home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

После школы в четверг, мы все собрались в нашей гостиной для обсуждения планов на воскресный ночной рейд на Маунт-Уэзер.

Ди хотела пойти с нами, но я не планировал этого. И так было достаточно плохо то, что Доусон мог оказаться на линии огня, если нам не повезет.

— Ты и Эш должны остаться с Мэтью. Подстрахуете нас, если что-то пойдет не так.

Она скрестила руки.

— Но почему? Или ты думаешь, что я не смогу сдержаться, выйду из себя и нападу на Блейка?

Мне хотелось засмеяться.

— Видишь, ты сама это сказала

Ди закатила глаза.

— А Кэти? Она с вами идет?

Мое тело напряглось, когда Кэт сделала глубокий вздох. — Я не хочу…

— Иду, — она прервала меня. — Потому что именно я втянула вас всех в эту историю. Без меня Деймон и Блейк не справятся.

Эш ухмыльнулась на своем месте.

— Какая ты смелая, Кэти.

Игнорируя ее, Кэт продолжила:

— Нам нужны люди, которые смогут нам помочь, если что-то пойдет не так.

— Что, например? — спросил Эндрю. — Вы не доверяете Блейку? Как это понимать?

Откинувшись на спинку кресла, я провел рукой по волосам.

— В любом случае, мы туда войдем. И выйдем, когда все будет кончено.

Кэт наблюдала за моим братом.

— Как давно… как давно ты видел Бет?

— Я не знаю. Время течет там совсем по-другому. Недели? Месяцы? — Доусон стоял, опустив плечи. — Но вряд ли меня держали в «Маунт-Уэзер». Когда нас выводили погулять, снаружи было тепло и сухо.

Моя челюсть сжалась. «Когда нас выводили…» Черт, я хотел что-нибудь разбить.

Доусон прерывисто вздохнул.

— Мне нужно пройтись.

Солнце давно зашло, и погода была совсем не для прогулки, но я понял, почему ему нужно было уйти отсюда.

— Я с тобой, — сказала Ди.

Эндрю встал.

— И я.

— Пожалуй, тоже пойду, — сказала Эш.

Мэтью вздохнул.

— Когда-нибудь мы научимся преодолевать трудности без излишней драматизации.

Я устало засмеялся.

— Желаю успехов!

Все кроме Кэт ушли, и когда я посмотрел на нее, она нервно теребила свой рукав. Она была такой весь вечер, но кто мог винить ее за волнение?

Мы остались вдвоем, и я не хотел думать о Блейке или моем брате, или о том, что нужно было сделать в ночь воскресенья.

Кэт подняла взгляд, и наши глаза встретились.

— Ты чего?

Вставая, я потянулся, расположив руки за головой, и заметил, как ее взгляд упал на оголенный участок кожи живота, когда моя рубашка слегка задралась.

— Так все спокойно и тихо, даже странно, — Я протянул руку к ней, и она взяла ее. — Здесь давно не бывало так спокойно.

Она улыбнулась, когда я поднял ее на ноги.

— Долго это не продлится.

— Точно. — Я притянул ее к себе. Ее глаза расширились от удивления, когда я взял ее на руки. Ее визг был заглушен потоком воздуха, когда я промчался вверх по лестнице в свою спальню и отпустил ее. — Тебе ведь нравится мой способ передвижения, признайся?

Кэт откинула голову и рассмеялась.

— Все равно когда-нибудь я тебя обгоню!

— Размечталась!

— Иди на фиг, — бросила она в ответ.

Мои губы приподнялись с одной стороны.

— Не проблема.

— Эй! — Она широко раскрыла глаза. — Прекрати!

— Действительно, почему бы нам не воспользоваться этим спокойствием? — Я приблизился к ней, мне нравилось, как ее щеки пылали розовым.

— Ты думаешь? — Она попятилась, и ее ноги уперлись в кровать.

— Ну, да. — Я скинул ботинки. — Думаю, у нас есть полчасика до тех пор, пока кто-нибудь нам не помешает.

Ее взгляд опустился, и губы слегка приоткрылись, когда я снял свою рубашку и отбросил ее в сторону.

— Скорее всего, времени мало.

Я улыбнулся.

— Ты права. Скажем так: двадцать минут плюс-минус пять. На мой вкус маловато, конечно, но мы справимся.

— Ты уверен?

— Угу. — Я положил свои руки ей на плечи и немного надавил, чтобы она села на край кровати. Я обхватил ее лицо руками, когда встал на колени перед ней. — Я очень по тебе скучал.

Она обернула свои пальцы вокруг моих запястий.

— Мы же видимся каждый день.

