home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава седьмая

Тодд с Арчи наконец-то съехали с автострады, и джип развил хорошую скорость, когда зазвонил телефон. Это была Клэр.

– Ты где?

– Почти доехал до Монро, – сказал он. – Мы застряли в пробке и черт знает сколько ехали в объезд.

– У нас погода ухудшается. Дорожная полиция рекомендует всем машинам, кроме аварийно-спасательных, воздержаться от поездок до середины завтрашнего дня.

Тодд бросил взгляд через лобовое стекло: дождь как дождь.

– Здесь ничего страшного.

– Да, только ты на полтора километра ниже нас. Проблемы начнутся, как только проедешь Голд-Бар.

– Вот черт!

«Мы проехали слишком много, чтобы поворачивать назад, – подумал Тодд. – Им с Арчи надо просто где-то переночевать».

– Так что ты будешь делать? – спросила она.

– Думаю, нам нужно найти ночлег. Здесь есть мотель, где пускают с собаками?

– Гостиница «Собачье счастье». Она в пяти милях от Монро.

Тодд хмыкнул.

– «Собачье счастье», говоришь? И что это за местечко?

– Мы никогда там не останавливались, был коллега Боба. По его словам, все нормально.

– Я проверю. Спасибо.

– Извини, – сказала Клэр. – Не хочу бросать тебя в беде.

– Нет проблем, – ответил Тодд. – Мы оба бессильны перед погодой. Позже поговорим.

Окончив разговор, Тодд посмотрел, как проехать к «Собачьему счастью». Согласно картам Google, гостиница была в семи минутах езды. Веб-сайт Yelp давал ей две звезды.

«Ну и ладно, – подумал он. – Глупо ожидать роскошных апартаментов в отеле, принимающем с животными. И потом, нам всего на одну ночь. Ничего страшного».

Но когда они въехали на гравийную дорожку гостиницы, у Тодда поубавилось оптимизма. То, что в интернете выглядело как старомодное швейцарское шале, на деле оказалось одноэтажной шлакоблочной постройкой, обшитой белой вагонкой, с зелеными ставнями и островерхой крышей, покрытой гофрированной сталью. Джип остановился.

– Ну, как тебе? – спросил Тодд у Арчи.

Пес прижался носом к стеклу, и оба уставились на облупившуюся краску, покореженную обшивку и траву, растущую вдоль фундамента.

– Да, – сказал Тодд, – слегка запущено. Там собачьи какашки, – он махнул рукой, – тут пивные банки и окурки.

Арчи отпрянул от окна.

– Знаешь что, – сказал Тодд, – жди здесь, пока я схожу туда и осмотрюсь. Возможно, внутри все не так плохо.

Он вышел и осторожно добрался до входной двери.

Сначала Тодд почувствовал запах – отвратительную смесь мочи, сигарет и хвойного освежителя. Ковер оливкового цвета был весь в пятнах и прожжен сигаретами, а мебель казалась браком с гаражной распродажи. Тем не менее местечко не пустовало. За холлом находилась игровая зона с мячиками, жевательными игрушками и кушеткой. Скучающий подросток у входа наблюдал за тем, как два бультерьера потрошили подушку сидения.

Тодд прошел к стойке и спросил, есть ли номер для некурящих.

Портье, читающий «Обзор гонок», перевернул страницу.

– У нас нет номеров для некурящих.

Вот так фокус! Тодд был уверен, что по закону в каждом отеле штата должны быть номера для некурящих.

Портье поднял голову.

– В каждом номере есть кровать и туалет, но, строго говоря, это питомник, а не гостиница.

Питомник? Этот тип, наверное, шутит. Впрочем, им с Арчи нужно где-то переночевать, погода ухудшается. Он решил, что одну ночь они переживут.

– Ладно, я беру номер.

– Извините, – сказал портье, снова принимаясь за газету. – Мест нет.

– Но у вас на двери объявление «Есть свободные номера», – указал Тодд.

Портье потянулся и щелкнул выключателем на стене.

– Уже нет.

Они проехали еще полчаса, пытаясь найти место, где селят с животными. Дорога поднималась все выше, небо становилось темнее, и Тодд начал терять надежду. Арчи тоже выглядел встревоженным, возился на сиденье, скулил и не желал успокаиваться. Они давно не делали остановки. Тодд решил, что пора поискать стоянку.

