home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ход 4. Тактический экран

Нападение на остров

— Андрей, найди мне громкую связь и ревун. Быстрее!

— Вот микрофон, на проводе болтается, кнопка сирены рядом, включать?

— Давай!

Оглушительный вой забил уши, ревун дал два коротких и один длинный сигнал, заглушая все разговоры и все звуки вокруг. Мужики на пароходе столпились у борта. Командор взял микрофон.

— Внимание! На остров совершено нападение! Катер уходит на помощь. Требуются добровольцы, по два на каждый пулемет и двое на пушку, желательно с опытом использования. Два стрелка с карабинами — займите кубрик. Добровольцам — пять минут на определение и сборы. Можем взять еще пять-шесть человек для усиления, но оружия для них нет. Оставшиеся грузят все, что уже нашли, на катамаран и выдвигаются следом за нами к замку. Все, время пошло!

Олег отключил громкую связь.

— Андрей, поднимите сюда этого орла с моторки, а потом спустись в машину, через пять минут они должны дать ход.

Андрей выскочил из рубки. «Итак, что мы имеем? Напали на остров, если захватили плот, то всем хана. Может, кто и остался на берегу… Если плот на острове, значит, идет осада. А если напали с моря? Бред, тогда моторка бы не ушла… Где этот рыбак!» В это время в рубку зашел пожилой мужчина, коренастый, плотный, в дождевике, тяжело дыша после карабкания по крутым трапам. «И как у него здоровья хватило до нас добраться?»

— Что на острове?

— Не знаю…

— Что?!

— Да я на пирсе был! — Мужик явно заволновался, задергался. — Слышал, бабахнуло, это в развалинах сейф подорвали, но мы все об этом знали, никто не беспокоился. А потом, минут через двадцать, в лесу очередь автоматная, затем еще одна, народ с берега на остров ломанулся. Только перебрались да за камнями залегли, тут с башни кто-то из карабина стрельнул, может, увидел кого. Мы уже бензин сливали. Мужики сразу решили, гони, говорят, Петрович, к командиру, может, еще отобьемся, да только ему знать все положено…

«Блин, а я рацию на яхте забыл, ну не урод ли…»

— Ну, вот тут и понеслось! С берега как начали садить, то одиночными, то очередями. Я в лодку и сюда.

— С острова отвечали?

— А то, наши с карабинов, водилы из дробовиков своих. С башни из пулемета очередь пустили, да их заткнули быстро, по краю стены лупили, головы не высунуть. Мне вон борт пробили, когда из-за острова выплыл. Видно, поняли, что я за помощью рванул.

— Сам-то цел?

— Да что мне будет, не задело…

— Считай, повезло. Если там снайпер башню держит, то мог бы тебя легко снять… Пойдешь с нами, по дороге расскажешь, кто, откуда, что за люди.

— Да я не знаю, — рыбак опять заволновался, — их же не видел никто!

— Ты знаешь, — Командор криво усмехнулся, — в призраков я пока не верю, а ниндзя у нас отродясь не водились. Да и не стали бы они из автоматов палить, просто ночью перерезали бы… Это какая-то военная часть на берег вышла, только с чего они стрельбу начали, непонятно… Ничего, скоро узнаем.

Ожил динамик на стене. «Командор, это машина, готовы дать ход!»

— Андрей, поднимайся в рубку! — отозвался Олег, а сам вышел на борт. С яхты на катер уже перебиралась группа хмурых и обозленных мужиков, явно с желанием порвать всех, кто попадется им по дороге.

— Народ, если кто в себе сомневается, еще не время передумать! — Командор оглядел новоиспеченную команду, все молчали. — Ну и славно. Пулеметчики есть? Всего двое. Возьмите себе по напарнику и займите посты, бортовой перенесите на правый борт, мы к острову подходить будем, берег как раз по правому борту окажется. Артиллеристы? О, есть один. Возьми двоих, идите в башню, посмотри, сможешь ли справиться. Остальные вниз в кубрик. Вопросы есть?

