home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

Через полтора часа все были готовы. Молодцы. Я вызвал такси, и мы отправились на корабль. Только расположились, разложили вещи – и корабль отправился. В этот раз мы летели не на грузо-пассажирском корабле, а на пассажирском лайнере. На Кошоте у него была промежуточная остановка. Лайнер облетел несколько систем и возвращался на станцию. Он был не таким огромным, как настоящие круизные лайнеры, вмещающие по несколько тысяч человек, но очень уютным. Вмещал он всего пару сотен пассажиров, но зато это был чисто пассажирский корабль. Соответственно и сервис на должном уровне.

Разобравшись с вещами, мы пошли обедать. А неплохо получилось. Еще за завтраком мы даже не знали, куда лететь, а обедаем уже в полете. Пообедав, отправились в каюту. Наш люкс состоял из двух кают – спальни и гостиной. Расселись в гостиной в удобных креслах, и девчонки начали хвалиться своими успехами. Кира доучила пятый ранг Инженера и была неимоверно горда этим. Правда, сертификата у нее не было, но она надеялась, что я помогу ей с его получением. Чем тут я мог помочь, я даже не представлял. Ведь нужно выполнить какую-нибудь работу со сложностью на пятый ранг, а где взять такую работу? Что-то сделать на корабле? Так нечего, все уже сделано. Если бы раньше. Снятие, разборка и ремонт двигателей на пятый ранг потянуло бы. Но работа уже выполнена. Да и капитан никогда бы не подпустил постороннего человека к своему кораблю. Это для меня она наложница, почти жена, а для него она никто. Он бы и мою официальную жену, если бы она у меня была, не подпустил. И правильно бы сделал. Остается только учебный центр. Прилетим – надо будет с ними связаться и договориться. Это, конечно, будет стоить денег. Да и хрен с ними, с деньгами. Я объяснил все Кире, и мы сошлись на том, что по прилете сходим в учебный центр и обо всем договоримся. Одна она туда заявиться не могла – с наложницей без гражданства там бы и разговаривать не стали.

Лин закончила изучать Экономику по четвертый ранг и решила на этом остановиться и взяться за изучение Торговли. Она собиралась изучить все свои базы по четвертый ранг, а потом уже идти дальше. Я ее в этом поддержал.

Эдит также выучила свою базу Юрист по четвертый ранг. Но она собиралась добивать ее до шестого ранга, чтобы потом спокойно изучать свою Живопись. Ее я тоже поддержал.

Так мы и сидели в гостиной до ужина. Обсудили множество проблем. Надо почаще вот так вот, сидя спокойно в гостиной, обсуждать различные вопросы. А то в постели никакого обсуждения не получается. Ну ничего, теперь наговоримся. Целых десять дней вместе, и мне никуда не надо спешить. Ах, хорошо.

Потом сходили поужинали. В ресторане был даже танцзал. Так что пошли потанцевали. Правда, без драки и здесь не обошлось. Пока я ходил в туалет, к девчонкам пристали какие-то молодые пьяные придурки. Так они их так отметелили, что тех прямо из ресторана унесли в медблок. Так-то к девчонкам никто не пристает, так как у них стоит метка наложниц, а в Арваре с этим строго. Нет, у них, естественно, не стоит метка где-нибудь на лбу, они выглядят как обыкновенные девушки, но кто захочет, тот моментально все выяснит. Надо просто зайти в галонет и послать запрос по имени или фотографии – и тут же получить ответ. А на корабле можно было отправить запрос корабельному искину. Ведь все пассажиры регистрируются. Но эти кретины сделать этого не удосужились. Ну им же хуже. Зато как девчонки были довольны, аж светились.

И тут же стали обсуждать поход в клуб драчунов. Даже и не знаю, вести их туда или не вести? Прямо какие-то фанатки рукомашества.

Вот так и долетели до планеты. Высадили нас на орбитальной станции, а уж оттуда добрались до космопорта. Еще сидя в лифте, я забронировал бунгало на нашем курорте, и из космопорта на такси сразу рванули туда. Поселили нас в таком же бунгало, как и прошлый раз, и недалеко от домика, в котором мы жили в прошлый приезд. К сожалению, он был занят, а то было бы неплохо пожить там. Но и этот домик был хорош. Чуть поменьше, зато бассейн больше и беседка увита каким-то растением типа нашего винограда. Только ягоды были не в гроздьях, а сверкали ярко-красными бусинами. Очень красиво. Домик нам понравился. Но главное не домик, главное – это море. Вот оно, в нескольких шагах сверкает и переливается изумрудными волнами. Побросав вещи, мы помчались купаться. Плескались больше часа. Девчонки уже неплохо держались на воде. Что интересно, тут практически никто не умеет плавать. Или плещутся на мелководье, или надевают спасательный жилет. Правда, жилет такой, что его не сразу и разглядишь, – неширокий пояс и наплечники. По команде из сети он мгновенно заполнялся воздухом, и утонуть было практически невозможно. Но своих девчонок я научил плавать еще в первый наш приезд, так что они этими жилетами не пользовались. Только когда катались на водных скутерах. Да и то я заставлял. Накупавшись, пошли разбирать вещи. Потом пообедали и вновь на пляж. На ужин решили сходить в какой-нибудь ресторанчик. Так и проводили время. Десять дней пролетели, как один миг.

Уезжая, я твердо решил, что вернемся мы сюда не раньше, чем через несколько лет. В следующий отпуск полетим куда-нибудь еще. Здесь уже все приелось.

