home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестнадцатая

Когда дверь закрылась, Эмма разрыдалась снова. Почему все думают, что разбираются в ее работе лучше, чем она? Клифтон, банкир, а теперь Тодд – все так и норовят высказаться о том, как ей спасти гостиницу. А им не приходило в голову, что у нее есть собственные мозги?

Ну, Клифтон и мистер Грейдер – еще можно понять, эти, по крайней мере, кое-что смыслят в ее делах, а Тодд что о себе возомнил? У самого ни кола, ни двора, а лезет с советами, точно это она едва концы с концами сводит. Что с ней не так, раз они считают ее ничтожеством?

Эмма направилась в ванную, Арчи потрусил следом.

«Нет, – думала она, сморкаясь, – я была неправа».

Ей в самом деле нужна помощь, и сердилась она на себя. Пусть Тодд не бизнесмен, но он хочет добра и напомнил ей о том, что она сама знает, но предпочитает игнорировать. Викторианская тема действительно обходится в кругленькую сумму, а рекламировать «Спирит Инн» как отель с привидениями означает отпугивать многих потенциальных гостей. А что ей остается? Даже будь у нее другая концепция, которой нет, на переделки нужно время, а без «привиденческого» бизнеса ей не продержаться. Она завязана на том, что есть – нравится ей это или нет.

Тихий скулеж вырвал Эмму из мрачной задумчивости. Она посмотрела вниз и увидела, как Арчи повернулся и выбежал из ванной. Заинтригованная, Эмма последовала за ним в комнату: песик плюхнулся на подушку и нырнул под одеяло, которое она дала ему утром. Через секунду он высунул нос и тотчас юркнул обратно, а потом проделал это еще дважды. Он играет в прятки, сообразила Эмма. Несмотря на все случившееся, она не могла сдержать улыбки от попыток Арчи развеселить ее.

– Барабашка, я тебя вижу, – сказала она.

Эмма откинула одеяло и схватила его на руки. Арчи крутился от счастья, лизал ее в соленые щеки, и она против воли расхохоталась.

– Я согласна растерять всех клиентов, – сказала она, – если привидения в округе такие же славные, как ты.

Она встряхнула одеяло и увидела, что Арчи заляпал его соусом от пиццы.

– М-да, – сказала Эмма, – лучше отправить его в стирку.

Арчи поплелся за ней в ванную и с тоской смотрел, как Эмма засовывает одеяло в корзину с грязным бельем.

– Не переживай. Завтра к вечеру горничная принесет его обратно. А пока, – она открыла стенной шкаф, – вот тебе полотенце.

Эмма достала розовое банное полотенце и положила его на постель Арчи. Песик брезгливо понюхал его и оттолкнул в сторону.

– Извините, Ваше Величество, – сказала Эмма, – лучше ничего нет.

Она немного отвлеклась, но теперь улыбка на ее лице погасла.

«Времени мало, – думала Эмма. – Если банк хочет получить деньги к концу месяца, нужно во что бы то ни стало найти другого кредитора. Это возможно, но процентная ставка будет такой, что она увязнет в этой яме еще глубже».

Но сейчас не время для переживаний. Раньше понедельника ничего не поделать, а охотники за привидениями мечтают хорошо развлечься. Она умылась, стряхнула шерсть с жакета и направилась к двери.

В гостинице охотники за привидениями трепетали в радостном предвкушении. Пересказывались новые случаи «контактов», в частности, необъяснимое «исчезновение» сэндвича на кухне. Эмма почувствовала острое желание пресечь дискуссию, но сказала себе, что это такие же выдумки, как и остальные «видения» членов ОНИПЯ.

«Ван Вандевандеры, должно быть, на седьмом небе от счастья», – думала она.

Ларс отвечает за нынешнюю конференцию, и ни от кого не укрылось, что она проходит так плодотворно – особенно от его соперника, доктора Ричардса. Пока остальная компания обсуждала «контакты», он с мрачным видом бродил по гостинице.

Когда Эмма проходила мимо стойки портье, Адам поднял глаза и улыбнулся ей.

– Вас только что спрашивал профессор Ван Вандевандер.

– Правда? – Эмма обвела взглядом лобби. – Что он хотел?

– Точно не знаю, но он сказал, что будет в Спиритическом зале.

Направляясь на встречу с Ларсом, Эмма подумала про Тодда. Интересно, как у них с Джеком продвигаются дела с забором? Она надеялась, что размолвка не повлияет на его желание остаться. Иначе как она сообщит Вив, что сама прогнала «прелестного молодого человека»?

