home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Ход 8. Контрабанда

— Что вы себе позволяете? Как вы смеете стрелять рядом с мирным поселением? — кричал подбежавший милиционер.

— Тренируемся, — пожал плечами Командор, — у нас каждое утро учебные стрельбы. А вы не знали? Парням надо учиться стрелять, здесь место ничуть не хуже других. А вы бы отошли с линии огня, а то, видите, юноша замерз с утра, трясется весь, а палец у него все еще на спусковом крючке…

Милиционер отскочил в сторону.

— Ничего, и на вас управа найдется! А здесь больше чтобы ноги вашей не было, ни одного человека!

— Странно. А я думал, что это я с утра такой злой, это что у вас, закон такой, чтобы гостей с порога прогонять?

— Здесь я закон! Вон отсюда все! — «Хозяин земель» терял терпение, к тому же в утреннем тумане было весьма прохладно.

— Что вы говорите? — удивленно произнес Командор и, посмотрев на собравшихся хуторян, повысил голос. — А у нас законов всего два! Первое, Командор всегда интересуется мнением народа! Второе, Командор всегда прав!

— А если он неправ? — подал голос кто-то из толпы.

— Молчи, дурак, — тут же оборвал его кто-то, — ты что, второго пункта не слышал…

— Верное замечание, — отметил Командор, — третья поправка — если Командор не прав, смотри пункт второй. Таким образом, в соответствии с законом я резервирую эту поляну под наши нужды. Надеюсь, население меня одобрит?

Толпа пасечников одобрительно загудела.

— Ну, вот и славно…

— Да кого вы слушаете! — опомнился наконец местный царек. — Это наша земля, здесь мы хозяева!

— Была ваша, — поправил Командор, — а теперь вы передали ее нам. Вопрос закрыт.

— Нет, не закрыт! Кто дал вам право здесь командовать!..

— Пункт первый — мнение народа.

— Здесь я решаю, чего хочет народ! — Милиционер никак не мог взять инициативу в свои руки. Он чувствовал, что над ним насмехаются, но в горячке бурного пробуждения никак не мог ухватить мысль за хвост. Действия опережали. Он подскочил к Командору, направив на него пистолет, но в ту же минуту его скрутили пограничники.

— Да, я видел, нос боятся за забор высунуть. Пункт второй, Командор всегда прав. Отпустите его, оружие разрядить и вернуть. Вам бы надо остыть, — посоветовал Олег человечку в одних подштанниках, только что извалявшемуся в мокрой траве, — поймите, раз уж мы пришли, вы нас отсюда не прогоните, тем более силой. Мало того, что нас в десять раз больше, у нас еще есть и оружие, которого вам пока недостает. Нам не нужны лишние жертвы! Давайте сотрудничать и мирно торговать, у вас есть то, что мы можем приобрести, у нас тоже есть что предложить!

И опять толпа дружелюбно загудела. Милиционер, униженный в глазах своего населения, поспешно ушел, за ним потянулась часть толпы, явно его поддерживающей. Угрозы и мат все еще были слышны с той стороны.

— Ты еще пообещайся танк сюда пригнать!..

Но Командор уже не обращал на это внимания. Он обратился к оставшимся.

— Мужики! Ну, и женщины тоже. На севере на заставе крайне тяжелое положение. Там дети, пенсионеры, молодые мамы. Они ехали отдыхать, а попали в дикий край. Наша задача — вывести их оттуда и не дать погибнуть. Поэтому мы строим здесь лагерь для переселяемых. Я надеюсь, что вы сможете нам помочь, ну или хотя бы не мешать. К сожалению, ваш начальник не захотел меня выслушать, и мы вынуждены взять эту поляну силой. Хочу вас уверить — мы не претендуем на ваши дома или хозяйство. Все, что нам нужно, мы построим сами. После прохода каравана мы поставим здесь торговый пост и будем менять ваш мед и воск на рожь и металл. Простите, что поднял вас так рано сегодня, и спасибо, что пришли! Да передайте начальнику своему, что если понадобится танк, то и его пригоним!

Толпа медленно рассосалась. Кто-то, может, и хотел бы остаться, но, увидев стоявших неподалеку скинхедов, тут же поспешно ушел в сторону хутора. Но гул одобрения все же висел в воздухе. Бритоголовые, дождавшись, пока население уйдет, тоже развернулись, но один из них на прощанье подмигнул Командору. Подошел один из пограничников.

— Может, устроим военный переворот. Друзей вы себе тут уже нашли…

— Но и врагов нажили. Давай не будем увеличивать их количество. Люди сами решат, что для них лучше. Я постараюсь как можно быстрее прислать сюда дополнительную охрану. Но пару дней тем, кто останется, придется потерпеть. Хозяйчик местный, скорее всего, попытается вас согнать с места. Посылайте его… то есть пусть со мной встречается и решает вопросы. Я думаю, до военных действий не дойдет, скинхеды не дураки, а судьба людоеда всем известна. Но оружие держите наготове. Можете и пугнуть особо назойливых…

— Так, может, мы его того… Ненароком…

— Да дался вам этот мент… Пусть орет, чем больше он нервничает, тем нам же лучше. А его люди под автоматы не полезут. Скинхеды могли бы ночью попробовать, но они знают, что, если что, мы их всех вырежем. Разобрались, кто остается, а кто уходит?..

Островитяне, будущие и настоящие, разошлись. Сборы были недолгими. Палатку оставили, не стали даже разбирать. Небольшая группа ушла на заставу. Командор надел тяжелый рюкзак. Груз распределили на всех, но все равно вес был ощутимым. «Да, без трактора будет тяжеловато…» Обратная дорога показалась короче, может, из-за того, что шли по уже знакомым местам, может, из-за спешки Командора. На полпути к Конопляному полю отряд вышел на прекрасную просторную поляну, пропущенную и не замеченную по пути на пасеку. Большая, просторная и ровная площадка, окруженная высоким лесом, с одной стороны небольшая речка бежала между валунами, с другой невысокие холмы с гранитными выступами. Место просто идеально подходило как под временный лагерь, так и под будущий хутор и, возможно, под гранитный карьер. «А каторжников будем ссылать на камнеломни…» — подумал Командор и сам рассмеялся. Окружающие удивленно взглянули на веселящегося командира, но он успокоил всех, сказав, что ему просто понравилось место. Решили оставить здесь трех строителей и одного охранника, расчищать место, ставить шалаши, валить лес… Оставили им часть груза: инструмент, продукты, одеяла. Остальная группа продолжила путь. К обеду вышли к конопле. Командор решил оставить здесь всех людей с заставы и груз и уже сегодня добраться до острова. Полянам отдали распоряжение проводить завтра всех прибывших к дорожникам, и Командор с охраной, уже налегке, отправился дальше.

