home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ИОСИФ СТАЛИН угощает конфетами МАКСИМА ГОРЬКОГО

Малая Никитская улица, 6, Москва

Начало июня 1936 года

В первую неделю июня товарищ Сталин посылает Максиму Горькому приятельское письмо: «Как ваше самочувствие? Здоровы? Как работается? У нас с друзьями все хорошо».

Максим Горький умирает. Для него печатаются уникальные экземпляры «Правды», которые не содержат ежедневных бюллетеней об ухудшающемся состоянии его здоровья; власти тактично вычеркнули оттуда все специально для Горького.

После возвращения из ссылки у Горького рассеялись былые опасения, которые он питал по поводу Сталина. «Я не могу, по совести, не сказать вам, что партия – это действительно ваш мозг, ваша сила, действительно ваш вождь, такой вождь, какого у западного пролетариата – к сожалению и к его горю – еще нет!» – говорит он рабочим промышленного города Сормово.

Ему шестьдесят восемь лет, он самый осыпанный почестями писатель Советского Союза, но ему приходится их отрабатывать. «Да здравствует Иосиф Сталин, человек огромного сердца и ума!» – восклицает он за год до того. Он видит добродетель в том, чтобы закрывать глаза на некоторые вещи. «У вас есть привычка не молчать о явлениях, которые вас возмущают, – снисходительно пишет он в ответ на укоры одной изгнанницы[110], – я же не только считаю себя вправе и могу молчать о них, но даже отношу это умение к числу моих достоинств. Это – аморально?.. Суть в том, что я искреннейше и непоколебимо ненавижу правду, которая на 99 процентов есть мерзость и ложь… Я знаю, что 150-миллионной массе русского народа эта правда вредна».

В сфере искусства он был проводником нового, усовершенствованного оптимизма. Посетив художественную выставку в 1933 году, он заявил: «Наши художники не должны бояться некоторой идеализации советской действительности… Я хотел бы видеть больше детских лиц, больше улыбок, больше непосредственной радости».

Взамен Сталин одаривает Горького таким количеством непосредственной радости, что больше и нечего желать: Горький награжден всеми известными советским литераторам премиями и многими другими, включая орден Ленина – высшую невоенную награду СССР. Он даже распорядился снять фильм в его честь – «Наш Горький». У Горького особняк в Москве, дача в нескольких километрах от города и вилла в Крыму, настоящий дворец. Он возглавляет Союз писателей. В Москве основан литературный институт его имени, Тверская улица переименована в улицу Горького, а Нижний Новгород, в котором он родился, – в город Горький[111]. Меньше года тому назад Горький плавал в Горький на корабле «Максим Горький». О чем еще мечтать?

Между тем как другие такие же идеалисты времен его юности пропадали в тюрьмах, Горький обращался к Сталину с призывом к нему поручить писателям-соцреалистам заново переписать мировую литературу. «Что происходило в его душе?» – много лет спустя спрашивает себя его бывший единомышленник Виктор Серж.

Каждое утро умирающего писателя навещает его друг Генрих Ягода по дороге на Лубянку, в здание НКВД, сталинскую охранку, которую он возглавляет. Ягода, организатор ГУЛага, предоставил Горькому врача и секретаря; оба они, естественно, сотрудники НКВД.

В начале июня Горький получает эту приятельскую записку от Сталина, который также прибавляет, что хотел бы навестить его с парой старых друзей. «Пусть едут, если успеют», – отвечает Горький.

Сталин приходит к нему с Молотовым и Ворошиловым[112] в хвосте. Врачи сделали Горькому укол камфоры, чтобы его взбодрить. Сталин тут же решает взять дело в собственные руки.

– Зачем здесь столько народу? – спрашивает он. Он показывает на одетую в черное любовницу Горького баронессу Муру Будберг. – Кто это сидит возле Алексея Максимовича? Она что, монахиня? Ей только свечки в руке не хватает!

Он всех прогоняет.

– Пусть убираются отсюда! – Он намерен в очередной раз добиться победы оптимизма. – Почему такое похоронное настроение? От такого настроения здоровый может умереть!

Затем он замечает Ягоду в столовой.

– А этот зачем здесь болтается? Чтобы его здесь не было!

Как только все расходятся, Горький пытается говорить со Сталиным о литературе, который, вопреки ожиданиям, весьма начитан[113]. Но Сталин велит ему молчать, просит принести вина и пьет за здоровье Горького. Они обнимаются.

На следующий день Сталин заходит опять. Врачи говорят ему, что Горький слишком плох, чтобы принимать посетителей, поэтому он оставляет записку. «Алексей Максимович, – пишет он, – были у вас в два часа ночи. Пульс у вас, говорят, отличный (82, больше, меньше). Нам запретили эскулапы зайти к вам. Пришлось подчиниться. Привет от всех нас, большой привет». Молотов и Ворошилов добавляют свои подписи. Из всех записок с пожеланием поправляться эта определенно самая зловещая.

Горький умирает утром 18 июня. Врачи перечисляют причины: туберкулез, пневмония, сердечная недостаточность. Ему устраивают официальные похороны со всеми государственными почестями, с оркестром и войсками. Сталин возглавляет траурную процессию с черной повязкой на рукаве.

Двадцать месяцев спустя Ягоду судят по множеству обвинений, включая государственную измену, шпионаж, организацию заговора и вредительство. Среди его преступлений называется и убийство Максима Горького. Врачей Горького и его секретаря также обвиняют в убийстве. На суде все они сознаются. Врачи заявляют, что составили заговор с целью подстроить так, чтобы Горький простудился в собственном саду в Крыму. Государственный обвинитель называет подсудимых «зловонная куча человеческих отбросов».

Секретаря и одного из врачей казнят, другой врач, Плетнев, получает двадцать пять лет лагерей. В 1948 году он говорит другому заключенному, что Сталин сам убил Горького, прислав ему коробку отравленных конфет. «Мы, врачи, помалкивали», – прибавляет он. По его словам, Сталин опасался, что Горький расскажет всему миру о том, что его судебные процессы – подложные. В 1963 году, через десять лет после смерти Сталина и двадцать семь лет после смерти Горького, его вдова подтверждает это леденящее кровь обвинение.


ГЕРБЕРТ УЭЛЛС не встречал более искреннего, прямого и честного человека, чем ИОСИФ СТАЛИН | Теория шести рукопожатий | МАКСИМ ГОРЬКИЙ не уверен, как относиться ко ЛЬВУ ТОЛСТОМУ



Loading...