Обратно летели на грузо-пассажирском корабле. Условия были, конечно, немного похуже, чем на лайнере, но нас это нисколько не напрягало. Нам было хорошо вместе, а это главное. Приехали домой, завалились все вместе на кровать и так молча лежали. Было немного грустно. Все-таки перенестись из яркого, солнечного праздника в железную коробку психологически трудновато.

– Ладно, девчонки, хватит грустить, – сказал я, – это же не последний наш отпуск. Будут еще курорты и получше этого.

– А получше – это как? И где? – встрепенулась Эдит. Остальные с интересом стали прислушиваться.

Я им предложил самим поискать в галонете курорты на других планетах империи. Можно и на Кошоте, но в каком-нибудь другом месте. Их это заинтересовало, и они принялись обсуждать достоинства и недостатки различных курортов империи. Я им предложил подобрать курорты по удаленности от нашей станции, учитывая наличие у нас времени на отдых в две декады, в месяц, в два месяца. Они этим так заинтересовались, что даже перешли в гостиную. А я еще полежал, полежал и уснул.

Утром пошли с Кирой в учебный центр. У меня было еще три свободных дня, и следовало распорядиться ими с пользой. В центре никаких проблем не возникло. Единственная проблема – экзамен на получение пятого ранга рассчитан на пять дней, а я хотел, чтобы его провели за три. Но и тут все решилось к взаимному согласию. Пришлось заплатить двойной тариф, и все. Оставил Киру в центре и пошел домой. Вечером она сама придет, благо от нашего дома до учебного центра идти меньше пяти минут. А мы собрались и пошли в аквапарк. После моря это было, конечно, совсем не так интересно, как раньше, но время провели все-таки весело. Обедали дома.

После обеда я поехал в док. Нужно же проверить, как подчиненные службу несут. Там было все в порядке. Поболтал с дежурными абордажниками и поехал домой. Кира вернулась поздно вечером. Уставшая, но довольная. Долго и подробно рассказывала мне, что делала, какие работы выполняла. Потом разбирали с ней все выполненные ею работы, разбирали ошибки, объяснял ей, как лучше сделать то или другое. Спать легли поздно. Киру от общей постели отлучили – ей надо выспаться к завтрашнему дню. Проснулись поздно. Кира уже убежала в учебный центр. А мы даже завтракать не стали, собрались и пошли в развлекательный центр. Позавтракали и заодно пообедали в нашем ресторанчике у пруда. А потом просто гуляли по скверу, сидели на скамейке и болтали.

К ужину пошли домой. Ужинать не стали – решили дождаться Киру. Сегодня она пришла пораньше, но такая же усталая. Поужинали все вместе. Отправили Киру спать, а сами пошли в спальню.

Следующий день прошел так же. Вечером все с нетерпением ожидали Киру. Приготовили даже бутылку какого-то жутко дорогого коллекционного вина. Специально зашел в магазин элитных вин и взял одно из самых дорогих. Наконец пришла счастливая Кира. Уже по ее виду было понятно, что все в порядке: она уже сертифицированный инженер. Выпили за исполнение ее мечты.

Потом она схватила меня за руку и потащила в спальню. Девчонок прогнала – мол, это ее праздник. Правда, они через пару часов все равно к нам проникли. Так до утра и не уснули. А утром я отправился в док – отпуск закончился.


Приехав в док, я первым делом зашел в кают-компанию жилого модуля. Там сидели капитан и Гэл.

– Вовремя объявился, – поприветствовав, сказал мне капитан, – через часик все соберутся, и проведем совещание. Обсудим очередной поход.

– И куда пойдем?

– Да все туда же, опять будем обследовать те одиннадцать систем, что и в прошлом году. Платят вроде неплохо. Я заключил контракт пока на первые три системы.

– Капитан, а тебе не кажется, что нас сдали? Ведь в одной из этих систем нас наверняка ждут. И в СИБ не могут этого не понимать.

– Вот и мы с Гэлом сидим и размышляем на эту тему. И тоже думаем, что где-то нас ждут. Только это не говорит о том, что нас сдают специально. Обследовать эти системы сибовцам так и так надо. Послать корабли ВКС они не могут, потому что, встретившись с кораблями ВКС аратанцев, они обязательно схлестнутся, а это война. А война сейчас никому не нужна. Поэтому и решили пожертвовать нами. Даже если нас уничтожат, к войне это не приведет. Вообще ни к чему не приведет. Даже ноту не пошлют. Мы же наемники, за нас государство ответственности не несет.

– Специально нас подставляют или нет, какая для нас разница?

– Верно, никакой. Они просто привыкли посылать людей на смерть. Вот как нам из этого дерьма выбраться? Как думаешь, какой будет комитет по встрече?

– Думаю, что большой. Учитывая, что ждать аратанцы будут именно нас, а они прекрасно помнят, что два раза мы уничтожили вдвое превышающие нас силы, не получив и царапины, то встречать нас будет чуть ли не эскадра.

– Ну это вряд ли, – сказал капитан.

– Да, эскадру они, конечно, не пошлют. И линкор не пошлют – слишком накладно, да и избыточно это. Но вот усиленную ударную группу пришлют наверняка. Три-четыре тяжелых крейсера, пару носителей и пять-шесть легких крейсеров. И пару фрегатов для разведки.

– Я тоже так думаю, – сказал капитан, – но нам и этого за глаза хватит.

– Это точно, – подтвердил я, – даже если вновь проявятся мои ментальные возможности, как с аграфами, я смогу уничтожить экипаж одного корабля и вырублюсь, а остальные уже уничтожат нас. И пленных они брать точно не будут. Если только чтобы поиздеваться. Нам надо менять тактику.

– И что ты предлагаешь?

