже, кажется, целую вечность назад.

— Черт, я не… я даже не знаю, что сказать. Бет жива?

Она прочистила свое горло.

— Деймон, я видела ее с Брайаном Воном. Она с МО. Они остановились на обочине дороги, и дверь машины была открыта. Вот как я увидела их. Он закрывал дверь и выглядел разозленным.

Медленно я посмотрел на неё, и наши взгляды встретились. Время замедлилось, когда эти шокирующие вести стали проясняться. Мой мир разрушился в одно мгновение, а затем снова восстановился. Я был на 99 процентов уверен, что что-то произошло с Бет, и Доусон излечил её. Я знал, как это изменило Кэт и если, сказанное Блейком о том, МО разыскивает людей таких, как Кэт правда, то не нужно быть гением, чтобы догадаться, что случившееся с Доусоном и Бетани произошло по вине МО, не из-за Аэрумов.

Как-то МО узнало, что Доусон совершил запретное. Как? Я не знал. Но в тот момент, это не имело значения, потому что они тогда пришли в наш дом и…черт возьми, солгали нам с Ди. Они выбили землю у нас из-под ног, а это была лишь ложь

Возможно, все, что они говорили, было ложью.

Потому что, если Бетани была все ещё жива и с МО, тогда Доусон… он может быть тоже жив.

Я вскочил на ноги, непреднамеренно перейдя в свою истинную форму. Ярость колотилась во мне. Лампочки на Рождественской елке загремели, когда ветер пронесся по комнате.

Я заговорил с Кэт, каждое слово было окрашено гневом.

«Она была с МО? МО ответственно за это?»

— Я не знаю, Деймон, но это не самое худшее. Как МО смогли узнать о случившемся между Доусоном и Бетани, если только не…

«Если только кто-то не рассказал им?» Мой свет пульсировал, и тепло заполнило комнату. «Но Доусон даже мне не рассказал, что он исцелил ее, или что там у них тогда произошло. Каким образом кто-то мог узнать? Если кто-то видел их, кроме меня, понял, что произошло, и предал нас…»

Она кивнула, пока смотрела на меня широко раскрытыми глазами.

— Вот, что я думаю. Это должен быть кто-то, кто знал обо всем, и данный критерий значительно ограничивает круг подозреваемых.

Значит, что это был кто-то, кого я знал, доверял. Кто-то, кому доверял Доусон. Жар обдал меня. Я никогда раньше не чувствовал такой злости. Он жил и дышал с нами.

«Мне нужно узнать, кто предал нас. А потом я заставлю их пожалеть, что они прилетели на эту планету».

Кэт стояла, теребя рукава своего свитера.

«Деймон?»

Удивленный, услышать её голос у себя в голове, потому что не казалось, что ей нравится это делать, я сосредоточился на ней.

«Я слышу тебя».

Была пауза.

«Я знаю, что ты одержим местью, но самое главное в этом — что, если Доусон еще жив?»

Я переместился ближе к ней.

«Тогда я не знаю, должен ли я быть счастливым или печальным. Он выжил, но где его искать? Он у МО, и если это так, то как он жил все это время? Целых два года?» Комок горьких эмоций сформировался у меня в горле. «Что они с ним там делают?»

«Мне очень жаль, Деймон. Я действительно очень сожалею. Но если он спасся, тогда жив и сейчас». Кэт протянула руку, положив ее прямо на мой свет, и коснулась моей груди. Мой свет беспорядочно пульсировал, потом успокоился. Мое тело завибрировало от контакта. «Это ведь что-то значит, верно?» — сказала она.

«Да, да, верно». Отступив назад, я вернулся в свою человеческую форму.

— Мне нужно узнать, жив ли мой брат… а если нет… — Я отвел взгляд, сжимая челюсти. — Я должен знать, как и почему он умер. Понятно, почему они хотели Бет, но зачем им мой брат?

Кэт села, вытирая ладонью лоб. Её запястье повернулось, обнажив глубокий пурпурный синяк, опоясывающий кожу.

— Я не знаю, — Она ахнула, когда я схватил её за руку. — Что ты делаешь?