Уже через пару километров вышли на передовой отряд строителей. Они били узкую тропу, но все же с расчетом на то, что придется ее расширять под технику. Скорость работ увеличилась, и бригада разделилась на две части. Первая быстро пробивалась вперед, оставляя нетронутыми большие валуны и деревья, вторая вела очистку и расширение уже проложенного пути. Уже сегодня тропа должна была дойти до Поля. Идти по тропе стало еще веселее, все-таки не бездорожье. Командор прикинул, что за неделю трасса дойдет до пасеки. Если со стороны заставы работа пойдет так же быстро, то дней через десять можно будет начинать проводку групп. Облачность разошлась, и снова показалось солнце. Воздух быстро прогрелся, трава просохла. Идти вперед было одно удовольствие. Лагерь между озер вообще производил впечатление давно обжитого места. Вторая группа дорожников уже приближалась к нему. После группы, которая раскатывала по обочинам камни и корчевала пни, тропа превратилась в удобную и вполне цивилизованную дорогу, более-менее ровную, отмеченную указателями-колышками. До ужина было еще далеко, когда Командор вышел к замку. Паром быстро переплыл неширокий пролив и доставил всех на остров. Видимо, остальных отцов-командиров оповестили о возвращении Командора, и его встречала внушительная компания из коменданта, адмирала, придворного хакера и завхозов.

— О! Чего это вы все здесь? — спросил Командор, отпустив охрану. — Случилось что?

— Нет, просто ждем дальнейших указаний, — отозвался комендант.

— Что, вот так, с ходу, не поужинав, не приведя себя в порядок? Ладно, собирайтесь через двадцать минут в кают-компании на катере. Расскажу, что как, выдам всем сестрам по серьгам… Так что приходите… Агроном на коноплю глядел? Вот заодно и расскажете.

Командор успел прыгнуть в залив и смыть дорожную пыль, зайти к кухаркам и собрать себе небольшой закусь. С тем и пришел на катер. Все заинтересованные лица уже были здесь. Сначала он потребовал отчета о походе агронома. Рассказывал комендант. Кают-компания была тесной, не то что на теплоходе, поэтому и сидели тесно и разговаривали сидя, не вставая. Да и не до формальностей было…

— Агроном позавчера вышел позже вас и заночевал в лагере у озер, а утром, когда добрался до поля, вы уже ушли. Ну, посмотрел, образцы взял. Он говорит, что раньше коноплю никогда не выращивал, но у него какой-то справочник есть, он точнее посмотрит. Но пока вывод один — это не наркотический сорт, а один из промышленных сортов. Так что можем начинать производство джинсов. Медные заклепки поставим, самые модные штаны в округе будут.

— Да, если учесть, что других не будет совсем, — добавил Командор. — Он знает, как эту траву убирать, как на следующий год сажать?

— Не сказал, но он же специалист, наверное в курсе…

— Ладно, разберемся… Теперь о нашем походе… — Командор рассказал о пасеке и ее придурошном начальнике, о скинхедах и о трудностях с прокладкой дороги, про мешки с «посылками» он, конечно, умолчал. — Так что люди пойдут малыми партиями, но их будет много. Пеший переход будет у них занимать несколько дней. Люди придут измотанные, им же придется еще и вещи свои нести. Господин комендант, все жизнеобеспечение сводим к минимуму, рыбаков отправлять только за необходимым запасом рыбы и за глиной. Все освобождающиеся силы срочно ставим на закладку и строительство домов, глиняная мастерская заканчивает свою художественную лепку, берет дополнительных рабочих и начинает выпуск кирпичей. Будем класть печи прямо в фундаментах, еще до завершения домов. Все дома на острове надо закончить через две недели, на площадке напротив острова заложить еще несколько, один дом можно поставить около скаутов. Жилье для нас и для мигрантов — задача номер один. Благоустройством территорий займемся позже. Завхозы организуют женщин на сбор мха и любого другого прокладочного материала. Речной песок для кирпичей будем брать прямо с берега, только его надо просеять. Можно собрать кирпич из уже разобранных руин. Фундаменты выложить камнями. Трясите строителей, пусть вспоминают, как делать связующие растворы. Цемент мы вряд ли сможем, но у нас есть глина и песок, наверняка можно как-то камни и кирпич скрепить. Если домов на всех не хватит, придется снова шалаши ставить, а скоро начнется осень, дожди. Сегодня распределяйте людей, завтра с утра и начнем. С парохода тоже надо снять лишних людей и привезти сюда. Объясните, что это временная мера на период аврала. Всё, все свободны. Андрей, Константин, зайдите ко мне вечером, желательно вместе.

Командор подождал пока все встанут, и пойдут к выходу.

— А вас, Дмитрий Николаевич, я попрошу остаться…

Комендант замешкался, пропуская всех вперед. Затем он вернулся к столу.

— Присаживайтесь, — предложил Командор, — а теперь расскажите, что вас так гложет. На вас сегодня просто лица нет. Вы как в прошлый раз были не в себе, так и сейчас как не в своей тарелке.

— Да, как вам сказать, был на днях один случай, но я все проверил и думал, что мне просто показалось. — Комендант нервничал, но было видно, что своей вины он не ощущает, причина была внешняя. — Теперь, после вашего рассказа о пасеке и про то, что они гонят самогон, я уже не знаю, что и предположить. Дело в том, что я видел пьяного. Вечером, уже в сумерках. Человек явно выпивший, шел неровно, спотыкался, что-то бессвязно говорил. Я хотел подойти, но его забрали еще двое и быстро увели, скорее утащили. Я узнавал у завхозов. Их запасы спиртного, те, что они хранят для медиков, не тронуты. С парохода ничего подобного не привозили. Там вроде спирта не нашли. А если и нашли, то там же и выпили. В любом случае, про них я ничего сказать не могу. Своего сырья на брагу у нас нет. Рожь только, но сахар на исходе. Да и аппарат нужен. Остается пасека. Там мед. Но, насколько я знаю, у нас нет с ними сообщений. Да вы и сами подтвердили, что их жителям запретили всякие контакты с нами… Так что я обеспокоен и не знаю, с какой стороны подступиться… А что, это так заметно внешне?

