home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава одиннадцатая

Телефон в номере Тодда зазвонил ровно в шесть. Он перевернулся, со второго раза схватил трубку и поднес к уху:

– Доброе утро, – сказала Эмма, – это побудка.

Тодд потряс головой. Звонок вырвал его из сна, и он не сразу понял, где находится.

– Я не просил разбудить меня, – проворчал он, косясь на часы.

– Да ну? Но раз ты проснулся, может, прогуляешься до меня? Хочу тебе кое-что показать, пока не ушла на работу.

Он зевнул и потянулся.

– Буду через десять минут, – он повесил трубку.

Выйдя наружу, Тодд поежился. Под утро дождь перестал идти, облака рассеялись и заметно похолодало. Лужицы подмерзли, ветки покрылись изморозью, а травинки торчали как наточенные ножи. Он сунул руки в карманы и припустил по дорожке к домику Эммы, оставляя за собой шлейф из белого пара.

Зачем Эмме потребовалось увидеться с ним? И почему так важно, чтобы он пришел прямо сейчас, пока она не ушла на работу? Тодд улыбнулся. Может быть, нет ничего и это просто предлог, чтобы им побыть наедине.

Со вчерашнего вечера Тодд много думал о том времени, когда они с Эммой были детьми. Она была его первой любовью, первой девчонкой, которую он не считал хихикающей, капризной задавакой. Порой он размышлял о том, что их чувство, возможно, переросло бы в нечто большее, чем летний роман, но сразу одергивал себя – какой смысл гадать – и отбрасывал эту мысль. С годами вопрос о том, любили ли они с Эммой друг друга, утратил всякий смысл.

Осознав, что встреча с Эммой взволновала его, Тодд почувствовал угрызения совести. Теперь он с Гвен, и они вот-вот будут помолвлены. Фантазировать о другой женщине не просто ребячество, это неверность. А если бы Гвен флиртовала с бывшим парнем? Что бы Эмма ни хотела показать ему, он был намерен долго не задерживаться.

Домик уже был виден – его беленые стены и васильковые ставни создавали яркий контраст непогожему утру. На месте разросшегося кустарника, некогда полностью скрывавшего крохотное строение, теперь красовался ряд карликовых самшитов. Если его догадка была верна, весной на клумбе появятся лилии. «Спирит Инн» производил впечатление величественного викторианского особняка, а жилье Эммы казалось уютным английским кукольным домиком.

Изнутри донесся шепот и сразу послышались быстрые легкие шаги. Дверь распахнулась.

– Сюрприз! – сказала Эмма.

Не успел Тодд спросить, что за сюрприз, как навстречу ему, подскакивая, лая и крутясь, точно дервиш, вылетел Арчи.

– Арчи! – воскликнул Тодд.

Он зарылся лицом в собачьей шерсти.

– Парень, ты вкусно пахнешь, – сказал Тодд.

– Это детский шампунь, – пояснила Эмма. – Я только что высушила его феном.

Тодд уставился на нее во все глаза.

– Ты?

– Заходи, – рассмеялась она. – Я тебе все расскажу.

Очутившись внутри, Тодд еще сильнее укрепился в мысли, что домик похож на кукольный. Он казался ему гораздо больше и напоминал свалку, где вперемежку валялись запасы и сломанные приборы. Эммина бабушка использовала его как склад, а они трое считали домик своим штабом. То, что ему представлялось огромным пространством, на деле было квартирой-студией с малогабаритной техникой в крохотной кухоньке, столиком на двоих и раскладным диваном. Тодд бросил взгляд на скромную, но стильную обстановку и порадовался, что его давняя подруга – безродная сирота – смогла устроить себе такой милый уютный дом. Он пытался не сравнивать его с холодной авангардистской мебелью, которой Гвен недавно заставила его квартиру, напомнив себе, что это нечестно, тем более что его девушка не сможет постоять за себя.

– Арчи заявился в два часа ночи, – сказала Эмма. – Весь в грязи и репьях, точно не пропустил ни одного кустарника в округе.

