home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Раз, два, три, четыре, пять – мы идем тебя искать…

Это квест. Он называется «Найди Вадика».

Первым делом мы обзаводимся новыми телефонными аппаратами и новыми сим-картами. Старые телефоны мы больше не отключаем – однако теперь наша четверка имеет вторую, внутреннюю связь.

Маша больше не блондинка. Мы вплотную занялись своим внешним видом – и теперь Маша – коротко стриженная брюнетка, облаченная в широкие джинсы, кроссовки и объемную куртку с капюшоном. Полное отсутствие косметики и украшений, крупные очки с прозрачными стеклами, совершенно меняющие лицо, купленный в палатке у метро кислотно-зеленый рюкзак с оскалившимся солистом какой-то панк-группы. Даже я узнаю Машу, только если подойду вплотную и сниму с ее головы парик.

Я отныне – зализанная мымра с длинным белым хвостом на затылке, одетая в безумные обтягивающие синие брючки от Вивьен Вествуд (Маша дарила мне их около года назад, но я так и не надела их ни разу), желтый трикотажный балахон и красную блестящую куртку от D&G. Куртку Маша прикупила в Риме, но еще не успела поносить. Добавьте к этому темные очки в пол-лица, кроваво-красные губы, черные ногти, огромные серьги-кольца, достающие почти до ключиц, сумку-мешок и идиотские желтые полусапожки – и я легко сойду за манекен в витрине какого-нибудь психоделического бутика.

Мы стоим перед зеркалом. Оттуда на нас смотрят две неизвестные девицы.

– Слышь, чувиха, ты чо-о? – говорит мне Маша, растягивая гласные.

– Отвали, дура! – отвечаю я ей и надуваю губы.

Парни покатываются с хохоту.

Андрей и Леха обошлись без париков. Леха оставил усы, а наметившийся на голове ежик выкрасил в красный цвет. Андрей напрочь выбрил виски, оставив на голове длинную полосу волос, которую мы наскоро промелировали зеленым.

Парни теперь одеты в дешевые джинсы и куртки, пошитые в далекой северной китайской провинции. Леха – в зеленую, Андрей – в темно-коричневую. А еще Андрей прихватил с лотка на выходе с рынка, на котором мы затарились всем этим барахлом, зеленые вязаные перчатки и срезал с них пальцы. Стильно смотрится – в сочетании с зелеными прядями на голове.

В таком прикиде нашу пятерку можно смело приглашать для участия в каком-нибудь сумасшедшем шоу на MTV – мало не покажется!

За домом Вадима установлено круглосуточное наблюдение. За пятьсот долларов Андрей арендует на несколько дней у своего однокурсника наглухо тонированную белую «шестерку». Правда, ездить мы на ней не собираемся. Счастливый владелец тонированного барахла сам пригоняет машину в нужный нам двор. Леха и Андрей паркуют этот раритет во дворе, сбоку от гаражей, так, чтобы видеть окна и подъезд, и устраивают в салоне наблюдательный пункт. Шесть часов в машине дежурит Леха, потом его сменяет Андрей.

В самой квартире Вадика ждет небольшой сюрприз – если ему все-таки удастся пробраться незамеченным в квартиру и включить свет в зале (шторы в котором мы плотно задернули), думаю, он оценит наш юмор. Отсоединив лампу под потолком, Андрей запитал от выключателя четыре мощных светильника с ультрафиолетовыми лампами, которые парни вкрутили по периметру комнаты. Щелк! – и вошедший видит размашистую надпись на обоях, сделанную разноцветными флуоресцентными красками: «Вадик, мы по тебе скучаем!». Внизу алым выведено сердечко и значится номер моего нового телефона.

Хотя вряд ли Вадик будет звонить мне на мобильный…

– Всегда мечтал заняться граффити! – сказал Андрюха, когда мы складывали полупустые баллончики с краской в пакет. – Было бы время, можно всю квартиру расписать. Под хохлому! Вадиму бы понравилось!

Пока парни по очереди несут дежурство во дворе, мы с Машей начинаем перетряхивать всех людей, которые имеют хотя бы косвенное отношение к Вадиму. Будем надеяться, наш без вести пропавший друг не оборвал до конца связи с внешним миром!

Первым делом мы едем ко мне в телекомпанию. Поднявшись на третий этаж, развязная брюнетка и пафосная блондинка интересуются у охранника, где можно найти Вадима Коваленко. Охранник советует нам обратиться на ресепшн – что мы и делаем.