— А вы больше ничего не таите от начальства?

— Да нет же! Тот мужик действительно был пьян. Я думал, что найду его и тогда выйду на вас. Чего зря шум поднимать. А то вы бы опять облаву устроили…

— Хорошо, продолжайте поиски, если что выясните, приходите в любое время…

— Да, конечно, до свидания, Командор! — Комендант поспешно вышел.

«Слив засчитан… Хотя он мог эту историю и на ходу придумать. Кто-то где-то напился, приятели его утащили, чтобы на глаза не попадался. Похоже на правду. Медовуху могут с пасеки таскать. Только какой им резон? Может, сам комендант и таскает. Рассказал байку, на правду похоже, и ладно. Хотя он все время на виду и к тому же приезжий. Откуда ему знать про пасеку, да еще связи завести. Да, похоже, у нас тут крыса завелась…»

Дверь распахнулась, и вошли Андрей с Константином.

— Вы чего вернулись, я же сказал вечером?

— А чего удовольствие растягивать, ты ж с дороги, потом спать завалишься… Лучше сразу все обмозгуем, пока есть что… — сказал Константин.

Андрей водрузил на стол большую корзину из ивовых прутьев, из-под плетеной крышки доносился ароматный запах.

— Это что такое?

— Лещи, копченые, как положено, на ольховых чурбачках. Объеденье! Заодно и поужинаем.

Кают-компания заполнилась чавканьем, ароматом рыбы и дыма. Весь разговор свелся к междометиям и восторженным вскликам-всхлипам: «О-о!», «М-м!» и прочим не несущим смысла словоформам. Деликатесы быстро кончились, оставив после себя небольшую груду костей, приятную сытость и аппетитные воспоминания. Откинувшись на спинки сидений, все помолчали…

— Да, после такого хочется только шашлычок под красное вино… — заметил Андрей.

— Кстати, насчет вина, — вернулся на землю Командор, — я вас чего звал-то, не жрать же. У нас проблема, и надо ее решать… Скауты доложили, что кто-то наладил связь с пасекой и регулярно таскает оттуда мешки…

— А комендант чего от тебя весь бледный выскочил? — спросил хакер.

— Похоже, это часть проблемы. Он уверяет, что видел пьяного, но не нашел источника алкоголя…

— Так, может, у рыбаков что завалялось, вот и приняли с тоски, — заметил Андрей.

— Ты вспомни, какими они на остров явились, в хламину, мы же их на ночь отлеживаться оставили. Все, что у них было, давно уже выпито. Завхозы у себя учет ведут четко. У нас же все под контролем! Или нет?

— У нас все под контролем, все записано, учтено и периодически проверяется, — заверил Константин, — к тому же у завхозов на складах постоянная охрана. А у медиков своих запасов нет.

— Вот я и думаю, не таскает ли кто-то самогон с пасеки, — продолжил Командор, — если кто с голодухи-то литру зараз высосет, какой эффект будет?

— От градусов зависит…

— Правильно, и от той гадости, что туда намесят. Может и крышу снести, и просто ослепнет или помрет ненароком. Так что, орлы, мое мнение, пора нам контрразведку организовывать. Аналитик у нас всегда на виду, ему не с руки, а адмирал — человек при кораблях, то он есть, то в плавание ушел. Тебе, Андрей, и придется заняться организацией. А Костя подскажет, к кому можно обратиться, и будет сводки с полей собирать. Больше этим заняться пока некому, так что отказываться не предлагаю. Если найдете человека, которому доверяете и на которого можно это переложить, пожалуйста, возражать не буду. Называйте как хотите, контрой, нацбезом, разведупром, все едино, а делать надо.

— Да, огорошил по самое не хочу… — заметил Андрей, — а мы то пришли рассказать, что твою яхту нашли. Точнее то, что от нее осталось. А еще лещей ему принесли…

— Ну, предложи другой вариант, составь проект. Я же вам не в шпионов предлагаю поиграть, у нас серьезные проблемы, и надо их решать. Потом появятся новые соседи, с ними тоже надо будет налаживать отношения…

— Да я шучу, конечно, я согласен, других-то вариантов пока нет. Надо сразу скаутов привлечь, только не записывать их в шпионы, а просто давать конкретные задания. И людей подобрать в тайные агенты, осведомителей, — Андрей задумался… — Та еще задачка…

— Болтун — находка для шпиона! — вспомнил Константин. — Я посмотрю, у кого были завышенные показатели болтологии… Но мы же не будем людей напрямую вербовать.

— Пока нет, — сказал Командор, — а дальше как получится. Думайте пока. А что там с яхтой?

— На камнях разбилась… К югу от парохода, километров десять. Может, ночью шел, может, не справился, или просто бросил… Сейчас не разберешь…

— Верховного мага нашли?

— Не, утонул, наверно. А может, на берег выбрался и сбежал, — Андрей почесал затылок, пытаясь усилить мозговую деятельность, — следов мы не нашли. Если выплыл, то вряд ли придет обратно. Мы так прикинули, он, скорее всего, на восток пошел вдоль берега. Найдет где-нибудь поселок, там и обоснуется.

— Не пойму я его, — сказал аналитик, — вроде все в равных условиях, группу его никто не разгонял, были вместе все время. Кузницу им отдали, важное дело. Чего ему не хватало? Власти захотелось… И сбежал по-подлому, недоносок…

— Сейчас-то что его судить, если когда повстречаем, тогда и побеседуем, — отозвался Командор. — Ну, за ужин спасибо, что-то я, правда, умаялся, все, расходимся, завтра не самый легкий день будет…

«Бэ-бэмс! Сюрпрайз!

Командор, мы обнаружили необычную форму жизни, чудовищных монстров-великанов, любят драться вырванными с корнем деревьями, всеядны, агрессивны, размножаются почкованием. Сейчас угроза локализована, и остался последний, ввиду глубокой старости ведущий полурастительный образ жизни. Монстр укоренился в небольшом лесу, практически неподвижен, но подманивает добычу звуками. Время от времени он дает новый „побег“ и молодой монстр уходит в свободное плавание. Мы должны решить, как поступать дальше… Первый вариант — уничтожить заразу. Научники будут недовольны, но общее одобрение населения повысится. Второй вариант — обложить лес военными лагерями и тренировать войска на молодых тварях, потери в людях невелики, но возможен прорыв к гражданским объектам. Население вряд ли это одобрит, количество бойцов немного уменьшится, но их боеспособность возрастет. Третий вариант — отдать монстра ученым и обеспечить охрану. Население будет недовольно, время от времени придется вызывать войска для облавы на монстров и усмирения народа, но научные исследования будут быстро продвигаться… Итак, что вы решили?»