— Командор, народ хочет с нами…

— Перегрузим катер, опоздаем. Да и куда они безоружные полезут под автоматы, перестреляют всех. Я понимаю, там женщины и дети! — Олег повысил голос. — И мы идем им на помощь! Отобьемся! Все по местам!

Люди разбежались по катеру, командор вернулся в рубку. Андрей уже был там.

— Вставай на штурвал. Видишь, справа от тебя ручка телеграфа. Посмотри там, на сколько делений куда двигать, потом придется не глядя вперед-назад дергать, как в автомобиле рычаг коробки. Да не боись, все просто, как в трамвае. Ты на трамвае ездил? Стоишь позади вагоновожатого и смотришь, как он ручку хода дергает… Здесь то же самое. Я командую, ты рулишь…

— Слушай, Олег, ты так ловко перекладываешь ответственность на других, оставляя полную уверенность, что на самом деле все лежит на твоих плечах, как тебе это удается?

— Врожденная лень, очень распространенная болезнь на постсоветском пространстве… Привыкайте, адмирал, теперь это ваш флагман. Ну что, двинулись?

— А ты ничего не забыл? — Андрей ухмыльнулся, предвидя какой-то прокол.

— Я? Забыл? О чем… А, да! Дай микрофон. Эй, на баке! Артиллеристы, мать! Поднять якорь! — Командор отключил громкую связь. — Андрей, а питание на моторы дали? Машина! Генератор подключен?

— Подключен! Энергия идет, аккумуляторы подзаряжаются, лампы горят, — отозвался динамик.

Загрохотала якорная цепь, наматываясь на брашпиль.

— Ну, вот, якорь выбран, может, локатор включим? Ты умеешь им пользоваться? — Андрей отрицательно помотал головой. — И я не умею. Ну и фиг с ним. Малый вперед, лево руля. Пошла, родимая…

Олег вдавил кнопку сирены, прощаясь с оставшимися. Под звуки ревуна люди на пароходе прервали погрузку и засуетились, маша руками и что-то крича на прощание. Но командор их уже не слышал.

— Лево руль, еще лево, прямо держи.

— Как я узнаю, что руль прямо?

— Перед тобой что-то типа угломера, видишь?

— А, теперь вижу… — Андрей успокоился, катер немного порыскал вправо-влево и лег на курс.

«Молодец, сообразил, как рулить, а я даже не знал, что там что-то такое есть…»

— Держи прямо. Перед тобой катушка компаса, видишь. Отслеживай по нему.

— Вижу. И правда, управлять несложно.

— Подожди, сейчас скорость добавим, посмотрю я на тебя. Лучше скажи, ситуация с необходимостью принятия оптимального решения с ограниченными данными и малым временем для размышлений тебе ничего не напоминает?

— Экспертная оценка? Ты считаешь, что мы можем совершить ошибку из-за неправильных действий?

— Бездействие — тоже ошибка. Или мы что-то делаем, или ошибаемся…

Олег вышел на борт, держа в руках микрофон громкой связи, оглядел нос и корму. Пулемет уже переставили на правый борт.

— Внимание, мы увеличиваем скорость! Всем не занятым по боевому расписанию покинуть палубу! При передвижении держаться за леера, если кого смоет, возвращаться не будем! Люки задраить!

Командор вернулся в рубку. Андрей уже освоился за штурвалом и с нетерпением взглянул на Олега.

— Вперед средний. — Моторы завыли чуть выше. — Хорошо, полный вперед!

Катер рванул, набирая скорость, бурун за кормой вырос, волна разбегалась в стороны, чайки, пристроившиеся было за кормой, отстали.

— Хорошо идем! — Андрею, видимо, нравилась скорость. — Минут за сорок доберемся…

— Вряд ли, это же не торпедный катер, и не на подводных крыльях! Не забывай, нам еще маневрировать! А после поворота по заливу на полном ходу не пойдешь, надо смотреть, как бы на камни не налететь. Ну, давай, минут пять еще есть. Самый полный вперед!

