home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 21

Мои ноги ослабли. Мышцы в них, как правило, чертовски сильные, стали мягкими и бесполезными. Я не мог ходить. Не мог даже стоять на своих собственных ногах. Несколько десятков глаз провожали нас, когда Эндрю и Мэтью выносили меня наружу.

Доусон разговаривал по телефону с Ди, и слова, что он произносил, звучали в миллионе миль отсюда.

— Я не знаю, что произошло. Он не может ни ходить, ни стоять — я не знаю. Мы несем его…

— Кэт, — прохрипел я, изо всех сил стараясь не думать о жгущем огне, распространяющимся по моей груди. — Это Кэт.

Мэтью резко вдохнул, он крепче сжал руку на моей талии.

— Скажи ей, чтобы проверила Кэти. Это связанно с ней.

Доусон передал мои слова. Его тело расплывалось, когда он ходил туда-сюда передо мной. Мы стояли возле моего внедорожника.

— Ди собирается проверить ее. Мы…

— Доставьте меня туда, — сказал я, когда тема накрыла меня на секунду. — Доставьте меня к ней сейчас же.

Ни один из них не двигался достаточно быстро. Или, по крайней мере, ощущение было именно такое. Я должен был попасть туда — к Кэт. Я не мог подвести ее, а я подводил ее прямо сейчас. Я попытался сделать шаг вперед, но я бы шмякнулся лицом об асфальт, если бы не Доусон и Мэтью. Земля колебалась странным образом, будто пульсировала.

— Тащите его в машину сейчас же. — Доусон передвинулся, его голос был напряженным от паники. — Черт. Мы должны отвезти его туда. — Меня затащили на заднее сиденье машины, я привалился к двери, будучи едва в состоянии удерживать себя в сидячем положении. Мое сердце мучительно билось каждую секунду. Доусон вцепился в мою рубашку и говорил быстро — слишком быстро. Салон автомобиля был не четким. Шины взвизгнули. Затем я услышал голоса, так много голосов, но я мог сосредоточиться только на лице Кэт. Это была она — ей было плохо, очень плохо. Она умирала. О Боже, она умирала, а меня не было рядом. Дрожь прокатилась по моей коже, когда мои легкие боролась с болью за каждый вздох.

Так ли это было на самом деле? Этого не могло произойти. Черт возьми, этого не случиться. Я снова увижу Кэт. Я услышу ее голос. Я снова поцелую ее. Почувствую ее дыхание на своей коже. Я снова прикоснусь к ней.

Я буду любить ее.

Внедорожник резко остановился. Предметы вокруг размывались. Доусон вышел из машины и схватил меня за ноги. Что происходит? Мне показалось, что я спросил это вслух, но никто не ответил. Он вытащил меня из машины. Я терял контроль над своей человеческой формой. Я чувствовал это. Кто-то выругался.

Кэт.

В следующую секунду деревья возвышались надо мной. Небо было внизу, а земля сверху. Теплый ветер обдувал мою одежду. Кто-то нес меня — нет. Это был Доусон и Эндрю. Они мчались по лесу между деревьев.

Время замедлилось до бесконечности, и тогда, наконец, они вышли из леса. Открылась дверь, и я почувствовал теплое покалывание вдоль моей шеи. Прохладный воздух подул, окутывая нас.

Я заставил свои глаза открыться и тело перейти обратно в человеческую форму, я ухватился за ослабляющуюся силу и сделал это. Для нее — для нас. Доусон и Эндрю поставили меня на пол, и тогда я увидел ее. Мое зрение прояснилось, и тысячи опасений подтвердились.

Кэт лежала на полу, ее красивое лицо было бледным и натянутым. Перед ее рубашки был весь красным. Кровь была под ней, на ее губах и подбородке.

— Деймон… — прошептала она.

— Тсс… — я заставил себя улыбнуться, когда поднял руку. Ди была по другую сторону от Кэт, ее свет мелькал. Она поддерживала Кэт живой — поддерживала меня в живых.

— Ничего не говори, все уже хорошо, все будет хорошо. — Я схватил окровавленные руки Ди, оттягивая их от Кэт. — Можно уже остановиться, Ди.

— Я могу сделать это. Могу исцелить ее, — ответила Ди.