— Этого не достаточно, — пробормотал я, и нежно поцеловал местечко на шее, где стучал ее пульс. — И потом мы никогда не бываем наедине.

Она улыбнулась, а я начал прокладывать дорожку из поцелуев от ее щеки.

— Наверное, нам надо прекратить тратить время на болтовню.

— Ага. — Я поцеловал уголок ее губ. — Сплошная потеря времени. — Я поцеловал другой уголок, чтобы он не ревновал. — И когда мы разговариваем, то обычно это заканчивается ссорой.

Кэт засмеялась, и я любил этот звук.

— Не всегда.

Отодвинувшись назад, я поднял бровь.

— Котенок…

— Ладно, ладно. — Она легла на спину, и я последовал за ней, заключая ее в объятья. — Ну, может, ты и прав, — сказала она. — Но сейчас ты точно теряешь время.

— Я всегда прав.

Она открыла рот, наверное, чтобы возразить мне, но я накрыл ее губы своими, прежде чем она смогла вымолвить хоть слово. Не думаю, что Кэт возражала, потому что она растворилась в поцелуе. Ее пальцы нырнули в мои волосы, притягивая меня обратно, когда я прервал поцелуй.

Да, она не возражала.

Я любил целоваться с ней, но у меня были другие… планы. Я начал свои путь из поцелуев вниз по ее шее и затем направился к краю ее кардигана, мои губы танцевали над ее ключицей. Я продолжил двигаться над пуговицами в форме цветка все ниже, пока ее грудь не поднялась и резко не опала.

Мои руки слегка коснулись тонких колготок, покрывающих ее ноги. Я схватил один из ее ботинков, мои брови приподнялись, он был очень мягким.

— Из чего они сделаны? — Я бросил его через плечо. — Из кроличьей шубки?

— Что? — Она хихикнула. — Нет, конечно. Из искусственной овчины.

— Они такие мягкие. — Я снял другой ботинок. Потом потихоньку стащил с нее носки. Поймав ее лодыжку, я оставил поцелуй на верхней части ее ступни. Она вздрогнула. — Не такие мягкие, как это. — Подняв подбородок, я улыбнулся ей. — Мне, кстати, нравятся твои колготки.

— Да? — Она не смотрела на меня. Ее глаза были устремлены в потолок, руки широко разведены на одеяле, я провел рукой вверх по ее голени. — Потому, что они красные?

— Точно. — Я снова переместился, поближе к ней, мои плечи касались ее коленей. — И еще потому, что они тонкие. Очень возбуждающие, как ты уже знаешь.

Я посмотрел на ее лицо, когда мои руки заскользили по наружной поверхности ее бедер, под юбку. И я не остановился на достигнутом. О нет, мои ладони проделали путь вдоль внутренней поверхности ее ног. Прикроватная лампа замерцала, и это был не я.

— Котенок….

— Ммм? — Ее руки сжали одеяло.

— Просто хотел убедиться, что ты еще здесь. — Я целовал внутреннюю часть ее ноги чуть выше колена.

— Не заснула, например.

Ее грудь резко поднялась.

— Знаешь что, — сказал я. — Дай мне пару минут. Это все, что мне нужно.

— Как скажешь, — сказала она. — А что ты будешь делать в оставшиеся восемнадцать?

— Обнимать тебя, — предложил я.

Ответный смех Кэт резко оборвался, когда я нашел резинку ее колготок и потянул их вниз. Они запутались на ее ногах.

— Черт.

— Нужна помощь? — спросила она.

— Уже нет, — пробормотал я, стаскивая их и бросая куда-то за плечо.

Дыхание Кэт сбилось, когда мои руки заскользили по ее обнаженной коже, и я проделал тот же путь, что и раньше, но в этот раз нас ничего не разделяло, мои губы опускались вниз по ее коже. Ее тело трепетало от каждого поцелуя, каждого касания. Мои глаза были открыты, одна рука поглаживала внешнюю поверхность ее бедра, не желая упустить даже малейшую вспышку удовольствия.

Не то, чтобы было возможно упустить это.

Слабое свечение окружало ее тело, когда она двигалась. Черт, она была красива, и ее реакция, на самом деле все в ней было прекрасно, от самого тихого вздоха до женских хриплых звуков, которые она издавала.

Ее руки и ноги стали слабыми, и я был едва в состоянии удерживать их вместе, когда встал. Черт. Мои руки тряслись.

— Ты немного светилась. — Мой голос был хриплым. — До сих пор такое случилось с тобой лишь однажды.

Кэт вздохнула.

Мои губы приподнялись с одной стороны, когда я обернул свои руки вокруг нее и приподнял ее так, чтобы она полностью лежала на кровати. Я растянулся рядом с ней, мои собственные движения были немного скованными, когда я поцеловал ее приоткрытые губы.

