home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16. Дети подземелий

Библия в СМСках

– Чего ты все о рае? Ад в Библии есть?

– Должен быть.

– И где он там?

– А черт его знает!)))

– Ну Макс, я серьезно!

– И я серьезно: черт его знает.

– Должен же быть рекламный проспектик места, куда мы все угодим после смерти!!

– Увы… Вроде там есть огненное озеро… где-то описано…

– 1 шт?

– Не знаю. Давай вернемся в рай, ок?

– Ок(((

Выдержки из SMS-переписки двух молодых людей

Хотя Вигнатя и заявила недавно родным по телефону, что спустилась в метро, на самом деле это было не так. В тот раз она дошла только до турникетов. Постояла-постояла, преисполненная решимости, и струхнула.

И ничего не струхнула! Прошла бы! Подумаешь, ерунда какая, ну и что, что людей толпа, она по молодости столько раз в метро ездила, что хоть оно и стало за это время опасным, что ей, старухе, с того… Прошла бы! Но ей помешал звонок и… и потом, были еще дела, время позднее…

В этот раз Вера Игнатьевна решила не отступать. Метро – единственное место в Москве, где еще можно в наше время встретить настоящего сиротинушку!

Вигнатя подошла к турникетам. Когда она спускалась в метро в прошлый раз, во времена уже оплывшего Брежнева и еще не оплывшей Пугачевой, в щелку турникета положено было бросать монетку в 5 копеек. Самое дорогое мороженое «Лакомка» в те времена стоило 28 копеек (если не считать большого сливочного брикета за 48), и кило говядины – тоже 48, а килограмм «Докторской» колбасы – 2 рубля 20 копеек. Цены были государственные, одинаковые для всего Советского Союза. Вигнатя стала рассуждать логически. Сейчас все стало частным, колбаса стоит столько, сколько захочет продавец. Мороженое тоже. Значит, и в метро так же: директор станции вправе устанавливать любую цену. А раз так, она должна быть где-то написана. Сколько бросать в щелку? 1 рубль или 500 рублей? Сейчас все так изменилось… Внимательно осмотрев турникет и последив за людьми, Вигнатя поняла, что на смену монеткам пришли карточки. Она обрадовалась такому разумному решению, достала кредитную карточку и попыталась приложить ее к кругу. Это не помогло. Красный глаз издевательски продолжал гореть. Вигнатя спрятала кредитку и сообразила подойти к кассе…


Первое, что он увидел, когда темнота кончилась, – что потолок. Второе, что он понял, когда увидел потолок, – что из его носа вылезает чевяк, бесконечный, прозрачный чевяк. Стас дернулся, хотел закричать, выдернуть чевяка, зарубить, убежать, но ног у него не было, рот его был плотно зажат чем-то страшным, еще страшнее чевяка, а за руки его держали белые люди, еще страшнее того чего-то невидимого, чем был зажат рот…

– Кардиолог у нас будет или нет, в конце концов? – заорал кто-то. – Что я тут, господь бог, один на всех, а? Маша!

Подошла Маша. Она была не белая, а зеленая. Но этого Стас уже не увидел, провалился опять куда-то в темноту.


Ева вытряхнула в ванну последние кристаллы соли, бросила опустевший флакон в угол, на горку белья, собрала волосы в высокий хвостик, чтобы не намочить, подняла с пола Библию и присела на край биде. Неужели Кит запал на эту новенькую тындру? Нифигасе! Не, анриал, там и смотреть-то не на что, один носяра чего стоит!

Ева презрительно скривила губу на Кита и открыла Библию. Книга была толстенькая, маленькая, на тонюсенькой бумаге и с очень мелким шрифтом. Брр! И кому было не лень столько писать! Ева вообще читать не любит. То есть она любит, но не очень. И не все подряд. Например, она любит читать комиксы. И еще гороскопы. Еще всякие приколы. Фантастику – тоже можно. А какой смысл читать серьезное? В жизни и так все – серьезнее некуда! Так к чему себя еще и чужими неприятностями накручивать? Надо мыслить позитивно! А чтобы мыслить позитивно, надо читать позитивные тексты.

Ева сразу заглянула в конец. Библия оканчивалась 22 главой и вполне позитивными словами «Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь». Благодать – это хорошо. Но! 292 страницы – заметила Ева. Ужас! Ни в жизнь столько не прочесть! Это если читать по странице в день минус воскресенья, то получается – аж на год! За год Вигнатя 292 раза успеет составить новое завещание или сделать дарственную на какого-нибудь оборванца!