Моторы взревели, катер задрал нос, не моторка, конечно, но ощущение мощи огромной и сильной машины, подчиняющейся желаниям людей, проникло в души экипажа.

— Охренеть, какая дура! — закричал Андрей. — Жаль, соляра скоро кончится!

— Хорош! Малый ход, к повороту приготовиться! А то проскочим еще…

Катер аккуратно вошел между двух островов, берега которых раньше обозначали самое узкое и мелкое место на всем фарватере. К тому же здесь был поворот, именно здесь суда, идущие с юга, поворачивали к порту. Из-за мелководья до города никогда не доходили большегрузные пароходы, останавливаясь в новых портах на морском берегу. Катер не успел полностью погасить набранную скорость и при повороте дал большой крен. Но к счастью, на палубе не было лишних людей, никто не упал за борт, не попал под волну. Олег подумал, смог бы он действительно бросить человека, упавшего за борт…

— Полный ход, выпрямляй. Кубрик! Одного человека на бак следить за камнями! Андрей, резко руль не перекладывай, иди ровно, если что, лучше сбрось скорость или дай задний, только не рывком, а то сорвет кого еще. Я пойду, проверю пулеметы и пушку. — Командор вышел на палубу. На корме за небольшим бортовым ограждением сидел за пулеметом молодой человек, Олег его не помнил, видимо из одной из последних групп, присоединившихся к островитянам. Борт защищал от волны, но брызги и водяная пыль уже промочили парня насквозь.

— Дождевик бы взял!

— Ничего, лето, тепло.

— Напарник где?

— Я его вниз отослал, он сейчас без надобности. Бой начнется, будет ящики с патронами подтаскивать…

— Будем надеяться, что одного ящика хватит. Ты где служил?

— Мотострелковый полк. Там и научился с оружием обращаться.

— И как тебе на флоте?

— Пока нравится!

— Пока время есть, пойди, переоденься, куртку возьми какую-нибудь, тепло — не тепло, на ветру продует, станешь инвалидом, девки любить не будут. Дуй в кубрик! Поищи по кондейкам, там плащи должны быть.

Командор поднялся наверх. У зенитного пулемета стояло двое. Здесь было посуше.

— Ну как, освоились?

— Да, вот, бойца обучаю заряжать. Тут круговой обзор, только сзади мачта мешает. Он слева на зарядке, я справа — кручу прицеливаюсь, стреляю. А кто на нас напал — известно?

— Похоже, армейские с перепугу палят во всё. Они же привыкли к порядку, а тут вдруг раз, и ни одного генерала. Я бы тоже перепугался до смерти. Без команды не стреляйте, ждите приказа…

Олег заглянул в рубку. Андрей уже окончательно вошел в роль рулевого. Следя за сигналами впередсмотрящего, он то добавлял, то убавлял ход, легко подворачивая штурвалом. Катер шел мягко и ровно.

— Ну, точно, быть тебе адмиралом! Сейчас выйдем на чистое пространство, вызови из кубрика того рыбака, пораспрашивай, может, еще чего припомнит. И пусть кого-нибудь тебе в помощь пришлют, надо рулевых обучать. Ты же не будешь всю жизнь за штурвалом стоять. Сейчас не самое плохое время для проверки на вшивость.

В орудийной башне было два человека, командор еле-еле протиснулся в узкий люк.

— Как дела, разобрались, как стрелять?

— Да тут просто все. Вставляем кассету, вот этот рычаг, снаряд пошел, после выстрела гильза выбрасывается, пошел следующий. Как стрелять, понятно, не ясно, как наводить…

— Ты же сказал, что артиллерист?

— Но не наводчик! Вот дальномер, но я не умею им пользоваться.