Она взяла со стола жуткого вида колючку и протянула ее Тодду.

– Это торчало в его правой передней лапе.

Тодд уставился на острые желтоватые шипы длиной более двух сантиметров.

– Это колючий дурнишник, – сказала Эмма. – Он здесь повсюду. Домашний скот от него болеет и даже умирает.

– Бедняга.

– Колючки я вынула ночью, а ванну сделала утром.

Грязь? Дурнишник? Ванна? Тодд ушам не верил. Гвен и пальцем бы не пошевелила для чужой собаки, тем более если бы та нарушила ее драгоценный сон.

– Спасибо, – сказал он. – Ты не представляешь, как я тебе благодарен.

Тодд отложил колючку и слегка потрепал Арчи.

– Ты напугал меня, негодник.

Эмма улыбнулась.

– Он съел почти весь холодильник, но ты должен купить ему собачьей еды прежде чем поедешь к Клэр. И не ругайся на меня, если от пиццы у него будут газы. Я тут не при чем.

Пицца?

Тодд решил не развивать тему. Эмма спасла пса, и даже если Арчи превратится в бомбу-вонючку, главное, что он жив.

– Ну вот, – сказала Эмма, – я посмотрела прогноз погоды – дороги очистятся через час или около того. Уверена, тебе не терпится в путь.

Тодд почувствовал, как его хорошее настроение улетучивается. Обрадовавшись возвращению Арчи, он совсем упустил из виду, что больше его здесь ничего не держит. Ему казалось, он только что приехал. Неужели нужно так сразу уезжать? Тодд не торопился избавиться от Арчи, а они с Эммой даже пообщаться толком не успели. И потом, она вымыла его собаку и предоставила номер. Разве он не должен ей за это?

– Может, я помогу по хозяйству в знак благодарности, прежде чем ехать?

Она вскинула бровь.

– Я думала, тебе надо к Клэр.

– До нее час езды, – он пожал плечами. – Я не спешу и, если ты не против, поторчал бы здесь еще немного.

Эмма пожала плечами.

– Нет, не против. И уверена, что у Джека, нашего мастера на все руки, найдется для тебя работенка.

Тодд посмотрел на пса.

– Арчи может побыть здесь?

Арчи, который счастливо пыхтел, слушая их разговор, высунул язык и склонил голову набок.

– Конечно, – сказала Эмма. – После вчерашнего ему лучше еще немного отдохнуть.

Она указала на подушку и одеяло, которые дала Арчи накануне.

– Он может оставаться здесь до вашего отъезда.

– Отлично, – сказал Тодд. – А я тем временем займусь чем-нибудь полезным.

– Уверен? Ты мне ничем не обязан. – сказала Эмма.

Тодд положил Арчи на подушку и накрыл одеялом.

– Абсолютно.

– Ладно, – сказал Эмма, беря пальто. – Зайди с черного хода и скажи на кухне, чтобы накормили тебя завтраком. А я поговорю с Джеком, когда он объявится.

Тодд хотел сказать, что в состоянии заплатить за завтрак, но Эмма не дала ему шанса.

– Рабочую одежду для тебя тоже поищем, – сказала она уже стоя в двери. – Приходи ко мне в кабинет, когда будешь готов.

На кухне Тодда угостили фермерским завтраком: на одной тарелке – блинчики, яйца и картофельные оладьи, на другой – гора бекона и домашней колбасы. Глядя на это изобилие, Тодд невольно вспомнил смузи с пророщенной пшеницей и белковые омлеты, которые, по утверждению Гвен, были залогом здоровья и долголетия.

Ну и пусть, подумалось ему. Лови момент.

Позавтракав, он поблагодарил повара, сложил тарелки в посудомоечную машину и пошел к себе в номер позвонить Гвен.

Снова пять гудков и очередное сообщение на голосовую почту. Нажав отбой, Тодд задумался, чем же так занята Гвен, если не находит времени перезвонить ему. Это на нее не похоже. Хотя, возможно, она вне доступа. Порой на острове паршивая связь.