— Ну, что я тебе говорил, — напомнил я ей. — Двух минут хватило за глаза.

— Да, ты был прав.

— Я всегда прав.

Кэт слегка ударила меня по груди, когда перевернулась на бок, перебросив ногу через мою. Она затихла на несколько минут, и в оставшееся время мы делали именно то, что я предполагал.

Обнимались.

— Я не могу пошевелиться, — сказала она, наконец, ее голос прозвучал приглушенно напротив моей груди.

Я рассмеялся.

— Это мы так сильно обнялись.

— Мне действительно скоро надо уходить. — Она зевнула, не предпринимая попыток покинуть кровать. — Мама должна вернуться домой.

— Ты уходишь прямо сейчас?

Она утвердительно покачала головой, и я собрался с мыслями. Нам действительно нужно было поговорить о воскресенье, и ей не понравится этот разговор. Я сомкнул пальцы на ее подбородке и наклонил ее голову назад.

— Что? — спросила она.

Мои глаза искали ее.

— Я хотел бы поговорить с тобой до того, как ты уйдешь.

— О чем? — Мечтательное выражение исчезло из ее взгляда.

— О том, что нам предстоит в воскресенье, — сказал я. — Ты чувствуешь вину за то, что втравила нас в эту историю, но это не так, поняла?

— Деймон… — она напряглась. — Мы ведь оказались в этой ситуации, потому что я решила…

— Мы, — осторожно поправил я, — мы решили.

— Если бы я не стала тренироваться с Блейком и послушалась тебя, то вообще ничего бы не случилось. Адам бы не погиб, Ди не смотрела бы на меня волком, а Уилл не шнырял бы вокруг, занимаясь черт знает чем. — Она зажмурилась, когда упала на спину. — В общем, продолжать можно бесконечно, но думаю, ты меня понял.

— Но если бы ты так не поступила, Доусон никогда бы не вернулся домой. Так что не все так плохо.

Она сухо засмеялась.

— Наверное.

— Ты не должна брать всю вину на себя, Кэт. — Кровать прогнулась подо мной, когда я поднялся на локте. — Иначе закончишь, как я.

Она посмотрела на меня.

— В каком смысле? Превращусь в инопланетную дылду?

Я улыбнулся.

— Не без того. Я винил себя за то, что случилось с Доусоном. В результате сам изменился и до сих пор не вернулся к себе прежнему, каким был перед тем, как все это случилось. Не повторяй моей ошибки.

Кэт кивнула, но я сомневался, что это изменит то, как она себя чувствовала.

— Ты не хочешь, чтобы я шла с вами в воскресенье, да?

— Можешь меня выслушать? — Когда она кивнула, я продолжил. — Знаю, ты хочешь и можешь нам помочь, я видел, на что ты способна, настоящая фурия, если тебя разозлить. Но там может стать очень жарко, и я не хочу, чтобы ты была в этом замешана. — Мой взгляд удерживал ее. — Хочу, чтобы ты была в безопасности.

— Деймон, мне тоже не хочется, чтобы ты подвергал себя опасности, но я же не прошу тебя уйти в сторону.

Я нахмурился.

— Это совсем другое

Садясь, она подобрала свою юбку.

— С чего это? Намекаешь на то, что ты парень? Тогда я тебя сейчас стукну.

— Брось, Котенок.

Ее глаза сузились.

Я вздохнул.

— Нет, не только. Просто у меня есть боевой опыт, а у тебя — нет.

— Ладно, положим. А ты не забыл, что именно я сидела в той клетке, поэтому у меня куда больше резонов не попадаться.

— И это еще одна причина, по которой я не желаю, чтобы ты участвовала в вылазке. — Внезапно в моей памяти снова всплыл тот ужасный вечер, когда я услышал ее жалобные всхлипы. — Ты представить себе не можешь, что со мной творилось, когда я увидел тебя в той клетке. Да и сейчас, когда слышу, как ты начинаешь хрипеть, когда взволнована или расстроена. Ты кричала и кричала, пока…

— Не надо мне напоминать, — отрезала она.

Она положила руку мне на плечо.

— Я люблю тебя еще и за то, что ты всегда стремишься всех защищать, но иногда это сводит с ума. Ты не можешь все время охранять меня.

О, зато я мог бы попытаться.

Она резко выдохнула.

— Я просто обязана сделать что-нибудь! Обязана помочь Доусону и Бет.

— И Блейку? — бросил я, прежде чем смог остановить себя.

— Что? — Она посмотрела на меня. — С чего ты это взял?

— Да так, в голову вдруг пришло. — Я убрал свою руку. — Неважно.

