home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Мертвец должен был быть с МО. Иначе у меня не было ни одной догадки, почему он был одет так, чтобы сливаться со снегом.

Черт.

Лужица крови образовалась под головой человека, он был ранен либо когда влетел в окно, либо до этого. Обугленное пятно в центре груди мужчины предполагала, что он не просто упал с неба, и затем полетел в окно.

Сердце Кэт колотилось, как стальной барабан.

— Деймон…?

Она видела это, хотя никогда не должна была. Развернувшись, я проскользнул обратно в свою человеческую форму. Я положил руки на ее талию и отвел ее от края кровати.

— Это оф-фицер Министерства Обороны, — заикаясь, произнесла она, а затем попыталась высвободиться из моих рук. — Тот самый…

Ее слова оборвались, когда Доусон появился в дверях спальни. Его глаза светились белым светом.

— Этот тип что-то вынюхивал, — сказал он. — Прячась за деревьями.

Моя рука опустилась с талии Кэт, когда я уставился на своего брата. Я был в шоке. Он сделал это? И это было большее, что я услышал от него, после возвращения к нам.

— Ты…ты сделал это? — спросил я.

Доусон взглянул на тело.

— Он следил за домом и фотографировал. — Подняв руку, он показал что-то, напоминающее расплавленную камеру. — Я его остановил.

Черт, и что я должен был на это ответить?

Я повернулся обратно к телу, встал на колени и застегнул изолированный белый пуховик. Зловоние сгоревшей плоти наполнило воздух, заставляя Кэт отойти подальше.

Я посмотрел через плечо и увидел, как она прижимает свой сжатый кулак ко рту.

Я повернулся обратно к мужчине. Дыра была прожена в его груди. Обычно Источник просто испепелял человека.

— И куда ты целился, братишка? — Я отпустил куртку. Напряжение стянуло мои мышцы. — В окно?

— Я давно не практиковался, — ответил Доусон.

Не практиковался?

— Моя мама убьет меня, — пробормотала Кэт. — Вот теперь она точно меня убьет.

Встав на ноги, я повернулся к своему брату. Впервые, я не его. Беспокойство разедало меня, словно гангрена. Доусон не просто остановил человека.

Он убил его, и в безучастном выражении его лица не было ни капли раскаяния. Он на самом деле… он напомнил мне меня самого, и это был не Доусон.

Доусон не убивал.

***

Глубоко в лесу я стоял рядом с Мэтью, мы оба смотрели на угосающий интенсивный белый свет. Весь снег растаял, обнажив выжженную землю, где мы бросили тело офицера МО. Ничего кроме мокрых комков пепла не осталось.

Я медленно выдохнул, поднимая взгляд на покрытые снегом ветви.

— Доусон… он изменился, Мэтт.

Мэтью немного помолчал.

— Ты действительно ожидал, что он не изменится? МО держало его в заточении слишком долго. — Он поднял руку, проведя пальцами по светло-каштановым волосам. — Но это? Доусон никогда бы не…

— Убил. — Я сделал шаг назад, наблюдая как ветер развевает прах. — Министерство обороны наблюдает за нами — они по-прежнему могут наблюдать за нами, а теперь он еще и убил одного из них.

— Ты убил троих агентов, — указал Мэтью.

— Да. — И это отстойно, прерывать их жизни. Это все меня очень беспокоило, но если бы мне пришлось сделать это снова, я бы сделал. Я посмотрел на Мэтью. — Нет ни единого шанса, что они не знают, что Доусон свободен и с нами. Даже если он им больше не нужен, как они могут просто смириться с этим? Наверняка они в курсе, что мы знаем о похищении Лаксенов. Почему они не стучат в наши двери и не приходят за нами? Это не имеет смысла.

— Все не так просто. — Он повернулся лицом ко мне. — Мы должны быть осторожны. Больше, чем когда-либо прежде.

— Они больше не одержат верх, — сказал я, прищурившись, когда ветер снова бросил снег в глаза. — Мы знаем, что они задумали.

— Да.

Мы направились обратно к дому Кэт. Все были взборе — Ди вместе с Эндрю и Эш. Им должно быть было тяжело находится в ее доме. Когда я вошел, они оба стояли, уставившись на то место, где умер Адам.

