home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


XXII

Куба, провинция Матансас,

27 октября 1962 года, 19:35

Старик Матомбо опустился на корточки среди густой травы. Словно великую драгоценность сжимал он в ладонях свою промокшую в подземельях бороду. Круглые выкаченные глаза со страхом уставились на взобравшегося на вершину холма Андрея, костлявые черные бока тяжело вздымались после долгого бега.

Варя присела рядом с маленьким колдуном, осторожно погладила его по спине, и тот понемногу успокоился.

– Как мы оказались здесь, Матомбо? – спросил Андрей. – Поблизости от твоей деревни я не замечал таких высоких гор. Так где мы?

Старикашка отвернулся, пробормотал что-то неразборчиво. Девушка только вздохнула и принялась заплетать волосы в косички.

Близился вечер. Небесный купол из голубого стал лимонно-серым, без единого облачка. По обеим сторонам лощины вставали иззубренные горные хребты, похожие на спины динозавров. Андрей огляделся в поисках выхода из расщелины и с трудом нашел его в скалистом кармане под холмом – прямо за ним уступ за уступом поднималась почти совершенно голая стена камня, уходя вверх на головокружительную высоту. Там, в путанице высохших лиан, трепетали на ветру жалкие бурые кустики, вцепившиеся корнями в слабую полоску дерна на гранитной груди горы. С противоположной стороны холма в зарослях осоки журчал ручей; за ним в облаке вьющейся мошкары Андрей углядел подобие тропы, по-видимому, протоптанной приходящими на водопой животными. Тропинка змеилась среди массивных источенных ветром валунов, исчезая в зарослях выше по склону.

– Похоже, это единственная дорога отсюда, – сказал Яровой. – Варя, ты как? Отдохнула?

Конечно же, Варя лишь едва перевела дух после гонки по подгорным тоннелям. И все же девушка тряхнула косами и рывком поднялась на ноги:

– Идем отсюда. Отдохнем, когда все кончится.

Рука об руку они спустились с холма к ручью и запрыгали с кочки на кочку. От воды шел густой запах прелого дерева. Андрей палкой раздвигал траву, наотмашь бил по кочкам, отгоняя черно-желтых вертких змей. Он обернулся и махнул рукой старому колдуну: ты с нами? Тот только зло сверкнул белыми точками глаз из кустов. Но когда Андрей и Варя уже поднялись высоко по склону горы и бросили взгляд назад, он все же не выдержал и на четвереньках двинулся следом: маленькая черная фигурка среди высокой сочной зелени.

Подъем на гору занял больше часа. За это время солнце успело сползти к западной части окоема и, когда Андрей с Варей вскарабкались на небольшое, усеянное камнями плато, ударило им в глаза, словно огромный прожектор.

– Там – закат, – прикрывая ладонью глаза, пробормотал Андрей, – значит, там Гавана. Но как далеко мы от нее, знать бы…

На многие километры перед ними расстилался по равнине густой тропический лес. Где-то далеко на севере был Атлантический океан, на юге – Карибское море, вот и все, что мог определить занесенный сюда судьбой европеец. На западе прямо под истекающим жаром светилом желтели пятна больших озер, к ним через лес убегала тоненькая нитка грунтовой дороги. Яровой без сил опустился на гладкий теплый валун, закрыл лицо руками.

– Что ты, Андрей, – девушка потрепала его по плечу, – эй, что такое?

– Да ничего. Совсем ничего.

– Нельзя так унывать.

Он только вздохнул.

Варя присела на соседний камень. Она старалась не думать о воде и пище, но в уме почему-то все время вертелся образ холодного стакана минеральной воды с газом.

– Что же нам, так и сидеть тут, пока не…

Она осеклась.

Андрей покачал головой:

– Уж договаривай. Пока не настанет конец, ты хотела сказать?

Где-то на северо-западе, за влажной желтой дымкой, за соленой лужей Мексиканского залива, лежали огромные враждебные Соединенные Штаты. Когда начнется война, Куба будет уничтожена в первые же часы. Варя представила, как в закатном небе над джунглями появляются одна за другой черные точки. Их все больше и больше… они обманчиво медленно снижаются над лесом, беззвучно опускаются вниз, успевают мелькнуть отражениями на золотистой поверхности озер… Затем земля вздрагивает от исполинской мощи ударов – одного, второго… целой барабанной дроби. Над равниной один за другим вспухают багрово-черные клубы дыма и пламени, поднимаются на многие километры вверх, закрывая солнечный свет… А потом в лицо ударит упругая обжигающая волна.

Это может произойти прямо сейчас, в следующую минуту, подумала Варя и невольно прижалась лицом к спине Андрея.