Я перевернул её руку, мои брови сошлись.

— Что это?

— А? — Она взглянула вниз — Ничего. Ранее я ударилась рукой о столешницу.

Сосулька образовалась у меня в груди, когда я поднял взгляд к её глазам. Возвышаясь над ней, я почувствовал, что мне стало ещё сложнее оставаться в своей человеческой форме. Слишком много эмоций разрывало меня, но этот синяк выглядел, как отпечаток руки. Как если бы кто-нибудь сжимал её запястье слишком сильно. Мысли о Бетани и даже о Доусоне отошли на второй план. Кто-то причинил ей боль? Я был более чем уверен, что это-Блейк.

— Ты уверена, что именно так все и было? Потому что если нет, только скажи мне, и я разберусь с этой проблемой.

Её смех был неуверенным, но она закатила глаза.

— Да, Деймон, так и было.

Черт.

Пристально смотря на неё, я должен был сделать выбор. Либо я поверю ей, либо же убью Блейка без реальных доказательств его виновности. Хотя мне не нужны были какие-либо доказательства, чтобы избавиться от него. Кэт улыбнулась мне, и я резко выдохнул. Она бы не врала насчет этого, потому что этот синяк был ничем по сравнению с ножом, брошенным в неё. Тренировки не должны были оставлять синяков, и я бы не поверил, что она защищает его.

Я снова сел на диван, концентрируясь на мыслях о Бет и Доусоне. Крошечная искра надежды загорелась глубоко в груди, но я боялся — черт, был в ужасе, цепляться за неё. Если я это сделаю, и Доусон не будет жив, это будет, словно потерять его снова.

— Только не рассказывай Ди об этом, ладно? — сказал я. — Пока мы не получим хоть какие-нибудь подтверждения. Я не хочу, чтобы она узнала о том, чего мы и сами пока не знаем наверняка.

— Как ты собираешься достать эти подтверждения? — спросила она.

— Ты сказала, что видела Бетани с Воном, верно?

Она кивнула.

— Ну, я узнаю, где он живет. И он, наверное, знает, где Бет и что случилось с Доусоном.

— Как ты узнал, где он живет?

Когда он был назначен присматривать за нами, я убедился, где живет этот ублюдок.

— У меня есть свои способы.

Кэт побледнела.

— Подожди. О, нет, ты не можешь следить за ним. Это безумие и опасно!

Я изогнул бровь.

— Как будто тебе не все равно, что со мной происходит, Котенок.

Её рот открылся.

— Мне не все равно, придурок! Обещай мне, что не будешь делать глупостей.

Действительно ли она беспокоилась за меня? Кто знает?

— Я не буду давать обещаний, которые все равно не сдержу.

— Аргх! Ты одно расстройство. Не надо было говорить тебе, теперь ты обязательно сделаешь какую-нибудь глупость.

— Я не собираюсь делать никаких глупостей. И даже если то, что я планирую, является рискованным, и безумным, это хорошо продуманный уровень глупости.

Она закатила глаза.

— Это обнадеживает. В любом случае, откуда ты узнаешь, где он живет?

— Поскольку мы находимся в окружении людей, которые потенциально хотят навредить моей семье, я стараюсь, следить за ними так же, как они следят за мной — Я откинулся назад, вытянув руки, пока моя спина не изогнулась. Когда я застал её разглядывающей меня, я поборол желание указать ей на это. — Он снял квартиру в Мурфилде, но я не уверен, какую именно.

Она поерзала на диване, зевая.

— Что ты собираешься делать? Наблюдать за его домом?

— Да.

— Что? Ты фанат Джеймса Бонда?

— Возможно, — ответил я. — Мне просто нужна незаметная машина. Твоя мама работает завтра?

Её брови поднялись.

— Нет, она с вечерней смены и, вероятно, будет спать, но…

— Ее машина прекрасно подходит. — Я подвинулся ближе к ней. — Даже если Вон видел ее машину, он вряд ли вспомнит, что она принадлежит ей.

— Я не позволю тебе взять мамину машину.

— Почему нет? — Я улыбнулся ей. — Я хороший водитель.