– Прогуляемся? – спросил он. – Дождь несильный. Уверен, нам станет лучше, когда разомнем ноги.

Стоянка оказалась у следующего съезда, но когда Тодд свернул с шоссе, волнение Арчи усилилось. Он оперся лапками о панель и залаял.

– Погоди, – сказал Тодд. – Дай я сначала остановлюсь.

Но вместо этого Арчи принялся царапать дверь. Как только джип вырулил на парковку, Тодд почувствовал порыв холодного воздуха и увидел, что окно со стороны пассажирского сидения начало открываться.

– Ты куда? Арчи, стой!

Тодд метнулся через центральную консоль, хватая Арчи за ошейник, но было слишком поздно. Пес с визгом сиганул в окно и умчался. Тодд ударил по тормозам, но к тому моменту, когда он выскочил из джипа, Арчи исчез.

– Арчи! Арчи, где ты?


Дядюшкин пес пропал час назад. Все это время Тодд бродил по лесу, искал следы Арчи и постепенно терял надежду найти пса до заката. Он оттолкнул ветку и, запнувшись о торчащий корень дерева, с трудом удержал равновесие, чтобы не упасть. Чем дальше он шел, тем становилось темнее, а значит сложнее понять, принадлежали ли следы на земле маленькой собаке или дикому животному. Тодд остановился и оглядел густые заросли, размышляя, продолжать ли путь или вернуться к джипу.

«Надо сесть и передохнуть, – подумал он, – и тогда его, возможно, осенит, что делать дальше».

Справа, сразу за следующим поворотом, лежит коряга.

Побуждаемый необъяснимой уверенностью, он пошел вперед и через сорок метров обнаружил корягу. Тодд уставился на нее, гадая, почему он был так уверен, что она лежит именно там. Конечно, в таком старом лесу можно натыкаться на коряги на каждом шагу, но за последние несколько минут ему не раз приходило на ум, будто он знает, что находится поблизости. Казалось, он переживал дежа вю. Тодд не мог отделаться от ощущения, что был здесь раньше.

Заросли поредели, и Тодд увидел свет, идущий откуда-то сверху. Он помедлил, прикидывая, не лучше ли вернуться на парковку, чем испытывать судьбу, но решил двигаться вперед. Если он увидел свет, то вдруг Арчи тоже его заметил. Если повезет, они найдут там пристанище – и друг друга.

Едва увидев «Спирит Инн», Тодд почти остолбенел: гостиница переливалась огнями, как рождественская елка. За многие годы, что Тодд не приезжал сюда, она ничуть не изменилась. Конечно, сад не был таким зеленым, как летом, и бассейн был закрыт в это время года, но старое здание выглядело, почти как прежде.

«Я мог бы войти с завязанными глазами, – подумал он, – и вряд ли заблудился бы».

Собачьи следы, по которым он шел, нигде не просматривались, но это не означало, что Арчи здесь не было, и Тодду очень захотелось заглянуть внутрь. Он направился к входной двери узнать, не видел ли кто-нибудь поблизости маленькую собачку.

Выяснив, что снаружи гостиница не изменилась, Тодд был потрясен, когда зашел внутрь. Он запомнил ее по-домашнему уютной, а сейчас увидел старинную мебель, витражные стекла со сложным узором и тяжелые бархатные портьеры. Не изменился только портье за стойкой. Он постарел и был облачен в зеленый пиджак, но прическа и усы делали его незабываемым.

Тодд подошел к стойке, и по тому, как холодно и недружелюбно улыбнулся ему портье, понял, что, вероятно, сильно запачкался, скитаясь по лесу. Он пригладил волосы и стыдливо пожал плечами.

– Чем могу помочь? – спросил портье.

– Я ищу собаку.

– Боюсь, мы не пускаем сюда с собаками.

Его манера держаться все так же устрашала. Тодд снова почувствовал себя двенадцатилетним, вопрошающим, где он может найти ключ от номера – в камере хранения? И зачем он вообще сюда зашел? Как будто Арчи мог войти сам по себе.

