home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ДЖОРДЖ ЛЭЗЕНБИ раскрывает заговор САЙМОНУ ДИ

Студия 5B, «Лондон Уик-энд Телевижн»

8 февраля 1970 года

Джордж Лэзенби, новый Джеймс Бонд, рекламирует фильм «На секретной службе ее величества». По договоренности он должен появиться в первой половине программы «Шоу Саймона Ди» вместе с другой звездой фильма – Дайаной Ригг, а на вторую половину приглашены Джон Леннон и Йоко Оно. Что может пойти не так?

С тех пор как месяц назад Саймон Ди перешел с Би-би-си на «Лондон Уик-энд Телевижн», он чувствовал себя все менее востребованным. «Оказался не там, где хотел, не на том телеканале, на котором хотел, не в тот день, в который хотел, не с теми гостями, которых хотел… и вообще в состоянии интеллектуального упадка».

Его программа на Би-би-си «Время Ди», впервые вышедшая в апреле 1967 года, сделала его одним из самых знаменитый людей в Великобритании. Впервые замеченный в рекламе чипсов «Смитс», он в течение трех лет воплощал мечту шестидесятых: был ведущим собственного ток-шоу («Это Саааааймон Диииии!»), раскатывал по Кингз-роуд в «Астон Мартине», вел конкурс «Мисс Мира», вручал награду «Битлз» и числил Майкла Кейна («Майка») и Роджера Мура («Роджа») среди своих знаменитых друзей. Каждый субботний вечер до восемнадцати миллионов зрителей регулярно включали «Время Ди».

Но чем больше росла его слава, тем больше росло и в нем такое чувство, будто ему все должны. Коллегам, начальству, зрителям в студии общаться с ним было все трудней и трудней. Вскоре он стал настаивать, что сам должен выбирать гостей, и угрожал уйти с канала всякий раз, как ему не удавалось настоять на своем. Когда пришла пора продлить истекающий контракт, Ди зашел в кабинет директора развлекательных программ Би-би-си и потребовал больше денег. Но Билли Коттон не позволил взять себя на пушку и предложил ему на 20 процентов меньше – «проверить его верность».

Проверку Ди не прошел и объявился на канале «Лондон Уик-энд Телевижн», но аудитория его новой программы – которая шла в 11 вечера по воскресеньям – редко достигала миллиона зрителей. Он несчастлив, у него усиливается паранойя. У него всегда была склонность находить тайные объяснения банальным происшествиям, но сейчас у него усиливается чувство, будто против него строят заговор. Он жалуется, что замечает людей в черном, которые прячутся за кустами и фотографируют его; еще он уверен, что его телефон прослушивают. Некоторые винят в его паранойе марихуану, но он возражает, что, наоборот, как раз марихуана не дает ему сойти с ума.

Ди приветствует первого гостя в гримерке. (Как ни странно, Ди тоже пробовался на Джеймса Бонда; друзьям он говорит, что его отвергли по причине слишком высокого роста.) Его первое впечатление от Лэзенби: он совершенно не похож на себя в роли Джеймса Бонда – сейчас у него борода и длинные волосы, и он одет под ковбоя. Но Ди, как настоящий профессионал, скрывает удивление.

Беседа начинается очень медленно. Лэзенби, пожалуй, держится несколько отчужденно, но Ди не видит реальных причин для тревоги. И тут ни с того, ни с сего Лэзенби лезет в карман, достает листок бумаги, поворачивает его к камере и кричит:

– Я хочу привлечь внимание всех зрителей к тому, что следующие сенаторы участвовали в заговоре с целью убийства президента Кеннеди!

И далее он перечисляет длинный список имен. Ди старается переменить тему и вовлечь в разговор Дайану Ригг.

– Это очень интересно, Джордж. А что на это скажет нам Дайана? Разве она не прелесть!

Но Лэзенби разгневан тем, что его перебили, и продолжает все громче и громче читать список сенаторов-убийц. Ди, хоть и сам с энтузиазмом подхватывает теории заговоров, тем не менее понимает, что обвинять конкретных сенаторов в соучастии в убийстве президента – это уж слишком. Через плечо Лэзенби он видит, как менеджер студии подает ему бешеные сигналы, чтобы он скорее все это заканчивал, но Лэзенби никак не остановить.

В попытке отмежеваться от его декламации Ди говорит:

– Ребята, я вообще-то ничего об этом не знаю. – И в конце добавляет: – Очень интересно, Джордж. Спасибо. А теперь мы побеседуем еще с двумя интереснейшими людьми – Джоном Ленноном и Йоко Оно, смотрите всего через две минуты!

Это сигнал к рекламной паузе.

Программу записывают за несколько часов до трансляции, поэтому Ди полагает, что все проблемные фрагменты вырежут, но они почему-то остаются. В понедельник утром все газеты говорят только об этом.

Ди вызывают к Стелле Ричмен, управляющему директору канала.

– Кто вам разрешал говорить о Кеннеди?

– Я не говорил о Кеннеди. Говорил Лэзенби, и так уж получается, что как гость он имеет право говорить, о чем хочет.

Ричмен, по мнению Ди, ведет себя «словно полоумная кукла», обвиняет его в том, что это он все подстроил.

– Если вы еще хоть раз произнесете имя Кеннеди в эфире, я разорву ваш контракт. Теперь идите!

Ди оскорблен. «Это было нечто поразительное. Эта самка терьера заявила мне, что имеет право указывать мне, кого мне можно, а кого нельзя звать в мою же программу, да и еще что я должен им говорить! А если я с ней не соглашусь, меня выкинут вон!»

Инцидент разжигает в Ди и без того уже сложившееся ощущение заговора. Неужели он угодил в тщательно подготовленную ловушку? Одно накладывается на другое: он подозревает, что Джорджа Лэзенби подговорил его старый друг Ронан О’Рэхилли, который и отговорил Лэзенби возобновлять контракт на съемки в роли Джеймса Бонда. («Вся эта бондиана идет на спад. Посмотри на «Беспечного ездока» и подобные фильмы – вот куда надо двигаться».)

Но Ди не сдается. «Мне наплевать. Прошлым вечером во время этой так называемой катастрофы у меня были самые высокие рейтинги среди всех воскресных программ. И мне что, теперь стыдиться этого?.. Так ведь это Джордж выставил себя дураком, а не я. Это он себя похоронил, а не я! Мне то что, детка! Я хозяин у себя на программе, а не кто-то другой».

Это начало конца и для ведущего, и для его гостя. Вскоре канал объявляет, что первые выпуски «Шоу Саймона Ди» также будут и последними[198]. Ди винит в этом свою отрицательную позицию по вопросу вступления Великобритании в ЕЭС.


КАББИ БРОККОЛИ стрижется в одной парикмахерской вместе с ДЖОРДЖЕМ ЛЭЗЕНБИ | Теория шести рукопожатий | САЙМОН ДИ разговаривает о рае и аде с МАЙКЛОМ РЭМСИ



Loading...