home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

В основном все были согласны на тренировки с ониксом, и хотя никто из них не говорил, почему они так желали быть подверженными неоднократным испытаниям болью, я их понимал. Они знали, что это был единственный способ предотвратить побег Доусона, его попадание в плен.

Или хуже.

Когда я оглядел комнату, увидев моих друзей и Кэт, тогда я понял, что, хотя Мэтью и Томпсоны не были моими кровными родственниками, они были на самом деле моей семьей. Мое горло сдавило. Только семья может найти в себе силы продолжать быть частью этого безумия, рискуя свободой и жизнью.

Посмотрите-ка, я фактически стал немного эмоциональным.

— А по-моему, это полнейшее безумие, — сказала Ди. — Равносильно добровольному членовредительству.

Голова Доусона наклонилась назад, и он вздохнул.

— Ну, ты преувеличиваешь.

— Ты просто не видел, каким тебя притащили с той горы. — Она стала накручивать прядь волос на палец, старая нервная привычка. — А Кэти и вовсе сорвала голос, так она кричала. Как пойти на такое?

— Нужно быть психом. — Я вздохнул. — Ди, я не хочу, чтобы ты это делала.

Она совсем не удивилась.

- Не обижайся, Доусон, я тебя люблю, конечно, хочу, чтобы ты вернул Бет, и все такое, но… — ее голос сорвался, но спина выпрямилась. — В общем, я не буду.

Доусон положил руку ей на плечо.

— Все в порядке. Я и не требую этого от тебя.

— То есть я хочу помочь. — Ее голос был неуверенным. — Но не могу…

— Говорю же, все в порядке. — Доусон улыбнулся. — Никто из нас не обязан это делать.

— А кто же тогда обязан? — Блейк осмотрел комнату. — Если мы собираемся что-то предпринять, то начинать надо было уже вчера. Я не знаю, сколько времени потребуется для выработки иммунитета.

Доусон встал.

— Вряд ли слишком долго

Блейк издал смешок.

— Я провел в проекте несколько лет и то не могу сказать, когда у меня выработался иммунитет к ониксу. Если он у меня вообще есть.

— Вот мы как раз и проверим, — усмехнулась Кэт.

Он нахмурился.

— Ты так этому рада, что ли?

Она кивнула, и я отчасти хотел поцеловать ее в этот момент.

Ди обернулась, взглянув на Блейка.

— А я смогу принять участие в проверке?

— Мы все проверим, по очереди. — Я улыбнулся Блейку. — Ладно, вернемся к теме. Кто из нас в деле?

Мэтью поднял руку.

— Я! Не обижайся, Эндрю, но в этот раз я займу твое место.

Эндрю покачал головой.

— Без проблем. Подожду с Ди и Эш.

Эш, которая была на удивление тихой, кивнула.

— Да-да. — Кэт скрестила руки. — Я тоже в деле. Не смотри на меня так! Я — в деле, и точка. Тебе меня не переубедить.

Если она думала, что я не попытаюсь переубедить ее, она была не в своем уме. Мы решили начать тренироваться завтра после школы, если не пойдет снег, после чего я проводил Кэт до ее дома, заодно убедившись, что она будет заниматься тем, чем захочет этим вечером.

И, конечно же, я хотел поговорить с ней.

Она прошла на кухню, положив свою сумку на стойку.

— Молока?

— Да, пожалуйста.

Кэт поджала губы, но налила молока для меня.

— Вот, держи.

Я выпил весь стакан.

— Мы можем поговорить, Кэти?

Она уселась на кухонную стойку, отрыла сумку и достала учебник.

— Нет.

Мои брови приподнялись.

— Кэт!

— Что? — Она открыла главу, которую мы читали в классе.

Подойдя к ней, я расположил свои руки по обе стороны от ее скрещенных ног.

— Я просто не переживу твоих страданий.

Игнорируя меня, она полезла в сумку и достала маркер. Ладно. Я видел, куда это шло, но я так легко не сдамся.

— Не смогу снова видеть твои мучения, как было вчера вечером или когда Уилл держал тебя закованной в наручники. Не смогу стоять и смотреть… — Я наблюдал за тем, как она выделяла предложение маркером. — Эй, ты меня вообще слушаешь?

Ее рука остановилась.

— Слушаю.

— Тогда посмотри на меня.

Густые ресницы приподнялись, обнажив стальные серые глаза.

— Смотрю.

Я нахмурился.

Вздохнув, она надела колпачок на маркер.

— А я не хочу видеть, как страдаешь от боли ты.

Какого черта?

— Кэт…

- Не перебивай! Так вот, я тоже не хочу смотреть на твои мучения, даже думать об этом не желаю.

— Я-то вытерплю.

