home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава третья

Сомнения Клэр насчет Гвен и Арчи продолжали крутиться в голове Тодда после того, как он высадил сестру, а к тому времени, когда машина выехала на бесплатную автостраду в сторону дома, его уверенность пошатнулась. Да, они с Гвен говорили о том, что когда-нибудь возьмут собаку, но правда в том, что никто не уточнял, какую собаку они хотят и как скоро это случится. Если Гвен хотела не такого пса, как Арчи, или «когда-нибудь» – не сейчас, что он будет делать?

Чем дольше Тодд размышлял об этом, тем больше досадовал на младшую сестру. Почему ей хочется думать скверно про Гвен? Он ничуть не беспокоился насчет Арчи, пока Клэр не поселила в его душе сомнения.

Плохо и то, что предложение в этот уикенд. Тодд из кожи вон лез, чтобы в воскресенье все было идеально: ужин в любимом ресторане Гвен, шампанское, красные розы на столе, кольцо. И не важно, сколько раз Гвен сказала, что любит его. В голове Тодда все время звучал голосок, говорящий, что это неправда, что такая исключительная девушка, как Гвендолен Эшворт никогда не захочет быть с ним всегда.

«Если бы только она согласилась в воскресенье, – думал Тодд, – он бы наконец перестал сомневаться, что его счастье будет долгим».

Арчи протянул лапу и положил ее на ногу Тодда, словно чувствуя его тревогу и успокаивая. Тодд взглянул на него и улыбнулся.

– А ты как думаешь? Может, поужинаем по пути домой? Съедим по стаканчику мороженого, раз уж на то пошло?

Арчи откинулся на спинку кресла и радостно ударил лапкой по воздуху.

– Я рад, что ты за, – сказал Тодд. – Кто может устоять перед стаканчиком «Черри Гарсия»?

Возвращаясь к машине с покупками, Тодд ощутил новый прилив оптимизма.

«Разумеется, Гвен простит его, – думал его. – Увидев Арчи, она тоже влюбится в этот меховой шарик».

– Ты еще увидишь, что я тебе купил, – сказал Тодд Арчи, складывая пакеты назад. – Подстилку, жевательную косточку и пакет самого дорогого сухого корма, какой там нашелся.

Мужчина поставил пакеты внутрь, закрыл хетчбэк и сел за руль. Арчи внимательно наблюдал за ним.

– Ну вот, когда будем дома, я накрою стол и поставлю ужин в микроволновку, а ты тем временем осмотришься на заднем дворе. А когда придет Гвен, ты выйдешь и познакомишься с ней. Что скажешь?

Арчи тявкнул, энергично махая хвостом.

– Уверен, она тоже будет счастлива познакомиться с тобой.

Тодд остановился у обочины на дороге и заглушил двигатель «Вольво». Машина Гвен уже стояла в гараже.

– Хм! – сказал он. – Должно быть, она рано вернулась домой.

Арчи склонил голову.

– Не переживай. Все будет отлично. Нужно поразмыслить.

«Войти в дверь с псом в руках явно плохая идея», – думал он.

Арчи хоть и славный, но предвещал большие перемены в их жизни, и Гвен имела право высказать свои опасения до знакомства с ним. Как только она свыкнется с мыслью о том, что «теперь нас трое», он представит их друг другу.

– Ладно, планы меняются, – сказал Тодд, берясь за дверную ручку. – Сиди здесь. Я скоро вернусь.

В доме было тихо. Пальто Гвен висело в стенном шкафу, а ее сумочка валялась на полу в кухне рядом с туфлями, телевизор не работал, и из дальней спальни не доносилось ни звука.

– Кто-нибудь есть дома?

Наверху зашуршало, быстро зацокали каблуки, и появилась Гвен – в черном кружевном платье и розовых туфлях на шпильках. Ее длинные белокурые волосы были собраны на затылке, открывая сережки с сапфирами и бриллиантами, которые Тодд подарил ей на Рождество, голубые глаза задорно блестели. Увидев его у лестницы, она широко раскинула руки.

– Ну как тебе?

Взволнованный Тодд смотрел на нее во все глаза.

– Вау! Ты выглядишь сногсшибательно!