Эмма нашла Ван Вандевандеров в холле перед Спиритическим залом – они совещались с тремя другими членами группы, среди которых был доктор Ричардс. При ее приближении Ричардс решительно замотал головой. Судя по выражениям лиц остальных, только он выступал против хорошо обдуманного плана. Что происходит?

– А вот и она, – заметив Эмму, объявил Ларс.

Доктор Ричардс обернулся и бросил на нее свирепый взгляд.

– Извините, – сказала Эмма, – я не хотела прерывать вас.

– Чепуха, – сказал Ларс. – Дик уже закончил.

Он посмотрел на остальных.

– Координационный комитет договорился о том, чтобы в сегодняшнюю программу включить сеанс, и нам необходимо ваше согласие.

Эмма опешила.

– Сеанс?

– Собрание, во время которого медиум пытается вызвать умерших, – сказала Вив.

– Да, я знаю, что такое спиритический сеанс, – сказала она. – Просто я не уверена…

– Вот и я говорю, – резко заявил Ричардс, – что мы не можем быть ни в чем уверены. И потому считаю, что заниматься некромантией в данных обстоятельствах очень плохая затея.

Вив вскинула бровь.

– Устанавливать связь между духами и людьми едва ли можно считать черной магией.

– Неужели? – усмехнулся Ричардс. – А как же это называется?

Эмма подняла руки.

– Секундочку! О чем идет речь? Вы хотите сказать, что спиритические сеансы опасны?

– Разумеется, нет, – фыркнула Вив.

– Просто доктор Ричардс призывает к излишней осторожности, – добавил Ларс, а остальные кивнули в знак согласия.

Ричардс остался при своем мнении.

– Это так? – обратилась к нему Эмма.

Он неохотно кивнул, когда остальные члены комитета поджали губы.

– Возможно, – задумчиво произнес он. – Когда дело касается духов, нет ничего абсолютного.

Она посмотрела на остальных.

– Когда вы хотите провести сеанс?

– Сегодня вечером, – ответил Ларс, – в качестве дополнения к моему докладу об аномальных явлениях Тихоокеанского северо-запада.

Эмма задумалась. По ее мнению, проблема состояла не в том, что сеанс представлял собой опасность. Ее интересовало, потребуется ли для него другое помещение. Сейчас пустовал только Спиритический зал, но после разговора с Джеком насчет поврежденной кровли ей очень не хотелось кого-нибудь туда пускать.

– Вам нужно мое разрешение?

– Не для проведения сеанса, – сказал он, – то есть, формально нет. Нам нужно, чтобы вы разрешили нам переместиться из Энергетического зала в Спиритический. Вив говорит, там вибрации лучше для заклинания.

Это было именно то, что Эмме не хотелось делать, но отказать она не могла. Поскольку явные признаки физического дефекта отсутствовали, не было никаких причин считать, что потолок в Спиритическом зале представляет опасность. Но опять же, если она разрешит провести там сеанс и что-то пойдет не так, у нее будут неприятности.

На Эмму вдруг накатила огромная усталость. Спиритические сеансы? Некромантия? Аномальные явления? Для нее это была полнейшая бессмыслица. Хуже того, ей хотелось, чтобы это было бессмыслицей. Управлять гостиницей и так непросто, а когда еще примешивается мистика и байки про привидения, это становится непосильным грузом. Пожалуй, Тодд был прав: ее не устраивает такое положение дел. Но что ей остается?

Члены координационного комитета смотрели на нее выжидающе, нужно было принять решение. Эмма терпеть не могла, когда на нее давили. Бабушка всегда предостерегала ее от поспешных решений.

– Мне надо подумать, – сказала она. – Допустим, вы могли бы занять другое помещение.

Ларс взглянул на остальных – те только покачали головами. Вив пожала плечами.

– Ладно, – сказал он. – Пожалуй, сойдет и другое. Но прошу вас подумать.

– Обещаю, – сказала Эмма. – Просто хочу убедиться, что там безопасно, только и всего.

После малоприятного разговора Эмма почувствовала себя опустошенной. А в довершение всего ей придется пообщаться с Джеком насчет того, насколько это рискованно. Что бы ни случилось, она надеялась, что не пожалеет.