Наши глаза встретились.

— Знаю, что вытерпишь. Но это ничего не меняет, — сказала она терпеливо. — Однако я не прошу тебя отступиться.

Дьявол.

Я знал, что она делает.

Оттолкнувшись от стойки, я отвернулся от нее, запустив руку в волосы. Кэт отложила книгу в сторону и спрыгнула на пол.

— Мне не хочется все время спорить с тобой, Деймон, но по твоим словам получается, что я спокойно буду смотреть, как ты причиняешь себе боль, а ты якобы этого не сможешь. — Она подошла к тому месту, где стоял я, и обняла меня за талию. — Знаю, тобой руководят благие намерения, но я не сложу лапки только потому, что запахло жареным. И ты тоже не сдашься. В конце концов, это правильно.

Черт.

— Ненавижу твою логику. — Я положил свои руки на ее. Мысль о том, что я буду видеть, как она неоднократно подвергается воздействию оникса, вызвала у меня отвращение, но я… я должен был позволить ей принимать собственные решения. Черт. Я ненавидел это. Но я не мог ее контролировать. — И, наверное, так будет всегда.

Кэт обняла меня крепче.

— Знаешь, что я собираюсь завтра сделать? Схвачу Баффа за шкирку и заставлю его сожрать оникс, — сказал я немного погодя.

Она сдавленно хихикнула.

— Ну, ты садист!

— Ладно, тебе ведь нужно делать уроки, так? — спросил я. — Время Деймона заканчивается, наступает время занятий. Хотя нам будет сложно теперь прерваться. Это потребует от нас нечеловеческих усилий.

— Ага, мне надо заниматься.

Я выпятил свою нижнюю губу.

— Ладно, тогда я пошел.

Кэт взяла меня за руку и проводила меня до входной двери.

— Пришлю тебе эсэмэску, когда закончу. А ты сможешь прийти, чтобы подоткнуть мне одеяльце.

Я собирался сделать гораздо больше, чем просто уложить ее спать, так как ее мама была на работе сегодня.

— Хорошо. — Я поцеловал ее в макушку. — Буду ждать.

Кэт помахала мне на прощание, когда я направился в холодный дневной воздух. Когда я сошел с крыльца, то увидел, что машин Мэтью и Эндрю уже нет. Блейк ушел еще тогда, когда я вышел провожать Кэт. Я прошел мимо своей машины и резко остановился, когда увидел странный отблеск возле водительской двери. Что это, черт возьми? Царапина?

Я подошел к машине и провел пальцем по тонкой белой линии, что простиралась от ручки к центру двери. Когда я понял, что это была просто пыль, я улыбнулся. Мне нужно было в ближайшее время помыть мою малышку.

Обойдя машину, я отправился домой. Я был на полпути, когда почувствовал, как мой пульс неожиданно подскочил, при этом стремительно увеличиваясь, мне казалось, что я близок к сердечному приступу. Я замер на месте, а затем развернулся на пятках, мои глаза взметнулись вверх.

Окно спальни Кэт озарилось вспышкой насыщенного белого света с оттенком красного. Затем последовала еще одна вспышка, и еще. Черт. Всплеск энергии прошел через меня, пока я мчался к ней домой. Распахнув дверь, я взлетел на второй этаж, добравшись до ее спальни за секунду.

Я полностью остановился, мой рот открылся, когда я увидел хаос, творившийся в ее спальне. Бумаги были везде. Книги усыпали пол, некоторые были разорваны. Другие сожжены. Матрас свисал с кровати, ее стул был перевернут. На меня обрушился запах горелого — о нет, ее новый ноутбук.

Кэт стояла в центре всего этого бардака, среди кучи одежды, ее волосы были растрепаны. Кровь сочилась из уголка ее рта. Красные пятна расцвели на ее щеках.

— Котенок, тебя невозможно оставить одну даже на несколько минут.

Она сделала несколько шагов вперед, и я обнял ее за талию. Все ее тело дрожало.

— Я пришла сюда, чтобы позаниматься, ты же знаешь, после чего я выпила стакан апельсинового сока. — Слова были произнесены в спешке. — И Карисса — Карисса была здесь.

— Как она сюда попала? Я ее не видел.

Глаза Кэт были широко распахнуты от шока, когда она покачала головой.

— Она пробралась сюда, пока я была внизу. Она ждала меня, сначала я думала, что она болеет, знаешь, она долго не появлялась в школе, и никто не знал, где она. Но она не была больна. Боже мой, она…

— Ладно. Притормози, Котенок. — Мой взгляд переместился, остановившись на прожжённом пятне на полу. Мой желудок опустился. Если Карисса и была здесь, то теперь ее уже нет. — Что случилось с Кариссой?

Кэт вздрогнула.