– Рада, что тебе нравится, – промурлыкала Гвен, спускаясь по лестнице.

– Еще бы! – он поцеловал ее. – А к чему этот модный показ?

– Понятия не имею, – сказала она. – Возможно, к тому, что я приглашаю тебя в ресторан!

Она схватила его за руки и порывисто сжала их.

Улыбка сползла с лица Тодда.

– Сегодня вечером?

– Разумеется, сегодня, – рассмеялась она. – Взгляни на себя! Можно подумать, кто-то умер.

Гвен прижала ладони к щекам.

– О, Господи, как глупо! Ты же только с похорон Берти, – она взяла Тодда за руку и повела в гостиную. – Я пришла в такой восторг от идеи поужинать с тобой, что совершенно забыла.

Тодд пригладил волосы, соображая, что делать. И речи не могло быть о том, чтобы уйти и оставить Арчи одного. Со дня смерти дяди Берти неделю назад пса то держали в приюте, то таскали на похороны, а потом были поминки с уймой незнакомых людей. Сейчас бедняге больше всего нужно тихое место, где он может почувствовать себя как дома, и любящие его люди. Тодд надеялся, что Гвен поймет это.

– Тебе нужно что-нибудь? – спросила она. – Хочешь выпить?

– Нет, – Тодд покачал головой. – Я в порядке. Просто…

– Как прошли похороны? Было много народу?

Он кивнул. Тодд тянул время. Он терпеть не мог сообщать плохие известия, особенно если они могли кого-то расстроить, например Гвен. Может, просто сказать ей, что он слишком устал для ресторана?

– Все прошло отлично, – сказал Тодд. – Было много его друзей из цирка.

– Значит, было не слишком тоскливо. Это хорошо.

Гвен встала и медленно повернулась вокруг себя, показывая Тодду свой наряд. – И как тебе платье? Писк моды, да? Это Николь Миллер…

– Как насчет ужина? – перебил ее Тодд.

Гвен замолчала на полуслове и нахмурилась.

– Мы идем в ресторан, ты забыл?

– Ах да, – он кивнул. – Верно.

Все шло не так.

– Да в чем дело, Тодд? На похоронах что-то случилось? – Она помотала головой. – Ну ты меня понял.

Мужчина подался вперед.

– Чувствую себя идиотом.

Гвен взглянула на него с натянутой улыбкой.

– Прости, дорогой, ты говоришь непонятно.

– Знаю, – он вздохнул. – Дело в том, что я купил ужин по дороге домой – курицу гриль в супермаркете. Извини.

– Ну ладно. А потом можем пойти в клуб, – она оглянулась. – И где она?

– В машине.

С псом!

– Погоди секунду, я мигом. – сказал Тодд.

Он пулей вылетел за дверь и сбежал по ступенькам. Все будет хорошо, говорил он себе. Арчи недолго пробыл там, а курица лежит в пластиковом контейнере, который и тисками не откроешь. После такого денька бедный пес, скорее всего, уснул на переднем сидении.

Но когда Тодд повернул за угол и увидел «Вольво», его сердце сжалось.

Окна машины, запотевшие от куриного жара и собачьего дыхания, были заляпаны жирными лапами, остатки пакета свисали с заднего сидения, а на приборной доске Тодд разглядел покореженное дно пластикового контейнера. Но Арчи нигде не было видно.

Он услышал за спиной приближающиеся шаги.

– Подожди, – сказала Гвен, поравнявшись с ним. – Я не могу бегать в этих туфлях.

– Арчи, – прохрипел Тодд.

– Пес Берти? Я думала, он сдох.

– Да, – сказал он, не в силах оторвать глаз от машины. – Я про нового.

– А причем тут наш ужин?

Тодд ощутил прилив надежды. Гвен еще не заметила машину. Он развернулся, стараясь закрыть от нее «Вольво».

– Не при чем. Он был на похоронах, сидел в церкви с нами.

Тодд чувствовал, как весь покрылся испариной. Гвен в любой момент могла заметить отпечатки жирных лап на стекле, и тогда такое начнется.

– Уверена, это было мило, – сказала она.

– Еще как! А на поминках он показывал трюки, которым его научил Берти.

