home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Поскольку Блейк снова вернулся в игру и таскался за нами, словно репейник, который не хотел отцепляться, Кэт поехала в школу со мной утром в понедельник, а Доусон с Ди. После школы, мы сделали остановку на почте.

Ну конечно.

Кэт завалила меня пакетами, а когда мы добрались до ее дома, она сложила их на рабочем столе, ее пальцы задержались на желтых конвертах.

Я плюхнулся на кровать, скрестив руки за головой.

— Теперь можешь открыть их, если хочешь.

Она собрала волосы в небрежный пучок, когда обернулась ко мне.

— Я могу подождать.

Ухмыльнувшись, я скинул ботинки.

— Я знаю, что ты хочешь сделать это сейчас.

Кэт показала мне язык, когда подошла к другой стороне кровати и села лицом ко мне. Я подтолкнул ее бедро коленом.

— Ты там держишься? — спросил я.

Она кивнула, теребя шнурки своей толстовки.

— Да.

Я внимательно посмотрел на нее, зная, у нее на уме было кое-что другое, нежели возвращение Блейка и место, куда мы пойдем в среду вечером. Она говорила прошлой ночью с Ди, или хотя бы пыталась. Она не рассказала мне об этом, и Ди тоже, но я не думал, что все прошло хорошо.

Я похлопал место рядом со мной.

— Иди сюда.

Кэт пододвинулась.

— Ближе, — я снова похлопал возле себя

Она закатила глаза, но придвинулась.

Я поборол улыбку.

— Ложись со мной.

Последовал тяжелый вздох.

— Ты такой нуждающийся.

— Прямо сейчас я самый нуждающийся из нуждающихся.

Она покачала головой, но легла на бок рядом со мной.

— Счастлив?

Убирая прядь волос с ее лица, я претворился, что обдумываю это.

— Я счастлив, но я буду рад, если ты положишь свою голову…

Глаза Кэт сузились, когда она взглянула на меня.

— …на мою грудь, — закончил я с хитрой усмешкой.

Ее губы дернулись, а затем она положила щеку мне на грудь.

— Как теперь?

Я обнял ее за плечи.

— Гораздо лучше.

Она тихо засмеялась, положив руку мне на живот.

— Мне нравится, когда ты нуждающийся.

— Знаю. — Пару минут прошло в тишине. — Как вчера прошел твой разговор с Ди?

Ее пальцы сжали мою рубашку.

— Честно? Не очень.

Я протянул руку, положив ладонь на ее пальцы. Она вздохнула и добавила:

— Она говорит, что не готова разговаривать со мной, я, конечно, понимаю это, но… хочу поговорить, потому что скучаю по ней. Она была моей лучшей подругой.

— Она и сейчас твоя лучшая подруга.

Кэт не ответила.

Я перевернулся на бок и опустил голову. Эти прекрасные серые глаза были полны слез.

— Она все еще твоя лучшая подруга, — повторил я. — Ди по-прежнему заботится о тебе.

— Ты так думаешь? — прошептала она, касаясь моей щеки кончиками пальцев.

Поцеловав ее в кончик носа, я отстранился.

— Да.

Она слабо улыбнулась.

— Я знаю, что не время беспокоиться о моей дружбе, когда мы имеем дело с Блейком и Доусоном, Дедалом… и всем остальным.

Я провел рукой по ее бедру.

— Котенок, ты можешь думать о чем угодно. Главное, чтобы все это тебя не задевало.

— Могу сказать то же самое про тебя. — Она провела пальцами по моей челюсти. — Тебе нужно разбираться с кучей проблем.

— Ничего. — Мой голос понизился, когда рука напряглась на ее бедре.

Она наклонилась вперед, ее губы скользнули по моим.

— Как ты думаешь, что мы увидим в среду вечером?

— Понятия не имею. — Я укусил ее за палец, когда его кончик скользнул по моей нижней губе. — Я даже не уверен насчет этого клуба. Мартинсбург не такой уж и большой город.

