home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая

«Джек, может, и добряк, – думал Тодд, следуя за ним по дорожке к домику, – но очень свирепый с виду».

С первой секунды встречи мастер оценивающе приглядывался к нему, и Тодд чувствовал, что разочаровывает его по всем параметрам. Он бы не назвал это ревностью, но что-то в поведении Джека наводило на мысль, что он по-отечески относится к своей хозяйке. Она, конечно, босс, но все же женщина. Судя по всему, Джек считал своей обязанностью оберегать ее.

Впрочем, Тодд привык к тому, что его недооценивают. Он рос хилым заучкой, за обедом читал научную фантастику, а по ночам, закончив все дела, изучал программирование. К окончанию школы он резко вымахал и перестал быть самым низким в классе, но тогда он уже был целиком поглощен работой и заботами о матери и Клэр, чтобы ощутить свои преимущества.

Необходимость физической работы по дому имела и положительную сторону – она давала передышку после долгих часов у компьютера, проведенных за учебой или написанием программ. Теперь, когда он мог платить за содержание дома, Тодд поддерживал форму в тренажерном зале, но он всегда мог сложить стену или починить забор. Что было очень кстати, потому что Джек, похоже, нацелился измотать его до седьмого пота за «халявный» номер.

Домик Эммы уже был виден. Тодд посмотрел вперед по дорожке и впервые заметил рухнувший забор. Он местами обвалился на три четверти по периметру, но опорные столбы остались на своих местах. Если аккуратно отодрать штакетник от сломанных перекладин, для ремонта потребуется всего дюжина досок-сороковок.

– Давно забор упал? – спросил он Джека, когда они подошли ближе.

– В августе, – ответил мастер. – Во время грозы.

– Дело дрянь, – Тодд наклонился, чтобы получше рассмотреть ветхую секцию. – Похоже, часть штакетника сгрызли термиты.

– Ну да, часть, но не весь же, – проворчал Джек. – Гнилые уберем, а остальные обработаем.

Они подняли секцию, и Тодд с облегчением обнаружил, что ущерб был не столь велик, как он опасался.

– А чем обрабатываете, бурой? – спросил Тодд.

Мастер посмотрел на него с удивлением.

– Не так-то просто помнить об экологии с здешними дождями, – сказал Тодд, – но это лучше, чем отравлять грунтовые воды мышьяком, верно?

На это Джек снова ничего не сказал, но взглянул на Тодда со сдержанным уважением.

Мастер принялся считать количество необходимых материалов, когда Тодд краем глаза заметил что-то белое. Обернувшись, он увидел Арчи, который несся через двор, зажав что-то в пасти.

Какого черта?

– Я ненадолго, – сказал он Джеку и поспешил узнать, что происходит.

Арчи затаился под кустом за домиком и, судя по всему, уминал сэндвич. Завидев Тодда, песик начал проворно дожевывать остатки.

– Что это у тебя, приятель?

Тодд присел на корточки, чтобы рассмотреть получше, а Арчи проглотив последний кусочек, стал обнюхивать землю – вдруг что-то упало?

– Похоже, нас с тобой здесь кормят до отвала, – сказал Тодд. – Надо будет купить тебе собачьего корма, когда поеду в город.

Покончив с едой, Арчи вышел из укрытия и полез к Тодду с поцелуями, обдавая его запахом бекона.

– Лучше я не стану спрашивать, с чем был сэндвич, – сказал он. – Пользуйся моментом, пока можешь. У меня есть ощущение, что от Боба с Клэр сэндвичей с беконом ты не дождешься.

Мысль о том, что скоро ему придется отдать Арчи, полоснула как ножом по сердцу. Не только потому, что Тодд привязался к собаке, но и потому, что тот попадет в семью, где к животным относились иначе. Для Берти Арчи был напарником и другом, и Тодд воспринимал его так же, а в доме сестры никто не будет считаться с его чувствами, да и какие у собаки могут быть чувства? Мальчишки поиграют с ним вначале, но рано или поздно они вслед за отцом потеряют к нему всякий интерес. И пусть сестра говорит, что хочет взять дядюшкиного пса, он прежде всего будет для их обузой.

За спиной раздались шаги.

– Я здесь закончил, – сказал Джек. – Пора сообщить мисс Эмме плохие новости.

– Сейчас, – сказал Тодд. – только засуну этого парня обратно в дом.

Он взял Арчи за ошейник и повел к дому. Когда пес был благополучно водворен на место, Тодд плотно закрыл дверь и убедился, что она не откроется сама по себе. Если Арчи смоется во второй раз, то может не найтись так быстро.

Когда они шли назад по дорожке к гостинице, Тодд почувствовал перемену в настроении Джека. Одно время ему стало казаться, что между ними наметился дружеский контакт. А сейчас мастер упорно отмалчивался. Тодд терялся в догадках, что стряслось. Дело в работе? Возможно, Джек надеялся, что ее будет больше? Он был озадачен, но выяснять не стал. Джек был из тех людей, которые предпочитают держать рот на замке.

Когда они вернулись с расчетами, Эмма была в лобби. Тодд решил держаться в тени и предоставить Джеку самому говорить про список материалов, чувствуя, что ему не стоит вмешиваться в их дискуссию. Его болезненно задевало покровительственное отношение Джека к Эмме. Тодд надеялся, что, оставаясь в тени, он покажет мастеру, что не посягает на их взаимоотношения.

