home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать вторая

Гвен зашла в Спиритический зал, заняла место в кругу и быстро огляделась. Она явилась сюда не для того, чтобы вызывать духов, ее совершенно не волновало, водятся они здесь или нет. У нее была иная цель – устранить Эмму как угрозу ее взаимоотношениям с Тоддом.

Она наткнулась на кольцо в чемодане в тот самый момент, когда пришло сообщение от него. Сначала, вспомнив рассказ Фрэн о «Спирит Инн» и его детской влюбленности, Гвен развеселилась. Теперь, когда у нее на пальце было кольцо, предположение о том, что жених вдруг передумает, казалось смехотворным, но потом ее насторожило, каким странным способом он его преподнес.

Тодд в глубине души был романтиком; не сделать официального предложения было абсолютно не в его духе. А вдруг он вовсе не хотел, чтобы она нашла кольцо? И теперь мысль о том, что Тодд передумает на ней жениться под влиянием встречи со старой подружкой, уже не казалась столь невероятной.

Тодд мало рассказывал ей об Эмме, но Гвен сомневалась, что Клэр все время летом проводила с ними. По словам их матери, под конец отношения были достаточно серьезными. Но Гвен и без этого с первого взгляда поняла, что Тодд переменился с их последней встречи. Честно говоря, обстановка в эти последние несколько часов была очень нервозная. Что же стряслось с мужчиной, который всегда ставил ее интересы выше своих?

Стулья вокруг были почти все заняты. В зал вошла красивая пожилая дама, которую Гвен заметила в ресторане, и огляделась в поисках свободного места. Высокая и элегантная, с платиновыми волосами до плеч, она слегка напоминала Лорен Бэколл. Женщина привлекала ее, поэтому, когда она, подойдя, спросила разрешения сесть рядом, Гвен охотно согласилась. Однако с чего бы подобной даме интересоваться привидениями, недоумевала она.

Но прежде чем Гвен успела спросить, в зал вошла Эмма. Прищурившись, Гвен наблюдала за тем, как соперница пересекла помещение, направляясь к профессору Ван Вандевандеру.

«Девица самая заурядная, – думала Гвен, – и костюм на ней ужасный. И что только Тодд в ней нашел? Впрочем, кто их разберет, этих мужчин».

Мать Гвен выглядела значительно лучше, чем мачеха, а папаша гонялся за Типпи, как гончая за зайцем. Но Гвен с собой такого не позволит, дудки!

Она неспешно повела левой рукой, так что бриллианты сверкнули на свету. Вообще-то Гвен предпочитала тонкие намеки жесткой конкурентной борьбе, но, если их оказывалось недостаточно, не гнушалась и публичных демонстраций. Поскольку Эмма и профессор продолжали беседу, Гвен бросила взгляд на дверь в надежде, что Тодд скоро появится.

– Еще раз добрый вечер, – послышался голос.

Она обернулась и увидела приближающегося доктора Ричардса.

– Рад видеть вас здесь, – сказал он. – А я боялся, что вы не придете.

– Ну уж нет, – с конетством сказала Гвен, – от меня так легко не отделаться.

– Вы знакомы с Ди? – он сделал знак в сторону сидящей рядом дамы. – Она является членом нашего филиала почти также давно, как я.

– Нет, – Гвен покачала головой, – боюсь, что не знакома.

Ричардс наклонился ближе.

– Ди, это Гвен. Мы с ней познакомились нынче вечером. Ее муж Тодд – из числа скептиков.

Ди протянула прохладную сухую ладонь.

– Приятно познакомиться.

– Мне тоже, – сказала Гвен, когда они обменялись рукопожатием. – Только Тодд мне не муж. По крайней мере, пока.

Она пошевелила пальцами левой руки.

– Как вам это нравится?

– Мои поздравления, – сказал Ричардс.

Ди кивнула.

– Оно очень славное. – сказала женщина.

Гвен увидела, что приближается Ван Вандевандер, а следом за ним – Эмма.

– Есть минутка, Дик?

– Да, сейчас, – сказал Ричардс. – Мы с Ди поздравляли мисс Эшворт с помолвкой.

Он указал на кольцо Гвен.

– Вот как, – профессор обеспокоенно посмотрел на Эмму. – Мои поздравления.

– Эмма, вы встречались с Гвен?

– Мельком, – ответила она, мазнув взглядом по кольцу. – Поздравляю.

Гвен доверительно наклонилась вперед.

– Вообще-то Эмма с Тоддом знакомы с детства, – она подмигнула. – Думаю, у них была щенячья любовь.

Ее слова достигли желаемого эффекта. Эмма покраснела и нервно рассмеялась.

– Не знаю, с чего вы так решили.

– Неужели? Значит, Тодд просто хотел, чтобы я заревновала, – сказала Гвен. – В любом случае я только рада. Не хочу, чтобы мы были врагами.

На мгновение всем стало неловко.

– Так ты хотел поговорить со мной, Ларс? – напомнил Ричардс.