— Ди, мы не можем так рисковать! Ты должна остановиться, — сказал я ей, пошатнувшись. Или Доусон сдвинул меня. Он удерживал меня. — Ты должна остановиться.

— Парень, ты сам пока слишком слаб. — Эндрю оказался там, где стояла Ди на коленях, держа вялую руку Кэт. — Позволь Ди продолжать, — произнес Эндрю.

Я не мог позволить ей сделать это. Если она спасет Кэт, то будет связана с ней — и со мной, а это было слишком рискованно.

Ди скользнула обратно в свою человеческую форму. Ее руки дрожали.

— Он сумасшедший. Мой брат просто не в себе.

Я, может быть, и был сумасшедшим, но я знал, что могу исцелить Кэт. Скользнув в свою истинную форму, я положил руку на ее едва вздымающуюся грудь. Используя каждую унцию силы моего Источника, я вложил всю ее в Кэт, ведь она была для меня всем.

«Все будет хорошо. Я с тобой, Котенок. Все хорошо».

Жар перетекал из меня в нее, и я услышал, как она произносила мое имя снова и снова, и я почувствовал, как ее сердце остановилось, а затем снова забилось и на этот раз сильнее и устойчивее. Ее грудь поднялась, и кислород, в котором она так сильно нуждалась, заполнил ее легкие.

«Все, Кэти, можешь теперь отдохнуть», сказал я ей.

Она так и сделала.

***

— Мы уже обо всем позаботились, — сказал Доусон тихим голосом.

Прислонившись к стене возле моей спальни, я тихо выдохнул.

— Спасибо.

Он подошел ко мне и положил руку на мое плечо.

— Тебе не нужно меня благодарить. — Беспокойство заполнило глаза идентичные с моими. — Приятель, тебе вообще можно ли стоять? После того, как ты исцелил Кэти, будучи в критическом состоянии? Ты должен быть в отключке.

— Я был в отключке, в то время как Эш и Ди мыли Кэт. — Я протер рукой лицо. — И я только недавно проснулся.

Доусон бросил взгляд на закрытую дверь рядом со мной.

— А она проснулась?

Я знал, что он беспокоится о ней, и я был… да, я был счастлив, когда узнал, что Кэт много значит для Доусона, и я… я должен был относиться к Бетани так же. Теперь я понимал это. Теперь я многое осознал.

— Еще нет, но она проснется.

— Да, — пробормотал он, сунув руки в карманы джинсов. — Не могу поверить, что он вернулся — вернулся и сделал это с ней.

Закрыв глаза, я кивнул. Тело Уилла было найдено после того, как Кэт была исцелена. Она убила его, но каким-то образом ему удалось выстрелить в нее из оружия, что он пронес с собой. Секунды — считанные секунды — и Кэт, и меня здесь не было бы. Вот как сильно мы были связаны.

У нас были опасения, что Уилл Майклз может вернуться. Но мы были настолько сосредоточены на возвращении в Маунт-Уэзер, что мы — или, по крайней мере, я — не воспринимали достаточно серьезно его как угрозу. Вина скрутила мне живот.

— Он… он выглядел так плохо раньше? — спросил Доусон.

Я отрицательно покачал головой. Я лишь коротко взглянул на Уилла перед тем, как Мэтью вынес его на улицу и уничтожил его тело, но доктор выглядел так, будто бы постарел на десятки лет. Очевидно, мутация не закрепилась, но я не понимал, почему он выглядел настолько плохо.

— Как я уже сказал, в доме Кэт чисто. — Доусон оттолкнулся от стены и повернулся к лестнице. — Ди с Эш и Эндрю, а также Мэтью недавно ушли. Я собираюсь пойти поесть. Тебе что-нибудь нужно?

Я отрицательно покачал головой. Доусон не мог сделать то, что мне было нужно, потому что я хотел лишь, чтобы Кэт открыла глаза.

Доусон развернулся, а затем взглянул на меня через плечо. Его голос был хриплым, когда он заговорил.

— Рад, что ты в порядке. Я… я не мог потерять тебя, — сказал он. — И я рад, что Кэти будет в порядке.