— Больше этого, верно? Я знаю, он находится недалеко от больницы в Винчестере, где работает моя мама.

— Он больше этого, но опять же, как и большинство других городов.

Она улыбнулась.

— Интересно, кто такой Люк.

— Без понятия. Никогда о нем не слышал.

— Хм… — Она замолчала, и я знал, что Кэт хотела сказать еще что-то, но вместо этого она снова меня поцеловала.

И я не жаловался.

Сначала поцелуи были нежными и сладкими, словно сахарная вода, но вскоре они стали глубже, грубее. Не было ничего неуверенного в том, как она целовала меня или в том, как мой язык танцевал с ее. Я перевернулся, положив ее на спину. Ее руки обвились вокруг моей шеи, и пальцы сразу же опустились в мои волосы. Боже, она любила запускать их туда, и это была еще одна вещь, на которую я никогда не жаловался.

Переложив свой вес на руки, я навис над ней. Из моего горла вырвался стон, когда она обернула одну ногу вокруг моей талии.

Черт.

Я перенес вес на левую руку, и затем моя правая рука начала приятное медленное путешествие, когда я просунул ее под свитер Кэт. Ее спина изогнулась, когда мой палец слегка коснулся гладкой кожи ее живота.

Вспомнив, что ее мама может прийти в любой момент, я заставил себя притормозить, прервав поцелуй. Вытащить мою руку из-под ее свитера было, вероятно, одним из самых трудных вещей, что я когда-либо делал.

Ее ресницы поднялись.

— Твои глаза светятся.

Мои губы изогнулись в ухмылке.

— Я не удивлен.

Она провела пальцами по моим волосам, убирая короткие пряди со лба. Наши дыхания смешались, создавая теплое пространство между нашими ртами. Кэт прижалась лбом к моему, и когда она положила ладонь на мою щеку, то издала мягкий неглубокий вздох.

Я мог бы жить ради этих поцелуев.

Я мог бы жить ради этих маленьких вдохов.

Я мог бы жить ради нее.

***

Ко времени, когда мы попали на 81 межштатную автомагистраль, я хотел вышвырнуть Блейка из чертовой машины, привязать к середине дороги, и переехать его несколько раз. По крайней мере, раз пятьдесят. Может быть, пятьдесят один.

Кэт была в пальто, и, основываясь на мизерной юбке, в которую она была одета с чулками в сеточку, я немного опасался того, что у нее было под пальто, но эти ноги…

Да, я не мог не заглядываться на ее ноги.

Мы опаздывали, потому что мы попали в снегопад неподалеку от Дип-Крик и осел на заднем сиденье просто должен был заметить, что если бы мы поехали на юг, то не попали бы в снегопад.

Ему повезло, что мы оказались недалеко от назначенного места, приблизившись к выезду Falling Waters.

— Куда дальше?

Блейк наклонился вперед, опустив локти на спинки наших сидений. Я закатил глаза.

— Следующий поворот на Мельничный Источник. Надо свернуть налево, по направлению к Хеджесвиллю или Старому Ручью.

Я последовал его инструкциям, сузив глаза, когда мы начали петлять по проселочной дороге. В двух милях от выезда, Блейк заговорил снова.

— Видишь впереди старую автозаправку?

Я увидел что-то, что походило на заправку около сорока лет назад.

— Да.

— Сверни там.

Кэт наклонилась вперед, разглядывая высокий бурьян возле колонок.

— Ты хочешь сказать, что клуб в помещении автозаправки?

Блейк рассмеялся.

— Нет. Мы просто должны там повернуть. И не съезжай с грунтовки.

— Помоешь мою машину, когда вернемся, — пробормотал я, направляя внедорожник на узкую грунтовую дорогу.

Боже, чем дольше мы ехали, тем больше дорога напоминала тропу, казалось, что если хочешь чтобы тебя больше никогда не увидели, лучше пути не сыскать. Деревья толпились по обеим сторонам от внедорожника, и мы проехали мимо нескольких ветхих заброшенных домов, которые, вероятно, никогда не видели электричества.