А интересно, вот, предположим, что перейдет всё-превсё комуто-прекомуто. И возьмет она, Ева, узелок на палочке и пойдет, как Золушка-Белоснежка, куда глаза глядят. Забредет в лес. Выроет себе норку-землянку и станет там жить…

Тут – раз! – позвонит ей Кирпич и скажет: «Приходи, Евгуха, на свадьбу!» – «На какую свадьбу, Кирпич?» – «А Кит на новой тындре женится. Придешь?» – «Я бы пришла, Кирпич, да не в чем: платье мое износилось, землей попачкалось, туфли хрустальные о камни стоптались, карету из тыквы на кашу пустить пришлось с голодухи…» И Кирпич как обалдеет да как спросит: «А где ты живешь, красавица?», а она ответит: «В землянке-подземелье живу, света белого не вижу из-за злой мачехи… то есть бабушки…» И тут Кирпич как сообразит, что это – круто, и ващще айс, и анриал полный, и как понаедут с телевидения, и из международной организации по защите прав ребенка, то есть подростка… И выйдет она из землянки, вся сверкая драгоценностями (ну, она их в земле найдет, в скалах), а ей навстречу – принц с контрактом: новый сериал «Землянка», и она в главной роли…

Ева стянула с себя лохмотья, измазанные скалами и драгоценными камнями, увидела, что ванна еще не наполнилась, и опять взялась за Библию.


Вера Игнатьевна снизошла в метро на станции Маяковская. Эта станция была ее самая любимая, с детства. Ей нравились эти колонны с авиационным гофрированным металлом, эти арки, и потолок кругами, и цветовая гамма…

Ей не пришелся по вкусу новый эскалатор: раньше ступени были мягкими, и поручни тоже, и светлее было как-то, светлее…

Что это? Почему белое надколонье закрасили белым? Тут же были картины!!! Тут везде были картины! Вера Игнатьна бросилась за справкой к дежурной у эскалатора, которая справок крупными буквами не дает.

– Вы что, немая?

Дежурная выразительно постучала указательным пальцем по стеклу. Крупными буквами! Не дает!

– Хамло! Какое хамло! Трудно рот открыть!

– Бабушка, тут никогда не было картин прямо над колоннами. Тут мозаики уникальные были – они вон, все на месте, никто их не трогал.

– Спасибо за информацию, молодой человек! А то я уж решила, что все онемели…

– Нет, что вы. Она не имеет права…

– Дежурная? Онеметь не имеет права? Но вот, онемела же… А разрисованы стены были, были… Это вы не помните, а я-то уж помню… Вверху – мозаики, только не эти, а другие, да сам вы не москвич, а по бокам – картины маслом.

На «картины маслом» мужчина развел руками и откланялся. Спорить с сумасшедшими в его сегодняшние планы не входило. Своды прямо над колоннами на Маяковке всегда были однотонными. И мозаики никто не трогал. Облицовку из полудрагоценного редчайшего родонита, было дело, чуть не содрали во время реставрации, но вовремя одумались.

Вигнатя решила не отвлекаться на колонны и огляделась в поисках сиротинушки. В центре самого, наверное, красивого в мире подземного метрозала сиротливо стояло человек десять. Человек восемь стояло спокойно, один нервно ходил взад-вперед, бросаясь к каждому идущему с юга поезду, а еще один был то ли пьяный, то ли психованный: мычал.

«Между прочим, я могу спасти не одну заблудшую душу, а две… – вдруг подумала Вигнатя. – Или три. И это может быть не обязательно парень, но и девушка…»

Медленно жонглируя в голове светлыми образами двух девушек и одного парня, Вигнатя вошла в поезд, чтобы попытать счастья на какой-нибудь другой станции, поближе к вокзалам, поскольку коренные московские сиротинушки уже все наверняка давно оборзели, охамели, закрасили надколонники и вообще…


Одна рука была свободна. Стас пошевелил пальцами. Сжал их в кулак. Разжал. Пошевелил. Раз, два, триче… Все пальцы были на месте. Не выныривая из темноты в страшное, он проскользил пальцами вверх, тихо, вдоль груди, к шее, ко рту… На рту страшного не было. Он хотел дотянуться до носа, но не решился. Стас осторожно открыл глаз в страшное. Было светло и не очень страшно. Он открыл второй глаз.