Позади раздалось недовольное сопение. Матомбо вскарабкался на плато и уселся на дальнем краю, с печальным упреком глядя на пылающий закат.

– Мы не имеем права просто сидеть и ждать сложа руки, – сказала Варя.

– Не имеем, – согласился Андрей, – пойдем вниз.

– И что?

– Найдем этих серых тварей, пусть отведут к своему хозяину. Хотя бы узнаем, кто он и что ему надо.

Варя всплеснула руками:

– Ты забыл, как они поступили с Ламией?

Андрей снова спрятал лицо в ладонях.

– Может быть, – мягко сказала девушка, – все же постараемся его найти сами?

– У нас все еще есть Глаз Гора, – Андрей похлопал по карману пиджака, – но что от него толку? Ты же видишь, стоит воспользоваться магией – сразу сбегаются эти… каратели. Они чувствуют ее словно акулы кровь – за много километров. Будто у каждого из них свой маленький Глаз Гора имеется. А как их хозяина по-другому искать, я не знаю. Дать объявление в газету? Остров-то немаленький.

Варя ничего не ответила. Она смотрела вдаль, теребя косу.

– Предположим, – продолжал Яровой, – мы воспользуемся Глазом Гора. Если наш враг так силен, мы должны хорошо увидеть его в Сумраке. Но ведь остров большой. Мы увидим его сигнал за три-четыре сотни километров отсюда и потратим много часов, пытаясь просто добраться до его логова, а у нас все это время на плечах будут висеть его серые шестерки. Это безнадежно.

Размахнувшись, он бросил в закат палку. Они с Варей долго смотрели, как она кувыркается над лесом, падая все ниже и ниже, пока не исчезла среди камней на склоне горы.

– Мы могли бы полететь, – неуверенно предложила девушка.

– У нас нет вертолета.

– Это поправимо.

– Значит, снова магия.

– Конечно. Взлетим повыше, и там воспользуешься своим шариком.

Андрей медленно встал с камня, и Варя последовала его примеру.

– Я подумала, что с большой высоты будет лучше видно остров, – пояснила она, – то есть, разумеется, не весь остров, но значительную часть. Так легче искать, разве нет?

– Нас немедленно увидят! Как ты не понимаешь?

– Пусть видят. Что они смогут сделать? Это же и в самом деле шестерки, их научили хватать и убивать, а не летать высоко над землей.

– Откуда тебе знать?

– Интуиция.

Андрей поймал себя на том, что любуется юной Темной волшебницей. Это в Москве она напускала на себя строгость, а здесь, после подземелий, горных троп и джунглей Варя стала проще и ближе. Еще вчера белая, а сейчас неопределенного цвета блузка была расстегнута на груди из-за жары, открывая взгляду соблазнительную ложбинку, и Андрей вдруг ощутил укол подзабытого чувства. В начале обучения в Ночном Дозоре он поклялся себе воздерживаться от связей с девушками, пока не достигнет ступени мастера. И до сей поры следовал клятве.

– Что ты так на меня смотришь, Андрюша? – с улыбкой спросила Варя.

Она же умеет читать мысли, вспомнил Яровой и, покраснев, отвернулся.

– Очень смело и умно придумано, Варя, – он покашлял в кулак, – однако нас обязательно заметят. И обязательно поймают. Не забывай, это их остров, им тут каждая тропинка известна. А у нас даже карты нет.

– Все равно скоро конец. Почему бы не рискнуть?

И Андрей вдруг поверил ей. Сам удивляясь себе, он широко улыбнулся. Словно тяжелый камень упал с плеч.

– Значит, рискнем.

Он взмахнул обеими руками, как дирижер, и над каменистой площадкой будто бы пала ночь. Их с Варей окружило прохладное облако Сумрака. Андрей пропел заклятие, и тут же отовсюду – и с южного, и с северного склона горы – началось движение. Мелкие веточки и целые бревна, влекомые силой заклятия, с шорохом и хрустом сползались к ногам Андрея. Зашипел, словно змея, старик Матомбо, вприпрыжку поскакал прочь. Он уселся на скале поодаль и оттуда с неодобрением наблюдал за происходящим. Тем временем Андрей щелкнул пальцами, и обломки дерева стали складываться на краю плато в странный рисунок… все более и более напоминающий очертаниями плот. Каждое движение пальцев или рук Андрея сопровождал порыв холодного ветра – так Сумрак пил силу из молодого волшебника. Вот напротив него встала Варя и тонко пропела что-то на давно забытом языке, и в тот же миг длинные стебли травы, зеленые пучки лиан зашевелились на склонах гор, они рывком взлетали к небу – и падали оттуда вниз, обхватывая плот, окутывая каждое бревнышко, связывая их крепко-накрепко вместе. Вся конструкция со скрипом оторвалась от земли и повисла в нескольких сантиметрах над ней, слегка покачиваясь. Через несколько минут странный летающий ковчег был готов. Да, на вид он казался весьма хлипким, сквозь веточки и сплетения трав можно было разглядеть изумрудно-золотые кроны леса далеко внизу, но помимо импровизированных веревок из осоки и хвоща его скрепляли куда более мощные силы. Молодые маги вышли из Сумрака и уверенно шагнули на летающий плот.