— Даже не знаю, что и сказать, — сказала Кэт. — По-моему, я уже все это где-то видела, кажется, в «Техасской резне бензопилой».

Я фыркнул, но подумал, что она права. Внедорожник пробирался вперед по неровной грунтовке, а потом появились автомобили. Везде. Автомобили, припаркованные случайным образом. За бесконечными рядами автомобилей было приземистое, квадратное здание без наружного освещения.

Кэт откинулась назад.

— А это я видела в «Хостеле», только не помню, в какой части, первой или второй.

— Не бойся, все будет хорошо, — сказал Блейк. — Просто это место немного в стороне от основных дорог, но здесь не похищают людей и не убивают простодушных туристов.

Я припарковался сзади, подальше от мудаков, которые как я знал, будут открывать двери машин, задевая мою. Когда я заглушил двигатель, перед нами прошел парень между рядами машин. Мои брови поднялись, когда я увидел остроконечный зеленый ирокез. Интересно.

Кэт открыла дверь и выбралась наружу, прижимая к себе пальто.

— Что это за клуб?

— Такой вот особенный клуб, — был ответ Блейка, когда он вылез наружу, хлопнув дверью.

— Эй, — прокричал я, когда аккуратно закрыл свою дверь. — Еще раз хлопнешь дверью моей машины, и на месте двери будет твоя голова.

Блейк вздохнул и повернулся к Кэт.

— Оставь куртку в машине.

— Почему? — Она пристально посмотрела на него. — Мороз же! Не видишь, какой пар изо рта?

— Не замерзнешь за несколько секунд. А в куртке тебя не пустят.

— Я не понимаю этого. — Она схватилась за куртку. — Так нечестно!

Я подошел к ней, кладя свои руки на ее.

— Если не хочешь, мы вообще туда не пойдем. Имей это в виду.

— Стоило тогда сюда тащиться и терять время.

— Заткнись, — бросил я через плечо Блейку, а затем сосредоточился на Кэт. — Я серьезно. Только скажи — и мы сразу же едем домой. Найдем какой-нибудь иной способ.

Кэт покачала головой и отступила назад, расстегивая свою куртку.

— Все в порядке. Я уже большая девочка и так далее.

Все мои мысли улетучились, когда она сняла куртку и бросила ее в салон внедорожника. Черт. С одной стороны мне хотелось уединиться с ней, а с другой я хотел, чтобы она надела обратно чертову куртку.

Я отстранился, разглядывая ее с заостренных носов ее сапог, вверх по черным колготкам в сеточку, короткой джинсовой юбке, а потом мой взгляд задержался на ее голом животе и милом маленьком пупке.

О, черт.

— Да уж, — пробормотал я, приблизившись, закрывая ее от… всех. — Теперь и я не уверен во всей этой затее.

— Ого, — сказал Блейк, восхищение звучало в его голосе.

Я обернулся, выпустив маленький заряд Источника. Беловато-красные искры вылетели из моих пальцев. Придурок метнулся в сторону, едва избежав удара.

Кэт вздохнула.

— Ладно, пойдем внутрь.

Послав ему еще один предупреждающий взгляд, я положил руку на ее поясницу. Мы пошли вперед, обходя машины. Здание было довольно невзрачное. Без окон. Только стальные двери, когда мы приблизились, музыки не было слышно.

Кэт посмотрела на Блейка.

— Ну, что? Стучим?

Я застыл, когда мужчина размером с гору появился черт знает откуда. Разгар зимы, а этот чувак был в комбинезоне без рубашки. Его волосы, уложенные в виде трех шипов, были фиолетовыми. Его лицо было усеяно пирсингом: нос, губы и даже брови. Туннели в мочках ушей.

И хотя он был человеком, казалось, он мог приподнять дом одной рукой.

Кэт сделала шаг назад, наткнувшись на меня, но Человек Гора пялился на меня, словно хотел сожрать.

