home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


НОЭЛ КАУАРД слушает серенаду КНЯЗЯ ФЕЛИКСА ЮСУПОВА

Биарриц

29 июля 1946 года

Ноэл Кауард и его друг Грэм Пейн наслаждаются летним отпуском в послевоенной Франции. Несколько недель, проведенных в Париже, проходят в «вихре удовольствий и алка-зельтцер» в компании сэра Даффа и леди Дианы Купер. Кауард заглядывает в британское посольство и не находит там «никого, кроме Уинстона Черчилля. Он был очень приветлив, мы проговорили минут сорок, и я сыграл ему пару своих опереточных мотивчиков». Из Парижа они на авто Ноэля едут в Биарриц, где останавливаются у его старого приятеля, кутюрье Эдварда Молино.

В первый солнечный день в Биаррице они утром загорают на пляже и после легкого обеда снова возвращаются туда. Ранним вечером Кауард отвечает на груду писем и переодевается к ужину; он немного взволнован, потому что один из гостей Молино – не кто иной, как князь Феликс Юсупов, известный или скандально известный убийством Распутина.

Участь Распутина, словно из готического романа, по-прежнему производит почти гипнотическое впечатление на высшее общество. Как и после убийства лордом Луканом няни его детей примерно шестьдесят лет спустя, каждый встречный заявляет, что ему кое-что известно. Через несколько дней после смерти Распутина Дафф Купер пишет в дневнике: «К нам в министерство иностранных дел пришли шокирующие телеграммы о смерти Распутина. Кажется, это совершил Феликс Эльстон[101] [Юсупов], с которым мы были близко знакомы в Оксфорде. Это произошло во время ужина в его дворце. Телеграммы как будто взяты из новеллы времен итальянского Возрождения». Почти через год, 6 декабря 1917-го, Купер записывает, что после ужина на Аппер-Беркли-стрит домой его отвозит Берти Стопфорд. Они сплетничают о Распутине, и это, пожалуй, неизбежно. «[Стопфорд] известный мерзавец, был очень внимателен ко мне, сказал, что я выгляжу моложе, чем в тот раз, когда он меня видел, а это было в Венеции перед войной. Он какое-то время пробыл в России и рассказывал мне об убийстве Распутина. Когда Распутин умер, Феликс Эльстон упал на труп и стал его избивать. Феликс лично сказал это Стопфорду. Он подозревает, что между Феликсом и Распутиным были какие-то отношения. Огромный соблазн последнего для женщин заключался в том, что во время соития он никогда не кончал и потому оно могло длиться бесконечно. А еще у него на члене были три большие бородавки».

До самой смерти в возрасте восьмидесяти лет в 1967 году Юсупов прекрасно сознает, что убийство Распутина – его фирменный знак, сопровождающий его появление в любом обществе. Он в полной мере принимает эту славу. В двадцатых он регулярно развлекает гостей в своем доме в Найтсбридже все более мелодраматичными рассказами о той роковой ночи 1916 года. Он даже отправляет свои рисунки бородатых мужчин со злобными гримасами на художественную выставку. Он и его жена Ирина настолько ассоциируются в общественном мнении с Распутиным, что в Нью-Йорке хозяйка одного дома по ошибке представляет их как князя и княгиню Распутиных. Примерно в то же время Елена Извольская, дочь бывшего царского посла во Франции, приезжает у Юсупову и отмечает «что-то сатанинское в его кривой улыбке. Он говорил об убийстве несколько часов, и, казалось, ему приятно вспоминать и перебирать все страшные детали. В заключение он показал мне надетое на нем кольцо с пулей, вставленной в серебро. Он объяснил, что это та самая пуля, которая убила Распутина».

Убийство определяет не только жизнь Юсупова, но и его финансовое положение: в 1932 году он получает, если перевести на сегодняшние деньги, от 2 до 2,5 миллиона долларов в качестве компенсации от студии MGM, в фильме которой о Распутине и императрице показали, будто безумный монах загипнотизировал и изнасиловал княгиню Ирину. Это внезапно свалившееся на них богатство позволило паре жить на широкую ногу.

В то время, когда Юсуповы попадают в дом Молино и встречаются с Ноэлом Кауардом, они живут во Франции и вращаются в любопытном кругу богатых изгнанников, среди которых Пол Гетти, Филипп Ротшильд, сэр Освальд и леди Диана Мосли и герцог Виндзорский с супругой. Феликс родился в 1887 году и уже стоит на пороге старости. Блеск юности давно покинул его, но князь прилагает все усилия, чтобы его подделать. Каждое утро он готовится к предстоящему дню: часами сидит за туалетным столиком, подводит глаза, красит ресницы, румянит щеки и зачесывает редеющие волосы ажурной пеленой, которая почти закрывает его скальп.

Званый ужин идет по плану. «Ужин – просто шик, – пишет Кауард в дневнике. – Феликс Юсупов пел под гитару очень, очень мило. Он накрашен буквально до зубов: лицо, которое в молодости, должно быть, отличалось большой красотой, но сейчас трещит по швам от усилий и старости. Представляю себе, как он заманивал Распутина на гибельный путь с этой гитарой и «закатываньем глаз». Жутковатое ощущение. Я тоже спел, но не очень хорошо. Грэм был просто чудесен. Не просто оживлен и привлекателен, но вдруг он запел по-русски намного лучше Юсупова и его друга, так что все собравшиеся открыли рот в изумлении. Вечер продолжался довольно долго. Вернулись домой часа в три».

Через двадцать один год, 15 октября 1967-го, менее чем через месяц после смерти Феликса Юсупова, Кауард дочитывает книгу Роберта К. Мэсси «Николай и Александра». «Право слово, ужасающая история, – пишет он в дневнике. – Царь любезен, добр и глуп, а царица – истеричная тупица. Самый захватывающий персонаж, как обычно, Распутин. Какой необычайный феномен! Его убийство описано блестяще и во всех подробностях совпадает с тем, что рассказывал мне Дмитрий много лет назад. Единственное, что меня заинтересовало, это что Юсупов заманивал Распутина к себе под предлогом встречи с его женой Ириной, которая тогда находилась в Крыму. Наверняка Распутин это прекрасно знал. Думаю, на самом деле Распутин положил глаз на самого Юсупова».

Как ни странно, его вывод совпал с тем, что впервые заподозрил Дафф Купер на полвека раньше.


ПОЛ МАККАРТНИ получает поздравление от НОЭЛА КАУАРДА | Теория шести рукопожатий | ФЕЛИКС ЮСУПОВ убивает ГРИГОРИЯ РАСПУТИНА



Loading...