– Да, – сказал профессор. – С глазу на глаз, если не возражаешь.

Когда остальные отошли, Гвен повернулась к соседке.

– Значит, вам довелось побывать на многих конференциях?

Ди улыбнулась.

– На нескольких, да.

– А могу я спросить, почему вы сюда приезжаете? Вам случалось видеть здесь привидение?

Пожилая дама задумалась, а Гвен тем временем заметила кое-что, ускользнувшее от нее прежде. Ди была не стильно худощавой, а изможденной, и ее платиновые волосы до плеч, скорее всего, были ненастоящими, а дорогим париком. Щеки казались свежими благодаря румянам, а бледная кожа, хотя и не пострадавшая от губительных последствий ультрафиолета, была настолько тонкой, что сквозь нее просвечивала паутина кровеносных сосудов. Гвен поежилась. Болезни, старость и смерть всегда вызывали у нее чувство дискомфорта.

– Нет, – наконец ответила Ди. – Не могу сказать, что встречалась здесь с привидениями, но мои друзья утверждают, что видели их.

– Ну, надежда есть всегда, я так считаю. – сказала Гвен.

– Да, – сказала Ди. – Боюсь, что сейчас мне остается только надеяться.

Она взяла Гвен за руку и еще раз посмотрела на кольцо.

– Должно быть, ваш Тодд очень щедрый.

– Да, – сказала Гвен, – он знает, как меня порадовать.

– Мой муж тоже был щедрым. Нет, такое кольцо ему было бы не по карману, но за двадцать один год, что мы прожили вместе, он подарил мне больше любви и радости, чем большинство людей испытывают за жизнь.

Ее взгляд стал отсутствующим.

– Мне кажется, я плохо поблагодарила его за это. Думаю, поэтому я здесь, – сказала Ди. – Я очень хочу, чтобы нашлась возможность все ему сказать.

Гвен аккуратно убрала руку.

– А когда вы… потеряли его?

– Что? Арчи скончался почти пятнадцать лет назад.

– Вашего мужа звали Арчи? – удивленно спросила Гвен.

– Сокращенно от Арчибальд, но это имя его просто бесило, – Ди рассмеялась. – Впрочем, не уверена, что Арчи ему нравилось, но оно ему подходило.

Гвен уже открыла рот, чтобы сказать про пса дяди Берти, но передумала. Это маловероятно, решила она. Но надо не забыть сказать Тодду, когда он придет. Она тонко улыбнулась Ди и снова посмотрела на дверь. Куда Тодд мог запропаститься?


Эмма вылетела в лобби и рявкнула Адаму:

– Объявился?

– Нет. Извините, – портье сконфуженно пожал плечами. – Сказал лишь, что вернется к сеансу.

– Сеанс вот-вот начнется, а его все нет.

Эмма запустила руку в волосы и сильно дернула в надежде, что боль поможет ей сосредоточиться. Чудные дела творятся: помощник ушел «в самоволку», а у нее все мысли про невесту Тодда. Если бы Адам не находился в двух метрах, она бы заорала от отчаяния.

– Ладно, – сказала она, – обойдемся без него. Ты оставайся здесь и позаботься о гостях. Если не сможешь отвечать на звонки, не беда – включится голосовая почта. Я не хочу, чтобы ты висел на телефоне, если у кого-нибудь поедет «крыша».

Портье приуныл.

– Это значит, я не смогу пойти на сеанс, да?

– Адам, ты знаешь, как я к тебе отношусь, но сейчас мне не до твоих огорчений. Если, конечно, Клифтон каким-то чудом не появится прямо сейчас, ответ – нет, категорически нет.

Эмма обернулась на звук шагов и увидела Тодда, спешащего к ней по коридору.

– Нам надо поговорить, – сказал он. – Это срочно.

Эмма подняла руку.

– Нет. Извини. Нет времени на болтовню, – сказала она, направляясь в кабинет. – Твоя невеста ждет тебя в Спиритическом зале.

– Кто, Гвен? Нет, – он помотал головой, – мне нужно поговорить с тобой. Прямо сейчас.

Эмма поиграла желваками, переводя взгляд с Адама, стоявшего с открытым ртом, на Тодда. Что ему еще от нее надо? Разве мало того, что он рассказал своей невесте про их детский роман? На какой-то момент ей показалось, что они по-прежнему друзья, но, судя по всему, она в нем ошиблась, и после выпада Гвен насчет «щенячьей любви» Эмма уже не сомневалась, что парочка все это время втайне потешалась над ней.

Но даже если так, он гость и заслуживает вежливого обращения, иначе как она может требовать того же от персонала? Эмма улыбнулась.

– Хорошо. Чем могу быть полезна?

Тодд помедлил.

– Я бы предпочел поговорить в кабинете, если не возражаешь.

– Конечно, – сказала она. – Адам, я ненадолго. Если Клифтон объявится, сообщи мне тотчас.

Тодд прошел за ней в кабинет, и Эмма закрыла за ним дверь.