– Я предлагаю запускать в систему сначала меня. Не выходить всем вместе в намеченной системе, а выйти в соседней. Потом я прыгну в нужную нам систему и осмотрюсь там. Если нас ждут, то прыгну обратно, и мы уйдем спокойно проверять следующую систему. Пока они разберутся, пока решат, что делать, мы уже обследуем оставшиеся две системы и вернемся домой.

– А если тебя заметят?

– А вот это уже вряд ли. Если только они где-нибудь не достанут аграфской поисковой системы десятого поколения. Но аграфы удавятся, а никому ее не продадут. Все же остальное мне не страшно. Прокол пространства они, конечно, заметят, но и все. Меня они хрен найдут. Могут заметить выхлоп разгонных двигателей, но перехватить уже вряд ли успеют. А если еще заменить мне движки на более мощные, то даже фрегаты не успеют меня перехватить.

– И какие двигатели ты хочешь?

– Самый оптимальный вариант – это движки от легкого крейсера восьмого поколения четвертого класса. По размеру они подойдут, и по расходу энергии как раз как мои теперешние. А прибавление в скорости разгона они дадут процентов двадцать. Тогда меня и фрегаты хрен догонят.

– Ну что ж, постараюсь найти. В крайнем случае задержим выход. А в основном я с тобой согласен. Надо будет еще над этим поработать, но в принципе ты прав.

Тут стали подходить офицеры отряда. После того как все собрались, капитан рассказал о контракте. Потом распустил людей и стал работать над моим заказом. Он постоянно с кем-то связывался и сидел, замерев с отрешенным видом. Я сидел тут же и ожидал результата. Все-таки от этого многое зависит. И выполнение задания в том числе. За свою жизнь я не волновался. Если уж припрет – начну убивать при помощи ментоэнергии. И хрен с ней, с конспирацией. Но тогда мне даже на станцию дороги не будет. Капитан, узнав о моих возможностях, постарается накинуть на меня аркан. А если не получится, то может и попытаться грохнуть. Вряд ли, конечно, но возможно все. А что делать с моим экипажем? Они меня, конечно, уважают, но уходить вместе со мной в бега не согласятся. И что, убивать? И как быть с девчонками? Нет, свои возможности надо держать в секрете до последнего. Так что новые движки мне будут как раз к месту. Наконец капитан закончил с кем-то общаться и обратился ко мне:

– Нашел. Прямо у нас на станции. Правда, дороговато, но лететь в столицу уже нет времени. Привезут завтра к вечеру. Успеешь снять старые движки? Они пойдут в счет оплаты.

– Капитан, сам спать не буду и другим не дам, но успею, – радостно сказал я. – Ну, я побежал работать.

Я собрал техников, поставил задачу и объяснил, что пока не снимем движки, отдыхать не пойдем. И мы взялись за работу. Капитан нам в помощь дал техников и инженера Дина. В две бригады мы уже к утру сняли все двигатели и приготовили все к установке новых. Пошли отдыхать. Поспали часа четыре, и привезли новые движки. Я выспался и чувствовал себя прекрасно, поэтому сразу взялся за диагностику движков. Провозился тоже четыре часа. Хотя можно было обойтись и без этого – двигатели были совершенно новыми. И где они их, интересно, взяли? Какой склад грабанули? Да это, впрочем, не мое дело. Разбудил своих техников и приступил к установке. Через некоторое время подошел Вис со своими техниками, и они тоже впряглись в работу. К вечеру следующего дня корабль был практически готов. Осталось только провести юстировку двигателей, и все. Отправил всех спать, а сам вывел корабль из дока и покинул станцию. Через три часа корабль был полностью готов. Связался с капитаном.

– Капитан, корабль к походу готов, – доложил я.

– Ник, ты что, двужильный? Всех загонял. Вис вон клянется, что больше работать с тобой никогда не будет. Жалуется на тебя. Людей пинками заставлял работать.

– Ничего, пока будем в гипере, еще опухнут от сна. Мне в док возвращаться или на рейде вас подождать? Когда вылет?

– Вылет часа через три-четыре. Так что оставайся на рейде. Перед вылетом я с тобой свяжусь.

Я пошел спать, попросив Афру разбудить меня через три часа. Через три часа я проснулся, а еще через час мы ушли в гипер. Лететь нам предстояло больше месяца, но скучать мне, кажется, не придется. Афра требует, чтобы я разобрался с системой невидимости. Девайс очень полезный. Но не мой. Если что-то вдруг случится и мне придется удирать, то такая система мне очень пригодится. А этой мне никто не отдаст. Ну не воровать же мне ее. Поэтому придется научиться изготавливать ее самому. Правда, и тут было не все в порядке. Как сказала Афра:

– Эмиттеры, различные блоки, шины и другую дребедень ты, конечно, изготовишь. Не без труда, но сделаешь. А вот с искином засада. Ты с нынешним своим уровнем ментоактивности даже искина Содружества создать не сможешь, не говоря уж про атланский. А в этой системе если не главное, то уж далеко не последнее место занимает именно искин. Но это не беда. Искин десятого поколения мы вряд ли где найдем, но он не особенно мощный, поэтому можно приспособить вместо него корабельный искин седьмого или восьмого поколения. Такой мы найдем где угодно. Но все программы тебе надо будет содрать с аграфского искина. Ты все-таки хакер и разведчик. А согласовать их работу ты сможешь, уж в этом-то я не сомневаюсь. И еще. Если ты собираешься приобретать для себя легкий крейсер второго класса, то его стомиллиметровая пушка – это ни о чем. Калибр маловат, и дальнобойность не ахти какая. Поэтому тебе надо подумать над тем, как улучшить ее боевые качества с помощью ментопрактик. Но главное – это система невидимости. Без нее ты не выживешь.

