home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 4.

Август 2005 года…

НАЧАЛО ЯСНОВИДЕНИЯ ЛЁВЫ на 2006 год…

За большим столом Семён, Сима, девочки. Между Гелей и младшей, Ритой, сидел белобрысый, худощавый, с большими залысинами, парень лет около тридцати, с аппетитом ел.

Семёну не терпелось обсудить решение Гели и её друга уехать из Израиля:

– А чего на Украину-то? Может, куда в Европу попробовали бы?

Сима зятьям явно благоволила:

– Та дай уже человеку покушать спокойно! Шо ты торописси, як голый в баню?!

Кушай, Славочка, кушай, потом поговОрите. Сытый человек завседа лучче соображает…

– Да всё нормально, Сима Иосифовна, спасибо.

Ну, во-первых, там наша Родина. Только вы жили на востоке Украины, а мы поедем на запад, под Ужгород. Дома, как говорится, и стены помогают…

Во-вторых, там три моих старших брата, с работой помогут… Ну, и вообще, спокойней у нас, в смысле никаких национальных или религиозных вопросов.

Здесь же живёшь как на пороховой бочке, и никаких просветов… Мы с Гелей всё обсудили…

Семён очень редко, но всё же отваживался вставлять шпильки:

– Сима, а ты случайно не знаешь, чего это мы с тобой на эту самую бочку взгромоздились?!

– Та, я ж думала, завседа люди обо всём могут договорицца… А эти тут, як бараны, упёрлись лбами и стоят уж сколько годов!

– Э-эх, как там наша Одесса?! – заностальгировал было Семён.

– Ну, и не об чём жалеть! Слава богу, сыты, обуты, одеты… И по вечерам ходить не страшно…

А поляди, яких хлопцев себе тут наши девочки понахОдили! Там таких добрых хлопцев зусим мало осталОсь…

Вот як там наша Бэлочка со своим испанцем в евонной Испании… Як-то его родня приняла её…

Проходивший мимо Лёва как бы для себя буркнул:

– Вот скоро прилетит, сама всё и расскажет…

Воскресное утро жаркого каталонского лета – это время для разговора с Богом. Все жители деревни в подобающих чёрных одеждах потянулись в церковь…

Очень красивая и очень грустная Бэла проводила до калитки мужа, испанца. Вниз по каменистой улице он пошёл один. Косые взгляды односельчан у некоторых даже не скрывались… Встретил и горячо поприветствовал пожилую пару, лицом похож на мать…

В церкви шла какая-то тревожная служба.

После службы мать испанца, седовласая, с суровым до горделивости лицом и породистой осанкой, заметила, как он переглядывался с молодой местной женщиной. Осмотревшись, свернул за ней в узкий проулок…

Отец, опершись на трость, пристально и строго смотрел на жену. Не меняя выражения лица, она сказала ему тихо, но строго:

– Молчи… Господь никогда не привечал на нашей земле евреев… Король Филипп не глупее нас с тобой был…

Ближе к в вечеру, когда спала жара, Бэла в шортах и в маечке вышла со своими детьми во двор.

Черноглазые, кудрявые мальчишки семи и пяти лет весело и дружно озорничали при каждом удобном случае: то червяка маме под нос подсунут, то старому коту цветок к спине привяжут…

Во двор из дома вышел испанец. Дети на секунду замерли, бросили на него быстрый насторожённый взгляд, потом на мать и только потом продолжили заниматься своим делом…

– Дорогая, я просил тебя одеваться поскромнее… Ты же знаешь, в наших краях не носят шорты…

– Дорогой, но я же у себя дома…

И потом, твои края – это всё-таки просвещённая Европа, не так ли?

Кстати, о просвещении… Меня приглашают работать в нашу школу. Я надеюсь, ты не забыл, что у твоей жены диплом педагога Тель-Авивского университета…

– Не смеши людей своим педагогическим образованием.

Все знают, что в Израиле самые избалованные дети и самая неправильная система образования, поэтому в ваших школах царят хаос и балаган.

Твои дети плохо знают испанский язык, да и ты тоже… Вот и занимайся этим дома…

Испанец открыл калитку и походкой тореадора удалился.

Бэла была обижена, села в задумчивости на скамейке, стала смотреть на больших птиц в небе…

В окрестности деревни группа женщин в чёрном собирала что-то с кустов в большие заплечные корзины. Пели унылую местную песню…

С грустным и усталым лицом Бэла среди них ничем не выделялась, только не пела.

