home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14.

Рита в свободной спальной рубашке, которая не скрывала большой живот, вышла из своей спальни на кухню.

Проходя через гостиную, заметила лежащую на диване пожилую служанку.

– Амина! Что ты здесь делаешь? Уже поздно, иди к себе спать!

Пожилая служанка не смутилась, но оправдывалась неумело:

– Да вот чуть прилегла и, видно, задремала… Сейчас иду, мадам. Спокойной ночи!

Сделала вид, что уходит, но, выждав время, возвратилась на прежнее место.

Огни потушены, лунный полумрак, снаружи были слышны лишь сверчки…

Вдруг наружная дверь в гостиную медленно приоткрылась, в проёме стал виден женский силуэт с распущенными волосами… В темноте были заметны белки глаз…

Белки и силуэт подкрадывались к хозяйской спальне…

Неожиданно с дивана приподнялась пожилая служанка. Кравшаяся от неожиданности издала шипящий возглас досады и злости, потом выхватила из одежды блеснувший в темноте нож и набрасилась на пожилую служанку…

В спальне Рита проснулась от шума борьбы в гостиной, быстро вытащила из тумбочки пистолет, решительно вышла в гостиную и включила свет…

На полу возле тёмного пятна лежала и стонала пожилая служанка, над ней с ножом в руке молодая арабка, в её глазах неестественный блеск…

Не раздумывая, лишь издав звериный визг, растрепанная девушка с искажённым лицом бросилась на Риту…

Та мгновенно оценила ситуацию, уверенно вскинула руку и нажала на курок…

Девушка пронзительно закричала что-то по-арабски и рухнула на пол.

На оглушительный в ночной тишине звук выстрела из спальни выскочил кудрявый. На голове у него некий колпак для фиксации кудрей…

Кудрявый в ужасе подкрался к распростёртой на полу пожилой служанке, потом сделал робкий шаг боком к раненой молодой арабке…

Кудрявый был напуган до икоты, повернулся к Рите:

– Что ты наделала?! Откуда у тебя пистолет?!

Рита внешне была спокойна, рука с пистолетом опущена…

– В моей стране, дорогой, женщины умеют за себя постоять…

– Кто тебе дал право распоряжаться чужими жизнями?!

Ты забыла, что в нашей стране есть суд и Конституция?!

Рита довольно долго и пристально посмотрела на мужа:

– Моя жизнь, мсье, и жизнь моего ребёнка принадлежат только мне и Богу, а не твоему суду или Конституции… И я буду их защищать везде…

Последняя фраза была сказана с такой зловещей интонацией, от которой кудрявый ещё больше растерялся. Испуганно посмотрел на раненых женщин, на жену, наконец, подскочил к телефону, стал судорожно вызывать полицию и «скорую»…

Хмурые санитары уносили на носилках раненых, стонущих женщин.

Усталый полицейский заканчивал что-то писать. Напротив него в кресле, в гордой то ли от живота, то ли от содеянного позе сидела Рита.

– Мадам, вы решили стрелять, чтобы защитить свою жизнь или чью?

– Комиссар, вы полагаете, что моя пожилая горничная угрожала моей жизни и жизни этой террористки с кинжалом?!

– Мадам, поверьте, я задаю вам совсем не праздный вопрос…

К тому же квалифицировать чьи-либо действия как террористические может только суд.

Или я не прав, мадам?

– Уж не хотите ли вы сказать, господин комиссар, что человек, ранивший в моём доме, я подчёркиваю, в моём доме мою горничную, просто так гулял с ножом в руке?!

Или суд уже отменил неприкосновенность частной собственности?!

– Нет, мадам, частная собственность у нас в стране по-прежнему неприкосновенна…

Я просто хочу расставить акценты, чтобы суду было проще разобраться.

Итак, мадам, установим факты: работница с ваших виноградников проникает в ваш дом и несколькими ударами ножа ранит вашу горничную… Тут появляетесь вы и стреляете в свою работницу…

Всё так, мадам?

– Всё так, комиссар, только учтите, что горничная никогда прежде в гостиной не спала. У неё есть своя комната.

– И что это, по-вашему, значит, мадам?

– По-моему, господин комиссар, очевидно, что горничная знала о готовящемся убийстве и решила меня защитить.

– Боже праведный! Вот только заговоров нам здесь и не хватало!

А вы что обо всём этом скажете, мсье?

– Господин комиссар! Мне бы очень не хотелось связывать произошедшее в нашем доме с общим международным положением вообще и с волнениями арабской части населения Франции в частности…

Я не отношу себя к антиглобалистам, я просто законопослушный гражданин Республики…

Как ни прискорбно, но следует признать, что хранение оружия и, уж тем более, стрельба по живым людям, насколько я понимаю, есть нарушение закона…

– Благодарю вас, мсье, за понимание…

Мадам, я должен изъять ваш пистолет, а вас, к сожалению, взять под арест…

Кудрявый, кажется, не ожидал такого поворота событий. Растерянно смотрел то на Риту, то на комиссара, пытаясь понять, что же он должен сейчас сказать и сделать.

– Я могу переодеться, господин комиссар?

– Разумеется, мадам…

Шумная и малосимпатичная комната свиданий во французской тюрьме, вероятно, мало чем отличается от таковых в других местах.

