home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Кэт все еще не была моим фанатом в пятницу утром, и я до сих пор не был в восторге от того, что мои предостережения не желали слушать. Мое настроение лишь ненадолго улучшилось, когда я догнал ее в коридоре между уроками и поцеловал ее, чтобы быть уверенным, что большую часть дня, она будет думать обо мне.

Однако обнаружить ее с Блейком не было в моем топе вещей, которые я хотел повторить. Мне не нравилось, что он крутится возле нее, я бы предпочел чтобы он не находился в одном часовом поясе с ней, и придурок это знал. То, что я хотел задушить его голыми руками, было очевидно, но его это ни минуту не беспокоило, даже, когда он написал Кэт сообщение о том, что нужно встретиться в субботу вечером, чтобы обсудить планы насчет «Маунт-Уэзер».

Кэт и мне еще предстояло прояснить ситуацию с воскресеньем, но, когда я проводил ее до машины после школы, я просто хотел сделать что-то нормальное, потому что, чего нам не хватало в эти дни, так это нормальной жизни.

Мы нашли время после обеда. Я понятия не имел, о чем, черт возьми, был фильм, потому что я был слишком занят попкорном и губами Кэт. Я был действительно разочарован, когда фильм закончился, и мы поехали домой.

И это разочарование лишь увеличилось, когда мы вернулись домой. В тот момент, когда я покинул ее машину, я почувствовал Лаксена в своем доме, и это была не Ди.

— Кэт, я думаю, тебе лучше пойти домой.

— Почему? — Она закрыла дверь автомобиля, нахмурившись. — Мы же собирались поговорить, разве нет? И поесть мороженого, ты обещал!

Я усмехнулся.

— Знаю, но у нас, похоже, гости.

Она встала напротив ступенек крыльца.

— Что еще за гости?

— Лаксены, — сказал я, кладя руки на ее плечи. — Старейшины.

Ее брови поднялись.

— А мне можно с тобой?

— Не думаю, что это хорошая мысль…

Кэт оглянулась через плечо, когда моя дверь открылась, и вышел Старейшина, остановившись в дверях. Я сохранил бесстрастное выражение лица, когда посмотрел на Итана Смита, который почему-то был одет так, словно он работал на Уолл-Стрит, костюм-тройка и все такое.

Я понятия не имел, сколько лет было Итану. Серебряные волосы обрамляли его виски, но остальные были полночно черные, и его острый аметистовый взгляд ничего не упускал, и определенно он заметил, что мои руки были на плечах Кэт.

Улыбка Итана была приятной, когда Кэт повернулась лицом к нему. Моя рука скользнула вниз к ее лопаткам.

— Итан, — сказал я. — Я не ожидал вас увидеть.

Его взгляд был на Кэт.

— Я вижу. Это та самая девушка, о которой меня любезно предупредили Ди и Доусон?

Мне не понравилось, как он произнес «девушка».

— Зависит от того, что именно они вам рассказали.

Его улыбка не дрогнула.

— Рассказали, что ты с ней встречаешься. Я только удивился, что ты сам не сообщил об этом, ведь мы же одна семья.

— Вы меня знаете, Итан. Я не склонен оповещать весь мир о своих отношениях. — Беспокойство исходило от Кэт, и я переместил свою руку на ее поясницу, медленно успокаивающе поглаживая ее большим пальцем. — Кэт, позволь тебе представить Итана Смита. Он мне как… эээ…

Гигантская заноза в моей заднице?

— Крестный отец, — тихо предложила Кэт.

Итан приподнял подбородок.

— Именно, именно как крестный отец. — Он снова сосредоточился на Кэт. — Ты ведь не из этих мест, я угадал, Кэт?

- Нет, сэр, я из Флориды.

— Надо же! — Темные брови поднялись. — И как тебе Западная Виргиния?

Она взглянула на меня.

— Спасибо, ничего.

— Ну, вот и отлично. — Он спустился по ступенькам и протянул ей руку. — Что же, рад был с тобой познакомиться, Кэт.