Маша с благословения нашей секретарши Катеньки отправляется по кабинетам, бесцеремонно прочесывая весь штат компании, начиная от встретившегося нам охранника и заканчивая генеральным директором. Она представляется дальней знакомой Вадима, мечтающей отдать ему некий денежный долг. Я, понимая, что как только открою рот, меня тут же узнают, принимаюсь с интересом тыкать в кнопки кофейного автомата, стоящего при входе.

Интересно, меня уволили или еще нет? – думаю я, глядя, как по коридору мимо меня шныряют коллеги. Вот юркой птичкой проскакивает Оля, держа под мышкой ноутбук. Смешно, но, кажется, на ней точно такие же обтягивающие брючки, как у меня. Зыркнув на неизвестную разряженную блонду с горячим кофе в картонном стакане, Оля пропадает. Я не сдерживаюсь и хмыкаю себе под нос.

Где-то вдалеке слышится голос Максима. Съемочная группа вечерних новостей уезжает на съемки – по коридору к лифту движется продюсер новостей Семен, наш водитель Пашка, несущий штатив от камеры, и Максим собственной персоной, с камерой в кофре на плече. Я поспешно отворачиваюсь, делая вид, что занята кофе. Парни проходят мимо по коридору – переждав пару секунд, я смотрю им вслед.

Странно, но при виде такой родной фигуры Максима меня больше не бросает в жар. Неужели наконец отпустило?

Или просто в моей жизни появились более интересные обстоятельства, нежели перманентная тоска из-за неудавшегося романа?

Через сорок минут, когда я успеваю перепробовать весь кофе из автомата и заработать себе учащенное сердцебиение, возвращается разочарованная Машка. В нашем офисе о бывшем копирайтере никто ничего не слышал больше года.

Пока мы едем вниз в лифте, мне звонит Андрей, сообщая, что в квартире Вадим не появлялся.

Вадим, Вадим, где же ты прячешься? И где две тысячи цветных бумажек каждая достоинством в пятьсот евро?

На следующий день мы с Машей, по-прежнему соблюдая конспирацию, отправляемся в event-агентство, из которого Вадим уволился в июне. Милой девушке лет двадцати на ресепшне я сообщаю о важных вестях личного характера, которые я должна немедленно передать Вадиму. Посетовав на то, что телефон Вадика отключен и последнее место работы – единственное, где можно найти хоть какую-то информацию, я роняю вполголоса, что на самом деле Вадима разыскивает бывшая невеста, которую этот негодяй бросил накануне свадьбы с младенцем на руках.

Брошенное мною зерно мгновенно прорастает в благодатной почве. В глазах секретарши вспыхивает жгучий интерес – ив течение часа в курилке мы имеем возможность пообщаться со всеми бывшими коллегами Вадима. Увы, но и здесь о нем никто ничего не слышал ровно с того момента, как он подал заявление об уходе.

Подходит к концу второй день наших поисков – а мы не сдвинулись с места ни на йоту.

Кажется, мы все просто усердно ищем прошлогодний снег. А Вадик, между прочим, в это самое время может быть уже черт знает где. Да хоть на Дальнем Востоке!

Вернувшись в машину и с облегчением стянув дурацкие парики, мы с Машей мрачно выкуриваем по сигарете. Выражения наших лиц такие же хмурые, как осеннее небо, распластавшееся над крышами.

К лобовому стеклу прилип одинокий пожелтевший лист. Говорливая девица в радиоприемнике обещает проливные Дожди.

– А ведь я по нему реально скучаю, – произносит Маша. – Умом понимаю, что он сволочь, а сердцем… Знаешь, что страшно? То, что я его действительно люблю…

Не знаю, что говорят в таких случаях. Наверное, ничего…

В моей необъятной сумке начинает звонить новая трубка – мы с Машкой подпрыгиваем от неожиданности.

– Да, Лех! – отвечаю я.

– Наташ! Тут Вадик! – орет Леха в трубку.

– Где Вадик? – обалдеваю я, задохнувшись от удивления.

– Тут! Подъехал к подъезду!

Леха орет так сильно, что Маша слышит каждое его слово. Ее лицо вытягивается от неожиданности – на самом деле, никто из нас не думал, что Вадим вот так вот запросто появится среди бела дня.

– Он из машины вышел? Что он делает? – ору я.

Маша прислоняет голову к трубке – и мы с ней застываем, вслушиваясь в телефон.