Доусон был у окна, где раньше стояла елка, и смотрел в него. Он засунул руки в карманы и уперся лбом в стекло. Он выглядел потерянным, и, черт возьми, меня убивало то, что я не мог ничего сделать, чтобы изменить это. Ди присела на подлокотник кресла, ее взгляд не сходил с Доусона.

Мы позаботились о разбитом окне наверху. Мэтью принес все необходимое — брезент, молоток, и гвозди. Это был не лучший способ починки, но единственный на данный момент.

Спустившись вниз, я прошел туда, где сидела Кэт. Она придвинулась ближе ко мне, когда я сел рядом и обнял ее за плечи. Она вздрогнула, хотя не мерзла. Другой рукой я затянул шнурки ее толстовки.

— Мы все сделали.

— Спасибо, — прошептала она, положив голову мне на плечо.

Мой взгляд скользнул к Доусону.

— Никто не заметил рядом какой-нибудь машины?

— У подъездной дороги стоял «Экспедишн», — сказал Эндрю. — Я его сжег.

Мэтью сидел на краю кресла, и выглядел так, словно нуждался в крепкой выпивке.

— Наверное, это правильно, хотя…

— Никаких «хотя», — воскликнула Эш. Я посмотрел на нее. Ее волосы были грязными и безвольно свисали у ее бледного лица. Она была в спортивном костюме, до этого Эш всегда выглядела идеальной. Я никогда не видел, чтобы она надевала что-то кроме коротких юбок или облегающих джинсов. — Убит еще один служащий Министерства Обороны! Уже который по счету? Второй?

Видимо она еще не слышала про двоих других.

Эш заправила прядь волос за ухо.

— Вы что, не понимаете? Начнется расследование. Люди не исчезают просто так.

— Люди все время исчезают, — тихо сказал Доусон, не оборачиваясь, его слова, словно выкачали кислород из комнаты, потому что он был прав.

Светлые сапфировые глаза Эш скользнули к нему. Ее рот открылся, но затем она поджала губы и медленно покачала головой.

— Так что там с фотоаппаратом? — спросил Мэтью.

Кэт наклонилась и взяла в руки расплавленную камеру.

- Если там и были фотографии, посмотреть их не удастся.

Доусон обернулся.

— Он следил за этим домом

— Мы уже поняли, — сказал я, придвинувшись вперед.

Он склонил голову набок.

— Какая вам разница, что там были за фотографии? Они следили за тобой. И за всеми нами.

Кэт вздрогнула.

— И все же в следующий раз стоит… ну, не знаю, может, сначала поговорить, а уж потом… бросаться людьми в окно. — Я скрестил руки. — Можно хотя бы попытаться.

— А еще мы даже можем и отпустить убийц?! — сказала Ди, ее голос дрожал, когда глаза засверкали от ярости. — Потому что именно так все и произойдет. Этот тип мог бы запросто убить кого-нибудь из нас, а мы его потом просто отпустим.

— Ди, — сказал я, вставая и направляясь в ее сторону. — Я понимаю…

— Хватит, Деймон. — Ее нижняя губа задрожала. — Ты уже один раз позволил Блейку уйти. — Она бросила взгляд на Кэт. — Вы оба отпустили его тогда.

Я покачал головой, когда опустил руки.

— Ди, по-моему, смертей в тот день было более чем достаточно.

Ди вздрогнула. Не говоря ни слова, она обняла себя за талию. Заговорила Эш, и то, что она сказала, удивило меня до чертиков.

— Адам бы этого не захотел. Чьей-то смерти, я имею в виду. Он же у нас был пацифистом.

— Жаль только, что самого Адама мы уже спросить не можем, потому что… — спина Ди напряглась. — Он мертв.

— Вы с Кэт не только позволили Блейку уйти, вы лгали нам. Ладно, от нее, — Эндрю жестом указал на Кэт. — Я ничего другого и не ждал, но ты, ты, Деймон? Ты все от нас скрывал, а в итоге Адам погиб.

Кэт встала.

— Он погиб вовсе не из-за Деймон! Не нужно все валить на него.

Я начал ее успокаивать.

— Кэт…

— Тогда чья? — спросила Ди. — Твоя?

Она резко вдохнула, но встретила взгляд моей сестры.

— Да, моя.

Черт.

Мэтью вскочил на ноги.

— Ладно, ребята, хватит. Взаимными обвинениями и драками тут не поможешь.