– Что тебе надо? – рявкнула она. – Или ты заскочил по пути, чтобы дать мне еще парочку советов насчет ведения бизнеса?

– Дело в Арчи, – сказал Тодд. – Мне кажется, это он – твое привидение.

Эмма едва не рассмеялась.

Арчи – привидение? Это что, шутка?

– Помнишь первую ночь, когда я приехал? Ларс и Вив рассказывали мне, что слышали вой привидения.

Эмма нахмурилась, припоминая, в каком отчаянии была Вив из-за того, что духи не проявляют себя.

– Нет, это было на следующий день. А в первый никаких «контактов» не было.

Тодд помотал головой.

– Значит, на следующее утро. По словам Ларса, он слышал его около часу ночи. А ты потом сказала, что Арчи пришел к тебе около двух, так?

Эмма немного подумала.

– Кажется, да, только я не слышала, чтобы он выл.

– А я и не говорю, что ты слышала. Помнишь, у него в лапе был шип? Мы с Джеком увидели такой куст возле мастерской. Если Арчи наступил на него там, то его вой слышали все, живущие в восточном крыле.

Эмма поразмышляла. Номер Ван Вандевандеров находился как раз с той стороны. Если Арчи взвыл, когда наткнулся на дурнишник, им было слышно лучше всех.

«Нет, глупости, – сказала она себе. – Они бы, конечно, поняли, что это собака».

– И сэндвич украл Арчи, – продолжал Тодд. – Я видел его с ним, но подумал, что его угостили на кухне. А когда потом услышал, будто бы сэндвич стащило привидение, не стал ничего говорить. Решил, что это просто недоразумение.

По мере того как доказательств становилось все больше, Эмма ощущала растущую тревогу. Что если Арчи действительно был причиной всех «контактов»?

– А царапанье и другие звуки, словно кто-то ходит наверху…

– Считаю, что и этому есть объяснение, – сказал Тодд. – Ну, по крайней мере, отчасти. Доктор Ричардс рассказывал, будто бы в стенах есть тайные ходы. Что если Арчи проник туда? Согласен, это звучит дико, но…

– Нет, не дико, – сказала она. – Он прав, в стенах есть пустоты.

У Тодда отвисла челюсть.

– Ты об этом знаешь?

– Разумеется. Поэтому гостиницу так сложно содержать. Есть места, куда мы не можем попасть изнутри. Для этого нужно вскрывать крышу или ломать стены.

«И если Арчи там, – соображала Эмма, – то как мы его оттуда достанем?»

– Привидение в прачечной, – сказала она, думая вслух. – Лупита вывалила на пол мою корзину с бельем, в которой было одеяло Арчи.

– Я тоже так подумал, – сказал Тодд. – Возможно, он пытался вытащить одеяло, когда Лупита взяла корзину. Он маленький и весит немного. Если она положила сверху простыни и все понесла, Арчи мог сидеть тихо, решив, что это игра.

«В то утро пес возился с одеялом, – подумала Эмма. – А вдруг Тодд прав, и Арчи подумал, что Лупита с ним играет? Вывалив белье на пол, она увидела, что одеяло шевелится, как живое, и испугалась».

Если охотники за привидениями это узнают, они решат, что я все подстроила.

– Может быть, мы ошибаемся. Может быть, Арчи в доме.

Тодд покачал головой.

– Я только что проверил, его там нет, – сказал он. – Мне жаль.

Эмма повела взглядом по сторонам, пытаясь понять, что теперь делать. Все уже собрались в Спиритическом зале. Возможно, самое правильное – это надеяться на лучшее, а как только сеанс закончится, искать Арчи. Если Тодд прав, то Ларс и Вив уже слышали его скулеж, но не признали, что это собака. В мистической атмосфере сеанса даже скептик поверит, что слышит привидение, но Арчи вряд ли станет лаять, если его не позовут.

– О, нет, – Эмма схватила Тодда за руку. – Ведь твоего пса зовут Арчи.

– Ну да, – сказал он, неуверенно улыбаясь. – Я думал, ты знаешь.

– Нет, нет, нет, – простонала она. – Как я могла об этом забыть?

– Что забыть? О чем ты? – непонимающе уставился нв Эмму мужчина.

– Ди – одна из охотников за привидениями и давняя подруга моей бабушки – приезжает сюда каждый год в надежде вступить в контакт со своим покойным мужем.

– И что из того?

– Мужа Ди звали Арчи.

Тодд открыл рот.

– Выходит, если Вив решит, что привидение – супруг Ди…

– Она назовет его Арчи. А если Арчи находится за стенами…

– Он залает, чтобы мы знали, где он. – закончил мысль Тодд.

Эмма посмотрела на дверь.

– Нужно остановить сеанс. – сказала она и поспешила к двери.

– Каким образом? Все уже там.

– Не знаю, – сказала она, – но надо попытаться.


Глава двадцать первая | Собакам вход разрешен | Глава двадцать третья