– Нет. Подъехал пару минут назад, на «форде». Стоит, мотор не глушит, из машины не выходит.

– А Андрей с тобой? – спрашивает Маша.

– Да, он приехал полчаса назад, мы тут с ним перекусили, и я как раз собрался уезжать…

– Так! Если он пойдет в подъезд, надо его задержать! – говорю я. – Мы должны его поймать, иначе…

– Стой, стой, кажется, он уезжает! – говорит Леха.

– Уже уезжает? Не поднявшись в квартиру?

– Может, он понял, что мы за ним следим? – спрашивает Маша.

Не может быть! Он же не телепат, понять, что за темными стеклами дешевого авто за ним наблюдают Андрей и Леха. К тому же, даже разглядев сквозь стекло, он вряд ли их узнает.

– Леш, езжайте следом! – отбирает у меня телефон Маша. – Мы должны понять, куда он едет, и зачем, и вообще, где он живет…

– Как следом? – возмущается Леха. – На этой колымаге? У нас ни прав, ни доверенности на эту тачку! И вообще, мы же обещали, что никуда на ней не поедем.

Однако ключи от колымаги у нас!

– Леша, пожалуйста! – почти кричит Маша. – Если вас остановят, я тебя отмажу! Отцу позвоню. Только езжайте за ним!

– А может, пусть Андрей едет за ним на скутере? – предлагаю я.

– Какой скутер! Вадик Андрея сразу заметит! А эту «шестерку» он не знает! – резонно отвечает Маша.

– Если нас остановят, все штрафы и разбирательства – на тебе! – злится Леха. – Все, давайте, мы поехали, связь через Андрея.

– Вадик в Москве, он и не думал никуда уезжать! – злорадно восклицает Маша.

Руки у меня трясутся от волнения. Я кладу трубку на колени, пытаюсь напялить на голову парик – получается это с трудом. Рядом точно так же мучается Маша, безуспешно надевая на голову парик задом наперед.

Кое-как приведя себя в порядок, подруга поворачивает ключ в замке зажигания – и выжимает из своей красной машинки максимум.

Следующие полчаса проходят в постоянных созвонах. Андрей держит нас в курсе событий. Маша с остервенением жмет на газ – а я передаю ей все, что мне сообщает Андрей.

Вадим, явно ни от кого не скрываясь, ездит по городу. Сначала он на несколько минут заезжает в какой-то продуктовый магазин недалеко от дома, выходит из которого с пакетом. Потом доезжает до Киевского вокзала, паркуется на Площади Европы и входит в торговый центр «Европейский». Леха, еле нашедший свободное место, оставляет «шестерку» неподалеку, на другой стороне Большой Дорогомиловской.

– Сколько вам еще до Киевского? – спрашивает Андрюха.

– Минут десять-пятнадцать, – говорит Маша, лавируя в потоке машин.

– Ясно. Что делаем?

– Не выпускай его из виду! – прошу я. – Пусть кто-то останется в «жигулях», а кто-то идет за Вадиком следом. Только аккуратнее!

– Хорошо! – говорит Андрей. – Чур, за Вадиком слежу я!

В его голосе я слышу плохо скрываемый энтузиазм.

Мы с Машей паркуем ее «мини» за зданием вокзала и бегом направляемся ко входу в торговый центр.

– Слушай, бросили тачку черт знает где, – сетует Маша.

– Думаю, нам надо вообще сменить машину! – говорю я ей. – К чему все эти переодевания, если мы приехали на красном «мини-купере»?

– Он в атриуме, где круглый фонтан и кафе, – сообщает полушепотом в трубке Андрей. – Крутился возле столиков, но потом ушел. Я на втором этаже, вижу его сверху.

– Давай, я поднимусь на второй этаж с другой стороны, а ты подойдешь к нему поближе! – говорит мне Маша, и мы разделяемся.

Я направляюсь к фонтану. Народу вокруг достаточно много – но вот Вадима я не вижу. Мой наряд, видимо, имеет ошеломляющее воздействие на окружающих – за пару минут как минимум пять девиц разного возраста свернули шеи, разглядывая меня.

Наконец – бинго! – на другой стороне зала я вижу знакомую фигуру. Вадик не спеша прогуливается мимо витрин, рассматривая ассортимент бутиков. Между нами череда столиков. Приметив свободный, я немедленно сажусь на стул, ныряю в лежащее на столе меню и смотрю поверх него вслед Вадиму.