Кэт протянула свою руку, чтобы пожать ладонь Итана, но я перехватил ее, сплетая свои пальцы с ее. Я не доверял Итану, поэтому не хотел, чтобы он прикасался к ней. Подняв ее руку к губам, я оставил поцелуй на тыльной стороне ее ладони.

— Кэт, я скоро загляну к тебе. — Я отпустил ее руку и встал между ней и Итаном. — Мне тут надо уладить кое-какое дельце, хорошо?

— Рада была познакомиться, — сказала Кэт.

— Взаимно, — сказал он. — Уверен, мы еще встретимся.

Нет, если вмешаюсь я.

Итан смотрел, как она идет в сторону своего дома, с любопытством наклонив голову.

— Человек, Деймон?

Я проигнорировал его замечание, когда поднялся по ступенькам и направился внутрь. Он поспешил войти за мной.

— Что я могу сделать для Вас, Итан?

Он последовал за мной на кухню. Я взял воду. Расстегивая пиджак, он сел за кухонный стол.

— До меня доходило немало слухов, и, кажется, они все правдивы.

Облокотившись на кухонную стойку, я отвинтил крышку бутылки. Честно говоря, я не был слишком удивлен, что он слышал их.

— Правда?

Его улыбке не хватало тепла.

— Доусон вернулся.

— Я уверен, что Лидия тебе это сказала.

Он склонил голову набок.

— Он был повторно ассимилирован?

— Ага. — По некоторым причинам мне казалось, что он сам не верит, что спросил это.

— Лаксенов повторно ассимилируют только за нарушение правил. Многих никогда не освобождают, — сказал он, постукивая пальцами по столу. — Какие правила нарушил Доусон?

Я сделал еще один глоток воды.

Он рассмеялся себе под нос.

— Уверен, что смогу угадать, что это. То же правило, что сейчас нарушаешь и ты.

— Хммм…

— Ты встречаешься с человеком.

— В числе прочих дел, — сказал я с ухмылкой.

Его улыбка слегка померкла.

— Я ожидал от тебя большего.

Раздражение охватило меня, когда я сделала глоток воды.

— Очень плохо.

— Ты понимаешь риск разоблачения. — Его глаза вспыхнули. — Но все равно думаешь, что можешь шутить с этим.

— Я не нахожу в этом ничего забавного.

— А вижу обратное.

— Это не моя проблема.

В этот момент его улыбка полностью исчезла, сменившись напряженным изгибом губ.

— Тогда это проблема Кэти?

Я замер.

Мои легкие прекратили выполнять бесполезную работу по снабжению организма кислородом, когда я посмотрел на Старейшину.

— Ты угрожаешь ей?

— Нет. — Он усмехнулся, махнув рукой. — Зачем мне это?

— Не знаю. Ты мне скажи.

Он убрал руку со стола.

— Я бы не стал угрожать молодой девушке, Деймон. Подобное поведение ниже моего достоинства.

Я фыркнул.

— Звучит в твоем стиле, если честно.

Глаза Итана сузились.

— Твои действия влияют на тех, кто живет в колонии…

— Мои действия не имеют ничего общего с теми, кто живет в колонии, — сказал я, заканчивая разговор. — Или с тобой или с Лидией или с любым другим Старейшиной. Никогда не имели. И не будут.

Он встал, застегивая костюм.

— Ты молод, Деймон, ты в том возрасте, когда думаешь, что все знаешь.

Одна сторона моих губ приподнялась.

— Я знаю многое.

Итан проигнорировал мое замечание.

— И ты глуп из-за своего возраста, неважно, что не веришь в это. Не думай, что ты единственный Лаксен, который пытался выстроить свои отношения с представителями не нашей расы.

Я изогнул бровь.

— Но все из нас, включая тебя, выберут одного из своих.

— Ненавижу разочаровывать тебя, Итан, но этого не произойдет. — Я опустил бутылку, встречая его слегка расширившиеся глаза. — Я не просто решил развлечься с человеком. Вы можете изгнать меня. — Моя улыбка стала шире. — Ты можешь угрожать донести на меня в МО. — Было сумасшествием с моей стороны ляпнуть это, но МО, скорее всего уже знало обо мне и Кэт. — Это ничего не изменит.

Его плечи застыли.

— Ты уверен, Деймон?

