home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава пятнадцатая

Удача в строительном магазине настолько взбодрила Джека, что на обратном пути в гостиницу он буквально захлебывался от радости в связи со счастливой переменой в делах. А Тодду одна решенная проблема создала две новых.

Рано или поздно ему придется вернуть Эмме необналиченный чек и открыть горькую правду, которую так тщательно скрывал мастер. Тодд не знал, насколько плачевным является финансовое состояние гостиницы, но сам факт, что он был в курсе проблемы, поставит Эмму в неудобное положение. И тем сложнее будет рассказать ей о своей ситуации.

В отличие от многих людей, пробившихся в жизни, Тодд не забыл, что такое начинать с малого, и знал, что порой друзья, которые поддерживали тебя, пока ты боролся, не в силах пережить твой успех, как только ты его достиг. Тодду не хотелось, чтобы его недавно нажитое богатство испортило их отношения.

И все же он не жалел о том, что сделал. Во-первых, это улучшило настроение Джека, а главное – теперь у них есть материалы для ремонта забора. Это меньшее, чем он мог отблагодарить Эмму за доброту.

Когда они свернули с главной дороги и направились к гостинице, Джек откашлялся.

– У тебя есть строительный опыт?

– Небольшой, – сказал Тодд. – Отец умер, когда я был подростком, и все ремонтные работы по дому легли на меня. По выходным я много помогал ему, поэтому имел кое-какие навыки, а после брал электроинструменты у соседа, когда требовалось. По большей части я учился методом проб и ошибок.

Джек немного подумал.

– Кровельными работами случалось заниматься?

– Конечно, – сказал Тодд. – Я перекрыл крышу дома летом после второго курса колледжа.

Склон становился круче, и мотор натужно гудел под тяжестью пиломатериалов в кузове. Джек переключил передачу и задумчиво посмотрел на Тодда.

– Крышу гостиницы нужно укрепить, – сказал он. – Если ищешь работу, то мне требуется опытный напарник.

Предложение застало мужчину врасплох – Тодд не знал, что ответить.

– Спасибо, что подумали обо мне, – сказал он, – но вряд ли я тот, кто вам нужен.

Мастер пожал плечами.

– Ты подумай. Мисс Эмма платит немного, но она хорошая хозяйка. Вдруг тебе здесь понравится.

Замечание озадачило Тодда. До сих пор Джек был с ним очень сдержан, а когда дело касалось Эммы, становился почти враждебным. Он вел себя по отношению к ней скорее как старший брат, чем наемный работник. Отчего вдруг такая перемена? Тодду снова показалось, что он выдержал какое-то негласное испытание.

Въехав на парковку, они принялись разгружать машину и переносить доски на задний двор, где располагалась мастерская. Когда все было убрано, Джек потянулся.

– Прежде чем начнем, я, наверное, загляну на кухню. Не могу работать на пустой желудок. Ты пойдешь?

Тодд покачал головой. Он еще не успел наработаться с утра и переварить завтрак. Кстати, и причина для отказа была. Он достал из грузовика пакет собачьего корма.

– Потом, пожалуй, – сказал Тодд. – Нужно покормить пса.

Подойдя к домику, Тодд замедлил шаг. Внутри кто-то был. Он стоял, прислушиваясь, и ощущал растущую тревогу. Из домика слышался плач, и, судя по всему, это была Эмма. Тодд поднял руку и осторожно постучал.

До него донеслась возня и неразборчивые слова. Несколько мгновений спустя дверь распахнулась.

На лице у Эммы не было слез, но глаза опухли и нос покраснел. Она была без туфель, а жакет спереди был весь в собачьей шерсти. Рядом с встревоженным видом стоял Арчи.

– Извини, – сказал Тодд, – я вот еды Арчи принес.

– Спасибо, – сказала она. Ее подбородок дрогнул.

Тодд потянулся к ней.

– Эмма, что случилось?

Она злобно смахнула побежавшую по щеке слезу.

– Ничего.

Тодд понимающе улыбнулся ей.

– А знаешь, ты часто говорила мне, что ничто не заставит тебя плакать. Надо было тебе поверить.

Эмма прыснула, не в силах сдержать смех сквозь слезы.

Тодд огляделся.

– Можно войти?

Она кивнула и посторонилась. Войдя, Тодд поставил пакет с кормом на кухонный стол и, обернувшись, увидел, что Эмма сидит на диване, а песик положил голову ей на колени. Тодд пододвинул стул и уселся.

– Может быть, расскажешь, что произошло?

Эмма молча вытерла слезу и начала гладить Арчи по голове. Тодд помнил, что люди с годами не меняются, а Эмма всегда была упрямой. Она либо расскажет, либо нет, а допытываться у нее – пустая трата времени.