«Во уработался, „Галактическая Цивилизация“ начала сниться…» — подумал Командор, припоминая утренний сон. Он собрался и вышел на палубу в холодный, плотный туман. «Осень, море еще не остыло, а воздух уже не прогревается. Да, скоро начнутся неприятности…»

Когда поднялось солнце, остров ожил. Студенты привлекли байдарочников к изготовлению каркасов под лопасти ветряной мельницы, похожие на слегка изогнутые днища лодок. Командор решил при случае спросить, как же будут крепиться к центральной оси-ротору вертикальные «движители». Видимо, какое-то решение было. «Хорошо, что у нас есть хоть какие-то специалисты. Лет через двадцать подрастет новое поколение, и наши рассказы о пятиэтажных домах будут восприниматься как сказки дедушек. А уж истории о полетах на самолете… Похлеще ковра-самолета будут. Да, время титанов-мастеров проходит, начинается время героев-бойцов. Надо будет ребят спросить, сможем ли мы построить дирижабль…» Строительство разворачивалось, от штабелей несло ароматом свежеспиленного леса, умельцы-плотники уже соорудили небольшие козлы, на которых раскалывали бревна вдоль. Мельницу в первую очередь готовили под пилораму, но до ее запуска было еще далеко. Кузница выдала первые гвозди и скобы, гигантского размера, но как раз годные для скрепления бревен. Медные кувалды оказались слишком мягкими, и приходилось их все время «править» обычными молотками. Но кузнецы обещались использовать металл, снятый с парохода, для изготовления более твердых сплавов.

К обеду вернулась разведгруппа скаутов, усиленная лучниками. Теперь для изучения местности было больше народа и больше возможностей. К тому же появились примерные ориентиры, точки на карте, которые следовало проверить. Группа прошла широким полукругом, охватывающим восточное направление. Первая ночевка в лесу мало кому понравилась, но к концу второго дня, когда скауты уже хотели двигать обратно, была обнаружена небольшая полузаброшенная деревенька. Несколько избушек, давно проданных под летние дачи, пять или шесть домиков с постоянными жителями, пенсионерами, доживающими свой век в умирающей деревне. Место было неплохое, к тому же окруженное огородами. Там скауты и заночевали. Старики могли в будущем стать серьезной обузой, но главной находкой в деревне стал приезжий печник. Он сооружал кому-то из пенсионеров печь, причем, из-за отсутствия кирпичей, глинобитную, строя деревянную опалубку и заливая ее жидким раствором глины, и трамбовал эту массу киянками, заполняя щели и выбивая воду. Печь строилась просто, но долго сохла и требовала нескольких «строительных» протапливаний в течение недели. Печник мог собрать печь по-черному или построить трубу из камня. Узнав, в какой ситуации все очутились, переезжать на остров он отказался наотрез, пока не будет что-то сделано для стариков. Командор решил, что это требование достаточно разумно, к тому же бросать хоть и заброшенные, но стоящие под крышей дома было бы глупо. Уже к вечеру несколько молодых семей согласились переехать во вновь обретенное поселение. С ними же шла небольшая строительная бригада и неизбежная охрана, как кто-то заметил, «по командорскому принципу избыточной безопасности». Караван выходил с утра, деревня все же была далековато. Тянуть дорогу еще и туда не было ни времени, ни возможности. Все, что смог пообещать им Командор пока, — регулярную смену караула и нечастую доставку необходимых грузов. Зимой по снегу можно будет пробить лыжную тропу. А в следующем году дойдет очередь и до дороги.

Уже вечером Командор вспомнил об обязательном поголовном обучении стрельбе из лука, решение о котором было принято всеми отцами-командирами единогласно. На небольшом стрельбище несколько человек уже тренировались под бдительным взором двух инструкторов. Тут же организовалась небольшая мастерская по изготовлению стрел и самих луков, которых пока было мало и на всех не хватало. Командору предложили на выбор три размера — от самого маленького для обучения до большого боевого лука, натянуть который могли всего несколько человек. Инструктор показал Командору, как правильно стоять, держать лук так, чтобы при выстреле не отрубило тетивой пальцы, выдал все же защитные перчатки, одобрил благоразумный выбор среднего варианта лука. Стрелять оказалось просто, но тетива была достаточно тугой, целиться надо было еще научиться, к тому же держать прицел с натянутым луком в руках оказалось нелегко. Первый десяток стрел просвистел мимо большой соломенной мишени, и они уткнулись в стоявший позади высокий плетень, закрытый щитами из хвороста. Командор все-таки ухитрился зашибить пальцы — не до крови, но было больно. На этом первое занятие и закончилось.

— Как считаете, может, стоит и арбалеты делать? — Обратился Командор к инструктору.

— Можно… Только они сложнее, чем просто палка с тетивой. Ну, пусть не палка, а специально сделанный наборный лук или хороший посох, превращающийся с тетивой в отличное охотничье оружие. Суть та же. Просто в изготовлении, легко освоить. А к арбалетам нужна большая точность в деталях, металлические части, удобный приклад. Я думаю, их мы тоже будем делать, но сначала научим всех стрелять. Скорострельность у арбалета ниже, дальность боя меньше, болты лучше тоже металлические. Охотнику проще с луком. Вот если вы армию заведете, тогда конечно…

«Что мы там вчера говорили про находку болтунов», — припоминал Командор, продолжая слушать непрекращающиеся рассуждения инструктора, оседлавшего любимую тему.

Утром Командор проводил уходящих во вновь обретенную деревню, а сам с группой охраны направился менять караул на кузницу. Охрана вблизи острова велась просто и без излишней строгости. Пока один боец загорал на вышке, остальные валили лес под будущий частокол, еще не до конца отгородивший производство и строения. Но ночью дежурство не снималось. Караульщики добровольно взяли на себя часть строительных обязанностей, понимая, что без их помощи остальным будет тяжелее. Командор вспомнил армейскую дедовщину и отметил, что пока все население дружно и слаженно боролось за выживание, помогая слабым и деля заботы на всех. Года через два, когда они встанут на ноги, а может быть, и раньше, начнется расслоение общества на богатых и бедных, на трудолюбивых и лентяев, на умных и не очень. Тогда и надо было ожидать наступления неприятностей, революций, путчей и прочих потрясений. А пока никто даже не вспоминал об оплате за труд, о материальных благах, и это не могло не радовать.