— Абсолютно.

Жуткая улыбка расползлась на его губах, заморозив комнату.

— Все меняется.

***

После визита Итана я чувствовал себя чертовски странно. Его слова оставили кислый привкус в моем рту. Его визит был предупреждением, но что он мог в действительности рассказать МО, что они уже не знали?

Но его визит заставил меня подумать о том, что МО пока еще не схватило нас, и что мы будем делать, как только вытащим Бет из «Маунт-Уэзер», если она действительно там?

Они ни за что не позволят нам уйти безнаказанными.

Доусон и Бет… им придется уехать. Действительно, других вариантов не оставалось, и была большая вероятность того, что всем нам тоже придется уехать, в том числе и Кэт. И это мысль заставила меня занервничать, потому что я ненавидел то, что из-за меня ей придется бросить все и всех.

Неужели все так закончится?

Я почувствовал себя ужасно паршиво. Немного позже Эш и Эндрю заехали к нам и спросили, хотим ли мы перекусить где-нибудь, я согласился поехать с ними. Не то чтобы я мог отказать, когда Ди одарив меня печальным взглядом, начала жаловаться, что я никогда не провожу с ней время. И это было правдой. Я не находил для нее время с тех пор, как она перестала гулять с Кэт, и вернулся Доусон.

Мы поехали в Дымную трапезную, но там не оказалось свободных мест, поэтому, мы заказали пиццу и направились к Томпсонам.

Прошли месяцы с тех пор, как я в последний раз был там, многое изменилось с тех пор, Эндрю и Эш стали более спокойными по сравнению с тем, какими они были до смерти Адама, было хорошо зависать с ними.

Пока мы не начали говорить о воскресенье. Возможно в первый раз за все время, я увидел настоящий страх в глазах Эш, когда Эндрю заговорил о своем участии в рейде. Она боялась, что потеряет еще и Эндрю. Ди все еще хотела убить Блейка. Потребовалось несколько часов, чтобы прийти к единому мнению насчет воскресенья.

Я написал Кэт, давая ей знать, что успею приехать к ней, прежде чем она пойдет спать, но не получил ответа от нее. Уверяя себе в том, что возможно она зачиталась, я пытался не позволять этому доставать меня. «Пытался» — ключевое слово, потому что я не мог перестать беспокоиться о ней.

Я пришел домой около двух ночи. До сих пор не получив никакого ответа от Кэт, поэтому я отправил ей другое сообщение, чтобы она прочла его утром в субботу. Скользнув в пару свободных старых тренировочных штанов, я включил музыку на минимум и вырубился в тот момент, когда моя голова коснулась подушки, это был глубокий сон без сновидений. Теплое чувство осознания разбудило меня часы спустя, и я сонно улыбнулся, узнавая дрожь, пробежавшую вдоль моей шеи, даже спросонья.

Кэт ничего не сказала, когда открыла дверь спальни и тихо пересекла комнату, сев на край кровати. Пару мгновений мне все еще казалось, что происходящее нереально, но я чувствовал ее взгляд на себе.

Без предупреждения я повернулся к ней, обернув руки вокруг ее талии. Я потянул ее вниз, на кровать рядом с собой, зарывшись лицом в ее шею.

— Доброе утро.

— Доброе.

Забросив на нее ногу, я крепко ее обнимал.

— Где мой завтрак?

— А разве это не ты пригласил меня?

— Ты все не так поняла. Иди на кухню, женщина.

— Разбежался! — Кэт перевернулась на бок лицом ко мне. Я поцеловал кончик ее носа, а затем положил свою голову обратно на подушку. Она рассмеялась.

— Рано же еще.

— Почти десять часов, — ответила она.

— Это очень рано. — Я положил свою руку на бедро Кэт и повернул голову так, чтобы видеть ее. — Ты не ответила на мое сообщение.

— Я спала. Кроме того, ты же был… Ну, занят, разве не так?

Я изогнул бровь.

— Ничем я не был занят

— Вчера вечером я приходила к вам, долго тебя ждала. — Она теребила край простыни, оборачивая его вокруг пальцев. — Но не дождалась, ты вернулся очень поздно.

