home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава восьмая

Эмма украдкой поглядывала на Тодда, когда они ехали к стоянке. Надо же, только что она думала о нем, и вот он тут собственной персоной. Конечно, он явился не для того, чтобы встретиться с ней, но она даже представить не могла, что увидит его снова – так у них все странно закончилось.

«Прошло тринадцать лет, – думала она. – Тринадцать долгих лет с их последней встречи. Столько всего случилось за это время».

В ту пору Эмма еще жила с матерью – переезжала с места на место, меняла школы по два-три раза в год, летом работала в гостинице у бабушки и пыталась собрать в кучу крупицы знаний, почерпнутые в классе, чтобы не остаться на второй год. В конце концов она окончила школу, поступила в колледж, пережила несколько неудачных романов, но внешне мало изменилась. А Тодд, напротив, казался совершенно другим человеком.

Тогда он был щуплым подростком в очках с толстыми стеклами, застенчивым мальчишкой, который из кожи вон лез, чтобы не посрамиться перед ней, когда они бродили по лесам, лазили по деревьям и прыгали через протоки. Теперь Тодд был на голову выше Эммы, без очков, и она могла поклясться, что у него есть мускулы под старой толстовкой. Наблюдая за ним краешком глаза, Эмма задавалась вопросом, вспоминал ли он о ней с такой же теплотой, как она о нем?

– Я все еще не могу поверить, что ты хозяйка гостиницы, – нарушил тишину Тодд.

– Бабушка время от времени намекала на это, но я никогда не думала, что она всерьез хочет оставить ее мне. Это словно выиграть в лотерею.

– Когда я увидел с тропинки «Спирит Инн», мне показалось, что я никуда не уезжал. Снаружи она такая же, как я запомнил.

– Кое-что поменялось, – сказала Эмма, – но ты прав. Здание почти не изменилось с тех пор, как ваша семья была здесь в последний раз.

Тодд смущенно кашлянул.

– Извини, что пропал тогда. После смерти папы все пошло наперекосяк. Он не захотел тратиться на страховку, а сбережений почти не было. Фактически я стал главой семьи.

– Проехали, – она взглянула на него. – Это было давно.

– Вообще-то я не сам так решил, – поспешно добавил Тодд. – Я хотел написать тебе, но мама не позволила.

Эмма усмехнулась. Она на всю жизнь усвоила от бабушки, что нельзя сваливать вину за свои дурные поступки на других.

– И как именно? Спрятала ручку и бумагу? – поинтересовалась Эмма.

Она выдала это автоматически, и сама удивилась тому, сколько желчи было в ее голосе.

– Нет, просто попросила меня не писать, – сказал он. – А что мне оставалось?

– Ну, я не знаю. Что обычно делает глава семьи?

Тодд помрачнел.

– Я же попросил прощения.

– Знаю, – Эмма смягчилась. – Просто, кажется, я расстроилась чуть больше, чем думала. Извинения приняты.

Несколько минут прошли в неловком молчании. Эмма сожалела, что набросилась на Тодда, но ведь и ей тогда жилось непросто. Неужели ему не приходило в голову, что им обоим было бы легче, будь у них возможность поделиться своими проблемами? Но кто она такая, чтобы критиковать, особенно сейчас, когда у него только что пропала собака?

Эмма стала оглядывать лес по обе стороны дороги.

– Кстати, как выглядит твой пес?

– Маленький, с жесткой белой шерсткой и бурым пятном на одном глазу, но сейчас, я думаю, он испачкался, бегая по лесу.

– А порода? – спросила Эмма.

– Да никакой. Обычная дворняжка.

Впереди по правую сторону был поворот к стоянке. Эмма въехала на парковку, и фары ее грузовика осветили единственную машину, которая там стояла, – старый джип «Чероки», залепленный грязью. Машине должно быть минимум лет пятнадцать, подумала она. Должно быть Тодд живет не так хорошо, как могло показаться.

– Твой? – спросила Эмма.

– Да.

Эмма затормозила рядом с джипом и огляделась. Стоянка представляла собой широкий газон, который круто спускался вниз метров на пятнадцать. Слева находились туалеты, а по обе стороны проложенной посередине бетонной дорожки стояли два столика для пикника. С трудом верилось, что там была собака.

– А где вы находились, когда он удрал?

– Вот тут, – сказал Тодд. – Не успел я затормозить, как Арчи открыл окно и убежал.

Эмма посмотрела на него.

– Он сам открыл окно?

– Ну да. Сначала я решил, что это случайность, а теперь подозреваю, этому его научил дядя Берти.

– Постой-ка, тот самый дядя Берти, который был клоуном?

Тодд рассмеялся.

– Я рассказывал тебе о нем?

– Черт возьми, я всегда думала, что это самая классная история, которую слышала, и долго хотела поступить в цирк, как твой дядя. Он еще выступает?

– Нет. Он умер на прошлой неделе. Так мне достался Арчи.