Так что работы у меня было хоть отбавляй. Сложность заключалась в том, что никаких документов на эту систему не было. Приходилось разбирать каждый блок, а потом собирать. И разобраться во всем надо было достаточно быстро, пока мы находились в гипере, так как при выходе из гипера система невидимости должна работать как и прежде.

Я все успел. Даже программы все переписал. Полностью забил память Марфы. Ничего, прилетим на станцию – куплю искин и установлю его пока на свой фрегат. И уже на него скину все программы, а потом потихоньку буду собирать саму систему. Материалов для этого на станции сколько угодно. Даже изготавливать практически ничего не придется, все и так есть в продаже. Правда, надо улучшить параметры у некоторых приборов и агрегатов, но это ерунда, сделаю.

Наконец прилетели. Вышли в системе, соседней с нужной нам. Дальше уже моя работа. Капитан с Дином спрятались в небольшом астероидном поле, а я разогнался и прыгнул. В гипере я пробыл всего восемь часов. Вышел в систему, огляделся – никого. А собственно, зачем мне возвращаться за капитаном и Дином? Съемку я и сам могу провести. Этого мы не сообразили. Придется все-таки возвращаться за своими. Да и на червоточину нужно посмотреть. Я ее и сам, конечно, могу найти, но зачем искать, если мне ее и так покажут. Я разогнался и прыгнул обратно. Пока находился в гипере, прекрасно выспался. Выходил все-таки под невидимостью – на всякий случай. Но все было в порядке – кроме наших кораблей, больше никого. Доложился капитану. Объяснил ему, что и сам бы смог провести съемку. Задержался бы всего на полсуток. Договорились, что в следующий раз так и поступлю. Разогнались и ушли все вместе в гипер. По прибытии в систему капитан и Дин занялись съемкой, а я полетел смотреть червоточину. Капитан объяснил, где она. Да, долго бы мне пришлось искать. Она находилась в дальнем конце системы, за скоплением астероидов.

– Нашел? – связался со мной через некоторое время капитан. – Все надеешься прорваться в свою родную систему?

– Неплохо было бы. Но боюсь, не получится. Уж больно нестабильна червоточина, а жаль. Очень жаль.

– Не переживай. Что ни делается – все к лучшему.

– Да и хрен с ним. Что есть, то есть.

И я полетел к своим. Я, конечно, не сказал капитану самого главного – я спокойно мог пройти в свою систему. Атланские ученые давно посчитали периодичность сокращений и схлопываний таких червоточин, так что пройти ее мне не составило бы труда. Но зачем? Навестить родных? А надо ли? Они меня уже давно похоронили. И тут вдруг являюсь я. Как говорится, весь в белом. И что дальше? Остаться я не смогу. Взять с их с собой? А куда, собственно? Я сам готовлюсь удирать в дальние дали. Еще даже не решил куда. Взять их с собой – просто подставить под удар. А просто повидать и улететь – так тоже не лучше. Как я объясню, где пропадал два года? И как они потом будут объясняться с компетентными органами? Как бы хуже не сделать. Ничего, дорогу домой я уже знаю и, как только нормально устроюсь, обязательно за ними слетаю. И уже на своем собственном корабле.

Я вернулся к нашим и встал в охранение. Мало ли кто сюда вдруг припрется. Надеюсь, удрать, если что, мы успеем. Вдвоем капитан с Дином съемку закончили довольно быстро. Потом мы разогнались и ушли в гипер. Путь наш лежал в систему, где я впервые встретился с аратанцами. Летели две декады. Там мы поступили как и в предыдущий раз. Капитан с Дином спрятались в астероидах, а я махнул в нужную систему. После выхода сразу понял, что я здесь не один. Ого, какой представительный комитет по встрече. Три тяжелых крейсера, четыре легких, три фрегата и два носителя. Все корабли аратанцев начали окутываться силовыми щитами. Меня они не видели, но прокол пространства засекли наверняка. Вот и готовились к бою. Только боя как раз и не будет. Дураков нет. С такой силищей нам не справиться. Я по инерции двигался вглубь системы. Хотелось разобраться, кто же нас тут ждет. А потом уже удирать. Я, правда, не собирался сразу лететь туда, где меня ждали наши, а хотел сделать небольшой круг. Меня-то они не видели, но вот след от разгонных двигателей хорошая аппаратура могла засечь. А я думаю, что для нашего уничтожения их снабдили всем самым лучшим. Кто-то постоянно вызывал вошедшие в систему корабли. Хотел похулиганить, но передумал. Зачем им знать, кто заходил в систему. Пусть головы ломают. Может, решат, что их посетил аграфский разведчик. Хотя не такие уж они дураки.

Я развернулся, разогнался и ушел в гипер. К нашим кораблям вышел только через двое суток. Доложился. Решили лететь в третью систему. Хотя и аратанцы могли тоже туда полететь, но надо было рисковать. Летели почти месяц. Там опять все повторилось – они прячутся, а я ухожу в прыжок. При выходе в систему сразу заметил там людей. Но всего один легкий крейсер. Присмотрелся и определил, что этот крейсер я видел в предыдущей системе. Значит, послали разведчика. А это говорит о том, что у него есть передатчик гиперсвязи. А может быть, и приемник тоже. Если это так, то его надо брать в обязательном порядке. Это такая ценная вещь, что я даже не представляю, сколько она может стоить. Да и купить такое невозможно. Если полечу за своими – обязательно удерет. Он и сейчас может от меня удрать, но пока стоит на месте. Может, они не заметили, что я вошел в систему? Похоже на то. Вот и щитов не накачивает. Но при разгоне след от моих разгонных движков может заметить. Нет, его надо взять сейчас, пока он не удрал. Потихоньку, подрабатывая маневровыми двигателями, я стал приближаться к аратанцу. Подойдя к нему на пистолетное расстояние, я аккуратно отстрелил ему один разгонный и один маневровый двигатели и разбил одну пушку. Как раз по выстрелу из каждой моей пушки. Следующими выстрелами повредил еще по одному двигателю и вторую пушку. Теперь и удрать не сможет, и воевать нечем. Одновременно с началом стрельбы я отключил невидимость. Стал его вызывать. Наконец откликнулся.

