home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13.

Большой белый дом арабского шейха… Роскошная мебель… Дорогие ковры… Закончилась домашняя молитва… Несколько человек в богатых арабских одеждах проследовали на открытую веранду.

Вокруг живописный горный пейзаж… Видна вооружённая охрана…

Пожилой усталый шейх в расшитом золотом халате, с чёрными чётками в руках, пригласил молодого человека к себе в кабинет. Молодой человек в строгой одежде мусульманского богослова от непривычки с восхищением рассматривал роскошь убранства кабинета, ряды книг с золотым тиснением.

По красивому горделивому лицу молодого мусульманина без труда узнаётся возмужавший Асан, одноклассник и друг детства Джулии и Дина. К его чёрным глазам и белой коже подходит печать знаний на лице.

Усталый шейх жестом указал на белый кожанный диван:

– Мне доложили о твоих успехах в изучении и преподавании наследия великого Аллаха. Я рад, что не ошибся в тебе. Как дома? Матушка, сёстры здоровы?

Асан с почтением сложил руки, склонил голову:

– Всё хорошо! Спасибо вам за всё, уважаемый аль-Харади!

– Можешь и дальше рассчитывать на нашу поддержку…

Шейх взял с журнального столика красивый красный футляр, открыл его. Взору представилось очень богатое золотое ожерелье и серьги с крупными изумрудами.

– Это подарок для одной твоей давней знакомой, одноклассницы… Её зовут Джулия, она живёт в Израиле, в Хайфе…

Официально-строгое лицо Асана мгновенно изменилось. Чёрные брови приподнялись, тонкие губы начали улыбку… В глазах вопрос…

Усталый шейх эффектом был доволен:

– Я приготовил тебе этот, надеюсь, приятный сюрприз за твоё старание и верность нашему делу.

Я знаю, что она еврейка… В её руках огромный поток денег… Так случилось что сейчас она контролирует оплату нашей нефти из Ирака…

Премудрый усталый шейх то и дело заглядывал в глаза Асана:

– После того, что американцы сделали с Саддамом Хусейном, стало непонятно, кто теперь должен получать деньги за контрабандную нефть… Слава Аллаху, нефть наша, она исправно поступала и продолжает поступать в Израиль всё это смутное время.

Настал момент, когда надо отрегулировать вопрос с оплатой… Подари ей это украшение в знак того, что мы и впредь будем щедры в ответ на взаимопонимание…

Асан внимательно слушал велеречивый голос усталого шейха, а мысленно с трепетом уже видел свою встречу с Джулией…

Радостные, возбуждённые Джулия и Асан сидели напротив друг друга за маленьким столиком на веранде дома деда. Вспоминали школу, делились событиями последующих лет…

– Как жаль твоего дедушку! Достойный был человек, такой жизнерадостный… Мир его праху! Ты осталась совсем одна!

Джулия жизнерадостна:

– Я справляюсь! К тому же я и не одна…

Ты-то как?!

– Ты знаешь, я хотел стать врачом, но семья не могла оплатить мне эту учёбу… После школы год работал на кухне. Потом один мусульманский фонд предложил мне грант на обучение в Исламском университете…

Сейчас преподаю Коран в медресе. Так что вроде всё устраивается… Мама здорова. Брат, помнишь, меченый, тоже учился в медресе, потом куда-то уехал ещё учиться. Сейчас изредка общаемся только по мобильнику.

Старшую из сестёр скоро выдаю замуж… Сам пока один…

Асан на несколько мгновений задумался, не отводя взгляда от лица Джулии:

– Сама понимаешь, мои учителя вряд ли одобрили бы мои контакты с Израилем…

Джулия с лёгкой грустинкой согласилась:

– А теперь-то к нам какими судьбами?!

– К сожалению мирскими, материальными… Меня уполномочили передать тебе счета, по которым ты можешь перечислять деньги за иракскую нефть…

Джулия сделала крайне удивлённое лицо.

Поразительный переход выражения её лица от радостно-возбуждённого до настороженно-удивлённого произошёл с такой непосредственностью, что Асан невольно улыбнулся.

Достал из внутреннего кармана красный футляр и уже по-деловому продолжил:

– Да, я посвящён… Чего ты удивляешься? Это же мусульманская нефть, вот её хозяева и попросили меня отрегулировать с тобой этот вопрос. А чтобы ты не сомневалась в щедрости и серьёзности этих людей, они просили передать тебе это…

Асан открыл футляр.

Джулия в смятении. Вещь очень дорогая… Какие хозяева?! Откуда?!

– Подожди, Асан, я чего-то не догоняю.

Эти люди и ты – вы представляете новую власть Ирака?

– Её там нет, Джул, новой власти… А поскольку старая свергнута оккупантами насильственным путём, она не перестала быть от этого легитимной.