Не найдя нужных слов, я обняла своего брата. Какое-то время ни один из нас не двигался, затем Доусон отстранился. Когда он начал спускался по лестнице, я снова вошел в комнату, освещенную лишь свечами, что я разместил на столе.

— Деймон?

Голос Кэт был хриплым, но его звук был самым красивым из тех, что я когда-либо слышал. Подойдя к кровати, я сел рядом с ней. Черт, у меня захватило дыхание.

— Я здесь. Рядом с тобой.

Она повернула голову, и ее взгляд сосредоточился на мне.

— Вот, руки не двигаются.

Я хмыкнул.

— Ладно, мы это живо поправим. — Либо Эш, либо Ди укутала ее так, что она была практически вплотную припечатана к кровати. Я нашел края одеяла и приподнял их. — Ну, вот, готово.

— Ой! — Она высвободила руки, и одеяло соскользнуло с ее обнаженных плеч. Ее глаза расширились, затем она вздрогнула, когда сжала края одеяла. — Почему я голая?

— А ты разве ничего не помнишь?

Кэт уставилась на меня на мгновение, а затем резко села. Ее темные волосы каскадом упали на плечи. Она одернула одеяло, но я остановил ее.

— Кэти, с тобой уже все в порядке. Остался просто маленький шрамик, но его почти не видно. — Я положил руки поверх ее. — Сомневаюсь, что его вообще можно будет разглядеть, разве что с совсем близкого расстояния, но если кто-то посмеет приблизиться к тебе на такое расстояние, я буду сильно возмущен.

Шок промелькнул на ее лице. Ее губы зашевелились, но слов не было слышно, и я понял, что она вспомнила все, даже то, чего я пока не знал.

— Ди и Эш тебя искупали. — Я сделал паузу. — Они же уложили тебя в постель. Я им не помогал. — Я собирался прикоснуться к ней, но остановился. Ее молчание начинало меня беспокоить. Сильно. — У тебя ничего не болит?

Кэт медленно покачала головой.

— Меня сейчас вообще могло здесь не быть. Это так странно…

— Понимаю. Мысль слишком дикая. — Я прикоснулся к ней, провел кончиками пальцев по ее губам. Тепло ее дыхания по ощущениям было, словно лучи солнца. — Действительно дико.

Она закрыла глаза на мгновение.

— На что это было похоже?

— На внезапную остановку дыхания. — Я тут же опустил руку и придвинулся ближе к ней. — А потом в груди начало печь, как от огня, я не мог пошевелиться и сразу понял, что с тобой случилась беда. К счастью, Эндрю с Доусоном смогли отвести меня к машине так, что никто ничего не заметил. Извини, но жареного цыпленка я тебе не принес.

Я чуть заметно улыбнулся.

— Ни разу еще мне не было так паршиво. Я попросил Доусона связаться с Ди и сказать ей, чтобы она срочно проверила, как там ты. Сам был слишком слаб, чтобы это сделать.

— Деймон, а как ты сейчас себя чувствуешь?

— Прекрасно. А ты?

— Неплохо. Ты спас мою жизнь. Точнее, обе наши жизни.

— Да чепуха это все. — И это не должно было случиться.

Кэт изумленно посмотрела на меня перед тем, как перевернуться на кровати. Она взглянула на прикроватную тумбочку с часами. Шел второй час ночи. Паника пробежала по ее лицу, когда она сжала одеяло в руках.

— Мне надо домой! Там же везде кровь, и когда мама вернется утром, то…

— Мы все уже убрали. — Успокоил я ее. — Позаботились и об Уилле, и о доме. Твоя мама совершенно ничего не заметит.

Она слегка расслабилась, но это было ненадолго. Ее глаза закрылись, а лоб сморщился.

— Кэт, — сказал я. — Котенок, о чем ты задумалась?

— Я его убила. — Слезы потекли по ее щекам. — Я убила его, и мне было абсолютно все равно.

Я положил свои руки на ее голые плечи.

— Ты сделала то, что должна была, Кэти.

— Нет, ты не понимаешь. Мне было все равно, но так же нельзя! — Она хрипло засмеялась. — Господи…

Боль, настоящая и мощная вонзилась в мою грудь.

— Кэт!

