home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5.

«Участок» Константина Львовича исправно выдавал продукт, хозяева-мужички от щедрот баловали персонал приличными бонусами, и Константин Львович начал подыскивать достойную замену своей уставшей «четвёрке». Рая бросила дополнительные ночные дежурства, дети-хорошисты стали завсегдатаями модных дискотек…

Кстати, Рая была не в восторге от этих поздних танцулек детей. И музыка там, на её взгляд, слишком громкая и дебиловатая, и чересчур уж они там возбуждаются, поэтому плохо спят.

А сын, Серёжка, так просто стал каким-то дёрганым…

Настороженные перегляды сына и дочери Рая относила к переходному возрасту и, соответственно, к гормональной перестройке или же к симптомам первой любви…

Летом они позволили себе долгожданную со времён «нерушимого Союза» двухнедельную поездку на море, после которой сын неожиданно стал жаловаться на сильную боль в правом подреберье…

Перемена климата и пищи, как причины, были исключены, когда анализы вдруг показали массовое омертвление клеток печени из-за чрезмерной интоксикации химическими шлаками.

Странным образом болезнь сына совпала с довольно массовым обращениям к врачам молодых людей с аналогичными симптомами. Тревогу медики забили, когда дело дошло в нескольких случаях до реанимации.

– Пьют всякую дрянь! – был вердикт мудрого горздрава.

– Да чё ты, ма, я, кроме пива, вообще ничего не пью! – оправдывался Серёжка на материнское расследование.

Анализ пития желтокожих пациентов, десятками заполнивших больничные койко-места с поражением гепатобилиарной системы, вопроса, однако, не прояснял: пили действительно всё подряд…

И долго бы ещё эскулапы были в неведении, если бы дочь Вера однажды не проговорилась матери из лучших побуждений: на дискотеках ребята стали глотать какие-то таблетки…

Суетливые торгаши горячо утверждали, что это знаменитые экстази и что это круто, потому что добавляет энергии и кайфа. А раньше, мол, такого не было.

Не сразу, но на работе Рая поделилась этой информацией с главврачом, дело взяли на контроль в горотделе милиции…

Ложный стыд и интуитивный страх не позволял Серёжке признаться, что и он иногда глотает на дискотеках таблетку-другую, запивая их пивом. Так, ради интереса. Веселей становится, и девушки симпатичней и добрее кажутся, смелость появляется и раскованность, и скакать можно без устали…

Потом, назавтра, правда, чувствуешь себя хреново: во рту как сто котов нагадили, голова гудит, мухи в глазах, под правым ребром тупая боль… Ну, так это пиво, бессонная ночь и скачки – что же ещё… За кайф завсегда надо чем-то расплачиваться…

Константин Львович опасения и догадки супруги не разделял. Ну, пиво, ну, девочки, ну, тусовки по ночам – как без этого?! Парню шестнадцать лет…

Покупка пятилетнего «GOLF» а и связанные с этим приятные эмоции на время отодвинули Раины тревоги. Константин Львович не переставал хвалить немцев, часто хаять своих за «Жигули» не позволяла природная интеллигентность. К старикам в райцентр прикатили с горой подарков и чувством победителей. У тех, кажется, впервые отлегло от сердца: дал Бог, и наши приспособились к смутному времени…

Константин Львович старался встретить супругу с работы, когда надо и не надо вызывался свозить её туда-сюда. Им с Серёжкой особенно нравилось начищать игрушку всякими мудрёными мастиками и шампунями до немыслимого блеска. Как серьёзное дело обсуждали они всякие навороты на любимца, благо в магазинах и на рынке этих цацек появилось видимо-невидимо. Серёжка безаппеляционно заявил, что управлять этой машиной – одно удовольствие, и что на будущий год он на права сдаст запросто…

Парень был горд, что его отец может семье позволить эти маленькие удовольствия.

В Раиных же кругах, кажется, попривыкли к похиревшему ливеру у народа, власти тоже хранили гробовое молчание по поводу экстази на дискотеках…

По давней народной традиции – стерпится-слюбится – и эта тревога размылась бы временем.

Если бы однажды в полночь под воскресенье не позвонил вдруг приятель сына.

– Тёть Рай… Это… Серёжку вашего… короче, «скорая» увезла… Галлюциген… Новый химический синтез… Передозировка…

Сквозь гул в голове, откуда-то издалека Рая слышит эти странные слова и видит перед собой только красное и потное лицо пожилого, небритого врача, его виноватые глаза и глаза испуганно сочувствующих медсестёр…

Она всё ещё надеется услышать что-то другое, что это ошибка, что сейчас вот появится её сынуля, и они все поедут домой… И что дома она ему всыпет как следует…

Коллеги молча расступаются… Знакомый измождённый реаниматолог растерянно разводит руками и отходит в сторону от стола… На столе закрытое еще по пояс застиранной, проштампованной простынёй угловатое тело подростка…

Бледное, осунувшееся лицо, провалившиеся глазницы… Рая всё еще надеется, что это не её ребенок…


Глава 4. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 6.



Loading...