Как давно мы не виделись!

На нем новые понтовые джинсы, кожаная курточка (выглядит очень дорого), на ногах– отличные ботинки. Франт! А что, если перехватить его в каком-нибудь закоулке этого торгового центра и вырубить электрошокером? Вот вам и конец истории…

Мне звонит Маша.

– Подними голову вверх и налево, я на третьем, вижу тебя! – сообщает она мне. – А вот Вадима – нет.

Я смотрю вверх – возле перил третьего этажа высокая брюнетка с рюкзаком машет мне рукой. На параллельной линии – входящий от Андрея.

– Подожди, Маш, тут Андрей, я сейчас на него переключусь.

– Вижу Машу, Вадик уходит к эскалаторам, – сообщает мне Андрей. – Иду ему навстречу.

– Маша, Вадик сейчас, возможно, поднимется на твой этаж. Будь начеку! – переключаюсь я обратно на Машу.

Передо мной материализуется официант.

– Готовы сделать заказ? – спрашивает он, занеся шариковую ручку над крохотным блокнотом.

Интересно, как он отреагирует, если я сообщу, что хочу заказать одного человека, находящегося в этом здании?

– Э… нет, я передумала, – говорю я, оставляю меню и покидаю столик.

Следующий час мы болтаемся по «Европейскому».

Сначала Вадику приходятся по душе дорожные сумки в каком-то бутике – и пока он рассматривает чемоданы и баулы, в соседнем отделе Андрей глубокомысленно изучает ювелирные украшения, Маша на другой стороне этажа делает вид, что разговаривает по телефону, а я успеваю двадцать восемь раз проехать вниз-вверх на эскалаторе. От моего мельтешения, думаю, у людей, сидящих внизу за столиками, зарябило в глазах.

В моих наушниках беснуется «Blur» – банально, но «Song № 2», поставленная на повтор, стала отличным саунд-треком к нашей шпионской истории.

Неожиданно Вадим уезжает наверх, на третий этаж, и надолго застревает в бутике какой-то французской мужской одежды. Ну да, имея в кармане миллион евро, самая тема – прикупить себе каких-нибудь дорогих шмоток.

Пока Вадим примеряет пиджаки, придирчиво разглядывая себя в зеркале посреди зала, Андрей у перил атриума на другой стороне играет в своих любимых «червячков» на телефоне. Машка ошивается возле бутика с джинсами, а я торчу у самого выхода из отдела «Benetton», удачно смахивая на один из манекенов в одежде из новой коллекции.

Потом Вадик меряет солнцезащитные очки на четвертом этаже, я делаю вид, что разговариваю по телефону, Маша катается на лифте, Андрей меряет парики в отделе с карнавальными костюмами.

Потом Вадим звонит кому-то, одновременно копаясь в развалах книг, журналов и газет, Маша делает вид, что ее заинтересовали платьица для девочек дошкольного возраста, а я разглядываю розовых медведей в отделе с розовыми медведями. Андрей на одной из множества скамеек читает свой любимый «Бойцовский клуб».

Купив журнал, Вадим направляется в сторону местного фастфуда. Мы снова меняем дислокацию, ныряя в какие-то отделы или бесцельно слоняясь туда-сюда.

Не знаю, как остальных, а меня эта ситуация ужасно забавляет! Еще несколько дней назад я не вылезала из квартиры, держалась подальше от окон и настороженно прислушивалась к каждому шороху, а сегодня отлично провожу время в компании друзей, изображая шпионов в торговом центре.

– Я присмотрела себе клевый купальник! – сообщает мне Маша.

– Я купил тебе конфет на развес, очень вкусные! – радостно говорит в трубке Андрей.

Отлично! Купальник! Конфеты! Похоже, шопинг удался!

– А я натерла себе мозоль идиотскими желтыми сапогами, – сообщаю я Андрею. – Ты за Вадимом вообще следишь?

Сколько еще Вадик будет бесцельно болтаться туда-сюда по этажам? Хоть бы что-то приобрел для приличия. С теми деньгами, что он забрал из ячейки, мог бы половину торгового комплекса скупить, вместе с обслуживающим персоналом…

Праздношатающийся Вадик, видимо, не прельстившись мороженым, пиццей, варениками и суши, направляется к лифтам.

– Внимание, Вадим, кажется, уезжает! – сообщаю я Лехе.

