home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2.

В гостиной на диване ярко-рыжий дед пыхтел трубкой. Джулия прильнула к нему. Между ними любовь…

Потом Джулия словно смахнула с себя грусть прощания:

– А скажи мне, дед… Ты работаешь в Израиле в нефтяной компании, а, насколько мне известно, нефти-то там нет…

Дед был размягчён умилением и виски.

– Э-э, милая! Была бы компания, а нефть всегда найдётся…

Потом вдруг озарился какой-то мыслью, долго и пристально посмотрел на Джулию и уже решительно продолжил:

– Ну, что же, видно пора мне тебя просветить и посвятить. Бог не дал мне ни сына, ни внука, есть только ты, твоя мать не в счёт…

Дед уселся поудобнее в расчёте на долгий рассказ…

На лице его вполне просматривалось удовлетворение, вероятно, оттого, что дожил, наконец, до долгожданного момента…

– В 1928 году компания «Ирак Петролеум Корпорейшн» – дочерняя фирма «Бритиш Петролеум» – закончила строительство нефтепровода длиной около восьмисот километров от месторождения Мосул в Ираке через Сирию и Иорданию в порт Хайфа.

Теперь это третий по величине город Израиля, а тогда была подмандатная Великобритании Палестина…

Небольшая труба, диаметр всего двести три миллиметра, но очень стратегическая. В Европу пошла иракская нефть…

Дед по новой раскурил трубку, для важности поднял указательный палец:

– А это вторые по величине запасы в мире после Саудовской Аравии.

Во время арабских мятежей в 1936-39 годах этот многострадальный нефтепровод стал главной мишенью арабских боевиков…

Особенно свирепствовал некий Изеддин аль-Кассем. Теперь вот во всём мире уже знают террористов ХАМАСа с их самодельными ракетами-кассамами, а ведь это в его честь они так названы. Кстати, похоронен у нас в Хайфе…

Я в те годы мальчишкой был, а отец мой, твой прадед, охранял эту трубу в ночных дозорах. Командовал ими легендарный офицер армии Её Величества Чарльз Орде Вингейт…

Джулия как-то сразу почувствовала важность момента и постаралась сосредоточиться.

– Но ведь англичане потом ушли с Ближнего Востока…

– Да, дитёнок, ушли в 1948 году. Как только образовалось государство Израиль, эта труба и перестала работать, шибко осерчали арабы на это дело…

Сирия и Иордания получали нефть, а до Израиля её, конечно, не допускали…

Дед как-то приосанился от важности, хитрые ирландские глаза его лукаво заблестели, прокуренный палец опять тыкал в потолок.

– Так во всяком случае считается официально. А неофициально, секретно…

Дед опять пристально посмотрел Джулии в глаза, словно внушая особую важность последующих своих слов.

Джулия продемонстрировала лёгкую обиду:

– Де-е-д, ты же знаешь, я не балаболка…

Дед был доволен…

– Ещё бы… Короче, труба эта исправно гонит нам нефть до сих пор!

Светясь от счастья, дед выдержал паузу… Эффект был у Джулии на лице…

– А твоего старого деда сам Давид Бен Гурион – первый премьер-министр Израиля и давний приятель моего отца назначил главным хранителем трубы… Есть секретное постановление правительства на этот счёт…

Так они решили: не израильтянин, а англичанин, им видней…

И выпустил облако сизого дыма.

– Думаю, за пятьдесят с лишним лет я оправдал их доверие… А ты говоришь, нефти в Израиле нет…

Джулия, как на уроке, наморщила лоб:

– Погоди, погоди… А как же арабо-израильский конфликт?!

– Так для конфликтов деньги нужны, а Израиль платит исправно…

Видишь ли, сейчас многие в мире резонно полагают, что лучше нефть к Израилю, чем Израиль к нефти…

Кстати, платежи эти тоже делаются через меня. У меня там и охрана имеется…

От важности дед пыхнул душистым дымом в потолок, задрав туда же свой красный нос.

Джулия подыгрыла ему.

– О-о, раритет, да ты важная птица!

Дед с грустинкой привёл нос в исходное положение.

– Важная… Только старая…

Повисла понятная пауза…

Только Джулия собралась сказать что-то утешительное, как дед, вдруг решив, что вопрос, наконец, созрел, рубанул с яростью:

– А погнали со мной! Будешь после меня и ты важной! Американцев у нас уважают, музыке и там, слава богу, есть у кого поучиться…

А природа!

А моря!.. Там Иерусалим!!!

Джулия была застигнута врасплох.

– Ну, старый, ты даёшь!

Так бедную девушку ошарашить!

Деда не остановить:

– Я ждал, пока ты вырастешь…

Ты годишься! Это моя труба, понимаешь?! Больше полвека я с ней! Она и теперь как часы, а я…

На Деда налетела грусть от старости…

– Там ещё куча тайн…

Видишь ли, когда Сирия перекрыла свой участок трубы, мы переключились на обходной кусок по Иордании. Это же «Бритиш Петролеум», милочка… Они всё предусмотрели…

Трассу никто, кроме меня, толком не знает… И коды со счетами на перечисление платы за нефть у меня вот тут…

Дед похлопал прокуренным пальцем себя по рыжей шевелюре.

– Только так эта труба и работает, когда всё дело в одних надёжных и порядочных руках…

И с каким-то выстраданным убеждением, горячо подытожил:

– Когда золото, особенно чёрное, попадает в иные руки – беда! Старый еврей Бен Гурион знал, что делал!

Погнали! Тебе могу всё оставить, больше некому…

С детской надеждой, как на палочку-выручалочку, посмотрел на Джулию выцветшими глазами в белёсых ресницах.

– Там вокруг трубы что-то заваривается… Но ты же понимаешь… Семьдесят пять лет… Мне одному не потянуть… Я могу многое купить, но время… Бог слишком рано забрал к себе мою Сару… Мы успели с ней родить только одну дочь, твою мать…

Чем эти бездельники тут, в своей Америке, занимались, что у них только один ребёнок, не знаю!

Джулия обняла деда:

– Ладно, дед, не пыхти, тебе вредно. Пошли спать, завтра обмозгуем…

Дед послушно согласился, поцеловал Джулию в лоб:

– А ты спи и думай!

Джулия в ответ заулыбалась, растерянно хлопая, как кукла, ресницами: как это?!


Глава 1. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 3.



Loading...