– О, Тодд, – Эмма положила руку ему на плечо, – мне очень жаль.

Она помолчала.

– Погоди-ка, ты сказал, Арчи еще жив? Он, наверное, совсем дряхлый.

– Это другой Арчи. У дядюшки была целая свора собак с такой кличкой.

– И они все работали в цирке?

– Почти. Этот последний в основном выступал на детских утренниках, но он знает кучу трюков.

– Даже смышленый пес может потеряться в лесу, – сказала Эмма, доставая из бардачка фонарик. – Пойдем поищем.

Двадцать минут они обшаривали стоянку, а между тем сумерки сгущались и дождь становился все сильнее. Эмма и Тодд наорались до хрипоты, зовя пса, но Арчи либо не слышал их, либо не желал отзываться. Когда Тодд и Эмма наконец повернули назад и поплелись к машине, они слышали только хлюпанье собственных ботинок.

Тодд выглядел подавленным.

– Давай подождем еще немного. Вдруг он появится. – попросил он.

– Ладно, – сказала она. – Только давай сядем в машину. У меня зуб на зуб не попадает.

Эмма завела мотор и включила печку. Вскоре окна стали запотевать.

– Сейчас мы это исправим, – сказал Тодд.

Он стянул мокрую толстовку – под ней оказалась футболка, которая облепила его, как вторая кожа. Он начал вытирать стекло, а Эмма старалась не смотреть на Тодда.

– Если хочешь, одежду можно отправить в прачечную, когда вернемся.

Он пожал плечами.

– Ладно. У меня в джипе куча сухой одежды.

Пока Тодд трудился над лобовым стеклом, она не сводила глаз с тропинки, по которой он пришел к гостинице. Ничто там даже отдаленно не напоминало маленькую белую собачку, но так она, по крайней мере, не пялилась на Тодда.

«Я слишком долго была одна, – подумала Эмма. – Становлюсь бесстыжей».

– Что-то видишь? – спросил он, проследив за ее взглядом.

Эмма помотала головой.

– Нет, ничего.

Тодд снова уселся и бросил толстовку на пол. В какой-то момент между поисками Арчи и вытиранием стекла он начал потеть, и Эмма опьянела от этого запаха в тесной кабине грузовика. Она поняла, что Тодд ей по-прежнему очень нравится, и прикусила губу. Он не носил обручального кольца, и это обнадеживало. А как он там выразился насчет того, что мать достает его с женитьбой?

Эй, притормози! Давай не будем опережать события.

– Может, вернемся? – предложила Эмма. – Вдруг его видели в гостинице.

– Возможно, – Тодд по-прежнему смотрел в лес. – Внутри все кажется другим, но, наверное, я просто плохо помню.

Она не сразу поняла, что он имеет в виду гостиницу.

«Тодд пока не хочет сдаваться», – подумала она.

– Ты прав, – сказала Эмма. – Когда восемь лет назад в бизнесе наметился спад, бабушка стала искать решение, которое позволило бы привлечь новых клиентов. Им с Клифтоном понравилась идея обыграть возраст здания…

– Отсюда викторианский антураж. – договорил за Эмму Тодд.

– Именно. Старинная мебель, витражные стекла – в комнатах та же атмосфера, что и в лобби. И «фишка» сработала, когда бабушка узнала, что здесь водятся привидения.

Тодд развернулся к ней.

– Привидения? Ты серьезно?

– Нет. Бабушка с Клифтоном покопались в истории гостиницы и выяснили это. К нам едут со всего света в надежде встретиться с привидением.

– И что, встречают? – с улыбкой спросил Тодд.

– Как знать? – Она пожала плечами. – Лично мне не попадались.

– Значит, новая «фишка» сработала.

Эмма помолчала, раздумывая о своих финансовых проблемах.

– Более-менее. Порой я переживаю о том, что у нас довольно узкий круг клиентов, зато они преданные, а противостоять крупным гостиничным сетям очень сложно.

Тодд высунулся из окна и посмотрел назад.

– Могу себе представить. – сказал он.

– Так чем ты сейчас занят?

Тодд помедлил, ощущая неловкость.

– У меня пока переходный этап, – сказал он. – Со старой работы я ушел несколько месяцев назад и сейчас тружусь дома по совместительству.

Эмма кивнула.

«С тобой все ясно, – подумала она. – Переходный период? Трудишься дома по совместительству?»

Тодд был явно на мели. Она вздохнула. Ну почему меня всегда тянет к лузерам?

Тодд взялся за ручку двери.

– Не буду больше отвлекать тебя от работы. Я прогрею джип и через несколько минут догоню тебя.

Открывая дверь, он покачал головой.

– Я все думаю, что Арчи, наверное, учуял белку. А иначе почему еще пес мог так рвануть?

Эмма пожала плечами.

– Может быть, увидел привидение?


Глава седьмая | Собакам вход разрешен | Глава девятая