«Кошмар, – думал Тодд. – Ну почему он просто не позвонил и не рассказал ей, что везет Арчи домой?»

– Мне нравится, когда собаки делают трюки, – сказала Гвен. – У Хантера и Ники есть папильон, который ходит на задних лапах, и это так чу-у-дно.

– А Арчи умеет намного больше.

– В самом деле? Жаль, что меня там не было.

Тодд робко улыбнулся. А вдруг все не так скверно? Если любовь Гвен можно завоевать с помощью трюков, тогда он без всяких проблем убедит ее взять Арчи.

– Если хочешь, я могу устроить для тебя шоу. – с надеждой сказал Тодд.

Она покачала головой.

– Возможно, потом. Еда, наверное, остывает.

– Я не о видео говорю. Вживую. Так сказать, лично.

Она переменилась в лице.

– Что ты сказал?

Тодд надеялся на лучшее начало, но сейчас уже ничего не поделаешь. Кроме того, Гвен едва ли может винить Арчи в том, что он набезобразничал в машине. Это Тодд оставил пса там вместе с едой. Он сделал глубокий вдох и судорожно сглотнул.

– Мама обещала Берти, что семья позаботится об Арчи, а я рассказывал ей, что мы говорили о том, что собираемся взять собаку.

– Ага, – глаза Гвен сузились.

– Разумеется, я знаю, что сначала должен был поговорить с тобой.

Он моргнул.

– А почему ты раньше не сказал? – Гвен недоуменно посмотрела по сторонам. – И какое это имеет отношение к…

Тут в ее поле зрения оказался «Вольво», и глаза округлились.

– Все в порядке, – крикнул Тодд, бросаясь к машине. – Не беспокойся, я уберу.

Он схватился за ручку задней дверцы и рванул. Арчи сидел на полу, сгорбившись над останками куриной тушки. С морды капал жир, а на голове у пса, точно каска большого размера, красовалась крышка пластикового контейнера. Тодд нервно гоготнул.

– Гвен, познакомься с Арчи. Арчи, это Гвен.

Она откашлялась.

– Привет, Арчи. – сказала Гвен.

Песик встал, держа хвост между ног, и сделал неуверенный шаг вперед.

– Бедняга, – сказал Тодд. – Мне в голову не пришло, что ты так голоден.

Лицо Гвен окаменело.

– Ясное дело.

– Ну, не все потеряно. Сладкое я тоже купил.

Точно услышав команду, Арчи, пошатываясь, отошел от машины и срыгнул на дорожку. Гвен внимательно посмотрела на кучу.

– Дай догадаюсь, – сказала она. – «Черри Гарсиа»?


– О чем ты думал? – рычала Гвен, швыряя в шкаф туфли от Джимми Чу. – Что ты будешь здесь возиться с этой дворнягой мне на радость?

Тодд сидел на кровати, наблюдая за ее приготовлениями ко сну. Они ругались уже несколько часов, и его решимость слабела. Всякий раз как ему казалось, что страсти улеглись и Арчи позволят остаться, Гвен возобновляла скандал, и Тодд снова начинал извиняться. Он чувствовал себя боксером-новичком, которого мутузят на ринге.

– Я думал, мы договорились дать ему шанс.

– Верно, – огрызнулась Гвен. – Как будто у меня есть выбор! Что я должна была сказать? Нет, Тодд, ты не можешь держать собаку в собственном доме?

– Это не мой дом, это наш дом.

– Разумеется, твой, – сказала Гвен завораживающим голосом. – Ведь это я поселилась у тебя, так? Честно говоря, порой мне кажется, ты не понимаешь, насколько чужой я ощущаю себя здесь.

– Я думал, что поэтому мы сделали ремонт. Чтобы и ты чувствовала себя как дома.

Гвен повесила платье на плечики.

– Да, и теперь ты все ненавидишь.

– Вовсе не так, – сказал Тодд. – Просто мне нужно время, чтобы привыкнуть к переменам. Но какое отношение это имеет к Арчи?

Она сняла серьги и положила их в шкатулку.

– Забудь. Ты не поймешь.

Захлопнув дверцу шкафа, Гвен отправилась в ванную.