— Зато после хорошей драки себя лучше чувствуешь, — пробормотала Эш, закрыв глаза.

Кэт опустила подбородок, когда снова села, на этот раз на край журнального столика. Она быстро заморгала, когда сложила руки на коленях, сжимая их так сильно, что костяшки ее пальцев побелели.

— Не время ссориться, — продолжил Мэтью. — Мы уже понесли так много утрат.

Все молчали, и я подумал, что вероятность, что мы будем ладить, находилась где-то между «не произойдет» и «никогда не произойдет».

Затем Доусон заговорил.

— Я собираюсь отыскать Бет.

Все мы обернулись к нему и затихли. Только Кэт оставалась спокойной, когда смотрела на него. Я заговорил, двигаясь к нему.

— Даже думать об этом не смей!

— Это слишком опасно. — Ди тоже встала, ее руки были сложены вместе. — Тебя поймают, а я этого не переживу.

Губы Доусона скривились.

— Я обязан ее вернуть. Простите меня.

— Он с ума сошел, — прошептала Эш, широко распахнув глаза. — Он просто ненормальный!

Мой брат пожал плечами, когда Мэтью подался вперед.

— Доусон, мы все в курсе, как много Бет значит для тебя, но ты не сможешь ее вернуть. Пока мы не разберемся в том, что вообще здесь происходит.

Необузданный гнев вспыхнул в глазах Доусона, придавая им ярко зеленый оттенок, и это была первая демонстрация эмоций, что я видел.

— Я уже во всем разобрался. Мне прекрасно известно, что они собираются с ней сделать.

Я не мог поверить в услышанное. Пройдя вперед, я остановился перед братом, готовый заставить его стоять там вечно, если в этом будет необходимость.

— Я не могу позволить тебе сделать это. Ни за что! Заруби себе на носу.

Доусон не отступил.

— Ты не можешь мною командовать. У тебя нет на это права и никогда не было.

— Я вовсе не командую, Доусон, и никогда не пытался. Но ты только что вернулся с того света, мы не хотим вновь потерять тебя.

— Я по-прежнему как в аду, — ответил он, его глаза встретили мои. Я почти увидел прежнего моего брата в этом гневном взгляде, того, кто пошёл в кино и не вернулся. — И если ты только попытаешься меня остановить, мне придется забрать тебя с собой.

И это небольшое напоминание о прежнем Доусоне исчезло.

— Доусон…

Порыв ветра пронесся через гостиную, развевая шторы и листая страницы всех книг и журналов в комнате. Кэт вдруг встала рядом со мной, положив свою маленькую ладонь на мою руку.

— Ладно, — сказала она. — Уровень инопланетного тестостерона явно зашкаливает! Разбитое окно, труп, и теперь еще драку хотите устроить?! Если вы немедленно не прекратите, я сама надеру вам задницы.

Я посмотрел на Кэт, мои брови поднялись, и не только я один пялился на нее.

— Что? — Ее щеки вспыхнули.

Кривая улыбка растянула уголки моих губ.

— Остынь, Котенок. Или дать тебе клубочек поиграться?

Ее глаза сузились.

— Не вздумай даже продолжать в таком духе.

Я ухмыльнулся, а затем вновь перевел взгляд на своего брата. Мое сердце екнуло. На его лице отражалась другая эмоция. Удивление. Он смотрел на Кэт взглядом, полным удивления, и черт… комок образовался у меня в горле.

Взгляд Доусона переместился с нее на меня, его лицо стало мрачным, глаза закрылись. Он был непробиваем, словно толстый лед. Он развернулся и вышел из комнаты. Дверь захлопнулась за его спиной.

И я знал в тот момент, что Доусон не просто изменился. Он стал… он стал мной, и как я, готов был на все, чтобы вернуть Бетани.

Он готов был рисковать всеми нами.

***

Доусон был наверху, уединился в своей спальне. По крайней мере, он не бродил по лесу, что было уже хорошей новостью.

Аппетит пропал, и я бросил несъеденный сэндвич с индейкой на тарелку.

Ди едва коснулась своего бутерброда, и я знал, даже не проверяя, что еда для Доусона была по-прежнему там, где я ее оставил, на столе в его спальне.

Откинувшись на спинку стула, Ди подняла взгляд на меня.

— Кэт… она пыталась заговорить со мной, когда я выходила из ее дома.