– Полагаю, они уже знают, что мы здесь, – сказала Варя, – давай поспешим.

И плот, повинуясь взмаху ее руки, плавно, но уверенно взмыл вверх. Старый негр, вытирая слезы, махал им вслед обеими руками, но Андрей и Варя уже не видели этого.

Земля медленно уплывала вниз. Обветренный серый бок горы отдалялся, на глазах уменьшался в размерах. Лес на равнине превратился в ровный зеленый ковер, автомобильная дорога исчезла, а далекие озера стали маленькими, словно монеты. Стая крупных серых птиц пролетела мимо, шумно работая крыльями. Плот продолжал подниматься – выше, выше, выше… Становилось все холоднее, внезапный порыв ветра чуть не сбил Варю с ног, и тогда Андрей снова прибегнул к магии: вокруг их утлого небесного суденышка образовался невидимый, но непроницаемый шар. В тот же миг стихли все звуки, исчез ветер. Варе казалось – она слышит, как колотится сердце Андрея. Тот заметил ее взгляд и улыбнулся в ответ:

– И где же наши серые приятели? Похоже, ты была права. Талантами к воздухоплаванию они не обладают.

Взору открывался все более широкий простор. На южном горизонте появилась тонкая темно-голубая полоса, она быстро распространялась вправо и влево – куда достигал взгляд.

– Карибское море, – прокомментировал Андрей.

Он обернулся на север – и после некоторого ожидания увидел там золотистую полоску. Это сверкали в лучах закатного солнца воды Атлантики.

Там и тут замелькали тонкие белые пенки облаков… промелькнули и остались ниже. Здесь, наверху, было только пронзительно-голубое небо и ослепительное солнце. Андрей видел такое лишь в иллюминаторе самолета. С восточной стороны небо быстро темнело, у горизонта уже проступили первые звезды.

– У меня такое чувство, что я лечу сама, на крыльях! – Голос Вари дрожал от восторга.

– Ты только посмотри, какая красота! – воскликнул Андрей.

Им повезло с погодой. Небо было почти безоблачным, и взор достигал очень далеко. Куба распласталась внизу длинной, вытянутой с запада на восток полосой суши среди бескрайних пространств воды. На северо-западе мрачноватым облаком угадывалась американская Флорида.

– Вот Гавана, – нашел Андрей город на горизонте, – как же нас далеко унесло от нее.

– Наверное, уже можно доставать шар? – напомнила девушка.

Андрей стукнул себя по лбу – зачарованный открывшимися видами, он успел позабыть о цели полета. Варя остановила подъем плота. Парочка молодых Иных уселась на полу летающего сооружения и сосредоточенно уставилась на Глаз Гора. Андрей сжал шар руками. Как и в прошлый раз, тот откликнулся не сразу. Яровому пришлось долго шептать открывающие заклятия; он поглаживал шар руками, словно недовольного кота, и отдал уже довольно много сил, когда тот наконец откликнулся на его просьбы и налился мягким фиолетовым светом.

Андрей на мгновение закрыл глаза и снова открыл их. Мир потемнел, словно наступила ночь, солнце превратилось в бледное пятнышко над горизонтом. Куба далеко внизу разительно изменилась – настолько, что Яровой не удержался от вскрика. Остров окутался дымом, как будто его целиком покрывали пожары. Не сразу Андрей понял, что это не дым, а странный серый туман, который он уже видел в Сумраке внизу. Там и тут в мрачной тишине льдисто вспыхивали крохотные фиолетовые искорки – местные волшебники творили магические действия. Огоньки загорались и очень быстро гасли, словно немногие оставшиеся на острове Иные боялись быть наказанными за свои поступки. Яровой бросил взгляд в сторону – туда, где находилась Флорида, и зажмурился: так ярко там вспыхивали огни, множество огней, целый фейерверк Светлой и Темной магии. Вот, должно быть, заняты сейчас работой американские Дозоры!

– Видишь что-нибудь? – спросила Варя.

– Погоди, я ищу. Направь, пожалуйста, плот на запад. Только не очень быстро.

На половине пути к Гаване в самом сердце острова не вспыхивало – горячо тлело огромное багровое пятно. Словно присыпанные золой угли в исполинском костре. У Андрея захватило дыхание:

– Варя, снижайся. Я вижу его. Скорей – будем надеяться, что нас не заметят.