Джулия наморщила лоб, начала понимать ситуацию:

– То есть ты хочешь сказать, что деньги за иракскую нефть пойдут на то, чтобы взрывать и убивать иракцев же?! Чтобы в этой многострадальной стране лилось ещё больше крови и ещё меньше нефти?!

Асан легко, но уверенно улыбнулся:

– Не горячись, Джул. Исламскую страну оккупировали, братья-мусульмане должны помогать бороться за свободу, согласись!

На лице Джулии отразилась смесь чувства жалости, обиды и лёгкой злости:

– Асан, милый! Что с тобой сделал твой Исламский университет?! Ты же американец! Америка приютила твоего деда с многочисленным семейством, когда вы умирали от голода в Пакистане! Америка вырастила здоровыми, грамотными тебя и твоих сестёр! Америка послала наших ребят в Ирак, чтобы отвести от себя угрозу терроризма!

Натуральность внутренней, не от пропаганды, убеждённости Джулии была написана в её глазах.

– И ты предлагаешь мне, американке, дать деньги этим самым террористам, чтобы они поубивали там наших парней и опять ввергли свой народ в феодальную нищету?! Чтобы на эти деньги и сюда пришли твои собратья-мракобесы и взрывали и убивали нас и здесь, как они убили моего деда?!

Джулия возбудилась не на шутку. Громадные чёрные глаза, кажется, готовы были испепелять. Сама не понимая зачем, она привстала со стула…

Асан невольно сделал защитный жест руками.

Он явно не ожидал такой жёсткой, убеждённой реакции Джулии.

– Джул, не горячись, прошу тебя! За свою веру надо же бороться! Почему обязательно взрывать?! Идеологическая борьба тоже требует материальной поддержки!..

Всё тем же жалостливо-злым взглядом Джулия пристально, как будто впервой, всмотрелась в растерянное лицо Асана, словно надеясь найти там следы розыгрыша, неудачной шутки…

Повисла тяжёлая пауза…

Её вовремя прервал черноголовый малыш лет пяти, которого привела из детского сада грустная Оксана.

Малыш с криком на английском «Мама! Мама!» бросился к Джулии.

Джулия крепко прижала его к груди, несколько раз поцеловала, словно не видела его месяц, а не полдня:

– Мальчик мой!

Асан оторопело смотрел то на малыша, то на Джулию… Не сразу сообразил, что мальчик чем-то был похож на него… В его мозгу всплыли мгновенные картинки шестилетней давности, выпускной вечер, спортивный зал школы, прощальный поцелуй у ворот…

Он перевёл сосредоточенный взгляд на малыша, видимо, сопоставил его возраст. Его прошиб пот… Лицо его побелело… Губы Асана заметно задрожали…

– Д-Джул… К-кто его отец?!

Джулия выкрикнула почти мгновенно:

– Какая тебе разница?! Ты и его хочешь взорвать?!

Слова эти ещё больше подтвердили догадку Асана.

В смятении он вскочил со стула, не зная, что делать…

Джулия инстинктивно укрыла собой малыша, как будто от Асана исходила прямо сейчас реальная опасность.

Не придумав ничего лучшего, Асан выскочил из дома, лихорадочно побежал куда глаза глядят…

Сильные волны с грохотом бились о громадные бурые камни… Пустынный берег окраины Хайфы… Асан сидел на камнях, обхватив голову руками… Непривычно взъерошен, губы сжаты, расширенные глаза смотрели в никуда…

Череда картинок-воспоминаний опять вспышками пронеслась в его мозгу, кажется, в ритм с ударами волн… – ватага детей с визгами брызгается в реке… Его уже тогда тянет обрызгать именно Джул… – доморощенные байкеры несутся по лесной дороге, и Асан, сидя за Дином, протягивает руку мчащейся параллельно Джул, сидящей за кем-то в кожаной куртке… Лихие банданы подстёгивают кайф… – королевский танец на выпускном балу – глаза в глаза, он держит её тело… всё как-то по-новому… – страшный испуг, когда в спортзале его рука точно помимо его воли вдруг коснулась мягких волос у неё на лобке… Неужели такое было с ним?.. – пронзающий взгляд старого бородатого наставника в чалме… Слепящий блеск драгоценного ожерелья на красном фоне… – черноголовый малыш в объятиях Джулии… Почему опять красный фон?!

– Это мой ребёнок?! От еврейки?!

Но это же Джул! Странно, почему я в детстве не задумывался, что она еврейка?! Они узнают! Конец карьере!

Порыв ветра снёс гребешок волны на лицо Асана.

– Почему она не сказала?! Не хочет связываться! Она ничего не отдаст мусульманам… Её уничтожат!!! И я ничего не смогу сделать! Это конец!

Всемилостивейший Аллах, почему так несправедливо?!

Страшный удар волны о камень как будто поставил точку его терзаниям…


Глава 12. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 14.



Loading...