home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1.

Заволновался Кеша Завадский не сразу, где-то на третий раз.

Первый-то раз, лет в четырнадцать, когда ему довелось бить пенальти вратарю команды 23-й СШ, он, не зная никакой молитвы, просто глянул в глаза вратарю и про себя на всякий случай произнёс: «Стой, как столб!» Ну, так тот так и остался стоять с раскинутыми руками и разинутым ртом.

А поскольку ударчик-то Кешкин получился корявый, берущийся, гвалт поднялся неимоверный. Малого того, вратаря, затюкали и заулюлюкали до слёз, хотя в тот раз он был единственным, кто почувствовал какую-то необычность момента и оттого слегка оторопел.

Кешкина же команда 45-й СШ, да и он сам тот случай на радостях отнесли к весёлому и счастливому для них казусу, хотя игру ту всё одно продули…

Второй раз, на будущий год, хоть и был более волнительным, но тоже остался без внимания.

Лежал Кеша на песке городского пляжа, в то время весьма немноголюдного, и скучал, как вдруг заметил симпатичную одинокую девочку с розовой пляжной сумкой на плече, и случайно поймал её взгляд. Девочка явно выбирала для себя местечко, и Кешка просто выдал желаемое, успев подумать во время взгляда: «Ложись рядом!»

После того, как девочка послушно расстелила полосатое покрывало в двух метрах от него и стала непринуждённо раздеваться, Кешка зарделся, опустил глаза и пребывал в смятении все три часа, пока девочка не засобиралась домой…

Третий раз случился той же осенью, то есть. всего через пару месяцев после пляжного случая, вероятно, поэтому в начитанном Кешкином мозгу на этот раз зашевелилась смутная догадка.

В вагон пригородной электрички с двух сторон, как и положено при облаве, зашли контролёры и стали двигаться к середине вагона, где и сидел Кешка. Сидел, надо сказать, спокойно, потому как билет спокойствия ради он брал всегда.

– Ваш билет, молодой человек! – спросил его контролёр, и Кешка спокойно вытащил из кармана ветровки билет, глянул контролёру в глаза и произнёс в ответ:

– Пожалуйста!

Контролёр прокомпостировал и пошёл дальше. Пронося билет мимо носа обратно, Кешка вдруг заметил, что это и не билет вовсе, а кусок пустой бумаги, а билет был в другом кармане…

Поездка была испорчена. «Конечно, старый, надырявил этих билетов с тысячу, машинально ничего и не заметил…» – трезво рассудил Кешка. И тут же возразил самому себе: «А девушка?! Тоже случай?!» А уж когда после почти часа терзаний в памяти всплыл и тот прошлогодний пенальти, Иннокентий заволновался…

Конечно, он слышал и читал про гипноз и всё такое, но он-то тут причём?! В их тихом губернском городе никакие Мессинги отродясь не бывали. А вдруг такой вот он уродился?!

Так ведь проверить же можно! О, вон мужик подвыпивший горланит на весь вагон…

«Тебе на следующей выходить!» – приказал он мужику, поймав его взгляд, и тот, дождавшись следующей станции, послушно вышел из вагона. «Мама дорогая… – обомлел Кеша, – и куда мужика отправил?!» Значит…

Мыслью такой Кешка не только боялся с кем-то поделиться, самому-то думать о таком страшновато было.

Даже теперь, по прошествии почти тридцати бурных лет и истечения всех сроков давности, поправляя потрёпанные нервы на тихом и спокойном Кипре, Иннокентий не имел никакого желания рассказывать кому-либо о пережитом…

Покой ли и умиротворение острова и моря, ограниченность ли общения, личные ли обстоятельства, а, скорее всего, всё вместе развязало-таки Кешин язык и выдало оказавшемуся рядом автору некоторые истории из послужного Кешиного списка; с его любезного разрешения некоторые из них и легли в основу этой повести.


Властелин мозгов | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 2.



Loading...