— Не в этом дело. — Она облокотилась на подлокотник дивана. — Я не могу позволить тебя взять ее машину без меня.

Я нахмурился.

— Ты не участвуешь в этом.

Её тело напряглось.

— Ты хочешь машину моей мамы, значит, ты получишь меня вместе с ней. Это два в одном.

Опустив подбородок, я вглядывался в неё.

— Получить тебя? Сейчас это сделка звучит гораздо интересней.

Её щеки вспыхнули.

— В качестве партнера, Деймон.

— Хм. — Встав, я отошел от дивана и остановился в дверном проеме. — Будь готова завтра после школы. Избавься от Варфоломея любыми способами. И не говори ему ни слова об этом. Мы с тобой будем играть в шпионов в одиночку.

На следующий вечер, как только потемнело, я направился на улицу и стал ждать Кэт с машиной её мамы. У меня не было плана как токового. Я думал действовать по обстановке, но если я увижу Вона, я собирался немного с ним побеседовать. И ничто не могло меня остановить.

Немногим после пяти тридцати вышла Кэт, тихо закрывая дверь за собой. Я протянул руку, чтобы взять ключи.

— Нет. То, что автомобиль мамин означает, что поведу я.

Я бросил ей мрачный взгляд, но не хотел тратить время на ссору. Я обошел машину и забрался в нее с пассажирской стороны. И незамедлительно опознал, что поездка будет не очень комфортной. Это машина была создана для лилипутов.

Кэт взглянула на меня, когда включила зажигание и рассмеялась.

Ноги не умещались, и я нахмурился на неё, хотя снова услышать её смех было приятно, действительно приятно. Когда Кэт разворачивала машину, она включила рок-станцию, и чтобы просто её побесить, я переключил радио на станцию, которая проигрывала нонстоп Элвиса. Поездка в Мурфилд не была долгой, но по тому, как она выглядела прямо сейчас, можно было подумать, что дорога займет несколько часов.

Подбородок Кэт недовольно выступал, и я скрыл усмешку, повернувшись к окну.

— Итак, как же ты избавилась от Баттера?

— Я сказала, что у меня есть планы с моей мамой. И я не провожу все свое свободное время с Блейком.

Я фыркнул.

— Что? — Была пауза, затем она сказала. — Что? Ты знаешь, чем мы с ним занимаемся. Мы же не гуляем и не смотрим фильмы.

— Действительно ли я знаю, чем вы занимаетесь? — тихо спросил я, уставясь на мелькающие за окном деревья, в то время как мы выехали на шоссе.

— Да.

Челюсть сжалась, и я повернулся, придвинувшись к ней настолько, насколько это было возможно в ограниченном пространстве.

— Знаешь, ты не обязана всю свою жизнь тренироваться с Бредли. Ты можешь взять перерыв.

— Ты можешь присоединиться к нам. Мне нравилось… когда ты помогал, когда ты был там, — призналась она.

Мне тоже нравилось помогать ей до тех пор, пока Придурок не попытался убить её.

— Ты знаешь мое отношение к этому, но ты должна прекратить избегать Ди. Она скучает по тебе. И это все усложняет.

— Мне жаль.

— Ты сожалеешь? — Я моргнул. — О чем? О том, что оказалась паршивым другом?

— Я не хочу быть паршивым другом, Деймон. — Злость наполнила её голос. — Ты знаешь, почему я так веду себя. Разве не ты сказал мне, чтобы я держала ее подальше от этого? Просто скажи Ди, что мне жаль, ладно?

— Нет.

— Мы можем не разговаривать?

— Тоже нет, — сказал я, и кроме того, что я дал ей указания насчет того, как подъехать к месту, где жил Вон, я больше ничего не сказал. Пока она не припарковалась на полдороги, между шестью домами, я прищурился. — Как протекают твои тренировки?

— Если бы ты переступил через свое упрямство, то знал бы.

Я ухмыльнулся.

— Ты все еще умеешь замораживать вещи? Перемещать предметы? — Когда она кивнула, я присмотрелся к ней. — Были ли у тебя неожиданные вспышки силы?