– Капитан крейсера «Полот» флота Аратанской империи Корон Цен на связи.

– А я капитан арварского крейсера. Как меня зовут, тебе знать не обязательно. Предлагаю сдаться. В противном случае сожгу.

– Это пиратское нападение на корабль аратанского флота, и вам за это придется отвечать.

– Слушай, Корон, хватит ерунду нести. Я тот, кого вы как раз и ловите. То, что я не пират, видно по моему идентификатору. Давай решай – или сдаешься, или умираешь. Только побыстрее.

– Как поступишь с командой?

– Вы мне не нужны. Сниму кое-что с вашего крейсера и улечу, а вы здесь дожидайтесь своих. Они ведь скоро прилетят? Ты ведь сообщил о нападении на тебя?

– Так вот что тебе нужно.

– Именно. И учти, если повредишь систему гиперсвязи – подпишешь смертный приговор и себе, и своей команде. Сожгу не раздумывая.

– Хорошо, я согласен.

– Прекрасно. Сажай всю свою команду в боты и отправляй их в сторону от корабля. Пусть там повисят. Когда мы закончим, вернутся. Сам пока останься, поговорим.

Вскоре от аратанского крейсера отвалили два бота. На корабле остался один человек. Я отправил Вилкса с одним отделением абордажников на трофей.

– Вилкс, возьми с собой техников, и пусть начинают демонтаж системы гиперсвязи. Вылетай на двух ботах, один отправь назад с аратанским капитаном. Мы полетим за нашими, а ты тут приглядывай за аратанцами. Если что, сожги их. Артиллерия ПРО и ПКО на аратанце в порядке. Справишься?

– Обижаешь, Ник.

– Тогда вперед.

Я связался с Гэлом и вместе с ним пошел на полетную палубу ожидать аратанского капитана.

– Зачем ты меня сюда притащил? – позевывая, спросил Гэл. – Мое место во время боя в медблоке.

– Хватит тебе ворчать. Опух уже от сна. Сейчас привезут аратанского капитана. Я его слегка покалечу, а ты его заберешь лечить и заодно снимешь с него ментоскопию. Очень мне интересно, что он передал своим.

– Как он мог передать? У него что, есть гиперсвязь?

– Ага.

– Ну ни хрена себе. Ну ты и везунчик. Надо же, такой приз отхватить.

– Ну приз не приз, а подарки делать аратанцы умеют.

Так, болтая, мы и дождались бота. Абордажники выгрузили аратанца. Я приказал развязать его, а потом спросил:

– Корон, меня интересует – что ты передал своим?

– Да пошел ты.

Я вытащил игольник и выстрелил ему в ногу.

– Сейчас тебя подлечат, а потом еще поговорим. Гэл, забирай его.

Пара абордажников подхватила бедолагу и потащила в медблок. А я не спеша направился в рубку. Через час со мной связался Гэл.

– Ник, я снял ментоскопию за последний день. Он сообщил о нападении на него арварского крейсера. Ему приказали постараться удрать и затаиться в астероидном поле. Помощь к нему уже вылетела.

– Понял, Гэл. Еще что интересное есть?

– Нет. Все остальное ерунда.

– Сколько он еще лечиться будет?

– Сутки.

– Ну пусть лечится. Вылетаем к нашим.

Я предупредил Вилкса, и мы ушли за своими. Через пятнадцать часов мы опять были здесь. Капитан с Дином отправились проводить съемку, а я полетел с инспекцией на аратанца. Систему гиперсвязи уже сняли и упаковали в контейнеры. Я приказал демонтировать медкапсулы, кроме одной. Больше ничего трогать не стали. Правда, искин я все же прихватил. Пригодится. Его я сразу перевез к себе. Ну и на складе у них покопался. Набрал много чего интересного. Теперь систему невидимости можно было собирать хоть сейчас. Правда, не все детали подходили идеально, но хотя бы опытный экземпляр сооружу. Все равно делать на обратном пути будет нечего.

Наконец съемку закончили, и капитан подлетел к нам. Систему гиперсвязи загрузили к нему, и мы собрались у него в каюте.

– Надо решить, что делаем дальше, – обратился к нам капитан, – летим домой или попробуем все-таки прорваться в ту систему?

– Конечно пробуем, – высказался я. – Они все мчатся сейчас сюда. Так что система сейчас свободна. Контракт-то надо закрывать. В крайнем случае, если они так и торчат там, – улетим.

– Хорошо, так и делаем, – подытожил капитан. – Через час вылетаем.

