home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10.

Манера езды коренных израильтян умиляет.

Многие искренне не понимают, зачем в автомобиле указатели поворотов, а на дорогах знаки.

Для большинства из них существует только один знак – приезжие называют его «Рэга». Самый несусветный манёвр израильтянин предваряет высунутой в окно рукой с собранными в щепотку пальцами – это и означает «Рэга!» – «Момент!»

Израильская женщина за рулём – это катастрофа. Такие все из себя деловые, что попить кофе и перекусить абсолютно некогда, только вот разве что на ходу… А по мобильнику часик поболтать – на ходу опять же…

Рядом на сиденье люлька с младенцем, сзади ещё несколько погодков, а в эмансипированном мозгу стойкое убеждение: на дороге всё для неё…

А машин – тьма… В каждой семье минимум две…

Кому всё внимание? Не дороге, конечно… Впрочем, опытный глаз узнает женщину за рулём сзади. А их больше сорока процентов…

Ну, ладно, сплошное гудение и сирены, Восток всегда был шумным…

А встретит израильтянин приятеля на встречной полосе или тротуаре, и движение замирает: все ждут, пока они выяснят «Ма нишма?» (Как дела?)

«Пкак», они говорят – пробка. А как им, пробкам, не быть, если на зелёный сигнал светофора израильтянин только кончает грызть ноготь, бросает пару-тройку фраз по дибуриту (мобильная связь в салоне), сигналит приятелю и только потом трогается, если ещё зелёный… И пошли все «кибени мат»…

Бывалые водилы на парковку местных «асов» смотрят как на цирковое представление. По этой причине целёхонькое, из салона, авто продолжает таковым быть считанные дни…

А как они спорят с полицейскими, к слову сказать, весьма редкими на дороге, мама дорогая…

Беспомощность же местных «гаишников» невооружённым глазом просматривается в момент выключения светофора.

Нет в правилах никаких жестов регулировщика… И всё бы ничего, если бы не печальная статистика: на дорогах Израиля людей гибнет больше, чем на войнах или интифаде…

По шикарному приморскому шоссе № 2 в плотном потоке несущихся машин ничем не выделялся джип, за рулём которого полулежал внук, управляя машиной чисто по-израильски: одной рукой и одной ногой.

Сзади русский и приникшая к его груди Оксана. Молчали…

Внук с завистью поглядывал в салонное зеркало.

– А этот поц пару тысяч таки на ней наварил…

Русский что-то уточнил по-русски у Оксаны и ответил с лёгким укором:

– Ты неплохо знаешь своих соплеменников: девять отдал, двенадцать получил, не считая дохода…

Внук ничуть не обиделся:

– Почему нет?! У каждого свой бизнес…

Потом опять, глянув в салонное зеркало заднего вида, осклабившись, добавил:

– За такую девушку можно всё отдать…

Дома Джулия в траурном встретила приехавших.

Оксана затравленно оглядывалась по сторонам.

Джулия протянула ей руку. Поприветствовала по-английски:

– Я Джулия, добро пожаловать!

Оксана эти слова поняла, робко протянула свою руку, потом вдруг осознала, что она среди друзей, что опасность исчезла… Порывисто обняла Джулию и дала волю слезам.

Потом она долго и как-то остервенело отмывалась в ванной, потом крепко заснула в уютной постели…

Джулия и русский в домашней одежде пили кофе.

– Джулия, расскажи мне о вашей трубе…

Джулия вкратце пересказала историю трубы, деда и теперешний статус-кво.

– …В восьмидесятые годы удалось незаметно заменить насосы… Пятьдесят лет верой и правдой… Так что теперь я больше занимаюсь контролем и бухгалтерией – оборудование работает как старые часы…

Русский слушал очень внимательно.

По окончании рассказа Джулии неопределённо воскликнул:

– Здорово! И, как бы переходя, к сегодняшнему дню, добавил:

– Конечно, американцы должны помочь вам увеличить диаметр трубы.

Это в общих интересах: нового Ирака, Израиля и США.

Что касается России, так эта труба ей никак не мешает. Я был в Ашдоде и в Ашкелоне. Ты, наверное, знаешь что с 1968 года существует ещё одна труба – трубопровод Tiplin – из Ашкелона в Эйлат длиной двести пятьдесят километров. Он был построен, чтобы качать нефть с Ближнего Востока в Европу в обход Суэцкого канала. После свержения шаха Ирана в 1979 году нефтепровод не работает…

– Это как раз тот случай, когда политика противоречит здравому смыслу.