— Нет.

— Тогда почему ты до сих пор тренируешься? Цель тренировок было научиться контролю. Он у тебя есть.

Она простонала.

— Это не единственная причина, Деймон. И ты знаешь это.

— Очевидно, я не знаю, — ответил я, откинувшись на своем месте. Иисус, мои ноги начинали неметь.

— Боже, как же я люблю, когда ты лезешь в мою личную жизнь, но при этом не хочешь быть частью ее.

— Мне нравится обсуждать твою личную жизнь. Она, как правило, очень занимательна и в ней всегда находится повод посмеяться.

— Ну, а мне не смешно, — отрезала она.

Я вздохнул, когда поерзал в кресле, но это было бесполезно.

— Эта машина — отстой.

— Это была твоя идея. С другой стороны, я думаю, что машина идеального размера. Но это, наверное, потому что я не огромная, словно гора.

Я хмыкнул.

— Ты размером с маленькую тоненькую куклу.

— Если ты скажешь, пустую куклу, я тебя ударю. — Она накрутила цепочку ожерелья на палец. — Понятно?

— Да, мэм. — Я наблюдал, как она уставилась вперед. Прошло несколько секунд, прежде чем она зевнула. Несмотря на то, что ближайшие уличные фонари отбрасывали не так много света на машину, я мог видеть усталость в каждой черте её лица. Я видел это каждый день, и она становилась хуже и хуже.

Я вздохнул.

— Я предупредил тебя. Ди волнуется. Она не прекращает просить меня проведать тебя и узнать, что не так, с тех пор, как ты больше с ней не общаешься.

— О, так мы опять вернулись к тому, что ты делаешь все, чтобы сделать сестру счастливой? Получаешь бонусные баллы за то, что задаешь вопросы?

— Нет. — Я протянул руку, мягко поймав её подбородок и заставляя посмотреть на меня. — Я волнуюсь. Я волнуюсь из-за множества разных причин и ненавижу это — я ненавижу чувство, что не могу ничего сделать. Эта история повторяется, и я вижу это ясно, как белый день, но не могу остановить.

Её грудь поднялась в мягком вдохе, когда её глаза искали мои. Подняв сою руку, она обернула пальцы вокруг моего запястья, резко вздохнув, когда статический заряд перепрыгнул с моей кожи на её. Она ничего не сказала, как всегда, но в тот момент, когда она вглядывалась в меня с острым чувством отчаяния, я понял, она не просто затихла. Там были слова, которые она хотела сказать. Они были в её глазах и напряженных чертах её прекрасного лица. Они повисли в воздухе между нами, так и не произнесенные.

— Прости меня, — прошептала она.

— За что?

— За все: за то, что я не гуляю с Ди, за то, что я ужасная подруга Лесе и Кариссе. — Она оттолкнула мою руку, когда вернулась к изучению лобового стекла, несколько раз моргнув. — И мне жаль, что я не могу прекратить тренировки. Я понимаю, почему ты не хочешь этого. Я правда, понимаю. Я понимаю, что ты не хочешь, чтобы я была в опасности, и что ты не доверяешь Блейку. Прежде всего, я знаю, что ты боишься, что я могу закончить, как Бетани и Доусон — неважно, что на самом деле случилось с ними — и ты хочешь защитить меня от этого. Я понимаю. И знание того, что все это причиняет тебе боль, убивает меня, но ты должен понять, почему я должна быть в состоянии контролировать и использовать свои способности.

— Кэт…

— Позволь мне закончить, хорошо? — Она взглянула на меня, и когда я кивнул, она продолжила. — Речь не только о тебе и том, чего ты хочешь. Или чего ты опасаешься. Речь обо мне: о моем будущем и моей жизни. Конечно, я не знаю, что я хотела бы делать в своей жизни, когда пошла бы в колледж, но теперь я встретилась лицом к лицу с будущим, в котором, если я попытаюсь покинуть район бета-кварца, на меня начнут охотиться. Как и за тобой. Моя мама будет в опасности, если Аэрум увидит меня и проследит за мной до дома. И к тому же вся эта хрень с МО.