Через стеклянную перегородку по переговорному устройству кудрявый возбуждённо что-то пытался объяснить. Рита была в синей арестантской форме, которая явно не подходила к её большому животу.

– Ничего, любимая, шесть месяцев пролетят быстро…

Девушка жива, горничная тоже, греха на тебе нет…

Рита отрешённо молчала, думала о своём, лишь пристально смотрела кудрявому в глаза…

На операционном столе тюремной больницы страшно кричала Рита… Суетились медсёстры… Резкие команды врача… Много крови…

Почерневшее, но всё равно красивое лицо Риты с закрытыми глазами казалось ещё темнее от синего, в тон арестантской одежде, одеяла и убийственной казённости палаты.

Провода, капельница, приборы…

Возле неё на стуле сидел кудрявый, держал её руку в своих ладонях. Причёсан был как обычно…

Рита медленно открыла глаза. После наркоза с трудом и не сразу пришла в себя. Измученными глазами посмотрела по сторонам… Остановила взгляд на плоском животе, всё поняла… Вновь закрыла глаза… Даже заплакать сил не было… Лишь из наружных уголков глаз медленно поползли к подушке две слезинки…

Потом посмотрела на кудрявого, медленно убрала руку из его ладони… В этой ситуации его кудряшки почему-то придавали ему дурацкий вид.

– Любимая, я скорблю о потере ребёнка так же, как и ты… Доктор сказал, что ты ещё сможешь иметь детей…

Рита с трудом разомкнула спёкшиеся, припухшие губы:

– Только не от тебя…

Машина с Ритой и кудрявым стояла перед полицейским оцеплением. Их старый дом и окружающие постройки с треском и гулом горели…

Суетились пожарные и полицейские…

Испуганные, по-детски наивные глаза кудрявого… Застывшее, как у скульптуры, лицо Риты…

К ним подошёл знакомый полицейский:

– Мадам, мсье, я очень сожалею…

Рита сузила глаза:

– О чем, комиссар?

Полицейский резко и понимающе на неё посмотрел, отвёл глаза…

Рита и кудрявый сидели рядом в зале вылета аэропорта. Рита была сурова и непреклонна. Кудрявый был растерян и нечёсан.

– Ну, кто же виноват, любовь моя, что я сначала француз, а потом еврей?!

Рита сосредоточенно смотрела в большое окно через всё взлётное поле куда-то дальше…

Чуть позже толпа нервных пассажиров с задержанных рейсов в накопителе внимательно вслушивалась в сообщения.

Голос диктора аэропорта:

– Уважаемые пассажиры!

Вылеты рейсов отправлением после одиннадцати часов тридцати минут задерживаются по причине теракта на складе ГСМ нашего аэропорта…

Топливо для заправки самолётов названных рейсов будет доставлено в течение двух часов… Время вылета будет объявлено дополнительно… Приносим свои извинения за доставленные неудобства…

Пассажиры с пониманием и тревогой восприняли причину задержки рейсов и не без энтузиазма отправились ещё раз в Dyute Free.

Сидеть остались несколько человек, в их числе Рита… Попробовала смотреть в окно, по сторонам, остановила внимание на телевизоре…

Голос диктора по телевизору:

– …События последнего времени на Ближнем Востоке и во всём мире убедительно показали губительную зависимость мировой экономики от нефти…

Мировая общественность настойчиво требует от правительств своих стран положить конец диктату нефтедобывающих стран с их нестабильностью и непредсказуемостью…

Менее трех часов назад пришло сообщение из Пекина о создании международного консорциума ИНТЕРГЕЛ…

Правительства США, России, Китая и Индии, образовавшие консорциум, объявили, наконец, о планах в максимально сжатые сроки переориентировать энергетику с углеводородного сырья на изотопное…

Комментарии академика Российской академии наук Эрика Галимова: «Самый перспективный в энергетическом отношении изотопный элемент – это гелий-три…

На земле его ничтожно мало, зато запасы в верхних слоях поверхности Луны огромны… При его использовании не возникает радиация, поэтому проблема захоронения радиоактивных отходов, остро стоящая перед миром, отпадает сама собой…

Чтобы обеспечить на год всё человечество энергией, необходимо лишь два-три полёта космических кораблей грузоподъёмностью в десять тонн, которые доставят гелий-три с Луны…

Затраты на гелиевую энергетику несоизмеримо малы по сравнению с энергетикой тепловой, атомной или какой-либо другой, поскольку термоядерный реактор на гелии-три очень прост по конструкции и в эксплуатации».

Джеральд Кульцински и Джон Сантариус из университета Висконсин утверждают, что гелий-три – это ближайшее будущее мировой энергетики…

Как известно, именно у нас, во Франции уже построен и успешно действует первый ИТЭР – интернациональный термоядерный энергетический реактор…

– «Дождались…» – с грустью подумала Рита.

Потом она перевела взгляд в окно, в завораживающе пустое небо, где бесшумно и безмятежно медленно плыли куда-то облака…

Долго молчала, потом на выдохе, с какой-то уходящей горечью подвела итог:

– Спираль, мсье, спираль…


Глава 13. | Реинкарнация. Авантюрно-медицинские повести | Глава 15.



Loading...