Я выгрузил аратанского капитана обратно в его корабль, в медкапсулу. Связался с теми, кто сидел в ботах, и разрешил им вернуться на корабль. Потом мы разогнались и ушли в гипер. Лететь нам около месяца, так что времени навалом, на все хватит. Потом ведь еще до дома больше месяца лететь. Поэтому я решил сначала разобраться с тоннельным орудием. С этим, думаю, я долго не провожусь. Переделывать там было нечего. Я просто хотел попробовать усилить мощность разгонных колец в стволе. Это можно было сделать только с помощью ментоэнергии. Я выбрал одну из стомиллиметровок и влил в каждое из разгонных колец немного ментоэнергии. Что из этого получится, я не имел понятия. Я все делал согласно наставлениям из атланской базы Инженер. Но там говорилось о повышении мощности в атланских агрегатах, а это все-таки изделие Содружества. Еще я влил по чуть-чуть ментоэнергии в снаряды, которые представляли собой обычные металлические болванки. Это уже было мое личное ноу-хау. Теперь нужны были испытания. Я рассчитывал пострелять в системе, в которую отправлюсь один. Честно говоря, не верил, что аратанцы будут дробить силы и оставят там кого-нибудь. И это хорошо. Постреляю по астероидам. Нужно вычислить скорость полета снаряда, дальность и убойную силу. Испытания я могу провести только без свидетелей, а то замучаюсь объяснять, зачем и почему. Все остальное время занимался сборкой системы невидимости, или, попросту говоря, скрытом. Что-то у меня уже начало получаться. Но доделать я не успел – мы прилетели. Опять двадцать пять. Та же система, так же капитан и Дин прячутся в астероидах, и так же я прыгаю в соседнюю систему. Когда вышел из гипера, определил, что я в системе не один. Здесь же находился один тяжелый крейсер. Они рехнулись, что ли? Он же для наших трех кораблей на один зуб. Специально его на убой оставили? Ну и хрен с ними. Вот на нем и испытаю свою пушку. До аратанца было еще далеко, даже мой крупный калибр до него не достанет. Но я решил попробовать. Крейсер уже покрылся силовым щитом. Заметил, значит. Ну посмотрим. Навел пушку и выстрелил. Ни хрена себе! Снаряд даже не заметил силового щита, как будто того и не было. Взрыв. И все – нет крейсера. Куда это я ему попал-то? Не иначе как в реакторный отсек. Какие-то испытания получились урезанные. Так, теперь постреляем по астероидам. Я выпустил около двадцати снарядов и опытным путем определил, что дальность увеличилась на семьдесят процентов. Насчет убойной силы толком ничего не понял. Заряженным ментоэнергией снарядом можно было разбить астероид в два раза больший, чем незаряженным, но это ни о чем не говорило. Нужны были еще испытания. Ладно, это уже потом, пора за нашими лететь.

Вернувшись в систему, связался с капитаном:

– Капитан, система пустая. Уже.

– Что значит – уже?

– Да ты понимаешь, случайно вышло.

– Что случайно вышло? Что ты мямлишь? Докладывай как положено.

– Есть как положено. Проникнув в систему, обнаружил вражеский тяжелый крейсер. Намереваясь обездвижить корабль, подкрался к нему на расстояние выстрела и произвел залп по двигателям. Но он почему-то взорвался. Наверное, случайно попал в реакторный отсек. Вот я и говорю: случайно вышло. Капитан, я вообще не понимаю – какого хрена он там делал? Они что, придурки?

– Ты стрелки не переводи. Ты зачем крейсер взорвал, вредитель? Вернулся бы за нами, и втроем мы бы его задавили и заставили капитулировать.

– Нет, капитан, вернуться я не мог. Как только я вошел в систему, он сразу начал щиты накачивать. Заметил меня. Если бы я вышел, он бы сразу понял, что я отправился за подкреплением, и удрал бы. А так я его почти обездвижил. Я же говорю: случайно промахнулся.

– Ладно, что сделано, то сделано. Отправляемся работать.

И мы полетели работать. Капитан с Дином, как всегда, проводили съемку, а я был в охранении. Закончили они быстро. Потом по конференцсвязи стали обсуждать дальнейшие действия. Наши и аратанцев. В принципе мы уже могли спокойно лететь домой. Контракт мы закрыли. Да еще и затрофеились нехило. Но хотелось еще немного потрепать аратанцев. Вот мы и размышляли, что они будут делать дальше. То ли останутся в системе с подранком, то ли рванут сюда, сняв людей с разбитого корабля. Я, к примеру, считал, что они оставят в охранении один легкий крейсер и рванут сюда. А один фрегат пошлют к себе на базу за новыми движками и искином. Крейсер был практически цел. Заменить разбитые двигатели, установить новый искин – и можно лететь. Пушку можно и у себя на базе заменить. Если они бросят корабль в таком состоянии, им дома головы оторвут. Дин тоже считал, что они пошлют фрегат или легкий крейсер на базу. Но он был уверен, что они останутся все там. Не совсем же они идиоты – носиться туда-сюда.

– А как же тяжелый крейсер в этой системе? Они его тут что, одного бросят? – не соглашался я с ним. – Зачем-то они его оставили?

– Оставили они его, вернее всего, для того, чтобы он дождался разведчика, которого они послали в ту систему, которую мы проверяли самой первой, – сказал капитан. – Видно, системы гиперсвязи на нем нет. А вот что они потом должны делать – это вопрос. То ли здесь ждать всю группу, то ли лететь на соединение?

– Капитан, да разведчик давно бы уже вернулся. Туда лету двадцать дней.

– Ник, а откуда ты знаешь, какие инструкции он получил? Может, ему приказали мониторить ту систему пару декад, а может, и месяц, а уж потом возвращаться.

– Да, такое возможно, – согласился я с капитаном, – и что же делать?

– Надо думать.

– А что тут думать-то, капитан, и так все ясно, – подвел я итог. – Если останемся здесь, то дождемся или разведчика, а это вернее всего фрегат, или всю группу. Если пролетит разведчик, то мы его, конечно, сожжем, но выгоды от этого нам никакой. А если придет вся группа, то нам самим придется ноги уносить. Тоже никакого интереса. Я предлагаю лететь в систему с подранком. Если они все там, то улетим домой. Если там только подранок с охраной, то затрофеим охранника и опять же спокойно улетим домой.