Ролевики построили кузницу с исторической достоверностью, но кто-то из студентов уже предложил поставить ветряную мельницу и здесь и сделать ременный привод к мехам и небольшому прессу, чей проект уже витал в технически образованных мозгах. Медная штампованная черепица вполне могла заменить тростник и солому. Пока караул менялся, разгружая мешки с продуктами и затаривая гвозди и скобы, Командор побродил по цеху. Небольшая плавильная печь стояла на улице, и от нее несло жаром. Рядом грудой лежали комки уже выплавленного металла. Грузчики с плетеными корзинами за спиной один за другим шли по тропе в порт за углем и рудой. Из-под навеса, обнесенного с трех сторон стенами, доносились удары молотом и тяжелое пыхание ручных мехов, раздувавших огонь. Основное производство уже напоминало хорошо отлаженный конвейер. Взял заготовку, выковал гвоздь, остудил, бросил в кучу, взял заготовку… На невысоких колодах лежали штучные готовые изделия: серпы, косы, кувалды, большие тесаки, все было корявым и громоздким, но вполне работоспособным. Кузнецы набирали опыт. Командора привлекли два странных предмета. Он подошел ближе и повертел их в руках. Подошел один из кузнецов.

— Вот в свободное время пытаемся что-то сделать.

— И вы надеетесь на этом зимой бегать?

— Почему нет, попробуем еще как-то закалить кромку…

— Коньки! Надо же, никогда бы не додумался, — Командор положил два лезвия обратно. — Придется вам хоккейную площадку заливать…

— Почему? — обиделся кузнец, молодой меченосец из ролевиков. — Мы же думали, что сможем до парохода на коньках добираться.

— Одно маленькое «но», кто вам будет лед на заливе от снега чистить? Так что придется на лыжах. Попробуйте сделать удобные металлические крепления… А коньки неплохие вышли, может, и пригодятся. Так что без обид. Оружие пробовали делать?

— Да, пару мечей, — кузнец, похоже, был и сам рад сменить тему, — но они мягкие получаются, гнутся быстро, и тяжелые к тому же.

— Мечом надо еще научить пользоваться… Кто будет учить? Попробуйте сделать булаву, самую простую, рукоять и ребристая голова. Ее точить не надо, и махать ею легче, и безопаснее для владельца… А насчет металла для мечей поговорите с адмиралом, на пароходе наверняка найдутся старые аккумуляторы, свинцовые, или олово, или стальная проволока. Вы сами-то еще не думали проволоку тянуть? Цепи делать, пруток, заготовки под гвозди, со временем — кольчуги…

— Попробуем. Нам бы инженера сюда, а то до всего сами доходим.

— Я спрошу нашего аналитика, может, найдется какой спец по металлу, пришлем…

На обратном пути на возвращающихся выскочил из леса юный скаут и сразу бросился к Командору. Вид у него был запыхавшийся и взъерошенный.

— Там у садоводства тройка наших вас ждет, просили не шуметь…

— Ясно, пойдем.

— Вам дать сопровождение? — спросил подошедший начальник караула.

— Ну, ты же слышал, просили не шуметь… — ответил Командор, — ничего, мы и вдвоем дойдем.

— Да, еще, — отдышался наконец скаут, — там эти, скинхеды, пришли…

— Много?

— Да, похоже, все…

— В штуках сколько?

— Человек тридцать, я не считал. На остров их не пустили, сидят на берегу, вас ждут. Как только дорогу до пасеки дотянули, они, видно, с нашими поговорили и сорвались…

— Их нам как раз и не хватало для полного счастья. Ну, вот вам и задание, — обратился Командор к охраннику, — пропустите их через аналитика, а сами найдите тренера борцов и вместе с ним поговорите с молодежью, выясните их боевую подготовку. И пусть сидят, ждут, я скоро буду.

Скаут повел Командора в сторону садоводства, но не по тропе, а все дальше забирая в лес. Тихий и молчаливый ельник сменился уже желтевшей березовой рощей, потом пришлось прыгать через небольшую канавку, прорытую ручейком. Наконец из кустов вышла тройка скаутов. Вид у них был уставший, но бодрый.

— Ну и что тут у вас?

— Мы проследили связного от пасеки.

— Да? Интересно. И что выяснили?

— Видите, вон там, бугор. Это старый дот, полузасыпанный. Мешок там.

— Получается, что мы про этот дот ничего не знали? — удивился Командор.

— Почему не знали? Знали, мы его давно нашли и Константину о нем сказали. Он его даже на своей карте отметил.

— Вот оно что… — Командор опять задумался: «Все страньше и страньше… Если еще и Костя замешан… А я на него контрразведку гружу… Весело!» — Ладно, рассказывайте, как дело было.

— Мы ждали около пасеки неподалеку от тайника, — начал старший скаут, — из леса пришел мужик в плащ-палатке, мешок забрал и пошел в сторону дороги. Мы за ним. Потом он на дорогу вышел, нам пришлось следом идти, шли по лесу, чтобы он нас не заметил. В Междуозерье он с кем-то здоровался, но не стал задерживаться, а нам пришлось немного приотстать, чтобы пройти поселок после него. Потом мы его догнали и вели до этого места. Тут он мешок скинул, а сам пошел в сторону острова. Вышел на тропу, смешался с группой, идущей в садоводство, потом навстречу еще одна группа попалась, тут мы его и потеряли. Он плащ снял. Так что кто это, мы пока не знаем.

— Надо же, какая конспирация. А он точно вас не заметил?

— Нет, мы уверены. Мы его с трех сторон вели, а он шел уверенно, ни разу даже не оглянулся.

— Так, может, это и не мужик был, там же под плащом не видно. Вы жену агронома имели счастье наблюдать?

— Не, у нее жопа шире плеч, да и ходит она по-другому, — отозвался скаут, — и молчать долго не умеет. А это точно мужик.

— Ну что ж, наблюдайте дальше, — сказал Командор. — Саньке передать, чтобы вас сменил?

— Не надо, пусть пожрать пришлет только…

— Слышал? — обратился Командор к проводнику. — Беги на остров, найди Саньку и адмирала, пусть ждут меня, парням пришлите пару бойцов на подмогу, давай одна нога здесь, другая… А я пока в садоводство наведаюсь.

