home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2.

«Дело поживее» при ближайшем рассмотрении оказалось фабрикой по утилизации отходов. Не, не бытовых; их, как правило, благополучно сваливают под заборы дачникам, создавая одновременно клондайки для бомжей.

Просроченные лекарства, отходы больниц и лабораторий, списанные и подпорченные продукты и тому подобное по всем законам подлежат особой утилизации и актированию. Только никто не знает как. Технологии, конечно, есть. На бумаге. А на деле – подогретый компромисс с зелёными, и… в неизвестность.

Смелую идею сжигания всего этого дерьма Виктор Иванович почерпнул у директора одного из московских кладбищ с крематорием в период становления своего кладбищенского бизнеса. Добротная английская газовая печь за двести тысяч фунтов стерлингов с кислородным поддувом на глазах у Мухина превращала в пепел всё, что угодно. Даже покойники в ней от удивления буквально садились в гробу…

– Ты гляди, Львович, – горячился Мухин с блестящими как у наркомана глазами. – Пепел из печки отбросили на грохоты, потом магнитом металл схватили, потом две тётки рукастые цветной металл добрали и всё… А уж в конце мы с тобой с чемоданом для сбора зелени.

От смелости идеи Константин Львович не сразу нашёл, что сказать. Мухин – знал.

– Москвич, директор кладбища, печку даёт за пятьдесят процентов прибыли. Остальное всё наше! Что мы с тобой грохоты, что ли, не найдём?! Или тёток рукастых?! Чё ты нахохлился-то?!

Экологические инстанции города и области, благополучно заселившие величественный бывший обком партии, Константину Львовичу были хорошо знакомы по работе, туда он поутру и отправился на разведку.

По обилию и добротности областного комитета по экологии, по количеству уверенно в них сидящих всякого калибра чинуш и чинушек, к горлу подкатывалась радость пополам с гордостью за природу родного края. Руки прочь от наших экологов, критиканы незрелые!

Пока Константин Львович вышагивал по ковровым дорожкам строгих коридоров, ему почему-то вспомнилась история про трест «Экострой», услышанная от знатоков на последних гаражных мальчишниках.

Трест тот организовали знатоки областного бюджета, когда в нём появились реально весомые суммы на экологию после Чернобыльской неприятности. Как уж эти знатоки оформляли отчёты по целевому освоению бюджетных средств, можно только догадываться, да только строились на эти деньги многоквартирные жилые дома… На продажу. Не сказать, чтобы дома эти заселяли сплошь пострадавшие…

Чинуши и чинушки идею фабрики по утилизации непростых отходов встретили на ура – денег у них Константин Львович не просил. И только в одном дальнем малопосещаемом кабинете изнывающий от безделья новоиспечённый пенсионер, приходящий на работу в качестве консультанта и понятого скорее по инерции, начисто обгадил такую их замечательную идею. Они знали друг друга по работе давно, поэтому обходились без дипломатии.

– Ты, хлопец, видать, от этой разрухи совсем страх потерял! Да тебя Минай в твою же печку и засунет, если откажешься акт подписывать без утилизации! А ты откажешься, что, я тебя не знаю?!

– Как это?! – не сразу вник Константин Львович.

– А вот так, – напирал пенсионер. – Ты что думаешь, теперешние торгаши тебе караваном повезут просроченные продукты уничтожать?! А вот это ты видел?! – пенсионер бодро и красноречиво стукнул себя по внутренней стороне локтевого сгиба. – Они привезут тебе акт об уничтожении подписывать. А продукты просроченные или лекарства крестьяне в глухомани за милую душу по дешёвке расхватают! Закочевряжешься – сам пойдёшь на утилизацию! А на твоё место найдут сговорчивого!

– Это что ж получается: или народ травить или самому гореть?! – от такой альтернативы Константину Львовичу сделалось грустно…

– От, сучары, обложили: ни бзднуть, ни пёрнуть! – это означало, что выходцу из народа Виктору Ивановичу Мухину новые хозяева жизни зарубили очередную попытку пробиться, как и они, в светлое будущее… Но не последнюю…


Глава 1. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 3.



Loading...