— А прямой наводкой, через прицел или через ствол? Нам через холмы стрелять и не придется. Наша задача напугать, а не уничтожить. По линии ствола наводи!

— Это можно попробовать, — артиллерист оживился, — а чем стрелять будем?

— А что, есть выбор? — Командор огляделся. — Ну, вот это холостой выстрел, это даже я понимаю, а эти цветные головки что значат?

— Сигнальный, простой, скорее всего, осколочный, бронебойный…

— Бронебойный отставить. Зарядите в кассету один холостой, остальные осколочные. Когда подойдем к острову, я дам сирену, задерешь пушку повыше, дашь холостой, потом наводи на берег и жди сигнала или приказа по интеркому.

— Понял, сейчас все сделаем.

— А третий где?

— В трюме, тут ручная подача…

Командор поднялся на рубку к пулемету. Катер уже вышел на открытое пространство и прибавил ход. На горизонте уже была видна башня замка. Даже в бинокль не было заметно какого-то движения ни на острове, ни на берегу, заросшему лесом. «Видимо, все попрятались, а тем в лесу через пролив не на чем перебраться. Патовая ситуация. Осталось только отстреливать друг друга поодиночке. Будем надеяться, что на острове хватило мозгов под пули не лезть…» Издалека доносились сухие щелчки выстрелов, глухо бухнуло охотничье ружье, раздалась короткая автоматная очередь. Бой явно свелся к пассивной перестрелке. «Чего патроны зря жгут, и так каждый кусок металла на счету…» Остров приближался, стало заметно, что под прикрытием башни копошится группа людей. Олег спустился в рубку. За штурвалом довольно уверенно стоял молодой парнишка, Андрей разбирался с интеркомом, не забывая поглядывать за рулевым.

— Тут флага нет какого-нибудь? Может, поднять?

— Есть Андреевский с зеленой полосой, пограничный, поднимать?

— Пожалуй, не стоит. Могут не так понять. Андрей, дай сирену, пусть нас заметят.

Завыла сирена, и, как только она смолкла, орудийная башня задрала ствол и дала залп. Оглушительный для непривычных людей грохот холостого выстрела прокатился над заливом. Облако дыма, вырвавшееся из ствола, четко обозначило местоположение катера. На острове восторженно махали руками, как же — «Командор пришел на помощь!». Артиллеристы и пулеметчики развернули стволы в сторону берега. Правда, в кого стрелять, было не видно.

— Андрей, подходим к острову и встаем носом к городу, если начнется стрельба, даем задний и прячемся за замком, иначе нам пулеметчиков снимут, если на том берегу стрелки хорошие. В кубрике! Найдите какую-нибудь белую тряпку и прибейте к швабре, что ли. Дайте мне громкую связь. Внимание всем! Прекратить стрельбу! На острове, прекратить огонь! На берегу, ждем вашего командира на переговоры!

С берега ударила по рубке автоматная очередь. Пули защелкали по бронированной обшивке. На зенитном пулемете, видимо, заметили, откуда стреляют, и дали по кустам прицельную очередь. Артиллеристы засекли следы трассеров, подвернули башню и бахнули боевым снарядом. Попали в берег чуть выше. Грохнул взрыв, выворотивший пару деревьев…

— Прекратить огонь! Отставить! — надрывался командор. — Стволы в землю, мать вашу!

Из кубрика поднялся карабинер со стволом за плечом. В руках он держал подобие белого флага, наспех сделанного из куска наволочки и обрезка какой-то палки.

— Дай сюда! Андрей — старший на мостике! Машина — стоп, якорь отдать, огонь не открывать! — Командор выскочил на борт и стал размахивать белым флагом.

— Пулеметчикам покинуть посты! В кубрик все!

С острова уже отходила лодка с комендантом на борту. Берег молчал…

Конец тактической фазы 4-го хода.

Переход на стратегический экран.


Ход 3. Разведка | Альтерра. Общий сбор | Ход 4. Разбор полетов



Loading...