– Олег Василич, очнулся!

– Хорошо, хорошо, все правильно, давно пора. Не испугай его.

Стас вздохнул и облизал губы. Губы были сухими. Сбоку от потолка над ним висела зеленая тетенька и какая-то палка с веревками и пластиковым мешком. В мешке что-то капало. А веревки были толстые и прозрачные, как… Как чевяки! Это не ве-ёвки! Это чевяки! Стас в ужасе застонал и проследил, куда ползет прозрачный чевяк из капающего мешка. Может, он ползет к тете?

Чевяк полз к руке Стаса – к другой руке, которую крепко держала красными когтями зеленая ведьма, крепко держала, чтобы чевяк заполз и не выполз. И он заползал. Стас закричал и опять провалился в темноту. Крика его никто не услышал, потому что закричал он уже в темноте, из темноты.

– Олег Василич, он, кажется, заснул.

– Ну и хорошо, пусть поспит.

– А его оставить можно? Я б кофейку попила…

– Да можно, Маш, можно. Ничего с пацаном страшного нет. Никаких жутких инфекций. Истощение, нервный срыв, желудочно-кишечный тракт подлечить надо… Иди, попей.

– А промывание?

– А промывание мы его бабке сделаем, после. Промывание мозгов. Иди, пей.


Ева механически полистала Библию, скользя взглядом по случайно открывающимся строчкам. Зря она сказала Максу «не звони». Как ей с этим самой справиться?

Кстати, отличное название для сериала – «Землянка», двойное такое: типа не марсианка, а землянка, ну и одновременно избушка подземная…

А если читать по три страницы в день? Она сможет ведь читать по три страницы! Тогда можно будет успеть до Нового года. Даже раньше. Неужели тут всего 22 главы? Ева еще раз пролистала книгу. Главы повторялись в странном порядке. То ей попадалась вторая глава, то двадцать третья, то седьмая, то опять вторая. А в середине, на странице 638, вообще вместо «глава такая-то» стояло «Псалом 146–149». Какой еще псалом? Стоп! Откуда в середине книги 638 страница, когда тут всего 292?! Ева стала изучать книгу внимательнее. Все оказалось куда хуже, чем она могла предположить. Чертова, то есть Божья, книга насчитывала 925 страниц Ветхого Завета и 292 – Нового!

Ева вздрогнула, поняла, что даже начинать бесполезно, и закрыла Библию. Не нужна ей никакая бабушкина квартира такой ценой!!!

Евгения подтянула хвостик и нырнула в ванну. Пусть квартира достается постороннему сиротинушке. И дача тоже. Пусть. Что делать, у каждого человека есть предел его возможностей. И если ты понимаешь, что ты – пас, полный пас, то и ввязываться не стоит. Только время потеряешь. Ева сползла в зеленоватую соль по шею, высунула ногу и уютно устроила ее на стенке. Нежная легонькая пенка охватила лодыжку тонким браслетиком и медленно заскользила к колену. Зачем в натуральную соль, которой три тысячи лет (если верить этикетке), добавлять пену? Пенка лопнула последним пузырьком и исчезла. «Красивые у меня ноги!» – с удовольствием подумала Ева. У новенькой тындры не такие, у нее стопа шире. Это не айс. Нафиг Киту такие стопы? Хотя на Кита ей вообще-то плевать. Ну просто это же будет несправедливо, если он станет заглядываться на тындру!

– Да, Макс, привет!..Что?…Нет еще! Не была… Нифигасе! Почему сегодня?…А сегодня какое число?…У, елки. Ладно, ладно. Я же сказала – ладно. Пойду. Сегодня. Стопудово. Да щаз прямо пойду, ну! Из ванны вылезу – и пойду. Да, Инна дома… Читала я, читала… Сколько прочла? Ну так… Немного прочла. С чего начинается? А я это… Не знаю, с чего начинается. Я с середины стала читать! А я не главу никакую читала, а этот, в середке… как его… Послом! Что? Сам ты ослом!!!

Ева в сердцах послала трубку к пустой бутылке трехтысячелетней соли, на гору белья. Тоже – брат называется! Мог бы раньше позвонить, напомнить, какое сегодня число, сказать, что бабка ждет ее сегодня… Почему нельзя читать Библию с середины? Какая разница, с какой страницы читать? Там же правда в середине есть этот… послом!