Амбар с сеном на окраине деревни…. Чёткие, как ножи, лучи солнца сквозь щели и маленькие оконца…

Муж Бэлы, испанец, яростно целовал молодую женщину, встреченную накануне в церкви.

Скомканная чёрная одежда контрастировала с незагорелой кожей бёдер и груди… Испанец словно был опутан руками и ногами лежащей снизу женщины… Его резкие движения не создавали впечатления, что он хотел бы вырваться…

После сиесты из дома неспешной походкой вышли мальчишки. Доедая бананы, с деловым видом осмотрели окрестности. Младший в другой руке держал за шею резинового гуся.

Заметили седовласого соседа, поливающего из шланга огород…

Старший, не отрывая взгляда от соседа, доел банан, запустил кожуру в старого кота, и стал что-то горячо нашёптывать на ухо младшему… Разошлись…

Старший выглянул из-за угла сарая, в нужный момент дал отмашку младшему, тот двумя ногами наступил на шланг… Вода прекратила литься, сосед удивлённо посмотрел на конец шланга…

Старший опять махнул рукой, младший спрыгнул со шланга, струя брызнула на соседа…

Тот выругался по-своему, отряхнулся рукой от воды, продолжил поливать. Через пару минут фокус повторился.

Сосед поспешил за угол сарая, успел заметить убегающих мальчишек… Гусь болтался в руке у младшего как живой…

Сосед в шутку сделал вид, что погнался за мальчишками…

На шум из окна выглянула жена соседа, успела заметить концовку, всё поняла.

Реакция, однако, иная:

– У этих евреев даже дети не умеют себя вести!

– Причём здесь евреи, все дети одинаковые…

– Ты себе можешь представить, чтобы наши внуки так безобразничали?

– Ну, конечно, им в католической школе не дают разгуляться…

Отвернул лицо от жены и, хитро сощурив один глаз, тихо добавил:

– Надо будет научить…

Навстречу Бэле по улочке шёл местный пожилой священник.

– Добрый день, святой отец! Всё хочу с вами поговорить…

– День добрый, дочь моя! Что, прямо здесь?

– Ну, в церковь же я не могу прийти…

– Ну, хорошо, давай присядем.

– Скажите, падре, почему здесь так негативно относятся к евреям?

Там, где я жила, в Советском Союзе, такого, по большому счёту, не было. Мне это непонятно. Испания – цивилизованная европейская страна, и вдруг такое Средневековье…

– Я понимаю тебя, дочь моя, даже не Средневековье, а ещё раньше. В народе сильны вековые традиции, а евреи были отверженным племенем на протяжении нескольких веков…

Ещё в четвертом веке в Испании был издан закон, согласно которому христианам запрещалось вступать в брак с иудеями.

Потом началась политика насильственного крещения евреев и их изгнание из Англии, Франции и Испании…

Кроме обвинения в ритуальных убийствах младенцев, евреев, как известно, обвиняли в распространении чумы, отравлении колодцев и прочих страшных прегрешениях…

Но главное обвинение состояло в том, что евреи якобы убили Иисуса Христа. И ведь отменено оно официально было совсем недавно, только в 1965 году…

– Но ведь, согласитесь, падре, такие гонения на евреев были не всегда и не везде.

– Абсолютно с тобой согласен, дочь моя… Европа знала несколько относительно либеральных по отношению к евреям периодов.

Взять те же Средние века у нас, в Испании, во времена мавров… Однако обвинения в адрес евреев не утихали и тогда…

Ты же, конечно, знаешь и о погромах на твоей родине, в России в конце девятнадцатого – начале двадцатого века, и «дело Дрейфуса» во Франции… Тогда эти события, кстати, и положили начало массовой миграции евреев на Ближний Восток.

Нацисты уничтожили две трети европейских евреев и одну треть мировой еврейской общины.

Холокост – самая тёмная страница еврейской истории, но и её нельзя рассматривать в отрыве от того, что происходило до войны и происходит до сих пор…

– Я понимаю, святой отец, что корни антисемитизма достаточно мощные и разветвлённые.

Но на дворе двадцать первый век, падре…

– К сожалению, дочь моя, следует признать, что человеку вообще присуще в своих бедах искать виновника вне себя…

А евреи всегда и на виду, и на слуху. Вот люди и вспоминают обычаи предков…

Однако Папа Иоанн Павел второй, как известно, извинился перед евреями за все прегрешения христиан против них…

Святая церковь осуждает антисемитизм, но ты же понимаешь, что на изжитие сего зла нужны годы и годы…


Глава 3. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 5.



Loading...