home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


МАЙКЛ БЕРРИМОР становится другом ДИАНЫ, ПРИНЦЕССЫ УЭЛЬСКОЙ

Бейсуотер, Лондон W2

Май 1996 года

Главный психиатр психиатрической больницы «Марчвуд Прайори» смотрит поверх своих очков, у которых линзы в виде полумесяцев.

– У меня есть для вас кое-что, оно может вас подбодрить, – говорит он своему пациенту Майклу Берримору и протягивает письмо от человека, с которым его пациент никогда не встречался.


Мой дорогой Майкл,

Меня так огорчило известие, что вам снова пришлось лечь в «Прайори»… За все эти годы вы подарили столько радости и удовольствия мне и моим родным, как и миллионам зрителей. Самое меньшее, что мы можем сделать, это поддержать вас в момент, когда вам нужен максимум любви и заботы.

Это письмо я посылаю вам с Майорки, где нахожусь на каникулах с мальчиками. Как только я вернусь и вам станет лучше, я надеюсь встретиться с вами и немного поговорить. Мальчики посылают вам большой привет. Желаю вам всего наилучшего и прошу вас сообщить, когда мы сможем встретиться.

С любовью, Диана


Психиатр широко улыбается пациенту.

«Не каждый день пациенты получают письма от принцессы Уэльской, и, пожалуй, доктор не сумел скрыть своего волнения», – размышляет Берримор.

Несколько недель спустя Берримор, едва выйдя из больницы после реабилитации, получает письмо от Дианы с вопросом, почему он не позвонил. Он отвечает письмом: «Я не хотел вас беспокоить». Приходит ответ: «Так побеспокойте меня!»

Их первая встреча, на взгляд Берримора, проходит «как в шпионском романе». Ее организуют через третьих лиц: агент Берримора договаривается с журналистом Мартином Бэширом, который стал для принцессы кем-то вроде посредника.

Именно в интервью Бэширу в «Панораме» она рассказала о предательстве мужа, о своей булимии и романе с Джеймсом Хьюиттом. В этом же интервью она объявила, что хочет быть «королевой сердец» и помогать «людям, попавшим в беду».

Принцесса оговаривает, что встреча должна состояться в доме Берримора, и там не должно быть никого, кроме них, даже жены Берримора Шерил. В назначенный день Бэшир дважды звонит убедиться, что Шерил там не будет.

Где-то в уголке сознания у Берримора свербит мысль, что все это розыгрыш. «И тут вошла принцесса Уэльская, совершенно как настоящая. До той минуты я ужасно нервничал, но стоило ей войти, как я почувствовал себя непринужденно, у нее была такая удивительная способность».

– Здравствуйте, – говорит она, целуя его. – Как вы себя чувствуете?

Они садятся рядом на диван и разговаривают о программах Берримора. Берримор, поражен, насколько хорошо помнит их принцесса. «Как будто мы были знакомы всю жизнь».

– Как же мне к вам обращаться? Принцесса Диана?

– Просто Диана. Я уже не принцесса.

Диана оглядывает комнату. Она указывает на фото Шерил в рамке, жены Берримора, с которой он прожил двадцать лет.

– О, это ваша женушка?

– Да.

Шерил в это время наверху, на четыре этажа выше.

– Я хочу, чтобы вы знали, что вы можете со всем справиться – просто надо быть сильным.

Принцесса говорит телеведущему, что очень хочет его поддержать.

«Было очень странно, правда, странно, слышать, что принцесса Уэльская хочет меня поддержать, – говорит он через несколько лет. – Я все спрашиваю себя, почему? Почему меня?.. Наверно, она действительно верила, что мы с ней по-человечески очень похожи».

Она права. Их обоих обожает публика, но у обоих проблемы в семье. Они обладают даром сострадания, но главным образом к людям, с которыми незнакомы. Они по натуре неустойчивы и зависимы, но стали популярными благодаря способности казаться «простецкими». Оба любят искать убежище в центре внимания.

Через несколько часов отворяется дверь. Это Шерил, она прерывает их разговор.

– Диана, за вами пришла машина.

Диана дает Берримору свой телефон и уходит. Он чувствует, как с его плеч спадает огромная гора. «Я чувствовал, что получаю совет и безграничную поддержку с самого высокого уровня. Я всегда буду помнить эти глаза… она умела показывать ими все свои чувства».

С тех пор они общаются почти каждый день. Она присылает ему написанные собственной рукой записки, которые доставляет ее дворецкий Пол Баррел, и просит его звонить ей при любом осложнении. Для Берримора тот год складывается плохо: у него нервный срыв, его новую телепрограмму закрывают, он снова ложится в клинику, а его очередное телешоу «Берримор в Голливуде» кладут на полку.

Он начинает приходить к Диане в Кенсингтонский дворец. Однажды она делает ему выговор за то, что он припарковал свой «бентли» на месте принцессы Маргарет. Он считает Диану своим советчиком. Она говорит ему, что они так похожи, так уникальны, и больше никто не должен ими управлять.

Он начинает бунтовать, падает на церемониях награждения и неуместно шутит на благотворительных шоу. Шерил считает, что Диана пагубно влияет на него, и винит ее в том, что она его загипнотизировала: «У него часто бывал такой отрешенный взгляд, почти как у новообращенного в религию». Берримор признается Диане, что он гей; она побуждает его сказать об этом открыто, он так и поступает.

Диане нравится говорить ему, что она, Берримор и Пол Гаскойн[179] – трое самых известных людей в Великобритании. Не пройдет много времени, как она будет мертва, а Берримор и Гаскойн потерпят крах.

Однажды в пятницу она кажется отстраненной. Он спрашивает ее, что случилось.

– О, ничего, – говорит она. – Просто было много беготни, потому что мы с Доди собираемся в Париж… Хотите встретимся в следующую среду?

В воскресную ночь на той же неделе она погибает в аварии. Берримор с женой идут на ее похороны, хотя уже разошлись. В Вестминстерском аббатстве Шерил велит ему поправить костюм.

– Может, сделаешь перерыв, а? – огрызается он.

После похорон он уходит от Шерил, чтобы поболтать с зеваками.

«Мне показалось, что это правильно», – объясняет он.


ДЖОРДЖ ГАЛЛОУЭЙ проигрывает в популярности МАЙКЛУ БЕРРИМОРУ | Теория шести рукопожатий | ДИАНА, ПРИНЦЕССА УЭЛЬСКАЯ получает урок от КНЯГИНИ ГРЕЙС



Loading...