– Ну что ж, согласен с тобой, – решил он. – Через час вылет.

И опять мы летим. Опять целый месяц безделья. Когда представляешь, какие расстояния мы преодолеваем, – дух захватывает. Десятки звездных систем. А только за этот поход я пересек уже сотни звездных систем. Даже представить такое трудно. Но… Но как же это надоело. Месяцами сидеть в закрытой железной коробке корабля – это, как на Земле говорили, что-то с чем-то. Тяжеловато. Хорошо еще есть чем заняться, а то и свихнуться недолго. Хотя я заметил – местные переносят это намного легче. Им как-то все равно. Месяц безделья – значит, месяц, два месяца – значит, два месяца. По фигу. И ведь в самом деле ничем не занимаются. Спят, смотрят какие-то дурацкие сериалы, просто треплются друг с другом. Может, у них психика покрепче моей? Я если один день так проведу – сойду с ума. Мне обязательно надо чем-то занять свой мозг, а желательно и руки. Я обязательно должен что-то делать. На Земле я тоже встречал людей, которые могли весь день проваляться на диване, пялясь в телевизор. Но, во-первых, таких немного, а во-вторых – даже они такой жизни долго не выдерживали. А здесь это в порядке вещей. Наверное, мы, земляне, в самом деле еще дикари. А степень цивилизованности зависит от умения бездельничать. Даже сейчас я целыми днями вожусь с системой скрыта – что-то собираю, что-то разбираю, что-то переделываю. Иногда мне и дня не хватает, работаю и ночью. А Гэл все это время просто дрыхнет. А мог хотя бы базы учить. Ведь умнейший человек. Но нет, просто спит или пялится в галовизор и переживает за местных Изаур.

А я и в самом деле весь месяц провозился с системой невидимости. Можно было улучшить ее, и намного, но не хватало некоторых материалов. И достать я их мог только на станции. Все, что я снял с аратанца и нашел на складе своего корабля, я уже использовал. Ну ничего, доберусь до станции, и у меня будет система не десятого поколения, а четырнадцатого-пятнадцатого. В следующий поход затарюсь так, что на складе сантиметра свободного не останется. Вот тогда уж я развернусь. В общем, я был собою доволен. А уж как была довольна Афра.

– Слушай, Афра, а у вас в империи все импланты такие – самостоятельные, что ли?

– Нет, конечно. Я такая единственная. Я же тебе говорила, что я экспериментальный экземпляр. После проведенных экспериментов, может быть, и стали бы выпускать именно такие импланты. Но сам знаешь, что случилось. И почему ты считаешь меня самостоятельной? Совсем нет. Ты все время забываешь, что я – это ты. Я часть тебя. Просто ты ощущаешь меня именно в таком виде. И разговариваешь ты не со мной, а с собой. И радуюсь твоим успехам не я, а ты. И заставляю трудиться тебя не я, а ты сам. Просто твое подсознание выбрало именно такую форму использования этого импланта. Так ему проще и удобней. Да и общаешься ты со мной крайне редко. А в основном пользуешься мной как обычной нейросетью.

Да, понятно, что ничего не понятно. Ну да и хрен с ним со всем. Не мешает? Не мешает. Помогает? Помогает. Ну так и пусть будет, как есть.

Наконец добрались до цели. Как и в прошлый раз, полетел в систему я один. После выхода в систему сразу понял, что летели мы сюда не напрасно. В системе было только два корабля – подранок и легкий крейсер. Щитов они не накачивали, поэтому я решил, что меня пока не заметили. Развернувшись, я разогнался и прыгнул в гипер. Скоро я уже был на месте и докладывал капитану об увиденном. Решили, что я опять полечу пока один, а капитан с Дином полетят через четыре часа. За это время я должен был подкрасться к аратанцам и, затаившись, ожидать дальнейшего развития событий. Если что-то пойдет не так, мне разрешалось сбить пару двигателей с аратанского крейсера, но не больше. И не дай бог спалить его, этого капитан мне не простит. Как он сам выразился, накажу, и очень сильно накажу. Так что лучше мне его послушать, а то останусь без денег за мною же добытую систему гиперсвязи. Кстати, ее решили продать на пиратской станции, потому что у нас на станции ее у нас просто забрали бы сибовцы за «спасибо». Ну, может, накинули бы баллов к рейтингу. Нам, простым наемникам, было не по рангу владеть таким девайсом. И торговать такими вещами могло только государство. Во всяком случае, в Арваре это именно так. Правда, на наших двух кораблях такие системы стояли, но знали об этом только мы. Если бы узнали в СИБ, наверняка отобрали бы.

Войдя в систему, я полетел к аратанцам. Они прятались в тени огромного астероида. О том, что меня заметят, я не волновался: если прошлый раз не заметили, то и сейчас проморгают. Я пристроился недалеко от них, в тени того же астероида, и стал ждать наших. Войдя в систему, они тут же помчались к нам. Куда лететь, я им рассказал. Единственное, что успели сделать аратанцы, – это накачать щиты. Удрать они уже не успевали. Тем более что часть людей у них находилась на подранке. Подлетев, капитан начал переговоры. Я посоветовал капитану пообещать не забирать их в плен, а оставить всех на разбитом корабле. Будет немного тесновато, но вполне терпимо. Он так и поступил. Часик они поразмышляли и согласились. Я отлетел за астероид, отключил невидимость и вернулся. Мы, конечно, понимали, что аратанцы уже догадались, что у нас один корабль под системой невидимости, но вот о качестве этой системы им знать ни к чему. Пусть думают, что это какая-то арварская разработка. Дальше все пошло уже привычным образом. Наконец они освободили корабль, и его заняла наша перегонная команда. Некоторое время ушло на проверку всех систем корабля. Затем мы разогнались и ушли в гипер.

