home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10.

А пока на Кипре зима. Очень приятное для северян время года. 15–20 градусов тепла, иногда тёплый дождь, но даже редкий холодный дождь не портит общее ощущение комфорта.

Море, всегда загадочное, своим магнетизмом манит гуляющих, в пёстрой толпе которых легко узнаются северяне: англичане, немцы, скандинавы, русские – они одеты во всё летнее, включая розовый загар.

По вечерам все дружно стекаются в бесчисленные кафе на набережной, где будут весь вечер неспешно беседовать и глазеть на гуляющих за одним стаканчиком пива, кофе, вина или сока – кушают по месту жительства. Гудят лишь русские рестораны «Любаша», «Танюша» и другие, оглушая округу очередными хитами типа «Казачка».

На набережной энтузиасты развлекают публику всякими заманухами, скорее из любви к искусству, хотя и фунтики перепадают.

Местные мачо раскатывают на авто и флиртуют со всеми подряд, как бы напоминая, что Кипр – остров любви.

Не обошла любовь стороной и наших героев.

На Рождество Катя и Реджи решили объявить о своей помолвке. Нам пока неизвестно, каков будет Реджинальд Уинроу в качестве главы старинного аристократического рода и руководителя семейного бизнеса, но каков он будет в качестве Катиного мужа уже абсолютно ясно. Он ходит за ней как привязанный, словно преданный доберман заглядывает ей в глаза, постоянно держит её за руку, будто боится потерять. Решительно настоял, чтобы Катя с Кириллом переехали жить к нему.

Реджинальд уверенно ходит с тростью, водит машину, благо на Кипре, как и в Великобритании, левостороннее движение и машины с правым рулём, жадно глотает всякую недополученную за десять лет болезни информацию, вникает в семейный бизнес.

На заснятых в своё время премудрым Гунькой видеоплёнках непонятно было, как тогда змеи попали на второй этаж, и хотя у всех остались разной степени подозрения на Джеймса, прямого обвинения ему опять никто не предъявлял.

По слухам из Англии он выгодно продал свою фамилию, женившись на единственной дочке богатого скотопромышленника из ЮАР, и этим успокоился. И слава богу!

На Рождество ждали лорда Уинроу с супругой, его брата Чарльза с супругой и кузена Реджи тоже с молодой женой.

Ребята сдали сессию и теперь со смаком готовили виллу к празднику. В просторной гостиной накрыт громадный стол со свечами, всё очень строго и торжественно.

Мужчины элегантны, женщины обворожительны; слуги, вдохновлённые щедрыми подарками леди Уинроу, двигаются живее обычного.

В соответствующий момент лорд Уинроу объявил о помолвке своего сына и Кэт, поздравления, кольца, поцелуи – всё очень трогательно; Реджи взволнован как ребёнок, получивший, наконец, долгожданную игрушку.

Потом потек просто торжественный ужин с речами и пожеланиями. Потом снова встал лорд Уинроу и начал почему-то вспоминать случай со змеями; и Кирилл, мол, герой, и Катя молодец и вообще всё семейство – героические истребители змей. И вдруг спросил, вроде бы невзначай:

– А вы знаете, господа, как в животном мире называется семейство зверьков, которые охотятся на змей?

Ответ мог знать только Кирилл, но он решил посмотреть, куда лорд клонит. А тот победоносно выдержал паузу и выдал:

– Семейство виверровых!

Потом с загадочным видом достал из кармана какую-то открытку и продолжил:

– В качестве награды за спасение членов семьи Уинроу главному мангусту семейства виверровых вручается вот это… – и протянул Кириллу ту самую открытку, которая вовсе была и не открытка, а футляр с маленькой маркой «Мангуст семейства виверровых». Та самая редчайшая, вожделеннейшая и дорогущая марка, о которой много лет мечтал Кирилл!