— Нет, погоди. Очень даже важно. Зачем мне помогать Блейку? Он же убил Адама! Да мне самой хочется его убить после того, что он натворил. Однако ты решил, что не надо его трогать, вроде как попытаться начать все с чистого листа.

Я напрягся, когда ее слова окутали меня словно тяжелое колючее одеяло.

— Извини, — поспешно сказала она. — Понятно, почему ты не хочешь… Э, покончить с Блейком, но пойми, я должна пойти туда, чтобы исправить свои ошибки. Ну, возместить ущерб, что ли…

— Я не хочу…

— А я хочу.

Моя челюсть сжалась, а я отвернулся. Я знал, что она может за себя постоять. Я знал, что она была сильной, черт возьми, она не должна была мне это доказывать. Я просто не мог вынести мысль о том, что с ней что-то случится.

— Ну, пожалуйста, Котенок, хотя бы ради меня.

— Я просто не могу, — прошептала она.

Конечно, нет. Напряжение сковало мои плечи.

— Но это же глупо! Ты не должна этого делать. Я буду все время беспокоиться, что тебя могут ранить.

— Вот видишь? В этом-то и проблема. Ты не можешь вечно беспокоиться о моей безопасности.

Я приподнял брови.

— Но ты постоянно влипаешь в разные истории.

Она уставилась на меня.

— Неправда!

Я рассмеялся.

— Правда. Давай теперь свой следующий аргумент.

Кэт слезла с кровати, ее щеки раскраснелись от гнева, что основательно развеселило меня, несмотря на то, что я был рассержен.

— Боже, — пробормотала она. — Как же ты меня бесишь!

Улыбка медленно появилась на моих губах.

— В конце концов, я ведь тебя…

— Даже не пытайся закончить эту фразу! — Она схватила свои носки и колготки. Натягивая их, она запрыгала на одной ноге. — Временами я тебя просто ненавижу.

Я сел.

— А совсем недавно ты очень даже любила меня.

— Заткнись! — Она занялась другой ногой. — В общем, так. В воскресенье я иду с вами. Конец дискуссии.

Скинув ноги с кровати, я встал.

— Я против.

Натянув колготки, она посмотрела на меня.

— Ты не можешь мне приказывать, что делать, Деймон. — Она схватила один из ее ботинков. — К твоему сведению, я не хрупкая беспомощная принцесса, которую надо постоянно спасать.

Я закатил глаза.

— Жизнь — это не роман, Кэт.

Она взяла другой ботинок.

— Да ты что, правда? Вот зараза! — Кэт натянула второй ботинок. — А я-то надеялась, что ты уже заглянул в последнюю главу и сейчас расскажешь мне, что будет. Обожаю спойлеры. — Она развернулась и вышла из комнаты и направилась вниз, а затем на улицу.

Я последовал за ней, отчаянно пытаясь заставить ее понять, почему я так поступаю, и отчаяние было причиной, почему я сказал следующее.

— После истории с Блейком ты сказала, что будешь доверять мне и перестанешь сомневаться в моих решениях. Но все повторяется. Ты не слушаешь ни меня, ни здравого смысла. А что буду делать я, когда ты опять наломаешь дров?

Она ахнула, пятясь.

— Деймон, это удар ниже пояса.

— Но это правда.

Ее глаза заблестели, и я выругался себе под нос.

— Я знаю, тобой руководят самые благие намерения, но мне не требуются дружеские напоминания о том, что я облажалась. Я в курсе. И пытаюсь все исправить.

— Кэт, я ведь не из вредности.

— Понимаю, по доброте душевной. — Ее взгляд упал на что-то за моим плечом. Я обернулся. Свет от фар пробивался сквозь туман, двигаясь по дороге. Ее голос был хриплым, когда она снова заговорила. — Слушай, мне надо идти. Там мама возвращается.

Кэт поспешила сойти с крыльца, но я не позволил ей сделать это. Двигаясь быстро, я оказался перед ней. Она остановилась, ее глаза расширились.

— Терпеть не могу, когда ты так делаешь.

— Кэт, подумай о том, что я тебе сказал. Тебе не нужно ничего никому доказывать.

— Не нужно, говоришь?

— Нет, — сказал я, и я говорил это в тысячный раз.

Но я знал, что даже если бы я кричал это с вершины гор Сенека, она бы не почувствовала себя иначе. Я наблюдал за ней, пока она ждала свою маму на крыльце, после чего я отвернулся.

Удивительно.

Потребовалось всего две минуты, чтобы превратить ее в расслабленную, счастливую и довольную Кэт. И всего две минуты, чтобы вывести ее из себя.


Глава 10 | Забвение | Глава 12



Loading...