— Она напала на меня. Действительно напала на меня.

Очень немногие вещи в настоящее время были способны меня удивить, но это удивило. Карисса была тихая, застенчивая девушка, полная противоположность их подруги Лесы. Книга была единственной вещью, на которую, по моему представлению, могла напасть Карисса. Может быть, на сумку. Но небольшую сумку.

— Она, похоже, даже не понимала, кто я. Она была словно Терминатор, Деймон, терминатор. И она просто продолжала идти на меня. Я просила ее остановиться. Я говорила, что не хочу причинять ей боль, но она не останавливалась. — Слезы наполнили ее глаза, и мой живот опустился, когда я думал об обугленном пятне на полу. — Она не остановилась.

— Все в порядке. — Я обхватил ее плечи. — У тебя не было выбора. Ты защищалась…

— Я не убивала ее. — Кэт высвободилась из моих объятий и сделала шаг назад. Она слегка покачивалась, указала на пятно. — Я не убивала ее, клянусь. Она самоуничтожилась, Деймон. Она — Боже мой — она взорвалась, как бомба. — Повернувшись обратно ко мне, она подняла руку и вытерла кровь с губы. — Она мутировала — она была гибридом.

Это совершенно не имело никакого смысла и породило множество вопросов.

— Ладно. Все в порядке. Давай спустимся вниз.

Кэт посмотрела на меня так, будто не понимала, что я сказал. Огорченный, я взял ее за руку и вывел из комнаты, мы спустились вниз по лестнице. Оказавшись в гостиной, я сел рядом с ней на диван. Обхватив ее щеки, я вызвал Источник и позаботился о незначительных травмах на ее теле.

— Не понимаю, что случилось, — сказала она. — На прошлой неделе Карисса была совершенно нормальной. Деймон, ты же ее видел. Неужели мы могли прозевать такое?

Моя челюсть сжалась.

— А по-моему, куда важнее, почему она на тебя напала.

Она резко вдохнула.

— Не знаю.

У меня тоже не было ответа на этот вопрос. Как Карисса в конечном итоге мутировала? Должно быть, это сделал один из Лаксенов нашей колонии. Было не так много Лаксенов нашего возраста, и они не часто покидали колонию. Как же он встретил Кариссу? И почему она пришла за Кэт? Ведь возможно, что это был кто-то не из колонии. Было и другое объяснение.

Я нахмурился.

— Видимо, Карисса каким-то образом узнала правду о Лаксенах и сообразила, что об этом никому нельзя говорить. Например, никто в колонии не знает, что тебе все известно.

- Здесь же просто нет других Лаксенов нашего возраста, — сказала она.

- Нет в пределах колонии. Однако есть несколько тех, кто старше нас на пару лет или младше.

Она отвела взгляд, с трудом сглотнув.

- А ты не думаешь…

— …что Кариссу похитили люди «Дедала» и заставили пленных Лаксенов, вроде Доусона, излечить ее? — Злость наполнила меня. — Остается только молиться, чтобы это было не так. Если же это действительно произошло, следовательно…

— Отвратительно, — произнесла она хрипло, сжимая дрожащие руки между коленями. — Это очередной сбой. Не было здесь никакой Кариссы, это была не она, а что-то вроде чокнутого зомби, понял? Ведь это именно то, что случается при нестабильности «мутации».

Кэт была полностью здорова, по крайней мере физически, но мне не хотелось отпускать ее. Я боялся, что она распадется на мелкие кусочки. Я обернул руку вокруг ее плеч, притянув ее к себе.

— Боже, Карисса… Она мертва, а следовательно… — Кэт снова сглотнула.

Я нежно сжал ее в объятьях.

- Если бы что-то случилось с одним из Лаксенов, я бы узнал. Все это может означать только, что «мутация» не закрепилась. Блейк же говорил, что иногда изменения нестабильны, и случай с Кариссой чертовски на это похож. Наверное, связь с Лаксеном устанавливается, только когда человек «мутирует» окончательно.

— Нам надо срочно поговорить с Блейком. — Она прочистила горло, покачав головой. — Господи, Карисса! Это была Карисса! Ну почему, почему именно она?

Тяжесть наполнила мою грудь, когда слезы потекли по лицу Кэт. Я усадил ее на свои колени и обнял. Это было единственное, что я мог сделать в то время как она рыдала из-за потери своей подруги. И это было больше, чем просто потеря. Кэт не сможет никому рассказать, что случилось с Кариссой. Ей придется притворяться, что она ничего не знает, когда люди вокруг осознают, что тихая девочка с занятий по тригонометрии исчезла. Чувство вины будет терзать ее. Я знал это. Так же как и боль, смерть Кариссы была совершенно бессмысленной и даже жестокой, и это было не то, с чем можно было легко смириться.