Я приоткрыл один глаз.

— Все равно. Ты получила сообщение, и у тебя было время ответить. — Я вздохнул. — Почему ты игнорируешь меня, Котенок? Мне обидно.

— Ничего, уверена, Эш тебя утешила. — Ее щечки порозовели.

Взглянув на нее, я улыбнулся.

— Да ты ревнуешь, Кэти!

— Ничего я не ревную.

— Котенок…

Она закатила глаза, а затем открыла рот. После чего на меня обрушился поток слов.

— Я очень беспокоилась из-за старейшины, и потом, мы же хотели поговорить вчера вечером, а ты взял и пропал. Пошел, видите ли, куда-то с Эндрю, Ди и Эш, а она, между прочим, — твоя бывшая девушка. И от кого я обо всем этом узнаю? От твоего брата! А как же все это выглядело? Ди с Эндрю — с одной стороны стола, а вы с Эш рядышком напротив? Тебе, наверное, понравилось.

Я изо всех сил пытался не улыбаться.

— Котенок…

— Отвяжись от меня со своим «Котенком»! — Она нахмурилась, и продолжила. — Ты ушел около пяти, а вернулся во сколько? В два ночи? И чем же вы там занимались? И прекрати по-идиотски улыбаться! Ничего смешного тут нет.

Я никак не мог сдержать улыбку.

— Люблю, когда ты выпускаешь коготки.

— О, заткнись! — Она сбросила мою руку с ее бедер. — Отпусти меня сейчас же. Звони своей Эш, пусть она тебе жарит яичницу с беконом, а на меня не рассчитывай.

Я навалился на нее, вместо того чтобы отпустить. Разместив свои руки по обе стороны от ее головы, я улыбнулся ей.

— Просто скажи: «Я — ревную».

Ее губы поджались.

— Я уже тебе это сказала, тупица. Да, ревную! А что, нет повода?

Я склонил голову набок.

— Ну, не знаю. Если не считать того, что Эш меня никогда не привлекала, а тебя я хочу с самой первой встречи. Нет, погоди. Понимаю, что выбирал дурацкие способы это показать, но ты же сама знаешь: я тебя хочу. Одну тебя. Поэтому не сходи с ума.

— Значит, не сходить? — спросила она. — Вы же с ней были вместе!

— Были.

— И наверняка она тебя хочет.

— А я ее — нет, если это имеет какое-то значение для тебя.

Ее нижняя губа задрожала.

— Эш — настоящая красавица!

— Ты еще красивее, — сказал я ей, и это была чистая правда.

Она закатила глаза.

— Не подлизывайся.

— И не думал.

Кэт прикусила свою нижнюю губу, и мне захотелось сделать то же самое.

— Знаешь, сначала я решила, что получила вчера по заслугам. Ну, из-за Блейка. Что-то вроде воздаяния за старые грехи. Но потом поняла, что это не одно и то же, потому что тогда мы с тобой еще не встречались, да и с Блейком ничего у меня не было.

Блин, когда я услышал это, улыбка окончательно слетела с моего лица. Мои плечи поникли, я чувствовал себя паршиво.

— Ты права. Это не одно и то же. Но я не ходил на свидание с Эш. Эндрю зашел к нам, и мы решили обсудить визит Итана. Эндрю как раз проголодался, поэтому мы отправились перекусить. Ди увязалась следом, а Эш просто пришла с братом.

Она приподняла одно плечо.

— И не ходили мы ни в какой ресторан, просто отправились домой к Эндрю, заказали там пиццу и стали обсуждать то, что нам предстоит в воскресенье. Эш ужасно боится потерять второго брата. Ди мечтает убить Блейка. Мне пришлось несколько часов их успокаивать. В общем, веселой вечеринки, на которую тебя не пригласили, не было.

— А почему ты сам мне ничего сказал, не дожидаясь, пока я себя накручу? — сказала она. — Ты ведь мог.

Я приподнялся и сел рядом с ней.

— Я хотел заглянуть к тебе, но вернулся слишком поздно. Послушай, Кэт, я просто не подумал об этом.

— Это уж точно, — пробормотала она.