По прошествии нескольких минут нерешительного молчания она вздохнула.

– Скоро у меня не будет гостиницы.

Тодд кивнул, не говоря ни слова. После того, что рассказал Джек, его не очень удивили эти слова.

– Все покатилось по наклонной, когда умерла бабушка. Я прилагала все усилия, чтобы привлечь новых гостей, но денег по-прежнему катастрофически не хватает. Я думала выиграть время с помощью кредита, но только что позвонили из банка…

– Насколько я понимаю, тебе отказали.

– Не только. Они также аннулировали другой кредит. Я должна выплатить его до конца месяца, – Эмма грустно улыбнулась. – Плохи мои дела, да?

У нее задрожали губы. Она рухнула головой на диван и зашлась в рыданиях.

– Эмма, мне очень жаль. – сказал Тодд.

«Такой ситуации никому не пожелаешь, – думал Тодд, – но ей сейчас особенно тяжело. Единственной опорой в жизни Эммы была бабушка – утратить то, во что обе вкладывали душу и силы, станет сокрушительным ударом».

И если он правильно понимал, кроме «Спирит Инн» у Эммы ничего не было. После продажи гостиницы и погашения кредита у нее едва ли хватит средств, чтобы начать еще раз. Одна как перст и с плохой кредитной историей – ей будет очень нелегко снова встать на ноги.

Первым порывом было предложить денег и пусть вернет, когда сможет. В конце концов, Тодд мог себе позволить широкий жест, и это было бы самым простым решением проблемы. Но чем больше он раздумывал, тем меньше ему нравилась эта идея. Проблемы возникли не в результате рокового стечения обстоятельств. По словам Джека, тяжелые времена для «Спирит Инн» наступили после смерти бабушки. Если Эмма не поменяет свою управленческую стратегию, нет смысла погашать ее кредиты. Рано или поздно она окажется в той же ситуации. Если он действительно хочет помочь ей, нужно не только дать ей денег.

– Могу я узнать, зачем тебе понадобились кредиты? – спросил он.

Эмма шмыгнула носом и откинулась на спинку дивана.

– Изначально я планировала использовать его на модернизацию, к примеру, устроить кофе-бар, но скопилось много текущего ремонта, а еще Джек только что сказал, что нужно чинить крышу, так что большая часть пошла бы на это.

– Разве у тебя нет резервного фонда? – спросил он. – Подобное заведение не может брать кредит для покрытия эксплуатационных расходов.

Эмма слегка нахмурилась, но ничего не сказала. Тодд воспринял ее молчание как поощрение и продолжил.

– Может быть, вместо модернизации снизить операционные расходы? Викторианский антураж – это мило, но семьи не хотят приезжать сюда с детьми, и потом ты сама сказала, что «фишка» с привидениями тебе не нравится. Зачем отпугивать потенциальных клиентов, если можно запросто найти другую, менее затратную уловку?

Эмма помрачнела. Она сняла Арчи с колен и отсадила в сторону.

– Извини. По-моему, это не твое дело.

Тодд удивился. Он хотел помочь. А теперь выходит, что он ее расстроил.

– Разумеется, нет, – сказал он, – но мне казалось, ты зашла в тупик, и совет может быть кстати.

– От тебя?

Тодд внутренне напрягся. Последние пять лет он вместе с партнерами создал из ничего бизнес с многомиллиардным оборотом и не привык, чтобы его деловую хватку ставили под сомнение. Но Эмма, разумеется, ничего об этом не знала, и момент для откровений был неподходящий.

– Слушай, извини, если я тебя расстроил, – сказал он. – Признаю, у меня мало опыта в гостиничной сфере, но в бизнесе я кое-что смыслю. Если тебе не нравится, как идут дела, ты должна быть открыта для перемен.

Эмма встала с дивана. Арчи спрыгнул и встал рядом с ней.

– Я открыта для перемен, – сказала она. – Именно поэтому я сделала ставку на викторианский особняк с привидениями. Я уже говорила, что не могу конкурировать с гостиничными сетями. «Спирит Инн» должен быть самоцелью, местом, куда стремятся попасть. Кроме того, – добавила она, – уже слишком поздно что-либо менять.

– Но тебя это не устраивает. Стоит ли держаться за то, что уже отжило?

Тодд замолчал и нахмурился.

Зачем я это сказал?

– Слушай, я знаю, ты хочешь помочь, – сказала Эмма, – но по-моему, у меня чуть побольше опыта в бизнесе, чем у тебя, так что я лучше справлюсь сама.

– Ты права, – сказал он. – Забудь все, что я наговорил.

Тодд встал и пошел к выходу.


Глава четырнадцатая | Собакам вход разрешен | Глава шестнадцатая