Он впился в неё взглядом, не веря своим глазам, потом, как азартный мальчишка, вдруг сорвался с места, метнулся в свою комнату, через три секунды вылетел оттуда с небольшим кляссером для марок, открыл пустую, заранее и давно приготовленную страницу и с благоговением водрузил подарок на место. Долгожданный мангуст сделал теперь его серию марок «Семейство виверровых» полным!

Будь он девчонкой, наверное, визжал бы от восторга и расцеловал бы победоносно стоящего лорда. А он лишь подошёл и протянул ему свою руку:

– Спасибо, сэр!

– И тебе спасибо, мой мальчик!

Все бурно стали рассматривать диковинных и отважных зверьков: циветты, генетты, виверры, линзанги, мангусты…

Потом все танцевали, потом перешли в другую комнату пить кофе, слуга прикатил столик на колёсах со сладостями, все привставали и выбирали десерт на свой вкус. И вдруг!..

Нет, это невозможно!!! Раздался громкий характерный звук неприличного свойства, всем понятный, но в этой обстановке, ну, просто шокирующий!

От неожиданности все замерли, чтобы потом как-то отреагировать, наверное, сделать вид, что ничего не заметили.

«Подлец Гунька, – пронеслось в голове у Кирилла, – таки подсунул лорду свою подушку-пердушку!» И машинально посмотрел на лорда, точно сидевшего слева от Гуньки.

Но лорд с невозмутимым видом повернул голову к Гуньке, неожиданно сморщил нос, слегка помахал возле него ладонью и тихо сказал:

– Фу-у…

Пауза затягивалась; Гунька почему-то втянул голову в плечи, отвесил и без того толстую нижнюю губу и замер… Потом под взглядом всех медленно засунул руку себе под задницу и вытащил оттуда эту самую шутиху, но не свою! Попался, как последний лох!

Наконец, дошло и до остальных, и от взрыва хохота, казалось, подпрыгнула вся вилла! И не все слышали, как Гунька повернул голову налево и шутливо-обиженно процедил:

– А ещё лорд называется!

Кирилл сквозь слёзы от смеха вспомнил, что как-то уже давно в разговоре предупредил лорда о таком приколе, ну, чтобы сгладить возможную неловкость. А тот намотал себе на ус да и сам подставил приятеля – знай англичан!

И леди Уинроу тоже не подкачала, начала успокаивать Гуньку:

– Это он из ревности…

Гуньке явно нравилось быть в центре внимания, однако про себя он решил, что достанет лорда хоть в Англии.

Рождественская шутка лорда имела такой бешеный успех ещё и потому, что всем стало понятно – старый лорд принял этих людей в свою семью.

Младший брат лорда, Чарльз, с большим энтузиазмом послушал рассказ Реджи о сути Катиной методики, поставившей на ноги и его, и Кирилла, и ещё одного русского. Человек достаточно сдержанный, глаза, однако, округлил и брови поднял до середины лба.

Будучи каким-то боком близким к медицине, ему нетрудно было понять или предположить возможности сексотерапии отдельно, рефлексотерапии отдельно. А вот оргазмом опустошить энергетический потенциал тела до минимума, и на этом фоне манипулировать с проходимостью нервных импульсов – это смело и очень разумно!

Но про себя сэр Чарльз подумал, что в мире медицины и фармакологии, где крутятся огромные деньги, не просто будет этому ноу-хау доказать своё право на существование. Ведь тут, по всей видимости, понадобятся суррогатные партнёрши… пуритане нахохлятся…

Ну, и пусть. Зато будущие Катины пациенты оценят его, встав на собственные ноги.

Он перевёл взгляд на сияющую и счастливую Катю: «Голубой крови она нашему роду не прибавит, но породу улучшит однозначно», – с удовлетворением подумал он и ещё раз от души поздравил племянника!

© 2006 ВИКТОР ГОРБАЧЁВ


Глава 9. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Второе внимание



Loading...