Потирая грудь, я ненадолго закрыл глаза. Часть меня до сих пор не понимала, как она могла ревновать меня к Эш.

— Не сообразил, что ты расстроишься. Думал, ты все сама понимаешь.

Кэт уставилась на меня.

— Что понимаю?

— То, что даже если бы обнаженная Эш появилась в моей спальне, я бы просто отправил ее одеваться. Поверь, тебе не о чем волноваться.

Ее носик сморщился.

— Ну, спасибо, теперь меня до конца жизни будет преследовать эта картина.

Покачав головой, я сухо засмеялся.

— Твое недоверие обижает меня, Кэт.

У нее отвисла челюсть, а затем, секунду спустя, она приподнялась на колени, и я знал, что мои слова ей не понравились.

— Что? То есть одному тебе позволено не доверять и сомневаться?

— Когда это я в тебе сомневался?

— Хороший вопрос. Уже забыл, что ты ляпнул вчера в коридоре? Насчет моего желания помочь Блейку?

Я молчал. Она говорила о том случае, когда я поцеловал ее перед Блейком. Какого черта это должно было значить? Я поцеловал ее… что ж, да, я поцеловал ее перед Блейком, потому что мне просто нравилось целовать ее, и потому что этот мудак стоял рядом с нами.

— Вот именно! Твое недоверие еще более смешно. Давай-ка я тебе тоже кое-что объясню. — Электричество запрыгало на моей коже. — Блейк мне отвратителен. Он использовал меня втемную, намереваясь сдать «Дедалу». Он убил Адама. Я едва выношу его присутствие. Как же ты можешь ревновать меня к нему?

Моя челюсть сжалась.

— Он тебя хочет!

— Глупости!

— Нет! Я — парень и знаю, о чем думают другие парни.

Она вскинула руки.

— Не важно, чего он хочет. Я. Его. Ненавижу.

— Понятно.

— А вот ты к Эш ненависти не испытываешь. Наоборот, ты ее даже любишь, я это знаю. Догадываюсь, что это не те же самые чувства, что ты питаешь ко мне, но все равно: там, где есть симпатия, может развиться роман. Вполне естественно, что меня это пугает.

Кэт покинула кровать. Я последовал за ней, встав напротив нее. Сжав ее щеки в руках, я посмотрел ей прямо в глаза.

— Хорошо, я понял. Мне следовало позвонить. И насчет Блейка я сморозил глупость.

— Так-то. — Она скрестила руки на груди.

О, ее коготки все еще были выпущены.

- Но ты должна понять, именно ты — та, которую я хочу. Не Эш и не кто-либо другой.

— Даже если старейшины требуют, чтобы ты встречался с кем-нибудь вроде нее?

Почему она берет это во внимание? Я опустил свои губы к ее, нежно поцеловав.

— Наплевать мне, чего они требуют. В таких вопросах я — ужасный эгоист, поняла?

— Поняла.

— Значит, мир?

— Только если ты прекратишь болтать ерунду насчет моего неучастия в завтрашней вылазке.

Вздохнув, я прижался лбом к ее.

— С тобой сложно вести переговоры.

— Знаю.

— Я не хочу, чтобы ты с нами шла, Котенок. — Я обнял ее. — Но чувствую, что не могу удержать тебя. Пообещай, что не отойдешь там от меня ни на шаг.

— Обещаю.

Я поцеловал ее в макушку.

— Ты всегда добиваешься того, что хочешь, да?

— Не всегда. — Она положила руки на мою талию.

Мысль о том, что она пойдет со мной в воскресенье вечером, заставила меня содрогнуться, но я не смог бы ее остановить. Как не смог бы остановить Доусона.

— Ладно, вперед, к яичнице с беконом. Сегодня мне понадобятся все мои силы.

— Зачем? — она замолчала, а затем словно бы вспомнила о том, что сегодня придет придурок, чтобы обсудить планы на воскресенье. — А, ты про встречу с Блейком.

— Ну, да. — Я снова поцеловал ее. — Я изо всех сил буду стараться обойтись без тяжких телесных повреждений. Так что я рассчитываю на двойной бекон.


Глава 11 | Забвение | Глава 13



Loading...