Джек с Эммой закончили обсуждение, она ушла в кабинет и тотчас вернулась с чеком. Мастер поглядел на него с сомнением и, сложив пополам, сунул в бумажник. Затем повернулся и направился к входной двери, не сказав Тодду ни слова, пока они шли к Эмминому грузовику.

Джек вставил ключ в зажигание, но мотор не завел. Он просто сидел, тупо глядя на приборную доску, и, казалось, напрашивался на разговор. Тодд решил рискнуть.

– Что-то не так? – спросил он.

Мастер кивнул.

– Не люблю выполнять глупые поручения.

Тодд нахмурился. Они ехали в строительный магазин за досками. Что тут глупого?

– В чем проблема?

– Она дала мне чек, – взгляд Джека оставался непроницаемым. – Последний чек был отклонен.

– Ну, – сказал Тодд, – один отклоненный чек.

– И до этого был один, а другой – полгода назад. Прошлый раз мне сказали, чтобы впредь гостиница платила только наличными.

Тодд был ошарашен. Он считал, что у Эммы все хорошо, гостиница приносит доход и дела идут в гору. А теперь выходит, что он ошибался.

– А ей вы ничего не сказали, так?

Джек помотал головой.

– Духу не хватило.

«Вот тот добряк, о котором говорила Эмма, – подумал Тодд. – Мастер, который берег ее от плохих новостей и защищал от сердцеедов. Неудивительно, что Джек был подавлен. У него не осталось выбора».

– Давайте я возьму чек, вдруг у меня получится? – предложил Тодд.

– А что толку?

– Это они вам сказали, чтобы больше никаких чеков, а не мне, так? Возможно, если отдам я, его примут. С ним все в порядке на сей раз?

Джек кивнул.

– Она заверила, что да.

– Тогда нет проблем, – сказал Тодд. – Мы возьмем, что нужно, а когда дойдет до расчета, вы отправитесь в грузовик и будете ждать. Я отдам продавцу чек, а там посмотрим.

Мастер быстро обмозговал предложение.

– Нет, – сказал он, качая головой. – Не сработает.

– Допустим, – сказал Тодд, – но попробовать-то можно. Говорят, я умею убеждать.

Ответом ему стал очень скептический взгляд, но возражений не последовало. Джек завел мотор и включил передачу.

– Ладно, – проворчал он, – но когда мы вернемся с пустыми руками, будешь объясняться с ней сам.

Поездка в город открыла Тодду глаза. Откровение Джека насчет отклоненных чеков, очевидно, пробило брешь в дамбе, сдерживавшей поток его опасений, и по пути в магазин он все вывалил Тодду.

«Гостиница в шатком положении, – говорил он. – Дела идут, но даже в самую горячую пору доходы – одна видимость. Ни Эмма, ни Клифтон не понимают, в чем проблема, но, если они не разберутся с этим в скором времени, «Спирит Инн» пойдет ко дну. И даже кредит, на который Эмма рассчитывает, может не спасти ее от продажи».

К тому времени, когда они добрались до парковки строительного магазина, Тодд был встревожен. Грустно сознавать, что твой старый друг может всего лишиться после стольких трудов.

Впрочем, разговор о неминуемом крахе оказал на Джека обратное действие.

«Возможность облегчить душу очищает», – подумал Тодд.

Когда они ходили по складу, выбирая доски и складывая их на тележку, мастер насвистывал. Возможно, его грела мысль, что на этот раз не он будет общаться с менеджером.

Когда все было собрано, Джек отдал чек Тодду и направился к двери.

– Буду ждать в грузовике, – сказал он. – И не говори, что я тебя не предупреждал.

Тодд убедился, что Джек ушел, и только потом подъехал с тележкой к кассе. Пока кассирша обсчитывала покупку, он вертел в руках чек, прикидывая ее реакцию, когда он подаст его. Неужели Джек прав? Не может быть. Тодд изо всех сил надеялся, что положение Эммы не столь ужасно, и ее чек будет принят без вопросов. Но как бизнесмен Тодд знал, что, принимая фальшивые чеки, долго наплаву не продержаться.

Когда кассирша пробила сумму, он заполнил чек и протянул ей. Женщина взглянула на название предприятия на лицевой стороне, потом посмотрела на Тодда и позвонила менеджеру.

– Извините, – сказал менеджер, – я думал, мисс Карлайл поняла.

– Конечно, – сказал Тодд.

Ему было тяжело оттого, что все подтвердилось, но и менеджеру было непросто. В маленьком городке, где все друг друга знают, неудачу одного ощущают все.

– Ничего личного. Просто мы не можем постоянно гоняться за долгами.

– Да, я отлично понимаю. Вы можете не объяснять.

– Вот и хорошо, – с облегчением сказал менеджер. – Дело в том, что мы просто не вправе рисковать.

– Разумеется.

Тодд полез в задний карман, вынул бумажник и достал из него платиновую MasterCard. Когда он положил ее на стойку, менеджер выпучил глаза. Тодд криво усмехнулся:

– Но это-то примете?

Когда Тодд вышел из магазина, грузовик стоял у обочины. Судя по всему, Джек приготовился спешно ретироваться, когда старый друг его хозяйки выйдет из магазина с пустыми руками. Каково же было удивление мастера, когда рядом с Тоддом он увидел менеджера, везущего покупки, а потом складывающего их в грузовик. Тодд поблагодарил за помощь и сел в кабину.

– Глазам не верю, – сказал Джек. – Как тебе это удалось?

Тодд небрежно пожал плечами.

– Я же говорил, что умею убеждать.


Глава двенадцатая | Собакам вход разрешен | Глава четырнадцатая