Но Эмма пожалела, как только вышла из холла. Пожалела, что не послушала Тодда, что нагрубила ему, когда он всего лишь указал ей на то, что она сама знала; пожалела, что он уедет прежде, чем она успеет сказать, что напрасно отмахнулась от его советов. Ей надо просто извиниться, и она надеялась, что он поймет.

Когда Эмма ступила на задний двор, Джек выходил из сарая с инструментами.

– Пришли взглянуть на новый забор? – спросил он.

– Он уже готов?

– А то. Напарник, которого вы мне дали, знает больше, чем говорит. Пойдемте, покажу вам.

Эмма направилась за ним к домику и увидела поправленный забор. Оставалось покрасить свежие доски в цвет прежних, а в прочем он выглядел как новый.

– Красиво, – сказала она.

– Этот Тодд умеет работать, – сказал Джек. – Если он будет здесь, когда дадут кредит, я был бы не против починить с ним крышу.

У Эммы стало тяжело на душе. Не будет никакого кредита, по крайней мере, сейчас, а, может быть, никогда. Рано или поздно ей придется сказать Джеку, но сейчас не хотелось портить его отличное настроение.

– Сомневаюсь, что Тодд задержится здесь надолго, – сказала она. – Но, когда придет время, мы обязательно найдем тебе хорошего напарника.

Мужчина немного подумал.

– Он, может, останется, если вы попросите, – Джек смотрел на инструменты, которые держал в руках. – Я, может, человек необразованный, но любовь вижу сразу.

– Не уверена, что в этом ты прав, но если Тодд не слишком гордый, то за работу, конечно, возьмется.

– Ну это вам решать, а не мне.

Эмма обернулась на гостиницу. Вдруг ей пришло в голову, что спрашивать Джека насчет Спиритического зала – плохая идея. Он прав, решения здесь должна принимать она. Ну почему она всегда так неуверенна в себе?

Если Ван Вандевандеры хотят провести сеанс, то пускай, но они будут проводить его там, где скажет она. Нельзя вечно принимать плохие решения из страха потерять клиентов.

– Я, пожалуй, обратно. Идете? – спросила Эмма.

– Через минуту, – сказал Джек. – Сначала хочу взглянуть на вашу дверь.

– Зачем? Что с ней не так?

– Не знаю, но всякий раз как поворачиваюсь к ней спиной, она открывается.

– Ладно, только не выпусти Арчи, – сказала она. – Думаю, Тодд меня не простит, если он снова удерет.

Эмма поплелась назад в гостиницу, размышляя над высказыванием Джека о любви, которую он видит сразу. Простыми словами он выразил то, что прежде говорила Вив насчет флюидов, когда Тодд смотрел на нее.

Эмма вспомнила, насколько ей стало легче, когда он пришел к ней, и как терпеливо слушал, пока она рассказывала о своих проблемах. Возможно, друзья говорили ей то, что она хотела услышать? Или же между ними двумя что-то есть, несмотря на минувшие годы?

Возле главного входа в глаза ей бросилось что-то красное. На парковке стоял новенький «Феррари» – двигатель еще не успел остынуть после езды. Красивая машина, но она не помнила, чтобы видела такую у охотников за привидениями. Интересно, чья она.

Вскоре это выяснилось. Войдя в лобби, Эмма увидела за стойкой портье Клифтона с улыбкой до ушей. Вообще-то ничего удивительного. Ее помощник испытывал пиетет перед деньгами и людьми, которые им придавали большое значение. Она только надеялась, что «Феррари» принадлежал не очередной свежеиспеченной миллионерше, которая приехала, чтобы выкупить у нее гостиницу.

– Похоже, к нам кто-то прибыл, – сказала Эмма.

– Именно так, – ответил Клифтон. – Гостья только что зарегистрировалась.

– А я думала, мест нет.

– Именно так. Она подселилась к одному из гостей.

«Какой бы секрет ни скрывал Клифтон, он явно того стоил», – подумала Эмма.

Может быть, кинозвезда? Помощника так и распирало от ликования.

– Ну, не томите. Кто она?

Клифтон заглянул в книгу регистрации.

– Мисс Гвендолен Эшворт.

Эмма пожала плечами. Эта фамилия ей ничего не говорила.

– Она чем-то знаменита?

– Гостья назвалась невестой мистера Дуайера, – с сияющим видом доложил Клифтон. – Судя по всему, он нашел себе богатую «мамочку».


Глава пятнадцатая | Собакам вход разрешен | Глава семнадцатая