home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8.

Весну 2009 года небольшой городок на Западной Украине, как и всегда, встречал буйной зеленью и прохладным пока ветром с гор.

В старом деревянном домике Геля и две молодые женщины накрывали обед на большой стол, пересчитывали тарелки. Весёлые женские разговоры, неистребимый украинский акцент…

Геля вышла во двор. Майское утро, молодая зелень, птичьи голоса…

На другом конце большого участка её муж, Слава, и несколько молодых мужчин своими силами строили кирпичный дом.

Ими пытался руководить шебутной дед во всепогодной меховой безрукавке, несусветной шапке, валенках и с самодельной палкой-тростью. Дед ковылял по стройке, пыхтел сигаретой, нещадно костерил молодых за неумение и плохую сноровку:

– Лёха! У тебе откудова руки растуть?! Чаво-чаво! Куды ты стока раствора-то наляпал?! А ты пяли, пяли, зубоскал! А то отпилишь сабе чаво не то, жёнка с хаты-то и потурить!

Зубоскал в долгу не остался:

– Так ты, дед, тада и подменишь! Фунциклирует твой сучок-то ещё, али как?

Геля позвала всех обедать.

Мужчины шумно полоскались во дворе, ухали и пофыркивали от холодной весенней воды.

Шумно расселись за столом. Старшой разлил вино.

– Молодец, дед, первым к столу поспел!

– Дык, вы, мо’лодеж, и тута без догляду всё перапутаяття…

Тост за молодую семью, за новый дом, за новое счастье в нём, за кучу будущих деток…

Выпили и поели с аппетитом. Разговоры оживились. Дед склонился к уху старшого:

– А Славка-то наш справну девку отхопил, хучь и явреечка… Чаво дитёнков-то не рожають?!

– Не знаю… Как-то спросил… Отшутились… «Стараемся», говорят… Да успеют ещё…

Мужчины вышли покурить. Расселись на тёмном крыльце, на лавочке. Не сговариваясь, смотрели на новый дом.

Старшой смачно пыхнул дымом:

– До дожинок надо закрыться… Там дожжи накроют…

В новом доме у Гели со Славой теперь была просторная спальня, как они и мечтали…

Геля в ночной рубашке причёсывалась перед телевизором. Дождавшись новостей, села в кресло, замерла…

Голос диктора по телевизору:

– Страны Персидского залива приостановили добычу нефти до тех пор, пока конфликт не будет разрешён…

По сообщениям информационных агентств государственные запасы нефти во многих странах на исходе…

Не прекращаются теракты в районах нефтедобычи, нефтепроводах и заводах по переработке нефти в странах Европы и Америки…

Растёт число террористов-самоубийц… Полиция и войска не справляются с целой армией шахидов…

Войска коалиции продолжают точечные бомбардировки военных объектов Ирана…

По мнению обозревателей система ПВО Ирана, благодаря России, оказалась более жизнеспособной, нежели рассчитывали специалисты…

В Израиле наиболее массированному ракетному обстрелу подвергаются крупнейшие города – Тель-Авив, Хайфа, Натания…

Ситуация осложняется использованием исламскими фанатиками неконвенционального химического оружия…

Как стало известно из достоверных источников, на ближайшем заседании узкого кабинета министров Израиля будет принято решение о нанесении термоядерного удара по территории Ирана…

Испуганное лицо Гели:

– Мама дорогая, что там творится! Там же наши девочки в армии! Химическое, атомное оружие…

Мир сошёл с ума…

Выключила телевизор, присела на кровать рядом с лежащим Славой:

– Вчера по местному каналу передавали, что взяли какого-то паразита со взрывчаткой рядом с нашим нефтепроводом под Ужгородом…

Геля выключила ночник, юркнула под одеяло…. От страха прижалась к мужу, крепко его поцеловала… Послышался её счастливый и взволнованный голос:

– Муж мой любимый….

Ранним осенним вечером Слава лежал на диване с газетой, когда с работы вернулась Геля. Поднялся, с улыбкой вышел к ней в прихожую, ласково обнял, поцеловал…

– Чего хмурая, бухгалтерия?

– Да-а… Всё жуют меня на работе…

Говорят на своём западном… Я тоже с Украины, а их язык не понимаю… Не как все я… Ловчить не умею… Взяток не беру…

– А ты бери, будешь как все!

– Не могу я как все, потому что чужая.

Тут же заложат и сожрут!

– Да я пошутил… У тебя своя голова на плечах.

А на наших не обижайся: туго им сейчас везде – не ладится в хозяйстве… Видно, опыта не хватает. Оно, с одной стороны, понять можно: украинцы сами-то никогда хозяевами не были… То польские паны, то литовские князьки, то русские цари…

– Ну, да, а виноваты во всём евреи!

– В собственной глупости никто признаваться не хочет…

Вдруг в прихожей раздался резкий деревянный стук в дверь.

Слава пошёл открывать. На пороге стоял дед с палкой и в бессменной душегрейке.

– О, дед! Здорово! Как раз к ужину! Проходи, садись, счас молодого винца спробуем…

Дед всем своим видом демонстрировал крепкую озабоченность:

– Гелина! Я к табе с запросом!

Бабка моя запамятовала, чего это ты в бульон для запаху кладёшь?

Геля расхохоталась:

– Сельдерей кладу.

С запросом он… Как депутат!

– Ага, вник…

За ужином пробовали молодое красное вино.

– Это с того синего, что ли, с мелкого?

Хлебосольная Геля с удовольствием поставила перед ними тарелки с дымящейся картошкой и мясом.

Дед, предвкушая удовольствие, крякнул:

– Эх и подвезло ж тебе с жинкой, малый!

Красивая, як по телевизеру, умная, як усе бухгалтера… Дык яна щще и готовить, язык слопаешь! Диву, что за морем сыскал!

Несколько секунд все молча смотрели очередную потасовку в Раде (украинский парламент).

Деда такая развлекуха заметно оживила:

– Во, жеребцы, морды понаели на казённых харчях… Сил невпроворот, хучь в плуг запрягай…

Слава налил ещё по стаканчику. Смакуя, не спеша выпили… Дед вытер губы ладонью:

– Благодарствуем…

Винцо пущай ещё пару недель поиграить… Как, говоришь, корешок-то зовётся – сердерлей?

Под смех Гели и Славы дед, переваливаясь, ушёл…


Глава 7. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 9.



Loading...