Он спустился в лобби и увидел за стойкой Клифтона, который елейно улыбнулся ему.

– Доброе утро, мистер Дуайер. Могу я вам помочь? – спросил мужчина.

– Эмма у себя?

– Мисс Карлайл на совещании, – сказал Клифтон. – Как только она освободится, я сообщу ей, что вы здесь.

Тодд поискал, куда бы присесть, но все стулья были заняты, очевидно, участниками конференции. Они были отлично одеты и, весьма вероятно, богаты, но казались представителями контркультуры. В их бесцельном брожении и приватных разговорах чувствовалось взволнованное ожидание. Что бы ни искали здесь эти охотники за привидениями, создавалось впечатление, что некоторые из них это уже поймали.

Тодд несколько минут послонялся по лобби и, разбираемый любопытством, подошел к супругам средних лет, которые, судя по всему, были в курсе происходящего.

– Извините, – сказал он, – вы с конференции?

– Именно так, – произнес мужчина, чей голос больше подходил для сцены, чем для скромного гостиничного лобби.

Он слегка поклонился.

– Я – профессор Ларс Ван Вандевандер, а это моя супруга Вивьенн.

– Вив, – улыбнулась женщина. – Ларс в числе выступающих.

– Мои поздравления.

Тодд назвал себя, и мужчины пожали руки.

– Вы член ОНИПЯ? – поинтересовался профессор.

– Нет, – сказал Тодд. – Обычный постоялец, но мне интересно. Что это означает?

Ван Вандевандеры переглянулись и улыбнулись.

– «Общество научного изучения паранормальных явлений».

Вив кивнула.

– Мы – охотники за привидениями. – пояснила женщина.

– Ясно.

– Готовясь к сегодняшнему выступлению, мы с Ларсом объездили все обитаемые места в Вашингтоне.

– Это было потрясающе, – сказал профессор. – Конечно, Нью-Мексико разрекламирован как зона АЯ…

– Аномальных явлений, – прошептала Вив.

– …но по-моему, Тихоокеанский северо-запад являет собой гораздо более интересное сочетание АЯ и ЭОПЯ…

Тодд кивнул.

– Значит, вы считаете, что в этом месте действительно водятся привидения?

– Разумеется. Оно включено в НРОМ.

– В НР…?

– «Национальный регистр обитаемых мест».

Ван Вандевандеры встревожено переглянулись.

– Но вы не беспокойтесь, – сказал профессор. – Большинство контактов безобидны.

– Полтергейсты жутко стеснительны, – подтвердила его жена.

– Говоря по правде, – продолжал Ларс, – контакт имел место здесь не далее, как прошлой ночью.

Тодд был ошарашен.

– Контакт?

– Скорее слуховая аномалия, вроде пронзительного воя или стона. Его слышали мы с Вив и другие гости.

– Во сколько это было?

Вив наморщила лоб.

– Я не помню. А ты, дорогой?

Ларс покачал головой.

– Кажется, около полуночи. Боюсь, я не заметил время, – он посмотрел на Тодда. – Жаль, что вы не слышали.

– Мне самому жаль, – ответил Тодд. – В детстве я жил здесь несколько раз, но не припомню, чтобы встречался с привидениями.

Он обернулся к стойке и увидел, что Клифтон машет ему.

– Похоже, мне пора, – сказал он. – Приятно было познакомиться и удачи на сегодняшнем докладе.

– А хотите с нами? – с надеждой спросила Вив.

Тодд покачал головой.

– Я не платил за вход. Это было бы нечестно.

– Ерунда, – сказал профессор. – Я могу пригласить пару гостей, и Вив будет в восторге. Правда, дорогая?

Супруга кивнула.

– С первых мгновений нашей встречи я ощутила с вами сильный гармонический резонанс.

Тодд задумчиво поджал губы.

– Я подумаю, – сказал он.

– Прекрасно! – ответил Ларс. – Мы будем в Энергетическом зале. Вив займет для вас место в первом ряду.


Глава десятая | Собакам вход разрешен | Глава двенадцатая