— Так вас же на острове скинхеды ждут…

— Подождут. Пока еще их всех опросят. А впрочем, если я задержусь, пусть их накормят, обеспечат инструментом и отправят на косу напротив острова. Там на горе, где пушку нашли, помнишь, пусть ставят лагерь и строят дозорную вышку. Ну, лети… Да, и лишнего не болтай!

Проводник убежал, и Командор обернулся к оставшейся тройке:

— Так, что же с вами делать…

— Не надо с нами ничего делать, мы в лесу посидим, понаблюдаем.

— Как думаете, когда за мешком придут?

— Вечером, чтобы в темноте вернуться. Надо в дот засаду посадить… Чел придет, а мы его раз! И взяли тепленького…

— Нет, не годится. Он может не один прийти. Одного поймаем, других спугнем. А если это банда вокруг таможни контрабас таскает, то они затихнут по норам, и мы их не выловим. Вот что, ставьте возле дота шалаш, разводите костер, есть чем? Огниво дать? Не надо… Ладно. Только ставьте не совсем рядом, а в стороне чуток. Если кто появится, приглашайте к костру. Будут вопросы — говорите, что завтра сюда медики придут какие-то лечебные травы собирать, которые они на днях нашли, а вас вперед послали, место подготовить. Спросят, что за бугор, говорите, что старый дот, там внутри сыро и темно, поэтому вы туда не лазили. Смотрим, запоминаем лица, панику не поднимаем. Если мешок заберут, проследить куда несут. Все понятно?

— Понятно… Сделаем…

— Ну и славно. Главное, не спугните мелкую рыбку, тогда мы и крупную выловим. Сами-то в дот заглядывали?

— Да, там земли почти доверху, мешок спрятан в углу за камнями, сразу и не увидишь…

— Больше туда не лезьте. Все, я пошел.

Дорога к садоводству шла по редкому лесу с небольшими полянками. С березок уже падали первые желтые листья, попался одинокий, огненно-красный клен. На редколесье сосны раскинули свои ветви во все стороны и поскрипывали на ветру корявыми стволами. Ели росли гуще, одна возле другой, будто не желая разбредаться по лесу. Внезапно Командор вышел на автобусную остановку, ту, где он нашел дачников. Асфальт еще по летней жаре растаял, и во многих местах его уже пробила молодая зелень. Остановка уже начала ржаветь. «Надо бы кого прислать, чтобы ее разобрали…» — мельком отметил Командор и пошел дальше. Вскоре он вышел на луг, по которому были беспорядочно разбросаны небольшие огороды, все, что осталось от садоводства, когда-то обжившего весь берег от города до загородного пляжа. В поле копошились люди, перекапывая землю под весенние посадки. Кто-то узнал Командора, и он помахал им рукой. На самом хуторе уже стояла пара избушек и возводились стены большого амбара. «И когда амбар заполнится доверху, население увеличится на одного человека… Н-да, это все же не игра, здесь все будет гораздо быстрее и хуже…» И здесь охрана не ограничивалась только сторожевыми функциями. Молодые парни рубили лес и строили стену вокруг хутора. Чуть в стороне от уже стоящих домов на небольшом бугре Командор заметил каменный фундамент. Там работал всего один человек. «Вот и повод нашелся…» Командор подошел к фундаменту.

— День добрый! Судя по чалме, вы и есть тот мусульманин, о котором говорил агроном?

— Да, это я. А вы… Командор?

— Угу. Ну, что ж, Бог… простите, Аллах в помощь, как говорится… Камни-то где берете?

— Здесь недалеко в лесу пара старых фундаментов. Место там сырое и для жилья неудобное… Да вы не сомневайтесь, я спросил мнение агронома и у коменданта, когда он к нам заходил. Так что мне никто не препятствует. Строюсь помаленьку.

— Понятно. Когда кирпичный заводик организуем, можем и вам часть продукции выделить. А то помогли бы с организацией, я смотрю, вы в каменном деле понимаете…

— О, я с радостью, если вы сочтете возможным воспользоваться моими услугами. — Невысокий, высохший, но удивительно жилистый мужчина буквально засиял изнутри, очевидно встреча с Командором его пугала, видимо из-за обещания расстрелять за агитацию.

— Сочту, сочту, приходите на остров, пообщаемся. Комендант-то давно приходил?

— Так вчера, строителям гвозди принес, потом он с агрономом по полю ходил, смотрели землю.

— Ну да, ну да. Скажите, а как вы относитесь к пьянству?

— Вам, наверное, известно, что пить напитки, нарушающие разум, нам не разрешено…

— И курить коноплю, я надеюсь, тоже?

— Ничего, что может лишить человека чистоты мышления!

— Это хорошо. А как бы вы себя повели, если бы увидели пьяного или обкурившегося?

— Я могу только пожалеть заблудшего, даже если он не мусульманин…

— Никого в последнее время не пришлось жалеть?

— Так тут же пить нечего! К счастью, зерна еще слишком мало, чтобы можно было позволить гнать из него спирт.

— О, тут вы ошибаетесь, бодяжить можно из чего угодно, хоть из свеклы… Что ж, жду вас на острове…

— Пусть обойдут вас все невзгоды…

«Да, это бы не помешало. Интересный мужичок. Как бы его пристроить к разведведомству? А мысль про зерно неплоха…» С поля уже шел агроном. Было видно, что он спешит, тоже чего-то опасался. «Что все сегодня такие нервные?»

— Здравствуйте, Командор, вижу, вы уже познакомились…

— И тебе привет. Ну, пойдем пройдемся, покажешь хозяйство…

— Да, конечно. Вы видели, мы решили все же поставить святой дом.

— Да, я заметил. Только не забывай, где святой дом, там и святая земля…

— И что? — агроном напрягся.

— И то, что православным на ней не место.

— Ну, что вы, разве можно осуждать заблудших…

— Эй-эй! Кто здесь мулла? Ты или тот мужик в чалме? Узнаю, что начнутся гонения православных, снесу все не задумываясь. Так и запиши себе куда-нибудь. Натравлю на вас скинхедов, а то они без работы застоялись.

— Запугиваете! Своих скинхедов держите при себе!

— Предупреждаю… А с чего вы взяли, что они мои? Они пока на пасеке, хотя могут и переметнуться. Это так, на будущее… Это что за овин?