— Чего пялишься? — спросил я.

Парень ухмыльнулся.

Блейк подпрыгнул.

— Мы просто пришли в клуб, ничего больше.

Человек Гора продолжил смотреть на меня, когда дотянулся до двери и открыл ее. Музыка оглушила нас. — Добро пожаловать в «Предвестник». Развлекайтесь.

Мы вошли внутрь. Дверь захлопнулась за нами, и Блейк сказал:

— Кажется, ты ему понравился, Деймон.

— Заткнись, — сказал я.

Он издал низкий смешок, когда проскользнул мимо нас в узкий, темный коридор. Сделав несколько шагов, мы оказались в клубе.

Иисус, никогда бы не подумал, что это место находится здесь.

Головокружительные синие, красные и белые огни постоянно мелькали. Танцпол был переполнен, и не было никакой возможности избежать запаха духов, горького алкоголя и пота. Клетки свисали с потолка. И они были не пустые. С другой стороны от танцпола, возле бара возвышалась сцена. Люди были везде, и не только люди. Мои чувства обострились. Я мог ощущать присутствие других Лаксенов, и еще темная энергия Арума скользнула по моей коже, обволакивая словно масло.

Мне не нравилось все это, я начал судорожно озираться, осматривая вместительную комнату. В ней было много теней, много кушеток с… сомнительными вещами, происходящими на них.

Я посмотрел на Кэт, ее глаза были широко распахнуты, и чуть не рассмеялся. Я сказал ей на ухо.

— Ты, похоже, не в своей тарелке, Котенок?

— По-моему, тебе надо было попрактиковаться с подводкой для глаз, — ответила она.

Я ухмыльнулся.

— Ни за что.

Тяжелые барабаны застучали, а мы направились к краю танцпола, затем все остановились — люди на танцполе и девушки в клетках. Кулаки взметнулись в воздух, когда они начали скандировать в унисон:

— Будь выше боли и правды, сомнений и прочей дряни, — Крики заглушали даже ударные.

Мы прошли в узкий коридор, оставив толпу позади. Кэт старалась смотреть прямо перед собой, старательно игнорируя пары вдоль стен. Мы остановились у двери с надписью: «Только для персонала». Слово «персонал» было зачеркнуто, а сверху кто-то вывел маркером: «Для фриков».

Блейк начал стучать в дверь, но она приоткрылась. Я не видел, кто был за дверью, но чувствовал, что это Лаксен.

— Нам нужен Люк, — сказал Блейк. Возникла пауза, и его затылок побагровел. Класс. — Передайте ему, что его спрашивает Блейк и что за ним должок. — Еще одна пауза. — А меня не колышет, чем он занят! Мне нужно с ним встретиться.

— Потрясающе, — пробормотала я. — Вот тебе и «мой друг».

Кто бы ни был за дверью, он что-то сказал, и Блейк зарычал.

— Черт побери, он — мой должник! С этими людьми все о’кей, поверьте мне! Никаких «жучков» нет. — Наконец, спустя вечность, он повернулся к нам, нахмурив брови. — Сначала они хотят поговорить со мной наедине.

Я выпрямился.

— Даже не рассчитывай.

— Тогда ничего не выйдет. Или мы делаем, как он хочет, или можно отправляться домой ни с чем.

Мне нравилось наша затея все меньше.

Кэт поднялась на цыпочки и прижалась к моей спине.

— Давай потанцуем!

Я обернулся и уставился на нее.

Она закусила нижнюю губу, когда потянула меня за руку.

— Ну, давай, Деймон!

Не очень мудрая идея, но как я мог отказать этим губам? Или этому свитеру.

Или этим колготкам?

Я позволил ей провести меня обратно на танцпол к другим извивающимся телам. Когда она нашла понравившееся ей место, она остановилась передо мной, я наблюдал за ней с любопытством, задаваясь вопросом, действительно ли мы собираемся сделать это.