Но надежды быстро рухнули. Когда плот приблизился к земле на расстояние в один-два километра, Варя увидела суетящиеся внизу серые точки. Они походили на голодных тараканов, ползающих по столу.

– Нас уже ждут, – сказала девушка неестественно твердым голосом.

– Не бойся. У нас скорость хорошая.

В этот момент багровое пятно впереди налилось жаром, вспыхнуло – и вдруг концентрированный пучок света вырвался из него. Ребята окаменели от ужаса, уверенные, что удар направлен на них. Но сноп энергии промчался выше и севернее, стремительно, словно метеор, исчез за горизонтом.

– Свет и Тьма, что это было?! – выдохнула Варя.

– Мне кажется, я знаю, – поежился Яровой, – это он в Европу гостинец отправил. Может быть, даже в Москву.

– Зачем?!

– А ты не поняла? Как ты думаешь, откуда вся эта дрянь к нам прилетает с начала сентября?

Девушка ускорила полет плота, стремясь оторваться от настигающих серых теней. В полумраке, перемежаемом облаками тумана, не представлялось возможным разглядеть, кто преследовал их, были они конными или пешими, но двигались они стремительно и бесшумно. Андрей пока не позволял Варе приближаться к земле. К счастью, вскоре на пути у преследователей встала река, и моста поблизости не оказалось.

– Лети прямо, а потом, вон за той рощей, резко вправо и вниз, – скомандовал Яровой.

Уже не требовался никакой Глаз Гора, чтобы видеть место, куда он их привел. В кольце густо заросших лесом холмов, окруженный со всех сторон водой, стоял на холмах окутанный мраком город. Флюиды недавно исторгнутой магической силы еще мерцали вокруг него широким багровым поясом, но ни в одном здании Андрей не заметил огней, хотя ночь уже вступала в свои права. На пустынных улицах ветер гонял пыль. Темные здания странной треугольной формы уступами поднимались над землей; они напомнили Яровому Мавзолей Ленина на Красной площади в Москве, только значительно превосходили его по высоте и количеству ярусов.

– Сегодня ночью мы с тобой узнаем всю правду, – сказал Андрей. – Давай-ка двигай вон туда, в центр. Сажай прямо на крышу.

Одно из зданий внизу налилось алым светом, и луч энергии рванулся в небо. Друзья ожидали, что он опять исчезнет за горизонтом, но внезапно луч ударил точно в их воздушное суденышко! Защитный купол сгорел мгновенно. Андрей успел среагировать, поставив силовое поле, однако это не спасло их от крушения. Плот пролетел вдоль одной из мрачных улиц и с грохотом рухнул на землю.

Чертыхаясь, Андрей выбрался из-под обломков. Ощупал себя. Руки и ноги на месте. Разбитая нижняя губа наливалась кровью, двух передних зубов не хватало.

Он разбросал остатки плота и извлек из-под них Варю.

– Ты цела? Варя?

Девушка глухо застонала.

– Варя, Варюша, поговори со мной. Идти сможешь?

– Андрей… я смогу… о, милый, я, кажется, умираю…

Яровой быстро огляделся. Темная улица оставалась пустой в сторону центра городка, а вот в противоположной стороне явственно слышался топот множества ног.

– Я тебе запрещаю умирать, глупая. Ты еще две тысячи лет проживешь.

– Андрей… где я… мы летели куда-то с тобой, и вот…

Яровой подхватил девушку на руки и побежал к центру города. Глаз Гора он спрятал в карман и вышел из Сумрака. Теперь – надеялся Андрей – они снова стали невидимы для серых карателей.

Где-то далеко раздался гортанный крик – ему ответил другой, буквально через два дома от бегущего с Варей на руках Ярового. Их искали сразу в обоих мирах, в человеческом и в магическом. К счастью, ночь в этой части света наступала очень быстро, и уже в нескольких шагах ничего нельзя было разглядеть.

Прижимая к себе девушку, Андрей тенью прокрался на соседнюю улицу и вдруг понял, что находится в самом центре города. Стена ближайшего здания стала черной от времени, на уступах росла трава… все покинуто людьми, покинуто давно! Впереди за поросшей ветвистым кустарником площадью возвышалось огромное здание, и Яровой узнал в нем тот самый зиккурат, на крышу которого собирался посадить свой летающий ковчег.

Андрей решил довериться интуиции. В конце концов, в самом крупном здании будет легче всего спрятаться, успел подумать он, вбегая под своды зиккурата. В этот момент ослепительно-яркий свет ударил ему в глаза, с грохотом распахнулись массивные металлические двери, и Светлый дозорный услышал громкий топот.


предыдущая глава | Дозоры не работают вместе | XXIII



Loading...