Я напрягся.

— Я не готова говорить с ней, — продолжила она, когда подняла край сэндвича. — Я не знаю, буду ли когда-нибудь готова.

— Будешь.

Ди медленно покачала головой.

— Я не знаю, Деймон.

Я подался вперед, положив локти на стол.

— Ты простила меня, не так ли?

Гнев блеснул в ее взгляде, и я подумал, что, это, возможно, было не самое мудрое высказывание.

— Я не совсем простила тебя. Давай проясним этот вопрос. Ты обманул меня, и отпустил Блейка.

— Но ты разговариваешь со мной.

— Ты мой брат. Я должна говорить с тобой. — Ее глаза закатились, когда она скрестила руки на груди. — И ты не убивал Адама.

— Как и Кэт.

Она поджала губы.

— Если бы она…

— Кэт никогда не хотела, чтобы это произошло, и ты это знаешь, Ди. Думаешь она не чувствует себя виноватой в том, что случилось? Думаешь, это не тревожит ее? Она не сказала тебе правду, потому что не хотела втягивать тебя, к тому же она попыталась заставить вас двоих держаться подальше от ее дома. Вы сами решили войти туда, и ты знаешь, если бы Адам остался в живых, он сделал бы то же самое снова. — Я сделал паузу, когда Ди отвела взгляд. — Как и ты.

Я встал на ноги и схватил наши тарелки.

— Мы должны держаться вместе, потому что мы понятия не имеем, что произойдет дальше, знаем только, что что-то будет.

Я выбросил остатки еды в мусорное ведро, а затем вышел из комнаты, остановившись на секунду в дверном проеме.

— Я скоро вернусь.

Иными словами, я хотел сказать, не уходи. Присматривай за Доусоном.

Я вышел на улицу, в морозный воздух, чтобы патрулировать, все мои органы чувств обострились, когда я почувствовала теплое покалывание вдоль моей шеи. Я посмотрел на дом напротив и перестал двигаться. Может быть, даже перестал дышать ненадолго.

Перед домом Кэт стоял снеговик, однобокий снеговик без рук или лица, его не было раньше. Рядом с ним Кэт сидела на снегу спиной к моему дому.

Небольшая улыбка появилась на моих губах, когда гнев ослаб. Я спустился с крыльца и подошел к ней, мои шаги была тихими. Кэт не заметила меня, что было удивительно, учитывая нашу связь.

— Что ты здесь делаешь, Котенок?

Она вздрогнула, а затем развернулась.

— Да вот, снеговика лепила.

Я взглянул на него.

— Вижу. Только ты его не долепила.

— Да, — сказала она угрюмо.

Небольшая улыбка увяла на моих губах.

— Но это никак не объясняет, почему ты сидишь в снегу. У тебя же джинсы насквозь промокли. — Я задумался на мгновение, а затем усмехнулся. — Постой-ка, значит, я смогу хорошенько рассмотреть тебя пониже спины.

Кэт рассмеялась.

Наслаждаясь звуком ее смеха, я упал в снег рядом с ней, поджав ноги. Пару минут мы молчали, затем я наклонился и легонько подтолкнул ее плечом.

— Все-таки, что ты тут забыла?

— Как там Доусон? Удрал от тебя?

То, как она избегала моих вопросов, было так же незаметно, как звук сирены в шесть утра, но я притворился, что не заметил этого. Пока.

— Пока нет, потому что я ходил за ним по пятам, как нянька за младенцем. А может, ему колокольчик на шею повесить?

Она тихо засмеялась.

— Вряд ли он этому обрадуется.

— Да мне уже без разницы. — Капля гнева просочилась в мой тон. — Совершенно очевидно, что попытка вернуть Бет ничем хорошим не кончится.

— Деймон, ты…

— Что?

— Почему не схватили Доусона? Абсолютно очевидно, что, сбежав, он вернется к семье, к тому же за нами явно следят. — Она указала на мой дом. — Почему же его не арестуют? Почему не арестуют всех нас?

Я уставился на однобокого, незаконченного снеговика.

— Не знаю. Хотя кое-какие подозрения у меня есть.

— Какие?

— Ты действительно хочешь узнать?

Кэт кивнула.

— Думаю, Министерству Обороны были известны намерения Уилла. И то, что он собирается освободить моего брата. — Я сделал паузу, собираясь с мыслями. — Ему позволили это сделать.

