home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЕРЦОГ ВИНДЗОРСКИЙ ужасается вместе с ЭЛИЗАБЕТ ТЕЙЛОР

Улица дю Шан д’Антренман, Булонский лес, Париж

12 ноября 1968 года

Герцогу и герцогине Виндзорским уже за семьдесят, они лишь вальяжные останки своего прежнего величия. Они проводят время, принимая у себя и бывая на приемах у тех, кого называют сливками общества. Между прилетом в Париж и отлетом еще куда-нибудь, их постоянно меняющиеся друзья – аристократы разных стран, миллионеры-судовладельцы, оставшиеся без трона королевские особы, международные плейбои, веселые холостяки, элита шоу-бизнеса – все с восторгом принимают приглашение Виндзоров.

Тридцать лет назад они были самой шикарной парой в мире; теперь это звание, пусть даже совсем ненадолго, перешло к Ричарду Бертону и Элизабет Тейлор, которые как раз находятся в Париже – снимаются в кино. Исходя из соотношения славы, а, может быть, и богатства[23], это Виндзоры должны строить глазки Бертонам, хотя Бертоны вполне довольны, поскольку Виндзоры подкрепляют их чувство, что они добрались до самой вершины, а также их стремление быть в центре внимания, особенно когда они не на сцене.

Виндзоры приезжают на съемки к Бертонам, обе пары регулярно ужинают вместе. В уважение к валлийским корням Бертона герцогиня специально надевает брошку принца Уэльского – цветок лилии из белых и желтых бриллиантов. Элизабет Тейлор смотрит на брошку жадным взглядом: она знаменита своей коллекцией ювелирных украшений[24]. Ужиная с Виндзорами и Ротшильдами перед европейской премьерой «Укрощения строптивой», она надевает драгоценностей примерно на полтора миллиона долларов, так что паре требуется защита восьмерых телохранителей, чтобы ненадолго заехать в парижскую оперу. В тот же день Бертон тратит 960 тысяч на покупку реактивного самолета для Элизабет, на котором они летели в Париж. «Элизабет не была недовольна», – поверяет он дневнику.

Элизабет пленяет сказочное очарование Виндзоров, но Бертон не так убежден, что созданный им мир – именно тот, который ему нужен, причем его тревогу одновременно и питают, и укрощают три бутылки водки в день, и Виндзоры начинают его немного утомлять. В отличие от герцогини, герцогу не хватает энергии: другой их знакомый прямо-таки заворожен тем, что бывший король «по любому поводу всегда умел сказать что-нибудь… поразительно глупое».

12 ноября Бертоны удостаивают своим визитом званый ужин на двадцать две персоны в доме Виндзоров.

Входя в столовую, Бертон узнает только двоих: графа и графиню Бисмарк, да и то только по имени. «Он, граф, так же похож на образ железного канцлера, как макаронина. Мягкий, округлый и нерешительный. Этот бы не выкроил современную Германию даже из картона».

Его пресыщенному взгляду кажется, что герцог и герцогиня сильно уменьшились. «Удивительно, какие маленькие герцог и герцогиня. Две крошечные фигурки, похожие на Тото и Нанетт, которые ставят на камин. С отбитыми краешками. Что-то такое, что выставляют в переднюю комнату только по воскресеньям. Поцарапанное королевское достоинство. Такой святыне, которой огражден король[25], заметно не хватает убедительности. Очаровательны и никчемны».

Элизабет замечает, что из всей компании только у них с Ричардом нет титулов. Она обижена, что ее не посадили рядом с герцогом, а Ричард возмущен, что его не посадили рядом с герцогиней. Вместо этого он оказывается между другой герцогиней и графиней «с натянутыми моложавыми лицами».

Одна из них говорит ему, что видела, как он играл «Гамлета», и спрашивает, как он сумел запомнить столько реплик. Бертон говорит, что вообще не напрягается, что импровизирует, что Шекспир – паршивый автор, что Гамлет – такой гнусный персонаж, что некоторые его слова можно сказать только по пьяни.

– Я имею в виду эту его безумную жалость к себе. «Как все кругом меня изобличает и вялую мою торопит месть». Да разве на трезвую голову такое ляпнешь? Только не я.

Он думает, что, пожалуй, ему удалось шокировать собеседницу. Другая дама, «ни днем моложе семидесяти, с таким количеством подтяжек, что ее лицо подтянулось куда-то на затылок», спрашивает его, правда ли, что все актеры голубые. Да, отвечает он, именно поэтому он и женился на Элизабет, потому что она тоже нетрадиционной ориентации. Но у них уговор.

– Как же вы живете?

– Ну, она живет в одном люксе, я в другом, и мы занимаемся любовью по телефону.

После обеда Тейлор с ужасом видит, как Бертон подходит к герцогине Виндзорской и заявляет:

– Вы, без всяких сомнений, самая вульгарная женщина, которую я когда-либо встречал.

Чуть погодя он подхватывает семидесятилетнюю герцогиню и кружит ее, «словно какой-то танцующий и поющий дервиш».

Все смолкают.

Наблюдая за происходящим вместе с герцогом, Тейлор в панике: только бы Бертон не уронил ее или не завалился вместе с нею на пол и не придавил насмерть. В то же время Бертона, который давно подозревал, что образ жизни выдает его происхождение, охватывает жалость к самому себе и тоска по валлийским долинам.

– Господи боже! Я встану и пойду, и вернусь домой к валлийским шахтерам, которые понимают толк в выпивке и глупостях, которые из-за нее творятся… Я помру от выпивки и грима.

Когда они возвращаются в «Плаза Атене», Тейлор устраивает скандал и запирает Бертона в свободной спальне. Он пытается ногой вышибить дверь, «и это мне почти удалось, иными словами, утром я потратил некоторое время, стоя на четвереньках и собирая обломки штукатурки в надежде, что официанты не заметят, что отель едва не остался без одной двери среди ночи».

Утром Тейлор ругает его за буйство и сетует, что их больше никуда не пригласят.

– И слава богу, – отвечает он и добавляет: – Редко мне бывало так неимоверно скучно.

В тот же уик-энд он без охоты соглашается сопровождать Тейлор на грандиозный костюмированный бал в загородном замке Ротшильдов. Там же среди гостей присутствует Сесил Битон, который видит их из дальнего конца зала. «Я всегда терпеть не мог Бертонов за их пошлость, посредственность и грубое дурновкусие, – пишет он в дневнике на следующий день. – В ней соединилось худшие американские и английские вкусы, а он так груб и нагл, как может быть только валлиец».


КОРОЛЕВА ЕЛИЗАВЕТА II навещает ГЕРЦОГА ВИНДЗОРСКОГО | Теория шести рукопожатий | ЭЛИЗАБЕТ ТЕЙЛОР нервирует ДЖЕЙМСА ДИНА



Loading...