home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 18.

Авария на хладокомбинате удивления среди горожан не вызвала. Известное дело: коммерсанты экономили на технике безопасности и прочей не дающей прибыли лирике. Поговаривали, однако же, что не простая это авария, и пожар-де не простой. Во-первых, потому что пожар тот сопровождался якобы дымом необыкновенно канареечного цвета и шибко душистой вонью, что для хладокомбинатовских продуктов совсем не характерно.

А, во-вторых, упорно носился слух, что в одном из двух обгорелых мужских трупов опознали будто бы чуть не самого Миная…

Вот и выходило при раздумьях, что очень может статься никакая это не техника безопасности, а, скорее всего, бандитская разборка…

Но на самого Миная руку поднять… От такой крутизны губернский город слегка притих, хотя и был одним из близких к Москве.

– Не исключено, что это он сам заплатил за свои грехи, – Люба размышляет вслух, глядя в никуда встревоженными глазищами. – А я вначале подумала, что это он мне угрожал… «За свои ошибки надо платить…»

– Поразительно, но у Кости в последнее время были такие же настроения, – Раиса Васильевна даже сама испугалась от такой догадки.

– Да подождите вы раньше времени-то! Ещё ничего про другого неизвестно!

– Какого же чёрта он тогда не объявляется и на звонки не отвечает?!

Неизвестность изрядно поднапрягла нервы обеих женщин…

Обе вдруг глянули на часы и бросились включать телевизор. Областные новости уже заканчивались: «… известный предприниматель Георгий Минаев. Труп второго мужчины пока не опознан. Следствие продолжается. И о погоде…»

– А что свекровь-то говорит? – даже в такие минуты сердобольная Люба печётся о подруге.

– На рыбалку его в такой момент понесло с мужиками! К вечеру должны вернуться…

– Эти мужики…

Затаённая досада Любы по поводу несвоевременности рыбалок… Или беременности? Тоже не ко времени… «Эти женщины…»

Звонок телефона заставил обеих вздрогнуть.

– Мам, я у бабушки… Тут папка с рыбалки приехал… А рыбы нет… Погода, говорит, неподходящая…

Вера ещё что-то тараторила, но Раиса Васильевна уже её не слушала. Мокрыми, виновато-счастливыми глазами она посмотрела на Любу, та понимающе обняла подругу…

Шли дни… Шикарное, но скупое бабье лето второй половины сентября извинялось за капризы летних месяцев тёплыми, ясными и спокойными деньками. Городская гордость – Сосновый Бор – перед долгой слякотью без устали прочищал лёгкие своих горожан душистым целебным воздухом. Стук трудяги-дятла дополнял внешнюю безмятежность неспешной процессии из двух красивых беременных женщин в сопровождении Константина Львовича и Веры…

– Запишу Георгиевичем, как есть… Зародился-то он по любви… Из судьбы ничего не вычеркнешь, – Люба, похоже, с ситуацией сжилась…

Разговор сам по себе коснулся открытия салона.

– Работали бы да работали… Всех нормальных устраивало… Теперь заново помещение искать… Деньги нужны, – Раиса Васильевна, похоже, в близком будущем видела салон чисто теоретически.

– Кстати, о деньгах, – Люба приостановилась, поджидая Константина Львовича и Веру. – Мне тут на днях звонок странный был. Голос сильно прокуренный, но не старый. Ты говорит, девонька, не вздумай ротик разевать на Минаевское наследство… У меня и в мыслях такого не было… Кто я ему…

– А вот хрен им с маслом! Наоборот всё надо забрать!

– Вера! – укоризна матери ничуть, впрочем, Веру не смутила.

В конце дня, провожая Любу от машины до квартиры, Константин Львович вдруг озадачил Любу неожиданной просьбой:

– Люба, если на тему наследства будет ещё звонок, постарайся записать номер и дай мне знать.

Что уж там успел натворить за свои единственные сутки жизни новорожденный сын Любы, а только усталая медсестра, привычно передавая его Любе, убеждённо буркнула:

– Драчун!

Любины родители, привезенные Константином Львовичем из деревни в качестве сюрприза, светились от счастья и топтались в основном возле колыбели долгожданного внука. Среди праздничной суеты Люба не сразу расслышала звонок своего мобильника…

Изменившееся лицо Любы не ускользнуло от внимания Константина Львовича. Он взглядом спросил её, она поняла, молча кивнула в ответ, потом показала ему мобильник и растерянно покачала головой: номера нет…

Константин Львович взял сигареты и вышел на лестницу покурить. Только закурил он не сразу. Вначале кому-то звонил, потом нервно, в раздумье, ждал звонка, потом записал что-то и только после этого задумчиво вытащил из пачки сигарету…

В воскресенье же вечером, отвезя родителей Любы в деревню, Константин Львович неожиданно вернулся к Любе.

– Люба, есть разговор, – несвойственная уверенность выдавала продуманность. – Минай был одним из самых богатых людей города. Теперь всё это по праву принадлежит вашему сыну. Для этого нужно только сдать анализ ДНК, ты знаешь… За всё остальное не беспокойся, я всё беру на себя… Я знаю твою щепетильность, но ты не спеши отказываться… Ты можешь вернуть всё людям в виде добрых дел. Тут тебе и салон, и церквушка, и всё, что захочешь… Ты подумай… – И уже на прощанье, стоя в дверях: – И ничего не бойся! Звонков больше не будет… Я знаю, что делать…

А через пару дней Вера случайно подслушала конец разговора отца по мобильнику:

– … иначе кончишь, как Минай… Ты знаешь, о чём я базарю… Вот так-то лучше!

Сопоставив в задумчивости этот разговор с изменениями в характере отца и даже в его манере одеваться, пытливая Вера не нашла лучшего, как спросить Раису Васильевну:

– Мам! А что, наш папка теперь – Минай?!

Раису Васильевну этот вопрос врасплох, похоже, не застал. Она просто не знала, что ответить. Только и произнесла, глядя куда-то вдаль:

– Поживём – увидим… Может быть это просто ВТОРОЕ ВНИМАНИЕ…


Глава 17. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Эпилог



Loading...