Делать было нечего. Ева вылезла из пены, обернулась полотенцем и опять взяла Библию. По большому счету Макс прав. Надо хоть что-то прочесть и пойти к бабушке. Все-таки квартира у нее зачетная. И вещей старинных прикольных много. Дача тоже – есс. Подумаешь – прочесть кусок какой-то там Библии! Где там был этот самый послом… Шестьсот какая-то страница… А, псалом, не послом. Ну спутала, подумаешь. Читать теперь не хотелось – назло!

Интересно, а в Библии есть 666-я страница? Это же число дьявола. Наверно, на этой странице должно быть про это что-то написано…


На Курской кольцевой, а точнее в переходе на кольцевую, Вере Игнатьевне судьба улыбнулась. Две девочки, одетые выразительно-бедно и пронзительно-чистенько, с картонкой «помагите на хлеб умерла мама», под аккомпанемент виолончели (ну ладно, ладно, это была обычная скрипка в другом конце перехода) лопали винегрет из пенопластовой коробочки, бодро заедая его пирожком с повидлом из можжевелового варенья. Вигнатя извлекла из ридикюля сто рублей и опустила их в пакет.

– Спасибо, тетенька! – расстрогалась девочка постарше, инсталлированная сине-бело-розовым платком поверх куртки с рукавами на три сантиметра выше запястий.

– Бедные вы мои, – вздохнула Вигнатя. – Давно мамка-то умерла?

– Недавно, тетенька, – ответила та же, инсталлированная. – Болела долго. Мучилась.

Библия в СМСках

Ее сестричка смотрела на Вигнатю исподлобья, сидя на корточках и жуя пирожок. На ней было все в черно-коричневой гамме, только шапочка яркая, красная, а из-под шапочки – кудряшки сказочные: золотые, невинные, ниже плеч…

– А папка что? – спросила Вигнатя.

– Папка еще раньше помер, – печально объяснила старшая девочка.

А младшая вдруг, дожевав, абсолютно одновременно с ней ляпнула:

– Папка пи-ёт сильно.

– Пил, – напрягаясь, поправила его старшая. – Пил и умер.

– Пи-ёт, – возразила Красная Шапочка.

– Хали, ты дура и? – разозлилась ее начальница. – Чанды-къ хэре мына, да! Тебе сказали молчи, да?!

Они стали ругаться не по-русски. Старшая схватила малышку за волосы, дернула, и кудряхи вместе с шапкой полетели в сторону. Свои волосики у девочки оказались черные и короткие, ежиком.

Вигнатя, на которую в пылу драки девочки не обращали никакого внимания, сочла за благо уйти прочь.


Чевяков больше не было. Совсем не было. Стаса тоже не было. Он не знал наверняка, но…

Было темно. Стас закрыл глаза – было темно. Стас открыл глаза – было темно. Темнота была такая, как в бабушкином подвале, в котором из темноты, из потопа, выплывали с коробками и кастрюльками то брат, то их соседка, то соседкин сосед. Стас подумал даже, что он опять сидит на руках у плачущей бабушки, но оказалось, что он лежит на чужой кровати. А бабушки рядом нет. Может, его, Стаса, тоже уже нет? Стас подтянул к себе ноги и стал трогать себя пальцами.

Ноги были. Руки были. Чевяков не было. «Хо-ошо», – медленно подумал Стас.

Ему надо было еще подумать о том, где он, и что было, и что будет, и… Но он ни о чем думать не стал, а спустил ноги и сел, глядя в темноту. За окошком светало.


На 666-й странице ничего особенного не было, ни вампиров, ни чертяк, – там начиналась книга проповедника Екклесиаста. «Суета сует – всё суета!» – сказал Екклесиаст и прочла Ева. «Что пользы человеку от всех трудов его?» – спросил Екклесиаст. «Во бред!» – подумала Ева. Польза от трудов была. Всегда была или почти всегда. Это Евгения знала точно. То есть абсолютно точно. Без труда – и рыбку из пруда, а с трудом – хоть золотую. Железно. А под лежачий камень… А в словах этого самого Екклесиаста не было ни малейшего позитива. Ему, по-хорошему, срочно надо было бы сходить к психологу со своей депрессухой, а не книжки писать.