— Амбар под запасы. Здесь же будут клети под животных, если мы их найдем.

— Зерна много?

— Осталось только под посадку, я же вам говорил…

— Плохо. Как бы не пришлось зимой мох с опилками мешать и вместо хлеба печь… Ладно, скажи, у вас в последнее время люди не пропадали?

— Нет, у нас все на месте. А что случилось?

— Наверное, пасечники шастают… Понимаешь, кто-то у нас под носом лес рубит, а мы найти не можем.

— А-а, — агроном облегченно вздохнул, — да, наверное, пасечники…

— Жена ваша где? Что-то ее сегодня не слышно…

— Она в доме, Леночке плохо…

— А Леночка — это?..

— Это моя вторая… Гм… Помогает, в общем…

— Токсикоз, наверное… Прислать медиков?

— Да были вчера…

«А нервишки-то у тебя играют… С чего бы… Опять же, про скинхедов вроде пока никто знать не должен…» Командор с агрономом еще походили по хутору. Работы шли и в дополнительной инспекции не нуждались, но надо было потянуть время, показать важность визита. «Потом будут говорить, что этот идиот приперся все контролировать… А может, и не будут». Со стороны острова на дороге показалось несколько бойцов. Кто-то все же решил выслать Командору конвой. Что ж, просить сопровождающего у агронома не пришлось. Распрощавшись, Командор пошел навстречу охране. В группе были пара скаутов и адмирал.

— Что, не удержался и решил сам поглядеть? — обратился к нему Командор. — Ну, давай отойдем, побеседуем. Да и не на виду же у агронома…

Охрана шла чуть поодаль, вся группа завернула за поворот дороги и хутор Жены, или теперь уже Жёны Агронома скрылся за краем леса.

— Что там скинхеды?

— Да спокойно себя ведут. Нормальные парни, только одеждой и отличаются. Банда уличная, не больше. У нас таких полно было, скучкуются, отличительный значок на грудь повесят и ходят, гордятся своей непохожестью. Одна группа ничем не выделялась, только носила радужные банданы. Представляешь, они доросли до политической партии и действительно стали серьезной силой…

— Легалайз наркотик?

— Что?

— Да я так, по аналогии вспомнилось. И чем ваши Радужные Банданы занимались?

— А знаешь, ничего криминального. Молодежный отдых, туристический бизнес, поддержка всяких музыкантов, поэтов и прочих искусств. Организация досуга, короче. И пошли в гору… Правда, они еще подмяли под себя производство всяких лимонадов, тонизирующих напитков, мороженого, но все в рамках бизнеса. Если и заморозили кого в чане, то об этом никто не знает, — адмирал усмехнулся так, что стало понятно — количество чанов с мороженым измерялось не единицами, — но в политику они особо не рвутся… То есть не рвались…

— У нас тоже было полно неформалов… И не все были так безобидны… Так, с бритоголовыми я пообщаюсь. Вернемся к нашим банданам… то есть баранам… Про старый дот уже слышал?

— Да, Санька рассказал. Засаду будем сажать?

— Слушай, как вы все однообразно думаете, будто все одни и те же детективы и читали все детство! — Командор действительно удивился стереотипности мышления адмирала. — У нас есть два почтовых ящика и гонец, а кто получатели? Ну, возьмем мы посланника, остальные затаятся, потом начнут все по новой, и будут в десять раз осторожней. А если и вытащим из мужика пару имен, что он скажет? Попросили отнести, что внутри, не знаю… Ты у нас опытный следователь? Умеешь допрос вести? Я, кроме как иголки под ногти, других способов не знаю. А под пытками он родную мать продаст и всех родственников до седьмого колена. Нам тогда придется весь остров арестовать. Нет, надо быть хитрее. Надо отследить, куда идут мешки, кому расходятся. Со шпионским ведомством мы уже опоздали, получается. Раньше надо было начинать. А мы пока раскачивались, у нас уже подпольные бутлегеры появились.

— Думаешь, самогон?

— А что еще можно с пасеки тянуть? Козье молоко, что ли… Я боюсь, как бы у нас зерно не потаскали, алкаши херовы… А ведь как четко организовано, скрытно, отлажен путь доставки. Чего не сделаешь, чтобы горло промочить и чтобы другим не досталось. Народ у нас на выдумку мастер, когда надо за воротник заложить…

— Ты знаешь, хорошо, что скауты живут отдельно, — заметил Андрей, — я сейчас только оценил. Их в лицо не помнят, сколько их точно, никто не знает. Бегают подростки по лесам, и ладно. А они могут любого найти и узнать.

— О, кстати, вспомнил! Организуй наблюдение за садоводством, желательно уже сегодня. Агроном еще не знает, ну или не должен знать, что скинхеды к нам перешли. Я ему мысль закинул, что они могут переметнуться. Если он связан с пасекой или проболтается кому, наверняка пошлют человека, чтобы мента предупредил. Заодно узнаем, как он этого хозяйчика с хутора вызывает…

— Сделаем, я только с пацанами до дота добегу…

— Давай, завтра отправь туда медика, и пусть делают вид, что собирают что-то, что угодно, пижму, папоротник, хоть ромашки… А я на остров…

Скинхеды действительно собрались около переправы на остров. Впрочем, называть их бритоголовыми было бы не совсем правильно. Их действительно было около тридцати человек, и у многих были вполне человеческие стрижки, короткие, по последней молодежной моде. Один из них даже щеголял высоким ирокезом, чем только он его укреплял… Было среди них и несколько девушек. Константин уже закончил предварительный опрос и собирался уходить, Командор махнул ему, чтобы остался. Тренер борцов отзывал парней по одному и узнавал, кто чем занимался, каким оружием владеет, и тут же предлагал занятия в борцовском клубе, тренировки у лучников или просто общефизическую подготовку и курсы самообороны. Несколько, уже знакомых по лицам, скинхедов подошли к Командору. Подошел и Константин.

— Кто у вас старший? Ты? Значит так. То, что пришли хорошо. Только у нас тут особой вольницы нет. Работы много, оплаты никакой. Предлагаю вам испытательный срок и спецзадание. После его выполнения вливаетесь в наши ряды или выбираете свой путь, если не понравится. Согласны?

— Да, мы же сами к вам пришли.