— Что со мной не так? Ведь со мной что-то не так. Я могла просто разоружить его, остановить, а вместо этого…

- Он пытался тебя убить. Он в тебя выстрелил. Ты просто защищалась.

Она покачала головой, и в тот момент она сломалась. Боль и ужас от того, что ей пришлось пережить, что ей пришлось сделать, проявились на ее лице и заполнили каждую слезу, что она проронила. Я издал гортанный вопль и обхватил ее руками вместе с одеялом. Ее слезы продолжали течь, пока я баюкал ее в объятиях, крепко прижимая к себе.

Кэт попыталась высвободиться из моих рук, но я удержал ее.

— Деймон, я — чудовище, я такая же, как Блейк.

— Что-что? Поверь, у тебя с ним нет ничего общего. Как тебе вообще пришла в голову подобная идея?

— Нет, это правда! Блейк убил потому, что пришел в отчаяние. Ну, и в чем же разница? Ее нет!

Не веря своим ушам, я покачал головой.

— Это не одно и то же.

Кэт сделала глубокий вдох.

- И я сделала бы это снова. Клянусь, если кто-то будет угрожать маме или тебе, я опять сделаю то же самое. После того, что случилось с Блейком и Адамом, я это поняла. А это неправильно, люди не должны так поступать.

— Нет ничего неправильного в том, чтобы защитить того, кого любишь, — возразил я. — Ты думаешь, мне нравилось убивать? Нет! Но я не могу вернуться в прошлое и изменить его.

Она вытерла щеки тыльной стороной ладони, ее плечи задрожали. А слезы продолжили подступать.

— Деймон, со мной все по-другому.

— Это еще почему? — Я положил ладони на ее щеки, заставляя ее посмотреть на меня сквозь пропитанные слезами ресницы. — Помнишь, когда я убил на складе тех двух офицеров Минобороны? Я тогда возненавидел себя, но у меня не было выбора. Если бы они подняли тревогу, все было бы кончено, а я не мог допустить, чтобы тебя схватили. — Я вытер слезы с ее лица, поймав ее взгляд, когда она попыталась отвернуться. — Я ненавижу то, что пришлось сделать, Кэти, ненавижу всем сердцем, что пришлось забрать чьи-то жизни, неважно — Аэрумов или людей, но выбора не было. Ты тоже не должна слепо принимать случившееся, не должна радоваться, но понять, почему так поступила.

Она взяла меня за запястья.

— А если… Если я все-таки радуюсь?

— Вовсе ты не радуешься, Кэт. — Разве она не видела, как ей было плохо после произошедшего? — Я знаю.

— Почему ты так думаешь? — прошептала она.

Я слегка улыбнулся.

— Потому что я знаю, в глубине души ты — хорошая. Ты — воплощение тепла и света, которого я недостоин, однако ты почему-то считаешь, что я тебя заслуживаю, несмотря на все мои дурные качества. Знаешь о них, но веришь, несмотря ни на что.

— Я…

— Именно потому, что по своей сути ты добрая, ты всегда такой останешься. — Я обнял ее за плечи. — И никакие твои слова или поступки не могут этого изменить. Горюй, Кэти, плачь, если хочешь, но никогда не упрекай себя за то, что вне твоей власти. В общем, ты — лучше Блейка, и точка. А сейчас выкинь всю эту гадость из головы.

Ее слезы начали высыхать, и глаза, цвета грозового неба, стали мягче и светлее. Все еще дрожа, она подалась вперед и прижалась губами к моим. Мои пальцы сжимали ее плечи. Ее поцелуй — черт, я опасался, что уже никогда не испытаю этого чувства снова. Я мог ощущать соленый вкус ее слез и растущую жажду. Поцелуй углубился, и на этот раз это было по-другому, все отличалось от предыдущих раз.

В поцелуе выражалось множество эмоций — вера в то, что мы преодолеем черную полосу, наша надежда на будущее, готовность принимать друг друга такими, какие мы есть, сдерживаемая тоска по несбывшемуся. Я хотел, чтобы чувства, что мы испытывали, поглотили нас.

Кэт отстранилась. Наши глаза встретились. Я погладил ее щеку и произнес три коротких слова на своем родном языке, слова, что были могучими, все равно не могли в полной мере выразить то, что я испытывал к ней.