Ева собралась с силами и честно прочла всю 666-ю страницу. Всю! До конца! Честно! И даже кусок следующей. Это было ужасно. Психолог по Екклесиасту не плакал, а просто, можно сказать, рыдал.

– Да, Макс! Ну почти прочла… Сколько конкретно? Ну, страницу прочла. Ну не могу рассказать пока, я не запомнила… Про одного депрессивного прочла, его как-то сложно звали еще… на 666 странице… Нет, не надо мне по телефону ничего рассказывать! Я же сказала – никогда, значит, никогда! При моих друзьях сказала, между прочим! Или получится, что я не держу слова… Ну и пусть я буду бомжем!!! Умру на вокзале и… Что-о-о??? Эсэмэсками??? Ты? Мне? Библию?! Макс, ты с ума сошел!!!


По дороге обратно Вигнатя попала в поезд-галерею современной акварели. Может быть, не каждая картина была бесспорным произведением искусства, но каждая была должным образом обрамлена, освещена и подписана. Каждая поддерживала в пассажирах романтическо-европейский настрой и создавала иллюзию того, что… «Нет, в Москве искать кандидатов-сирот бесполезно!» – поняла Вигнатя. Кроме того, пора была ехать к себе в Опалиху – сегодня, точно по расписанию, к ней должна была приехать внучка с отчетом по Бытию, а потом – в путь-дорогу, по святым местам. Не внучке по местам, конечно, а ей, Вигнате.


Пришедшего в себя Стаса попытались накормить вместе с остальными больными. Эту утопическую идею пришлось оставить почти сразу: ребенка начинало выворачивать наизнанку, как только кто-то рядом отправлял себе в рот хоть ложку еды.

Ребята в отделении лежали не тяжелые, нормальные, разных возрастов; самые маленькие – с мамами. Мамы как узнали от медсестры, что малыш – сирота с неполноценной бабушкой, так и потянулись гуськом по очереди в палату к новенькому. Кто с чем, а кто просто с лаской. Стасу от них прятаться было негде. Приходилось терпеть. Ему мерещился подвал, и в подвале брат, по пояс в черной воде. Там Стас бы спрятался, пусть хоть с чевяком в животе, но спрятался бы. Но брат никак не выплывал до конца, ни наяву, ни во сне, и Стасу оставалось только смотреть в окно и ждать, ждать, ждать…


Первую эсэмэску от Макса с супер-кратким и супер-вольным изложением Библии Ева получила по дороге к Вигнате, в такси. Почти сразу же пришла вторая. И третья. И четвертая. Макс просил отвечать, и Ева отвечала, в основном смайликами.

– С кем это ты там? – обернулась назад Инна, которая в целях безопасности всегда садилась вперед сама, а ребенка сажала за водителем.

– Влюбилась! – с вызовом ответила Ева.

– Ааа… А что ж не позвонить…

– А… а он далеко. Мой объект любви – в… в Аргентине!

– Аргентинец?!

– Русский. Сын дипломата. Аргентинского.

– Ох, Женька… Ты серьезно, что ли? Не рано ли?

Ева не ответила.

«Макс спасибо тока я прошу умоляю!!! 1вое: кидай мне смс с другого номера не со своего! 2е: пусть ты аргентинец сын дипломата и мы не про библию смссимся!!!»

«Нуты фантазерка! ОК»

«Сотри эти смс!!! Срочно!!! Никому не говори!!! Пиши с новой симки. Ты – мой новый парень!»

«Хорошо, но у меня нет новой симки»

«Купи!!!»

…………………………………………………………………………………………..

JesusChrist.ru Чат Форум


Библейские словари

Библейские словари на нашем сервере помогут вам разобраться в терминах из Библии, что значит то или иное имя библейского персонажа. Тематический библейский словарь NIV также поможет найти все места в Священном Писании, где упоминается то или иное имя или понятие.


Искомое слово: Ад

Результаты поиска:

Энциклопедия архимандрита Никифора

Слишком короткое слово… Нужно минимум три буквы.


Библейский словарь Вихлянцева В. П.

Слишком короткое слово… Нужно минимум три буквы.


Тематический словарь NIV от IBS

Слишком короткое слово… Нужно минимум три буквы.

……………………………………………………………………………………………….

Библия в СМСках


Глава 15. На заре в Назарет | Библия в СМСках | Глава 17. Под небом голубым есть город зол…



Loading...