Все, что я мог делать, это обнимать ее, и когда она плакала, я зашептал ей на своем родном языке. Я сказал ей, что все будет хорошо. Я сказал ей, что я буду рядом с ней, несмотря ни на что. И что однажды она будет жить без этой боли и этого страха.

Я обеспечу ей такое будущее.

Мой мозг начал перебирать все то, что необходимо было сделать. Спальню Кэт нужно убрать. Нужно чем-то прикрыть прожжённое пятно, потому что я не хочу, чтобы она видела его каждый день.

Через некоторое время слез стало меньше и Кэт подняла голову. Ее глаза были красными, но голос был твердым, когда она заговорила.

— У нее был браслет. Точно такой же, как у Люка.

Неожиданно.

— Уверена? — Когда она кивнула, я откинулся назад на диване, удерживая ее на своих коленях. — Подозрительно это.

— Да.

— Мы должны поговорить с Люком, только без всяких посредников. — Беспокойство закралось в мою голову. Я не доверял этому ребенку. Я не доверял Блейку. Я не верил, что Карисса встретила Лаксена, влюбившегося в нее, была ранена, а затем исцелена. — Я сам все объясню нашим. Не хочу, чтобы ты заново все это переживала, рассказывая остальным. Я сам.

Она опустила щеку на мое плечо.

— Спасибо.

- И надо что-то сделать с твоей комнатой. Мы наведем там порядок.

Кэт слегка расслабилась.

— Ты само совершенство.

— Разве что временами, — прошептал я, проведя подбородком по ее щеке. Сейчас я не чувствовал себя идеальным. — Мне жаль, Кэт, действительно жалко Кариссу. Она была хорошей девчонкой и не заслужила такой судьбы.

- Точно, — прошептала она.

— А ты не заслужила того, что приключилось с тобой из-за нее.

Кэт не ответила, я протянул к ней руку, осторожно смахнув слезы, которые собрались у нее под глазами. Ее голос был слабым, когда она заговорила.

— Мы можем поехать в Мартинсбург? Мама работает в среду. Думаешь, еще рано говорить с Люком один на один?

— Нет. Я думаю это хорошая идея.

После этого она затихла, и в конце концов ее дыхание стало ровным. Борьба с Кариссой и слезы истощили ее. Подняв ее со своих колен, я уложил ее на диване. Она пробормотала что-то невнятное, что заставило меня слегка улыбнуться. Схватив одеяло со спинки дивана, я укрыл ее.

На мгновение я задержался возле нее, а затем пошел на кухню, доставав телефон из кармана. Я послал Ди короткое сообщение. Минуту спустя она уже была на кухне Кэт.

— Что за…?

— Тише. — Я прислонился к стойке. — Кэт спит в гостиной.

Ди нахмурилась, когда бросила взгляд на настенные часы.

— Хм…

— Карисса была гибридом, — сказал я ей, переходя сразу к делу.

Она посмотрела на меня, раскрыв рот.

— Повтори?

Я изложил ей краткое описание наших подозрений.

— Она пришла к Кэт. Напала на нее, а затем… самоликвидировалась. — Мои плечи напряглись, когда Ди вздрогнув, сделала шаг назад. — Мне очень жаль. Я знаю, вы дружили с ней, но мне нужно, чтобы ты сделала мне одолжение. — Боже, я вел себя как мудак, но мне нужна была ее помощь. — Я знаю, что ты не общаешься сейчас с Кэт, но ты можешь оставить свои обиды на один вечер? Мне нужно достать чертов ковер для ее спальни, а затем убраться. Я просто хочу, чтобы ты была рядом с ней на случай, если она проснется.

— Хорошо. — Она моргнула один раз, затем второй, но не колебалась. — Хорошо. Конечно.

— Спасибо, — с облегчением произнес я, расположив руки на ее плечах и приобняв ее.

Ди обняла меня в ответ.

— Карисса… она правда умерла?

Я кивнул, когда отступил.

Она запустила руку в волосы и стала перебирать пряди.

— О, Боже, я не…

— Я сожалею, — произнес я два глупейших слова в истории. Я провел рукой по своим волосам. — Я собираюсь взять с собой Доусона. Хорошо?

— Хорошо.

Прежде чем покинуть дом, я вернулся в гостиную. Кэт все еще спала, свернувшись калачиком. Кожа под глазами была отекшая, но красные пятна на щеках исчезли. Я опустился на колени рядом с ней, откинув ее волосы назад. И поцеловал ее в щеку.

— Обещаю тебе, — прошептал я ей на ухо. — У тебя не будет такой жизни. Обещаю.


Глава 15 | Забвение | Глава 17



Loading...