Её руки сжали обсидиан.

— Я должна быть в состоянии защитить себя и людей, которые мне дороги. Потому что я не могу надеяться, что ты всегда будешь рядом, чтобы защитить меня. Это неправильно и несправедливо по отношению к любому из нас. Вот почему я тренируюсь с Блейком. Не для того, чтобы позлить тебя. Не для того, чтобы сблизиться с ним. Я делаю это потому, что так я могу быть рядом с тобой как с равным, не тем, кого тебе нужно защищать. И я делаю это для себя, чтобы я могла не зависеть ни от кого, чтобы могла защитить себя.

Я откинулся на сидении, закрыв глаза. Все эти ужасные вещи, которые я сказал ей, когда в первый раз встретил её о том, что она слабая и не достаточно хороша, ударили меня прямо по лицу. Я стал причиной того, что у неё появилась и разожглась эта потребность.

— Я знаю, — сказал я, спустя несколько минут, осознав, что, скорее всего, я знал это все время, но не мог заставить свою задницу признаться в этом. — Я знаю, почему ты хочешь делать это. И я уважаю это. Правда. Но это трудно стоять в стороне и позволять этому происходить.

— Ты не знаешь, что произойдет, Деймон.

Потирая челюсть, я уставился в лобовое стекло. Крошечные хлопья снега летели вниз, тая в тот же момент, как падали на капот.

— Это тяжело. Это все, что я могу сказать об этом. Я уважаю, то, что ты хочешь делать, но это тяжело.

Долгое время прошло в молчании, и тогда Кэт продолжила разговор.

— В любом случае, что мы будем делать, если увидим Вона?

— Я еще не думал об этом.

— Вау. Это хороший план. — Она сделала паузу. — Я очень сомневаюсь, что Бетани находится в одном из этих домов. Просто это было бы слишком опасно для них.

— Я согласен, но почему тогда они взяли её с собой в общественное место? Где любой мог увидеть ее?

Она покачала головой.

— У меня сложилось впечатление, что Вон не был очень счастлив из-за этого. Может быть, она сбежала?

Я посмотрел на неё.

— Это имело бы смысл. Вон, ну, он всегда был простофилей.

— Ты знаешь его?

— Не очень хорошо, но он начал работать с Лейном за несколько месяцев до того, как Доусон «исчез». — Последнее слово было тяжело произносить. — Лейн приглядывал за нами, Бог знает сколько времени, а потом с ним появился Вон. Он был там тогда, когда они рассказывали нам о Доусоне и Бетани. — Горькие воспоминания застряли в горле. — Лейн выглядел искренне расстроенным. Как будто Доусон был не погибшим пришельцем, а человеком. Может быть, он привязался к Доусону за эти годы. Видишь ли, — я прочистил горло. — Доусон производил такой эффект на людей. Даже когда он умничал, он не мог не понравиться. Во всяком случае, Вон волновался не меньше.

Кэт протянула руку в маленькое пространство между нами и сжала мою ладонь. Я посмотрел на неё, и спустя мгновение положил свою руку на её. Что-то неопределенное вспыхнуло между нами — сильнее, чем физическое влечение, намного более глубокое. Я убрал руку, наблюдая за снегом, падающим большими хлопьями.

— Знаешь, о чем я думал?

— О чем? — спросила она после секундного промедления.

Я откинулся на сидение, чтобы уберечь ноги от спазмов.

— Если МО знает, что мы можем, никто из нас не в безопасности. Не то, чтобы мы когда-нибудь были в полной безопасности, но это меняет все. — Я посмотрел на неё. — Мне думаю, я не сказал тебе спасибо.

— За что?

— За то, что сказала мне о Бетани. — Я слегка улыбнулся.

— Ты должен был знать. Мне следовало… Подожди. У нас есть один.

Две фары повернули на дорогу. Это была уже, по меньшей мере, пятая машина, заехавшая сюда, но это был внедорожник. Я сощурился.

— Это Экспедишн.

Черный Экспедишн замедлился и въехал на подъездную дорожку у одноэтажного дома. Водительская дверь открылась, и вышел Вон, нахмурившись, когда поднял свой взгляд к небу. Мои руки свернулись в кулаки. Другая дверь закрылась, и фигура попала под свет.