Тодд лежал на спине и пялился в потолок. Он не видел иного способа прекратить стычку, кроме как признать поражение и избавиться от Арчи. Гвен была права. Ему следовало спросить ее прежде чем брать пса, и уж, конечно, не следовало оставлять Арчи в машине с их ужином, и тем не менее такой поворот дела его раздражал.

Выпад насчет дома был особенно обидным, учитывая, что он потратил почти сто тысяч долларов на то, чтобы она считала его «своим». Тогда Тодд говорил себе, что это инвестиция в их будущее, что, если Гвен хочет чувствовать себя здесь более комфортно, значит намерена жить с ним всегда. Его женатые приятели любили повторять «Счастливая жена, счастливая жизнь», а как насчет его счастья?

Ну же, перестань быть ребенком.

«Значит от пса придется избавиться», – думал он.

Ну и в чем проблема? У них с Арчи не столь долгое знакомство. До похорон Тодд видел дядюшкиного пса раза три-четыре, в основном во время выступлений. Вряд ли для него имело значение, где он в итоге будет жить – у Тодда или у его сестры. Пострадавшей стороной будет сам Тодд.

Зазвонил телефон, и Тодд взглянул на часы. Протягивая руку к трубке, он посмотрел на определитель. Номер был незнакомый.

– Алло.

– Мистер Дуайер?

– Да.

– Это Бет Джонстон из дома напротив. Мы встречались на благотворительной вечеринке в прошлом году.

– А, привет, Бет. Что случилось? – спросил Тодд.

– Извините за поздний звонок, но я подумала, вам следует знать, что ваша собака здесь.

– У меня нет собаки, – сказал Тодд, а потом вспомнил про Арчи. – Ой, есть, но он в гараже.

– Дверь вашего гаража открыта, и я точно знаю, что пес уже не меньше часа бегает по округе. Мои дети поиграли с ним, но сейчас они легли спать, и я бы хотела, чтобы собака вернулась домой.

Тодд посмотрел в окно. Не может быть, чтобы гаражная дверь была открыта!

– Простите, Бет, я уверен, что закрыл ее, когда посадил его туда.

– Не хочу показаться брюзгой, но по закону животное должно быть на привязи, как вам известно.

– Да-да, понимаю. Я сейчас приду за ним.

Он положил трубку и постучал в дверь ванной.

– Звонила соседка, – сказал Тодд. – Она говорит, что Арчи у нее во дворе.

Дверь распахнулась. Гвен стояла в ночной сорочке.

– Как он выбрался?

– Очевидно, гаражная дверь была открыта. Схожу за ним. Я мигом.

Тодд спустился по лестнице, гадая, каким образом автоматическая гаражная дверь могла открыться. Он надеялся, что это не детские проказы или того хуже.

«Неудивительно, что Арчи вел себя так тихо, – думал он. – Маленький негодяй просто-напросто удрал оттуда».

Тодд взял с крючка пиджак и направился к двери.

Арчи сидел на дорожке перед домом Джонстонов и с тоской смотрел на верхнее окно, в котором сквозь приоткрытые шторы виднелись две мордашки. Переходя улицу, Тодд помахал им. Лица детей исчезли, а шторы задернулись.

Тодд отвел Арчи домой, посадил на подстилку и нежно погладил, устраивая его на ночлег.

– Ну вот, – сказал он, – уютно тебе, как клопу в ковре.

Арчи ткнулся носом в его ладонь и довольно вздохнул. У Тодда сжалось сердце. Он должен был сначала позвонить. Если бы он не торопил события, Гвен бы так не расстроилась. А теперь что?

– Утро вечера мудренее, – сказал Тодд. – Но что бы ни случилось, обещаю, что у тебя будет хороший дом.

Тодд встал и направился внутрь, остановившись на пороге, чтобы заблокировать устройство открывания дверей. Он не мог взять в толк, что произошло. Чтобы открыть дверь гаража без пульта дистанционного управления, необходимо нажать на кнопку на ее внутренней стороне. Тодд наморщил лоб и обернулся на песика, уютно свернувшегося на подстилке. Кнопка находилась примерно в полутора метрах от пола. Неужели это возможно…?

Тодд покачал головой и пошел в дом.

В самом деле Гудини.


Глава вторая | Собакам вход разрешен | Глава четвертая