home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11.

Обычно добродушный от самодовольства Минай поносил на планёрке своё окружение нехорошими словами:

– Вы чё, засранцы, к станку захотели?! Я вам, бля, такие колёса в руки дал, а вы их втюрить по-людски не можете?! Чего языки в жопы позасовывали?! Почему выручка упала, как хер от серпа?! Что Минай?! Я уже тридцать пять лет Минай, а вы меня, бля, без штанов оставить хотите?! Дождётесь, бля, москвичи нагрянут, всем яйца в мясорубку позасовывают! Куда народ подевался?!

– Не горячись, Минай. Мы тебе уже докладывали, что народ теперь ловит кайф у этих баб-медичек в салоне… И дешевле, и безопаснее, а эффект тот же…

– Какой салон?! Какие бабы?! Вас полсотни морд, а вы с двумя бабами, бля, справиться не можете?! Баб оттрахать хором, салон сжечь – учить вас надо?! Ладно, сам займусь!

В самом деле, было странно, что закалённые бойцы Миная не спешили разобраться с салоном Любы и Раисы Васильевны… То ли из-за ставшей уже всеобластной славы салона, то ли из-за детской неприкрытости и уязвлённости двух женщин, то ли от пугающе неожиданного успеха салона. Минаю и самому любопытно стало: откуда такая оторопь у бандюков…

Ни Люба, ни Раиса Васильевна Миная в глаза не видели, хотя слышать о фактическом хозяине города, конечно, должны были. Поэтому Минаю легко было записаться на приём и в назначенное время не без любопытства развалиться в кресле салона.

«Бедновато, хотя по валу бабло должно водиться…» – автоматически, по-хозяйски, отметил он про себя.

Краткий инструктаж Любы Минай выслушал на удивление внимательно, без прибауток… Мало того, пронзительный взгляд огромных Любиных глаз вызвал у него подзабытый в суровых буднях трепет в груди.

«Вот чёртова гипнотизёрша…» – только и успел подумать Минай, проваливаясь в вязкую темноту.

«Фу-у, пронесло…» – через мгновение обозначилось у него в мозгу, когда он осмотрелся и ничуть не удивился, что сидит уже на мостике на берегу пруда и ловит карасей. Рядом дремлет его беспородный друг Должок, а самому ему от силы двенадцать лет… От этой картины ему на душе сделалось легко и весело… Разгар лета, блики на воде, цокотание стрекоз и полная беззаботность…

Сощуренному пацану казалось, что так всю жизнь и будет…

Вдруг раздаётся шум мотора, потом треск в кустах… Оттуда неожиданно, к самой воде медленно съезжает голубая «Волга», утыкается носом в ольху, мотор глохнет… Опять тишина… Только Должок подскочил и облаял машину со всех сторон. Из машины никто не выходит… Тогда неробкий Минай решает сам подойти к ней… На водительском месте хорошо одетый мужчина, голова на руле, рука свесилась вниз, вторая прижата к животу… Там много крови…

– Дядь, ты чего?

Никакой реакции… Минай оглядывается и открывает дверцу… Должок неожиданно заскулил…

– Дя-ядь… – Минай дотрагивается до плеча водителя, тот неожиданно заваливается на пассажирское место…

«Мёртвый…» – проносится в мозгу у Миная, он опять беспомощно оглядывается… Потом решает взбежать на холм, откуда скатилась машина… Никого… Неуместный азарт, а вовсе не страх возбуждает Миная… Он бегом возвращается, почему-то осматривает салон машины… На заднем сиденье замечает потёртый тёмно-коричневый портфель, не задумываясь, открывает его… Деньги, пачки денег, битком… Это зрелище странным образом делает Миная более хладнокровным… Чуть не волоком тащит он портфель к дедову сараю, не забыв, однако, прихватить и свою удочку…

– Ну, нашёл один клад и хватит… – откуда-то из небытия женский голос будит его. Детская беспомощность спросонья, потом резкая, натренированная зоной настороженность…

– Какой клад?! А ты откуда знаешь?!

