home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3.

По истечении месяцев трёх сытой Кешкиной жизни в том лесном санатории его однажды вызвал к себе его наставник, капитан Сомов. В его кабинете сидел ещё один такой же в непонятной форме.

– Капитан таможенной службы РФ Валерий Васильевич Чеботарёв, – представил гостя наставник. – Он введёт тебя в курс дела.

Дело оказалось о контрабанде необработанных драгоценных камней челноками из Индии.

Таможня от случая к случаю потрошила перевозчиков, выгребая из клетчатых сумок килограммы изумрудов, сапфиров и друих камешков, а всю сеть, существование которой настойчиво подтверждали отдельные факты, никак накрыть не удавалось.

С помощью Кеши предполагалось выявить ещё до отправки, в Индии, челнока с камнями, но при этом себя не обнаруживать с тем, чтобы проследить всю цепочку. Интуитивно Кеша почувствовал вкус охоты, сердце запрыгало, хотелось поскорее отличиться, только спешка в таких серьёзных ведомствах была не в моде.

Вначале Кешу полдня истязал некий спец непонятного пола, которого обозвали гримёр-визажист. Он, гримёр-визажист, оказывается, должен был до неузнаваемости изменить Кешину внешность, как ему объяснили, во избежание неких последующих эксцессов.

Никогда бы Кеша не подумал, что гримёр-визажист – это не только расчёска, ножницы и грим, а еще и компьютер, химическая лаборатория и много других хитромудрых причиндал.

Кеша начал было клевать носом, что с ним всегда случалось в парикмахерской, уже и в зеркало на себя перестал смотреть, как вдруг гримёр, закончив пудрить Кешкин нос, театрально заявил:

– Клиент готов!

Кеша проморгал глаза и взглянул на себя в зеркало: и он, и не он. Нос чужой, волосы, очки, губы другие – мать точно не признает.

Конечно, не признает, потому что он с капитаном Чеботарёвым вовсе и не к матери направлялись, а в Индию, в аэропорт Дели…

Капитан был в штатском, поэтому к лёгкому Кешиному разочарованию в салоне самолёта на них никто никакого внимания не обращал.

В аэропорту Дели Кешу посадили в отдельную небольшую комнату и стали приводить вроде как на досмотр подозреваемых в контрабанде пассажиров на советские рейсы.

Первой привели разбитную толстую тётку, которая после Кешиных вопросов:

– Как зовут?

– Откуда родом?

– Как зовут мать?

– Где камни?

Безропотно полезла в необъятный бюстгальтер и положила на стол тряпицу, в которой оказались три ювелирных набора – кулон и серьги – с бриллиантами.

Кеша спокойно, глядя тётке в глаза, сказал:

– Хорошо, убирайте на место.

Тётка тоже спокойно засунула тряпицу назад, в лифчик, сказала: «До свидания!» и вышла.

Насколько Кеша понял, капитана Чеботарёва тётка эта мало интересовала – столько везёт практически каждый наш челнок.

Следующим зашёл бледный, худосочный, небритый парень в драных джинсах и каких-то тростниковых шлёпанцах.

– Как зовут?

– Где живёшь?

– Гашиш пробовал?

– А камни где?

– В синей сумке?

– О’ кэй! Счастливого пути!

Как выяснилось на занятиях, такой «раскол» Кешин собеседник не запоминал и забывал всю беседу, как только Кеша переставал смотреть ему в глаза; на то и рассчитывали.

Пожалуй, сумка с камнями худосочного заинтересовала капитана Чеботарёва больше, чем сокровища из бюстгальтера.

Капитана наверняка также заинтересовал оптовый торговец кожаными куртками из Твери, который камни, видно, не в первый раз, напихал в карманы курток, оптовик детской обувью из Смоленска, скромно засунувший пакет камней в тысячную партию дешёвых детских сандалий, а также игривая красавица Ира из Калуги, которая, не мудрствуя лукаво, перемешала драгоценные камни с разрешёнными к вывозу полудрагоценными – гранатами, агатами и прочими – и, уверенная в своей неуязвимости, ежеминутно совершала отвлекающие манёвры своими прелестями, очень хорошо различимыми в коротком платье в облипочку.

По хорошему настроению капитана Чеботарёва на обратном пути в самолёте Кеша сделал вывод, что первое его дело на службе Родины, скорее всего, удалось…

Телезрители иногда ахают: и как же им удалось это обнаружить? Уж так запрятали, так запрятали…

Такие мудрые… Когда же, спустя пару месяцев, его позвали в бухгалтерию и попросили расписаться в получении премии в размере бывшей его полугодовой стипендии, Кеша приободрился, и некоторые издержки своей службы, вроде замкнутости и неопределённости, стал замечать меньше…


Глава 2. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 4.



Loading...