– Простите, – Тодд покачал головой. – Меня зовут Тодд Дуайер. Не знаю, помните ли вы меня, но моя семья часто отдыхала здесь, когда я был маленьким.

Выражение лица портье не изменилось.

– Ну, ладно, – сказал Тодд.

Неловко получилось.

– Видите ли, я был на стоянке внизу, и мой пес сбежал. Я подумал, может быть, кто-нибудь из ваших гостей…

– Клифтон, когда у вас будет минутка, можете…

Маленькая хрупкая женщина в зеленом жакете выглянула из двери за стойкой.

Эмма?

– О, извините, – сказала она, исчезая.

– Сейчас приду, – сказал портье. – Мистер Дуайер уже уходит.

Женщина придержала дверь и еще раз посмотрела на Тодда. Он широко улыбнулся, и на ее лице появилась хитрая усмешка.

– Помнится мне семейство Дуайеров, которое часто приезжало сюда летом. У них была славная девочка по имени Клэр и скверный мальчишка по имени Тодд.

Шокированный Клифтон что-то залопотал, а Тодд и Эмма принялись хохотать.

– А, понятно, – сказал портье. – Это шутка.

Эмма обошла стойку и пожала Тодду руку.

– Рада снова видеть тебя, Тодд. Как дела?

– Отлично, – сказал он, почему-то разочарованный этим рукопожатием. – Значит, ты теперь тут работаешь, да?

– Вообще-то, – сказала она, – я здесь хозяйка.

– Хозяйка? А что случилось с твоей бабушкой?

Эмма посерьезнела.

– Она скончалась в прошлом году.

– Извини.

– Все в порядке, – сказала Эмма. – А как ты? Как твоя семья?

– Папа умер. У него случился инфаркт через месяц после нашего последнего приезда.

– Мне очень жаль, – сказала Эмма. – Он всегда был добр ко мне.

– Да, – сказал Тодд. – Отец был классный. – Он проглотил комок в горле. – Клэр выросла, и теперь у нее мальчишки-близнецы.

– Да ты что! А ваша мама?

– Как всегда. Ей страшно нравится быть бабушкой, и она ждет не дождется, когда я женюсь.

Тодд почувствовал, что краснеет. Зачем он так сказал?

Если Эмма и заметила, то не подала виду.

– Наверное, в этом плюс сиротства, – сказала она. – Никто не толкает меня к алтарю. – Она посмотрела по сторонам. – Ты регистрируешься?

– Вообще-то я зашел узнать, не видели ли здесь моего пса. Он удрал от меня на стоянке внизу. Я шел за ним по следу и понял, что рядом гостиница, поэтому решил заглянуть и узнать, не пробегал ли он тут.

Эмма обернулась к Клифтону.

– Вы не спрашивали у персонала, видел ли кто-нибудь собаку мистера Дуайера…?

Она посмотрела на Тодда.

– Арчи, – сказал он.

Клифтон снял трубку.

– Сейчас позвоню горничным.

Эмма улыбнулась.

– Давай я отвезу тебя на стоянку, и ты заберешь свою машину. Возможно, он уже отыщется, когда мы вернемся.

Она зашла в кабинет и взяла ключи.

– Ты живешь поблизости? – спросила Эмма, когда они направились на стоянку.

– Нет, – сказал Тодд. – Я ехал к Клэр. Они живут рядом с Монте-Кристо.

Эмма посмотрела на него с испугом.

– Надеюсь, ты не собираешься ехать туда сегодня вечером. Я слышала, к северу на дорогах страшная гололедица.

Тодд покачал головой.

– Нет, мы хотели переночевать где-то здесь, а завтра попробовать снова. Хотя теперь я не понимаю, что мне делать.

– Оставайся у нас, – сказала Эмма. – За счет заведения.

Тодд обернулся и посмотрел на гостиницу.

– Я думал, вы не пускаете с животными.

– Арчи может остаться не в гостинице, а у меня, если ты найдешь его. Я живу в старом домике позади здания.

– Помню этот домик! – сказал Тодд. – Он был битком набит старым барахлом.

Эмма рассмеялась.

– Я его выбросила. Теперь он битком набит новым барахлом.


Глава шестая | Собакам вход разрешен | Глава восьмая