Обезоруживающая улыбка Любы:

– Да ты сам сказал!

– Вы тут, как ведьмы, всё знаете, – не сразу нашёлся, что сказать Минай. От избытка и остроты ощущений он не сразу вспомнил, зачем пришёл… Инстинкт хищника подсказывал ему взять тайм-аут…

– Что, деньги кончились? – узнала его Люба во второй визит через пару дней. – Решил ещё кладик раскопать?

– Не-е, красавица! Этого добра у нас и наяву полно! Может, я по тебе соскучился?!

Люба была не прочь пофлиртовать с чернявым разбитным парнем.

– А что же так в вашем салоне обстановочка-то бедноватая? – Минай угощал Любу ужином в небольшом кафе.

– Чего нам шиковать? Люди к нам за другим приходят…

– А вот за чем, за другим?

– Ну, вот ты-то зачем приходил?! Помечтать, пофантазировать, отдохнуть, расслабиться… Человек, получающий здоровые удовольствия, добрее и живёт дольше – доказано… Не водку же глушить! Или наркоту какую… Там могила светит, а у нас одни удовольствия.

Люба не заметила, как Минай при этих словах заиграл желваками и сжал кулаки. Скрылось от неё и то, как Минай старался остаться неузнанным.

– А как вы узнаёте, что человек в этом вашем осознанном сне видит? – не унимался Минай.

– Так в том-то и прелесть, что сознание же не отключается! Я спрашиваю, человек отвечает… Честно…

– Круто! Вас органы ещё не привлекают?

– Да нет, зачем им нужны тайные фантазии человека?! У них там свои методы… А здесь чистая медицина. Мы и от заикания лечим, и от стрессов, и от неврозов, и от курения, и от энуреза… Ты, Жора, энурезом, случайно, не страдаешь? Нет? А то поспособствовала бы… Заодно и ужин бы отработала…

Ласковые мужчины были маленькой Любиной слабостью. Минай же захлёбывался от обладания крепким и опытным женским телом… Сошлись…

– Целую твои ручки, ножки и всю тебя с головы до ног, – на лице Миная улыбка усталого олигофрена. Эту чеховскую фразу он произносил как награду не всякой женщине…

– А ты чем такой грамотный занимаешься, а? – Люба поправила подушку, облокотилась.

– А-а, купи-продай… Не бери в голову! Скажи лучше, у вас крыша-то имеется? Бабки же крутятся…

– На фиг нам сдалась твоя крыша! К нам знаешь какие люди ходят?! И депутаты, и генералы, и профессора – всем хочется помечтать и расслабиться! Вот тебе и крыша!

– И что, никто ни разу не наезжал?

– Бог миловал…

– А мужики-то ваши где? И ты одна, и напарница твоя одна…

– Да мне и одной как-то неплохо… А у Раисы Васильевны есть муж, пока временно в отставке… Ты знаешь, она же сына не так давно похоронила… Какие-то ублюдки ребят в городе самопальной наркотой травят… Вот после этого она и решила что-нибудь сделать, чтобы ребятню отвадить от этой гадости. Властям наплевать, видно, прикормленные… А у нас, как видишь, получилось…

Минай сидел на своём месте на пустынном крутом берегу реки, курил и смотрел то на воду, то на свой город на другом берегу. Его одинокий джип на склоне носом вниз выглядел виноватым, что не может быть советчиком.

«Задал Бог задачку… Сентиментальным стал… Старею… Как их уговорить закрыть салон?! В асфальт закатать не проблема… И что, до конца жизни трахать во все дырки эти вешалки?!»

Зацепила… Любава…

Как-то само собой ему подумалось, что с Любой он мог бы и семьёй зажить… Родила бы она ему сына… А кому же всё своё добро оставить?!

«Оставить их в покое? Москвичи не дадут… Нет, надо, чтобы сами закрылись…»


Глава 10. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 12.



Loading...