— Ну и славно. Значит, сейчас переправляетесь на остров, там вас накормят. У завхозов получите инструмент, рыбаки вам выделят лодку. Видите, за островом мыс и большой холм на нем, весь лесом зарос кроме верхушки. Там гранитная скала, ставка Петра Первого в Северную войну. Ваша первая задача выложить фундамент и построить дозорную вышку с маячным местом наверху и избушку-зимовье на пару-тройку человек. Потом такой же объект надо будет поставить на каждом крупном острове в пределах видимости и дальше протянуть линию вышек по берегу и островам до нашей базы на юго-востоке.

— А что там?

— Пароход на берег выбросился. Километров двадцать отсюда. В помощь можем дать одного строителя, и скоро у нас печник появится. Более точно места сторожек мы вам дадим чуть позже. Пока стройте первую. Палаток у нас нет свободных, так что лагерь ставите сами. Продуктами поможем по мере сил, но рыбалка на вас. Будут проблемы, приходите на остров. Ну, как вам условия?

— Да мы согласны. А сколько это времени займет?

— Получается шесть или семь вышек, может восемь. Я думаю, если навалитесь, за пару месяцев управитесь. Как раз к зиме. Главное — работы не бояться, и дурака не валять. Зимой мы по вашим сторожкам будем на пароход ходить. Если вопросов больше нет, переправляйтесь на остров…

Скинхеды начали грузиться на плот. Командор присел на камень, пережидая, пока освободится переправа. Рядом пристроился аналитик.

— Не успеют до зимы, — сказал Константин.

— Да пусть хоть первую вышку поставят, потом планы подкорректируем…

— А с чего ты решил их изолировать, пусть бы сразу вместе со всеми работали?

— Ты про дот уже знаешь? Тогда зачем спрашиваешь? Пока мы не выловим контрабандистов, никаких постоянных контактов с бывшими пасечниками и населением быть не должно. Можешь их на танцы пригласить вечером, если соберешься устраивать. Ты лучше расскажи про дот и другие здания, которые нашли.

— А вот посмотри, — аналитик развернул ноутбук. — Здесь отмечены все найденные строения, в том числе и доты. Те места, которые годятся под заселение, я переношу на другую карту, проект колонизации, вот, например, старый элеватор, маленький, где-то в пригородах стоял, может еще довоенный. Там рядом хорошие большие поля сохранились. А доты и прочие оборонные сооружения хорошо укладываются в линию по укрепрайону с центральным узлом чуть южнее центра города. Тот дот, про который ты спрашиваешь, мы нашли уже давно, для жилья он не годится, даже если его расчистить. Мы его отметили на карте и забыли. Кто ж знал, что он используется…

— Ясно. А это что за линия?

— Это же дорога на заставу. Подожди, сейчас картинку уменьшу. Вот смотри. Тропу уже почти дотянули до реки, пожалуй, завтра выйдем на берег. По согласованию с пограничниками дальше пойдем вдоль берега вверх по течению. Я думаю, через пару дней мы с ними встретимся и будем наводить переправу. Есть два удобных места, мостки в два бревна шириной кинем по островкам. Люди перейдут. Завтра еще одна бригада дорожная выходит в помощь…

— Я, пожалуй, с ними пойду. А вы пока вычисляйте конспираторов. Справитесь?

— Думаю, да!

Утром Командор отправился с дорожниками на Конопляное Поле. С противоположного от города берега уже доносился стук топоров. Перебежчики с пасеки принялись за работу. Дорога до Поля заняла полдня и Командор, оставив там дорожников, с двумя бойцами решил дойти до пасеки. Лагерь возле пасеки встретил его спокойно. Сам хутор сонно плавал в вечерних сумерках. Там было тихо, никто не стоял на воротах, никто не выходил за ограду. В лагере ночевала вторая дорожная бригада, занимающаяся расширением уже проложенной тропы.

— Как тут у вас?

— Да без проблем. Никто не лезет, в гости не ходит. Как будто нас и нет вовсе, — отозвался один из пограничников, — лагерь готов, шалаши, палатки, очаги из камней сложили. Если бы не зима, можно было бы хоть все время жить. Позавчера, когда скинхеды уходили, тут шум стоял. Начальник бегал, орал, пистолетом всем грозил. Правда, никого не пристрелил. А бритоголовые просто собрались и ушли. Хуторские постояли, поглядели, потом их мент на работу разогнал. На том все и кончилось. А так спокойно.

— Завтра еще одна бригада подтянется, направите их за нами, мы с утра дальше пойдем. Выйдем утром с дорожниками.

Еще одна ночь прошла тихо и спокойно. Холодное утро в ранних сумерках с покрытой крупной росой травой разорвали хриплые крики петухов на хуторе. Эти же петухи подняли и людей в лагере. Дорожная бригада вышла следом за передовым отрядом, прорубающимся к реке. Уже в нескольких сотнях метров от пасеки широкая дорога превратилась в узкую тропу, и дорожники взялись за работу. Командор с охраной пошел дальше. В нескольких километрах дальше по тропе стоял еще один лагерь, совсем маленький, здесь не было никого, кроме нескольких охранников, часть из которых занималась расширением лагеря и заготовкой дров. А строители уже ушли вперед, на реку. Узкая тропа в кажущемся беспорядке извивалась то вправо, то влево, но, приглядевшись, можно было понять, что тропа огибает крупные валуны и идет по оптимальному для будущей широкой дороги маршруту. Уже сейчас идти по ней было легко и приятно. Командор продолжал двигаться вперед, уже был слышен шум реки на перекатах и стук топоров передовой дорожной бригады. Вскоре Командор догнал строителей. Они как раз вышли на небольшую поляну, на берегу быстрой и широкой реки, на склоне невысокого холма. Все решили немного передохнуть. Командор подсел к студенту-дорожнику, занимавшемуся разметкой будущей трассы.

— Где пограничники?

— На том берегу, я думаю, километрах в двух к северу. Они прорубались к берегу, как и мы, но в последний раз, когда пришел гонец с той стороны, выяснилось, что они отклонились к востоку. Видимо там трасса будет удобнее. Я думаю, через день-два мы с ними встретимся…

— Что это? Тихо! — Командор навострился, заслышав необычный звук.

— Ничего не слышу…

— Трактор идет! Слышишь, стучит!

— Откуда трактор? Как они через реку перебрались?

Но на вершине холма уже показалась небольшая гусеничная машина, тянущая за собой огромную волокушу…


Ход 7. Трасса | Альтерра. Общий сбор | Ход 9. Засада на Петровича



Loading...