Она сделала неглубокий вдох, когда взяла горсть снега.

— Я тоже так думаю.

Я посмотрел на нее.

— Но вот вопрос: зачем им это понадобилось?

— Вряд ли за этим кроется что-то хорошее. — Она просеяла снег через пальцы в перчатках. — Разумеется, это ловушка.

— Мы будем готовы, — сказал я, потому что у нас не было другого выбора. — Не волнуйся, Кэт.

— Я не волнуюсь, — ответила она, и мы оба знали, что это неправда. — Так или иначе, нам нужно быть на голову впереди них.

— Верно. — Я вытянул ноги, не обращая внимания на холодный, тающий подо мной снег. — Хочешь узнать, как нам удается оставаться незамеченными среди людей?

— У вас настолько мерзкий характер, что никто не хочет с вами общаться? — Она широко улыбнулась.

— Очень смешно. Не пори чепухи. Мы притворяемся. Делаем вид, что ничем не отличаемся от людей, и что все идет своим чередом.

— Извини, не понимаю.

Я лег на снег.

— Все очень просто. Если мы притворимся, что в возвращении Доусона нет ничего подозрительного, и мы понятия не имеем о том, что кому-то известно о наших способностях, то выиграем время и сможем что-нибудь выяснить о планах Министерства.

Она посмотрела на меня с небольшой улыбкой на губах.

— Думаешь, рано или поздно они ошибутся?

— Откуда мне знать? Ставить на это я бы не стал, но мы получим кое-какое преимущество. К тому же это все, что у нас есть.

Наши глаза встретились, и я усмехнулся, когда начал двигать руками и ногами по снегу. У Кэт вырвался смех.

— Присоединяйся, — предложил я, закрыв глаза. — Сразу увидишь все под новым углом.

Была пауза, затем я почувствовал, как она легла рядом со мной.

— Знаешь, я сегодня читала в интернете про Дедал.

— Да? — Я продолжил делать самого сексуального снежного ангела, известного человечеству. — Что ты узнала?

— Ну, там не было сайта «Добро пожаловать в Дедал: секретная правительственная организация».

— Неужели?

Она ударила меня по руке.

— Знаешь ли ты, что Дедал связан с греческой мифологией? Это парень, который создал лабиринт, где жил Минотавр, а еще он был отцом Икара. Знаешь, парня, который подлетел слишком близко к солнцу — его крылья создал Дедал.

— Ааа.

— Видишь ли, легенда гласит, что когда Икар поднялся в воздух, боги подпалили ему крылья, что заставило его упасть с неба и разбиться, это была своего рода форма пассивного наказания. Им не понравилось, что Дедал создал что-то, что давало смертным божественную способность такую, как полет.

— Я, технически, могу летать, — сказал я ей, и затем ухмыльнулся, когда она фыркнула. — Что? Я так быстр, что мои ноги даже не касаются земли.

— И твое высокомерие настолько велико, оно подводит меня к моему следующему пункту, — парировала она, и я ухмыльнулся. — Понимаешь, Дедал создавал вещи, которые улучшали человека. Он делал это любой ценой, как и правительство — так же, как «Дедал», который мы знаем сегодня. Они назвали себя в честь человека из греческого мифа, который мог дать другим божественные способности. Как «Дедал» пытается сделать в наши дни.

— Ну, конечно, за всем стоит мужское эго.

— Тебе лучше знать, — сказала она.

— Совсем не смешно!

Кэт усмехнулась, когда сделала еще один взмах руками и ногами.

— Итак, где же обещанная новая точка зрения?

Я хмыкнул.

— Подожди пару секунд. — Я встал на ноги, протянул руку и схватил ее за ладонь, потянув вверх. Я смахнул снег с ее спины.

Как только я закончил, мы посмотрели вниз на наших снежных ангелов. Ее был крошечный по сравнению с моим. Кэт сложила руки на талии.

— Кажется, что ангелы сейчас сами спустятся с небес.

— Это вряд ли. — Я развернулся, обнял ее за плечи и наклонился, оставив поцелуй на ее прохладной щеке. — Но ведь было здорово, разве не так? — Я подвел ее обратно к снеговику. — А теперь давай-ка закончим твоего снеговика. Видеть его такого не могу.


Глава 1 | Забвение | Глава 3



Loading...