home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девятнадцатая

Тодд нашел Гвен перед рестораном в компании людей, слушавших господина, которого он неоднократно видел раньше. Мужчина был высокий, угловатый, с седой шевелюрой и клювообразным носом, держался гоголем и в гостинице был таким же вездесущим, как Ван Вандевандеры.

Когда Тодд подошел, Гвен поцеловала его в щеку, а господин прервал свою тираду, чтобы она могла представить Тодда всей компании. Тодд любезно улыбнулся и взял у проходящего официанта бокал шампанского. Он задержался и предвидел более прохладную встречу.

– Доктор Ричардс излагал нам свою теорию, – сказала Гвен, делая знак в сторону седовласого мужчины.

Тодд сделал глоток.

– И о чем она?

– О природе аномальных явлений в этой гостинице, – ответил Ричардс.

– Он работает над ней целую вечность, – с благоговейным видом сказала Гвен. – Это так интересно.

Тодд бывал в гостинице неоднократно и никогда не сталкивался со сверхъестественным, а потому считал смехотворной идею о том, что здесь водятся привидения. Он невольно закатил глаза.

– Вижу, Гвен, ваш спутник настроен скептически. – сказал Ричардс.

– Разве плохо быть скептиком? – спросил Тодд.

– Отнюдь, – господин самодовольно улыбнулся. – Однако между скептицизмом и упорным отрицанием фактов существует разница.

– Доктор Ричардс – специалист по паранормальным явлениям, – сказала Гвен. – Он ученый.

«Да ну этого Ричардса, пусть развлекается», – думал Тодд, но смолчать не смог.

Не только потому, что не верил ни в какое научное обоснование «теорий» этого господина, но потому, что сама «фишка» с привидениями была губительна для бизнеса Эммы, а, возможно, и для ее будущего. Пока люди думают, что гостиница «обитаема», это место никогда не станет таким популярным, как ей хотелось бы.

– Ладно, – сказал Тодд. – убедите меня. Расскажите, что у вас за теория.

– Охотно, – Ричардс оглядел компанию, – если остальные готовы потерпеть.

Когда возражений не последовало, Тодд мрачно усмехнулся.

– Я весь во внимании.

Доктор Ричардс надулся от важности. Он явно был в своей стихии.

– Здание построили два компаньона, которые изначально планировали открыть постоялый двор для старателей, возвращавшихся этой дорогой с приисков. Не роскошные апартаменты для золотопромышленников, а приличное заведение для порядочных людей.

Один компаньон был доволен, как идут дела, а другой горел желанием разбогатеть и стал грабить постояльцев, пока те спали, подменяя золото в их сумках на никчемный пирит. Проведав это, честный компаньон потребовал объяснений у напарника, началась драка, в которой первый сильно пострадал.

В то время постояльцев было так много, что к первоначальному зданию решили сделать пристройку. Алчный компаньон оттащил своего полуживого товарища в недостроенную часть гостиницы и, бросив там на произвол судьбы, заделал наглухо каменной кладкой.

Гвен передернула плечами.

– Какой кошмар!

– Это называется замуровать, то есть заживо похоронить жертву. Подобное наказание бытовало у разных народов на протяжении веков и сегодня встречается у примитивных племен. Насколько я понимаю, это объясняет многие случаи встречи с призраками, поскольку жертвы даже после смерти остаются прикованными к тем местам, где были погребены при жизни.

Компания зашепталась, а Тодд покачал головой. Погребены в стенах при жизни? Он что, смеется?

Один из присутствующих подал голос.

– Я слышал о таком. Это было в «Бочонке амонтильядо».

Ричардс кивнул.

– Рассказ Эдгара По о человеке, погребенном заживо в каменной стене, вероятно, навеян историями о замурованных жертвах в английских замках. К примеру, в аббатстве Торнтон в Линкольншире.

– А что случилось со вторым компаньоном? – раздался вопрос.

Гвен кивнула.

– И нашли ли человека, которого замуровали за стеной?

– Тут-то и начинается самое интересное. – сказал Ричардс – Что касается второго компаньона, то он сбежал и был убит старателем, который, обнаружив пропажу и догадавшись, кто его ограбил, поспешил назад в гостиницу. Однако, обыскав седельные сумки своей жертвы, старатель нашел в их только пирит.

– А куда делось золото? – спросила Гвен.

– Неизвестно. Одни полагают, что мужчина его припрятал, а другие – что все потратил.

Гвен слушала с неподдельным интересом.

– А вы как считаете? – снова спросила она.

Ричардс улыбнулся.

– Я полагаю, что честный компаньон, узнав о делишках напарника, решил его проучить и заменил украденное золото на пирит – поступил с ним так, как тот поступал с другими.

– Значит, он тоже был вором. – предположил один из слушателей.

– Или собирался вернуть золото законным владельцам. Это останется тайной. – сказала Ричардс.

– Вы хотите сказать, что золото при нем не нашли? – переспросила Гвен.