— Что ты сказал? — спросила она.

Улыбнувшись, я поцеловал ее снова. В момент, когда она отпустила одеяло, позволив ему сползти до ее обнаженных бедер, я затаил дыхание.

Я осторожно положил ее на спину, и она обвила меня руками. Время текло одновременно быстро и медленно, в то время как мы целовались. В этой комнате не осталось ни чего и ни кого кроме нас. Одеяло было отброшено в сторону, и наши ноги сплелись. Мы двигались, переплетаясь друг напротив друга. Мои руки дрожали на ее разгоряченной коже, когда она выгнула спину. Я изучал ее тело, уделяя особое внимание небольшому шраму, находящемуся недалеко от сердца, я провел по нему кончиками пальцев, затем губами и, наконец, языком.

Подняв голову, я прижался щекой к ее. Мой голос был хриплым и грубым, когда я заговорил.

— Только скажи, и я сразу же остановлюсь.

Вместо того чтобы меня остановить, она обвила руками мою шею, и притянула меня к себе для следующего обжигающего поцелуя. Я навис над ней, почти не касаясь. Между нами заискрились электрические разряды. Она притянула меня ближе, проведя большим пальцем по моей нижней губе, а затем она скользнула рукой вниз к моей груди. Дрожь прошла через мое тело, и я закрыл глаза.

Малейшее прикосновение Кэт делало это со мной.

И тогда ее руки задвигались снова, над мышцами моего нижнего пресса и кнопкой на моих джинсах. Я открыл глаза. Тепло прокатилось по мне, когда я сел и привлек ее на свои колени. Наши сердца стучали в унисон, когда мои руки гладили ее бедра, прижимая ее так близко, насколько это было возможно. Ее мягкие стоны были для меня симфонией, молитвой, и я хотел, чтобы это продолжалось. Это должно было продолжаться. Я положил ее обратно на спину, восхищаясь ее красотой, и тем, что она выбирает меня — выбрала меня.

Я не хотел торопиться.

Даже когда она прижалась ко мне, обняв меня ногами за талию, и когда ее ногти впились в мою кожу, я хотел смаковать каждую чертову секунду. Я целовал ее кожу, держа путь вниз вдоль ее шеи, а затем ниже… и еще ниже. Я не ускорялся, даже когда начал терять свой человеческий облик. Мой свет мерцал, плавно вспыхивая и погасая.

Когда я проложил дорожку из поцелуев обратно к ее рту, она зашептала напротив моих губ, и легонько потянула меня за волосы. Сообщение было получено, четко и ясно.

Черт, Кэт.

Поднявшись, я стащил свои штаны, и схватил защиту. Затем наши тела оказались на одном уровне, твердое напротив мягкого. Наши руки были везде. Не осталось и дюйма кожи, к которому она не прикоснулась. Не осталось и квадратного миллиметра, с которым я не ознакомился. Я замедлился, целуя и нежно лаская ее до тех пор, пока мы оба уже не могли больше ждать.

Я ненавидел тот момент, когда от боли напряглось все ее тело, и я сделал все, что мог, чтобы забрать эту боль. Я смыл ее, будто ее никогда и не было, но это было ничто по сравнению с тем, что она делала со мной. Она скручивала меня в узлы, так сильно, что мне казалось, я могу разлететься на кусочки.

У меня захватило дыхание. Наши бешеные сердца и пульс стали замедлять свой ритм. Я был потрясен, расщеплен на части и склеен обратно. Что мы делали, чем мы делились… я никогда раньше не испытывал ничего подобного. Это звучало чертовски неплохо, но это было правдой.

Положив руку на ее щеку, я нежно поцеловал ее.

— Ну, как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно.

Кэт зевнула прямо напротив моего лица.

Я рассмеялся. Кэт положила щеку на подушку, пытаясь зарыться в нее лицом, но я не позволил ей сделать это. Я последовал за ней, снова поцеловав ее. Перекатившись на бок, я потянул ее с собой, уложив ее так, чтоб мы лежали лицом к лицу.

— Спасибо тебе.

— За что?

Я провел пальцами по ее руке, улыбнувшись, когда она вздрогнула.

— За все.


Глава 20 | Забвение | Глава 22



Loading...