– Согласен. Но Tiplin цел. И теперь практически ничто не мешает России с его помощью гнать свою нефть на Ближний и Дальний Восток… Если учесть, что российская нефть на четверть дешевле арабской, то Россия с помощью этой трубы имеет прекрасный шанс отомстить арабским нефтяным шейхам…

Глаза русского сузились: Мы не забыли, как в 1985 году саудовцы специально перенасытили нефтяной рынок и снизили цены до двенадцати долларов за баррель. Такие цены вдрызг разбили надежды СССР на экономический рывок…

Нашу нефть, кстати, бедные на ресурсы страны, вроде Израиля, берут с удовольствием, так как научились попутно извлекать из неё парафин, серу и массу других очень ценных и дефицитных веществ. Об этом я и буду говорить в Москве…

– Когда вы намерены лететь?

– На днях доложусь шефу по телефону, как скажет…

– Я к тому, что вы с Оксаной можете жить в этом доме, сколько захотите…

Русский в ответ дружески сжал кисть Джулии.

На стене скромного офиса озорной портрет деда в ирландской национальной одежде…

Джулия в бумагах, в компьютере…

Зазвонил телефон.

– Нет, не могу… Жду какого-то американского спеца из Ирака… Не знаю… Попадётся зануда – быстро не отвяжешься… Заливисто засмеялась какой-то женской шутке.

– Я позвоню, бай…

Вышла на балкон поливать цветы.

Опять звонок телефона…

Джулия после приветствия долго и внимательно слушала. Глаза её постепенно сузились, лицо стало суровым. Иврит у неё получался какой-то щипящий:

– Геверет! Все необходимые документы моя сотрудница направила вам вовремя, есть подтверждение. В положенные тридцать дней вы не удосужились ей ответить, а теперь хотите лишить её пособия матери-одиночки за этот месяц?!

За что, геверет?! За вашу неповоротливость и безразличие!? И что, вы думаете, скажет судья на этот счёт?!

Снова корректно слушает…

– Конечно, в суд, можете не сомневаться… Для вас, может быть, сумма и незначительная, а для матери-одиночки… И потом здесь дело принципа. Наша фирма исправно платит налоги, вам на зарплату в том числе, поэтому я не позволю вам ни в какой форме обижать своих сотрудников! Людей надо уважать всех, геверет, а не только своё начальство. Бай!

Раздражённо бросила трубку…

– Дармоеды! Только бы им бурекасы на работе трескать да языки чесать!

О невероятной армии пакидов (чиновников) в Израиле ходят легенды. Правительство страны с населением около семи миллионов человек превышает по количеству правительства США, России, Китая…

Практически один город Тель-Авив почему-то состоит из нескольких городов: Тель-Авив, Яффо, Бат-Ям, Гиватайм, Гиват-Шмуэль, Холон, Реховот, Рамат-Ган, Бней-Брак, Петах-Тиква и другие. И в каждом многотысячные мэрии и остальные службы с родственниками, замечательным жалованьем и льготами…

Да, энтузиасты-камикадзе пробовали сокращать-укрупнять – пустой номер, круговая порука…

Джулия снова пошла поливать цветы.

Раздался резкий стук в дверь.

Ответила, не оборачиваясь, с остатками раздражения:

– Входите!

Дверь, закрываясь, щёлкнула.

Джулия обернулась не сразу, поливалка упала на пол – перед ней стоял… Дин…

Тот тоже вытаращил глаза.

– Это ты – директор кампании?!

– А это ты – посланец-американец?!

Дин вспомнил их детскую манеру разговаривать.

– Ну, не японец – это точно!

И они бросились в объятия друг друга…

Джулия, Оксана, русский и Дин чаёвничили на веранде. Атмосфера почти семейная. Много говорили, смеялись… Потом Джулия самозабвенно играла на пианино. Вспомнили деда, поставили кассету с Риверданс… Рядом с экраном ещё одна забавная фотография деда…

Оксана с русским ушли спать…

Вскоре и Джулия, немного смущаясь, пожелала Дину спокойной ночи.

Не успела дверь в её комнату закрыться, как вдруг раздались скребки в окно.

Джулия вздрогнула, быстро и уверенно достала из тумбочки пистолет, осторожно сбоку подошла к окну… Облегчённо расхохоталась – вихрастая физиономия Дина с цветком в щербатых зубах!..

Джулия щёлкнула задвижкой…


Глава 9. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 11.



Loading...