Закрыв глаза, она обернула одну руку вокруг моей шеи и положила другую на мое бедро. Мы стояли близко, очень близко, мне нравилось, куда это все идет.

А потом она начала двигаться напротив меня.

На миг, все вокруг исчезло, потому что Кэт… она знала, как двигаться в танце. У меня пересохло во рту, я обвил руками ее талию и провел подбородком по ее шее.

— Знаешь, мне прямо захотелось поблагодарить нашего недружелюбного Блейка, — сказал я ей на ухо.

Кэт улыбнулась.

— Веришь, Кэти, мне это даже нравится.

Это было преуменьшение года.

Крошечные капельки пота усеяли лицо Кэт, когда она развернулась, прижимаясь спиной к моей груди. Моя рука скользнула на ее живот, и мы задвигались вместе. Черт, мне даже не нужно было ничего делать, потому что Кэт вела. Я поймал ее руку, развернув ее обратно.

Теперь мы стояли лицом к лицу, она привстала на цыпочки, и наши тела переплелись. Чисто инстинктивная и почти первобытная потребность заставила меня накрыть ее губы своими. Наши губы встретились, и энергия начала пульсировать во мне и Кэт.

Наши сердца стучали в унисон и тела двигались в ритм музыки, и когда мои губы стали более решительны, она приоткрыла рот. Мы не останавливались, ее рука скользила по моей груди, а моя двинулась к ее спине. Красно-белые электрические вспышки трещали над нашей кожей, и я думал об этих диванах, что видел, когда мы вошли и как невероятно полезно…

Тяжелая рука опустилась мне на плечо, привлекая мое внимание. Я сбросил ее и развернулся, осознав, что это был Придурок. Прежде чем я успел вырубить его, Кэт поймала мою руку.

Блейк улыбнулся, когда проорал, пытаясь перекричать грохочущую музыку,

— Вы тут сексом занимаетесь или танцуете?!

— Я собираюсь сделать так, чтобы ты некогда не смог заниматься сексом, — бросил я в ответ.

Он сделал шаг назад, вскинув руки.

— Ладно, ладно, не обижайся.

Мои щеки вспыхнули. Ладно, может сейчас мне будет стыдно.

— Но если вы закончили лизаться, можно пойти к Люку, — сказал Блейк.

Однажды я собираюсь более чем серьезно ему навредить.

Протянув руку, я взял маленькую ладонь Кэт, и мы последовали за Блейком снова пробираясь через лабиринт из людей.

Когда Блейк постучал в дверь в конце коридора снова, она открылась.

За дверью было просторное чистое помещение, пахнущее ванилью. Несколько диванов находилось вдоль стен, и один из них был занят. Мальчишка младше нас с каштановыми волосами до плеч сидел на диване, скрестив ноги в лодыжках, и его пальцы перемещались над игровой приставкой. На запястье был серебряный браслет с черным камнем, внутри камня теплился красно-оранжевый огонек, а вокруг сверкали голубые и зеленые искры.

Парень поднял взгляд, и аметистовые глаза на секунду задержались на Кэт, а затем они перешли на светловолосого мужчину, сидящего за письменным столом, уставленным стопками денег. Голубоглазый парень был определенно Лаксеном, и он был потрясен, увидев меня.

Я шагнул вперед, и мужчина Лаксен встал.

— Что происходит? — спросила Кэт.

На диване парень засмеялся, когда закрыл свою игру.

— Инопланетяне. Они мгновенно чуют друг друга. А сегодня, похоже, никто не ожидал увидеть здесь своего земляка.

Кэт повернулась в сторону мальчишки.

Он сидел, болтая ногами.

— Итак, сумасшедшие детки, вы намереваетесь штурмовать крепость «Дедала» и хотите, чтобы я вам помог?

Моя голова склонилась на бок, и я чуть не рассмеялся. Люк, человек из-за которого Блейк притащил нас сюда, был практически ребенком.


Глава 8 | Забвение | Глава 10



Loading...