home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15.

Люба упивалась свалившимся на неё женским счастьем в лице сероглазого, улыбчивого и щедрого Жорика… Цветы, подарки, прогулки, разговоры, секс, казалось, заполнили каждую минуту её жизни… К любому Любиному настроению Жора находил правильный тон, чутко улавливал истину в её постоянной иронии. С ним было легко…

Любе нравился его весёлый нрав, нежелание грузить её своими проблемами, а также правильные мысли о семье. В моменты сладкой истомы Жора, казалось, выдавал свои тайные мысли о сыне, о семейных обедах, о доме…

Неподдельная тоска обо всём этом сквозила в его словах и в момент первой Любиной экскурсии по его огромному загородному дому.

– Кому я всё это оставлю, а? У меня даже племянников нет… А бизнес?! А на Кипре дом? А остальная недвижимость?!

Жора готов был расплакаться от своей горькой доли бобыля.

Люба внимала его стенаниям с мыслью: а почему бы и нет?! Однако дальнейший анализ её грядущего семейного счастья почему-то всё время соскакивал, как в испорченной пластинке, на другую дорожку… Сами собой всплывали проблемы двух её собственных неудачных браков, а также неурядицы в семье Раисы Васильевны…

Её настораживали своей скрытностью и непредсказуемостью, казалось бы, бытовые, текущие мелочи. Как, когда и почему они превращались в непреодолимые преграды и топили семейный корабль, Люба ответить не могла.

– Раиса Васильевна! Мне тут один приятель крышу предлагал, Может, поговорить?

Энергичные безработные компаньонки чаёвничали на малогабаритной Раиной кухне.

– Ой, не знаю, Любаш… Вроде и надо что-то делать… Ведь ребятня опять начнёт таблетки глотать… Хоть кого-то мы с тобой спасли… А, с другой стороны, противно это – отстёгивать кому-то…

Люба воинственно приосанилась:

– Насчёт отстёгиваний – не беспокойтесь! Беру на себя!

Любимый Жорин цвет был персиковый… Этот цвет преобладал в Жорином доме. Именно такого цвета была и огромная джакузи, нежиться в которой они в последнее время пристрастились. Свечи, коктейли, ласки, поцелуи – оба, казалось, навёрстывают недополученное…

– Жора, а что ты мне скажешь по поводу закрытия нашего салона? – улучила момент Люба.

Скрыть момент собранности Жоре почти удалось.

– Зачем тебе этот геморрой, прелесть моя?! Чего тебе не хватает?! Только скажи!

Под водой Жора повёл рукой вверх по Любиной ноге…

– Не прикидывайся дурачком, дорогой! Ты разве не понимаешь, что салон перешёл дорогу тем, кто травит ребят своей вонючей наркотой?!

Жора убрал руку, добродушные серые глаза его вмиг стали колючими…

– Это бизнес, прелесть моя… Там свои законы…

Любу такой ответ не только озадачил, но и насторожил. Ей вдруг подумалось, что слова «прелесть моя», сказанные с сарказмом, могут звучать угрожающе.

В таком состоянии озадаченности и настороженности она пребывала последние несколько дней, сказавшись нездоровой…

– Расслабилась девонька не в меру, – затягиваясь очередной сигаретой корила себя Люба.

Жалко, конечно, но дать отлуп Жорику она могла бы… Могла бы… Если бы не сюрприз, который она ему сознательно готовила… Сюрприз… в виде их сына, которого она уже третий месяц носила у себя под сердцем…

Огорчения и настойчивость Жоры были искренними, и в приятности сюрприза Люба тоже не сомневалась, но… почему он так сказал?!

Смутные, но тревожные догадки появились у Любы спустя некоторое время благодаря её мобильнику, который Жора по ошибке, уходя от неё, унёс с собой. Совсем недавно он опрометчиво подарил ей точно такой же, как свой…

– Минай, здорово! – раздалось в оставленном Жорином телефоне.

Люба поначалу опешила, но быстро догадалась нажать кнопку «Прекратить».

«Минай?! Жора – это Минай?!» у Любы похолодело в груди… От неожиданности она чуть не села мимо дивана.

Конечно, она слышала об этой одиозной фигуре – кто в городе не слышал про Миная?! И рынок его, и несколько заводов его, и милиция под ним, и губернатор в друзьях…

«Теперь многое проясняется…»

Любины мысли полетели, как рой растревоженных пчёл, постепенно выстраиваясь в караван, подчиняясь логике и выводам…

Последний вывод Любу просто оглушил: это значит, и наркота его, и Серёжку – это он, и Веру – это он…

– И этому монстру я собираюсь рожать сына?! Дура!!! Где были твои глаза и мозги?!

Плакать Люба не умела… Вместо этого она начинала быстро-быстро дышать, ноздри её при этом белели и оттопыривались, а и без того высокая грудь вздымалась, казалось, до подбородка…


Глава 14. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 16.



Loading...