home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГАРРИ ГУДИНИ ставит в тупик ТЕОДОРА РУЗВЕЛЬТА

Корабль «Император»

23 июня 1914 года

Гудини с большим трудом приходит в себя после смерти матери в прошлом году. Утрата сильно подействовала на него. Проводя Рождество в Монте-Карло, Гудини пытается утопить горе в казино. Он выигрывает 2000 франков, но не испытывает никакой радости. Напротив, в Монте-Карло его привлекает специальное кладбище, где хоронят самоубийц, проигравших все свое состояние в рулетку и карты.

«Ужасное чувство пронизывает тебя, когда впервые видишь могилы и думаешь о тех, кто ушел из жизни подобным образом», – пишет Гудини в дневнике. Он слышал, что работники казино подкладывают деньги в карманы самоубийц, чтобы создать впечатление, будто они покончили с собой не из-за проигрыша; казино платит за доставку тел домой, чтобы не раздувать скандал. Иногда он ловит себя на мысли, что вся человеческая жизнь состоит из грязных фокусов.

Гарри и Беатрис Гудини отмечают двадцатую годовщину свадьбы, возвращаясь через Атлантику на круизном лайнере «Эмперор». Он выходит из Гамбурга 17 июня и по пути останавливается в Саутгемптоне, чтобы забрать новых пассажиров. Вечером 23 июня, за два дня до прибытия в Нью-Йорк, Гудини – гвоздь программы на благотворительном бенефисе в пользу Дома немецких моряков и Лондонского клуба фокусников.

Среди зрителей Теодор Рузвельт, неугомонный бывший президент США[104]. Плавучий концерт начинается с того, что оркестр «Риц Карлтон» играет избранные места из «Богемы». К нему присоединяется мадам Кортезан, знаменитое сопрано, исполняющая арию из «Мадам Баттерфляй». Наконец среди всеобщего волнения на сцену выходит великий Гудини.

Для разминки он развлекает публику парой фокусов с шелковыми платками и игральными картами, а затем объявляет, что будет проводить спиритический сеанс.

«Меня попросили дать представление, – вспоминает он позднее, – и вдруг всплыла тема бессознательного письма. Присутствовало несколько знаменитостей, все люди неглупые. Само собой, такую публику не назовешь слишком доверчивой. Я предложил вызвать духов, чтобы они ответили на любой заданный вопрос».

Он говорит публике:

– Как всем известно, медиумы вызывают духов в темной комнате для спиритических сеансов, но сегодня впервые в мире я собираюсь провести сеанс с доской средь бела дня!

Гул предвосхищения пробегает по рядам, а Гудини раздает бумагу, конверты и карандаши.

– Будьте любезны, напишите на листке бумаги вопрос, на который вы бы хотели получить ответ из мира духов… затем сложите листок и запечатайте в конверте, чтобы исключить всякую возможность для меня увидеть ваш вопрос, – говорит он.

Гудини подходит к столику президента Рузвельта и просит его написать свой вопрос, сложить листок, положить в конверт и запечатать. Вернувшись на сцену, он говорит публике:

– Уверен, никто не будет возражать, если мы выберем вопрос полковника.

Зрители выражают согласие.

Тогда Гудини показывает полковнику Рузвельту небольшую деревянную рамку, в которой установлены две двусторонние грифельные доски.

– Вы можете подтвердить для зрителей, что на досках абсолютно ничего не написано? – спрашивает он.

– Они чистые, – подтверждает Рузвельт.

Гудини просит его вложить конверт между двумя досками.

– Пожалуйста, скажите зрителям, какой у вас был вопрос, – говорит он.

– Где я был в прошлое Рождество? – объявляет полковник.

Гудини открывает дощечки и поднимает их, чтобы увидели все. На одной дощечке нарисована карта Бразилии: особо отмечена река Сомнения в районе Амазонки. На другой дощечке написано: «Недалеко от Анд». И подпись: У. Т. Стед, убежденный спирит и британский журналист, который встретил смерть два года назад, тоже на круизном лайнере – «Титанике».

– Боже мой, все верно! – восклицает Рузвельт, подскакивая и размахивая руками.

В прошлое Рождество он действительно исследовал реку Сомнения в Бразилии. Он смеется до слез[105]. Зрители охают и ахают от удивления[106].

О необычайном успехе Гудини говорит весь корабль. Радист передает сообщение о вечере на Ньюфаундленд, оттуда в Нью-Йорк. Корабль не успевает пристать к берегу, как о поразительном подвиге Гудини трубят уже все американские газеты.

На следующее утро Гудини и Рузвельт гуляют по верхней палубе. На полпути Рузвельт останавливается и смотрит Гудини прямо в глаза.

– Гудини, скажите мне правду, как мужчина мужчине, – говорит он. – Что это было вчера – настоящий спиритизм или надувательство?

Гудини удивлен, что человек с таким ясным умом может быть настолько доверчив.

– Нет, полковник, – говорит он, качая головой, – это был фокус.

И лишь гораздо позже, чтобы положить конец все более распространяющейся моде на спиритизм, Гудини раскрывает секрет своего трюка. Как многие его фокусы, он потребовал тщательной подготовки. За некоторое время концерта билетный кассир сказал ему на ухо, что на борту будет Рузвельт, и Гудини было время разузнать о недавнем путешествии Рузвельта по Амазонке. Наткнувшись на карту этого путешествия, Гудини скопировал ее на грифельную доску, которую затем спрятал под чистой, но сперва подписал именем У. Т. Стеда. Поскольку среди публики было много друзей Рузвельта, фокусник был уверен, что кто-нибудь – может быть, и сам Рузвельт – обязательно задаст о нем вопрос. Тем не менее Гудини заранее подстраховался: он накидал в шляпу конвертов с одним и тем же написанным на листке бумаги вопросом. Однако, посмотрев на вдавленные следы на книге, которую Рузвельт положил под листок, когда писал, Гудини сумел разглядеть, что паче чаяния Рузвельт задал тот самый вопрос, которого Гудини и добивался. Вуаля!


ЦАРЬ НИКОЛАЙ II обманут фокусами ГАРРИ ГУДИНИ | Теория шести рукопожатий | ТЕОДОР РУЗВЕЛЬТ с трудом вставляет хоть слово, беседуя с ГЕРБЕРТОМ УЭЛЛСОМ



Loading...