— Проклятье, — сказал я, распознав женщину. — Нэнси с ним.

— Ну, ты же не собирался разговаривать с ним, верно?

Я пожал плечами.

— Да, что-то вроде того.

— Это безумие. Что ты собирался делать? Ворваться в дом и требовать ответы на вопросы? — Когда я кивнул, она открыла рот от удивления. — Тогда что дальше?

— Еще одна вещь, которую я ещё не проработал.

— Черт, — пробормотала она. — Ты завалил весь наш шпионаж.

Я хмыкнул.

— Ну, сегодня мы уже ничего не сможем сделать. Если бы исчез один, то это не страшно, но вот исчезновение двоих из них вызовет слишком много вопросов.

Они скрылись в доме. Свет зажегся внутри, и затем кто-то, полагаю Нэнси, прошла перед окном. Занавески были зашторены.

— Хах, сказала Кэт. — Приватная встреча, да?

— Может, у них что-то похожее на «наклонись-чика-пау-вау».

Она посмотрела на меня.

— Фу.

— Она определенно не в моем вкусе. — Мой взгляд опустился на её губы. — Но сейчас это занимает все мои мысли.

— Кобель, — сказала она, слегка бездыханно.

— Ну, если ты поласкаешь меня, то я…

— Даже не заканчивай это предложение. — Её губы дрогнули. — И убери это невинное выражение с лица. Я знаю…

Кэт вскрикнула, дернувшись в сидении. Её голова ударилась о крышу машины.

— Что? — потребовал ответа я.

— Аэрум, — ахнула она, вытаскивая кусочек обсидиана из-под свитера. — Аэрум неподалеку! У тебя что, нет с собой обсидиана?

Напряженно, я осмотрел дорогу. Я ничего не чувствовал. Странно.

— Нет. Я оставил его в своей машине.

Она уставилась на меня.

— Серьезно? Ты оставил единственную вещь, которая убивает твоих врагов, в своей машине?

— Вообще-то для того, чтобы убить их, обсидиан не обязателен. Оставайся здесь. — Я начал открывать дверь, но она схватила меня за руку. — Что?

— Ты не можешь выйти из машины. Мы прямо перед их домом! Они увидят тебя, — заявила она, и проклятье, я ненавидел логику. — Мы по-прежнему достаточно близко к Горам?

— Да, — прорычал я. — Они защищают нас на пятьдесят миль во всех направлениях.

— Тогда просто посидим еще.

Я не был фанатом спокойного наблюдения, но согласился, когда тень появилась на дороге. Я медленно покачал головой. Как я не почувствовал его? Аэрум скользнул к обочине и прошел по тонкому слою снега. Его путь стал очевидным. Аэрум направлялся к дому Вона.

— Что за черт? — Я положил руки на приборную панель.

Аэрум приобрел форму, он был одет в черный пиджак. Его бледные светлые волосы слегка пошевелились, когда он подошел к входной двери и прижал свой палец к дверному звонку. Вон открыл дверь и состроил гримасу. Его рот задвигался, и я распознал имя, затем он отступил в сторону, пропуская Арума внутрь дома.

— Святые яйца обезьяны, — сказала она. — Этого просто не может быть.

Я откинулся на сидении. Ярость быстро росла во мне.

— Может. И я думаю, мы обнаружили то, как МО узнало, на что мы способны.

— МО и Арумы работают вместе? Милый инопланетный ребенок… Почему?

— Вон произнес имя — Резидон. Я прочитал по его губам.

— Что нам теперь делать?

— Что я хочу сделать, так это взорвать их дом, но это привлечет слишком много внимания.

Она поджала губы.

— Не сомневаюсь.

Был один человек, с которым мы могли поговорить, которому мы могли доверять, потому что об этом мы должны были рассказать кому-нибудь. То, что мы увидели с Кэт, касалось не только нас.

— Мы должны увидеться с Мэтью, — сказал я. — Сейчас.


Глава 19 | Забвение | Глава 21



Loading...