До пиратской станции летели две недели. Она, конечно, не сказать чтобы пиратская в чистом виде. Нормальная такая торговая станция. Но в отличие от других станций здесь к пиратам относились вполне нормально. А как к ним тут еще могли относиться, если станция через подставных лиц пиратам и принадлежала? Мы тут уже как-то были. Не сказать, чтобы мне здесь очень тогда понравилось, но и никакого отторжения я не чувствовал. Нормальная такая станция. Может быть, и мне когда-нибудь придется пожить на такой. Ничего страшного. Тем более с моими возможностями. И простой человек тут может жить совершенно спокойно. Да они тут и живут. В основном все население станции и состояло из таких простых людей. Техники, служащие, медики и так далее. Живут, кстати, очень даже неплохо. Цены на некоторые товары тут, естественно, повыше, чем у нас, но зато и зарплата выше. И распродажи часто бывают. Это когда пираты скидывают по дешевке награбленный товар. Можно, конечно, воротить нос, мол, получается вроде скупки краденого. Но мы вот тоже свои трофеи продаем. И кто-то их покупает. И флотские, когда захватывают пиратов, продают их барахло через аукцион – и ничего, все нормально. Так что жить на такой станции можно вполне неплохо. Не хуже и не лучше, чем на нашей. Правда, вот добираться отсюда до обжитых мест далековато. Слетать на курорт на декаду отсюда не получится. До ближайшего курорта добираться месяц, да обратно столько же. Это какой же отпуск надо иметь?

На станции надолго задерживаться не собирались, поэтому остались на рейде. Спросил разрешения у капитана и спустился с Гэлом на станцию. Я хотел зайти к тому торговцу, у которого прошлый раз брал подарки для девчонок. Может, еще что интересное удастся найти. Да и в артефактах вдруг удастся покопаться. Не то чтобы они мне так уж были нужны, но интересно же. Сначала мы с Гэлом зашли в приличный и очень дорогой кабак. Дорогим он был потому, что блюда в нем готовились из натуральных продуктов. А транспортировка их сюда обходилась очень недешево. Я взял себе отбивную с овощами. Очень вкусно, но Лин и на кухонном синтезаторе готовит вкуснее. Так что меня это не впечатлило. Хотя Гэл смаковал заказанные маленькие котлетки с огромным удовольствием и даже восторгом. Ну правильно, у него своей Лин нету, так что пусть наслаждается. Потом походили по рынку, поглазели на различные товары. Разнообразие, спасибо пиратам, было очень большим, но нам ничего не приглянулось. Потом зашли в знакомую «Лавку древностей». Тот же самый торгаш мгновенно материализовался за прилавком. Он меня, по-видимому, сразу узнал.

– Что желают господа? – расцвел он радостной улыбкой. – Есть очень интересный товар. В комплект к тем кулонам, что вы брали прошлый раз. Показать?

– Показывай.

Он тут же принес три коробочки. В них оказались сережки. И в самом деле, комплектные с кулонами – видно, что тот же мастер делал. Очень красиво.

– Сколько?

– По двадцать тысяч за пару.

– Ну ты и жулик. Даже торговаться с тобой не хочется. Ладно уж, дам за все сорок тысяч, хоть и знаю, что стоят они не больше десяти.

Я, конечно, угадал. А как было не угадать, если я внимательно отслеживал его эмоции. Он стоял и с удивлением пялился на меня.

– Господин, я бы мог с вами поспорить, но не буду. Но и вы меня поймите, должен же я что-то заработать.

– Но ведь не шестьсот процентов! Потому и назвал тебя жуликом. Ладно, упакуй, – и я перевел ему сорок тысяч.

Он мгновенно перевязал каждую коробочку ленточкой и уложил их в небольшой контейнер.

– Пожалуйста, господин. А не мог бы господин помочь мне разобраться с несколькими артефактами?

– Несколько – это сколько?

– Всего пятнадцать штук.

– На прежних условиях.

– Хорошо, я согласен.

Мы прошли с ним в его кабинет, и он достал контейнер. Там и в самом деле было всего пятнадцать предметов. Двенадцать были артефактами. Из них половина проходила по базе. Я тут же надиктовал ему описание. Два были артефактами чужих и еще четыре – атланские. И три оказались просто подделками. Я ему все объяснил. Он опять стал кого-то проклинать, но без особого азарта, не как в прошлый раз. Видно, на классифицированных артефактах очень хорошо имеет. Себе я забрал небольшой брусок размером с половину спичечного коробка. Это был набор дроидов-диверсантов, еще в заводской пленке. Так что зашел я очень удачно. Всего в набор входили двенадцать дроидов. И могли они практически все. Естественно, только то, что могло принести хоть какой-то вред противнику. Но вот из этого – да, практически все. Положил брусок в карман и вышел в зал. Гэл продолжал перебирать различные экспонаты магазина, в основном подделки. Вернее, одни только подделки. Серьезного товара этот жулик на прилавок не выставлял.

– Понравилось что-нибудь? – спросил я у Гэла.

– Да вот неплохой меч Джоре.

– Подделка.

– Как подделка?

– Гэл, ну ты как ребенок. Ну кто выставит настоящий меч Джоре на прилавок? Сам подумай.

Он выругался, сплюнул и вышел из магазина. Я за ним. Он еще долго ругался и возмущался, а я только посмеивался. Мы отправились на корабль. Следующим утром мы наконец отправились домой.


Глава 8 | Инженер-лейтенант | Глава 10



Loading...