– Боюсь, не только золото не нашли, но и тело первого компаньона. Заведение пришло в упадок и было продано за долги. Новые владельцы начали ремонт, но не смогли платить строительной артели, и многие годы гостиница оставалась заброшенной. Насколько я понимаю, ее полностью восстановили всего лет двадцать назад.

Тодд невольно заслушался – история была увлекательная, но упоминание о том, когда гостиница была восстановлена, вернула его к реальности. По словам Ричардса, реставрацию завершили примерно в то время, когда семья Тодда стала приезжать сюда.

«Любопытно, – думал он, – тогда никто и вскользь не говорил о том, что здесь водятся привидения».

– Вы хотите сказать, что ни первого компаньона, ни золото не искали? – спросила Гвен.

Ричардс покачал головой.

– Высказывались опасения, что это может навлечь гнев духа покойного.

Тодд скривился. Нет никаких призраков, и клада тоже не было – все вранье от начала до конца. Кто-то придумал эту байку в своих корыстных целях. Интересно, Эмма в курсе? Или она тоже повелась на эту историю, как охотники за привидениями?

– Занимательный рассказ, – сказал Тодд, – но вы не можете не признать, что многое в нем надуманно. Поскольку нет доказательств, я, пожалуй, побуду скептиком.

– Я это предполагал, – сказал Ричардс. – Однако многие из присутствующих склонны поверить во все сказанное мной.

– Почему же?

– Потому, – сказал доктор, постучав костяшками по узорчатым обоям, – что эти стены полые.


– Не пониманию, зачем тебе понадобилось грубить доктору Ричардсу, – прошипела Гвен, когда они изучали меню. – По-моему, он рассказал страшно интересную историю.

– Я не грубил, – сказал Тодд. – Просто я не такой доверчивый, как здешние любители лимонада.

Она поджала губы.

– Ты и меня к ним относишь?

Тодд помолчал, собираясь с мыслями. За последние полтора суток он пережил ряд удивительных и эмоционально затратных событий, большинство из которых произошли с подачи Гвен. У него уже стало сдавать терпение.

– Извини, – сказал Тодд, – не хотел тебя обидеть, просто моя семья отдыхала здесь много раз, когда я был маленьким, и родители очень хорошо знали хозяйку. Она никогда не упоминала о том, что тут водятся привидения.

– Ты мне об этом не говорил. Надо же, какое совпадение, что ты снова очутился здесь.

Он поморщился.

– Я не просто «очутился здесь». Арчи сбежал, и я шел по его следам.

Гвен хмыкнула, снова сосредотачиваясь на меню.

– Значит ты был знаком с прежней хозяйкой?

Тодд просматривал винную карту. Он пока не определился с закуской, но выпить придется, если он хочет пережить этот ужин.

– Да, – сказал мужчина. – Она была очень славной. Сейчас гостиница принадлежит ее внучке.

– Твоей подружке детства? – спросила Гвен.

Тодд поднял глаза.

– Откуда ты знаешь? – удивленно спросил он.

– От твоей матери.

Тодд стиснул зубы.

Значит, мама рассказала ей о Эмме.

– Не переживай, – продолжила Гвен, видя выражение его лица, – это было много месяцев назад, когда у нас с тобой только все началось. Твоя мама сказала мне, что она рада, что ты наконец-то снова влюбился. По-видимому, она чувствовала себя виноватой все эти годы за то, что разлучила вас.

Гвен самодовольно улыбнулась.

– Поэтому, получив твое сообщение, я подумала, что стоит отправиться сюда и убедиться, что ты не передумал.

Тодд откинулся на спинку стула. Теперь понятно, почему Гвен примчалась сюда, задравши хвост, на папочкином «Феррари». Получив заветное кольцо, она вознамерилась защищать свои инвестиции.

– Я бы не стал называть Эмму моей подружкой, – сказал Тодд, – в детстве мы играли втроем вместе с Клэр. А сейчас, пока я здесь, она заботится об Арчи.

– Может быть, познакомишь нас при случае?

Когда официант принял заказ, Гвен огляделась.

– Милое местечко.

– Да, – сказал Тодд, радуясь возможности переменить тему. – И хорошо, что я переоделся.

– А ты обратил внимание, кто у них шеф-повар? – спросила Гвен.

– Нет. А это имеет значение?

Гвен бросила на него презрительный взгляд.

– Еще какое, учитывая, что он сидел. В свое время был известной личностью, пока не попался на наркотиках в элитном ресторане. Произошел страшный скандал. По правде говоря, я думала, он все еще в тюрьме.

Тодд покачал головой.

– Не может быть, что это он.

– Он самый, – сказала Гвен. – На обороте меню его фотография. У меня хорошая память на лица.

Тодд смутно припомнил, что видел фотографию Жан-Поля, когда пролистывал меню, но фамилия ему ничего не говорила. Да и потом, какая разница? Если бы действительно был огромный скандал, Эмма бы об этом знала. С другой стороны, наркотики – очень дорогое удовольствие.

Тодд размышлял, существует ли связь между пристрастием шеф-повара и финансовыми трудностями Эммы, когда тишину ресторана пронзил душераздирающий крик.


Глава восемнадцатая | Собакам вход разрешен | Глава двадцатая