Вадик между тем нажимает на кнопку лифта. Маша на той стороне этажа о чем-то спрашивает проходящего мимо парня в бейсболке, я останавливаюсь возле витрины метрах в десяти от лифтов, внимательно разглядывая какие-то шмотки на идеальной пластиковой женщине. И вот за этот пояс из дурацкой лакированной кожи они просят почти пять тысяч?

Интересно, куда делся Андрей?

– Нигде ты не чувствуешь жизнь так, как в бойцовском клубе! – говорит мне на ухо неизвестно откуда взявшийся Андрюха и, проходя мимо, сует мне в руку пакет с шоколадными конфетами в фирменной упаковке. Я смотрю ему вслед – он почти вприпрыжку проносится в шаге от Вадима и пропадает на эскалаторе.

Вслед за Вадиком мы спешно покидаем торговый центр, каждый через свой выход.

– Вадим в машине, уезжает, – сообщает Леха.

– Леш, езжай за ним! – говорю я, бегом направляясь к вокзалу. Чертовы ботинки!

– А как же Андрей?

– Андрей к тебе сесть не успеет. Мы его с собой заберем!

– О’кей, буду держать тебя в курсе.

Пока мы втроем добираемся до припаркованного «мини», Вадим и висящий на его хвосте Леха уезжают в сторону Садового кольца.

– Андрей, ты на заднем сиденье! – командую я.

Андрюха послушно пролезает назад.

– Маша, скажи, почему ты приобрела не машину, а спичечный коробок? – восклицает он, с трудом устраивая сзади длинные ноги.

– Отрастил конечности – не жалуйся! – басом говорит Машка, выруливая на проспект. – Лично мне хватает.

Еще через сорок минут Вадим входит в небольшое кафе на Первой Тверской-Ямской улице, сразу за новым выходом из «Маяковской». Леха припарковался где-то во дворах, Маша, чтобы не светить «мини-купер», заезжает в какие-то дворы аж со стороны Оружейного переулка. Оставив авто, мы втроем направляемся к кафе, мимо окон которого прогуливается Леха.

– Что будем делать? – спрашивает нас Андрей.

– Предлагаю прямо сейчас зайти в кафе, вытащить его оттуда, посадить в машину и увезти, – говорит Маша. – И дело с концом!

Какие кровожадные нотки слышны в голосе моей подруги!

– Как вытащить? – интересуюсь я. – Под руки? Нападение на человека в общественном месте? Может лучше подождать, пока он выйдет, и вырубить его? А потом уже – под руки и в машину. Типа, у нас друг пьяный, везем домой.

– Чем вырубить? – переспрашивает Маша.

– Электрошокером!

Маша и Андрей смотрят на меня, в глазах каждого – неуверенность. Одно дело – вырубать электрошокером каких-то незнакомых людей, другое – делать это со своим другом.

Хотя… вряд ли в настоящий момент Вадика можно назвать нашим другом.

Я набираю Лешкин номер.

– Леш, Вадим на месте? – интересуюсь я.

– Да, сидит у второго от входа столика, ко мне спиной. Кажется, делает заказ. По крайней мере, пообщался с официантом.

– Мы сейчас подойдем, выйди на угол!

У кафе, в котором сидит Вадик, прозрачные стены-стекла. Придется общаться с Лешкой подальше от здания.

В двадцати метрах от кафе, спрятавшись за газетный ларек, но при этом держа в зоне видимости вход в заведение, мы устраиваем импровизированное собрание. На повестке дня – вопрос: как грамотно пустить в ход электрошокер, если в кафе полно народа? Торчать прямо возле дверей мы не можем, Вадик увидит нас сквозь стекло. Прятаться за ларьком тоже бессмысленно – машина Вадима припаркована почти у входа в кафе. Увидев нас, он мгновенно нырнет в салон и даст газу. И пока мы доберемся до своих авто, Вадим будет уже очень далеко.

– Стойте! – говорю я. – А чего мы прячемся? Предлагаю всем вчетвером войти в кафе, подсесть к Вадиму за столик и поговорить с ним по душам. Численный перевес на нашей стороне, звать на помощь он не будет – смешно! А в остальном… мы ведь хотели найти Вадима. Вот мы его и нашли!

Переглянувшись, друзья кивают.

– А электрошокер ты далеко не прячь – как минимум, сможем пригрозить Вадику, если он вдруг начнет рыпаться, – говорю я.

– Начнет рыпаться – я его и без электрошокера вырублю! – обещает с азартом Андрей. – Я все-таки директор департамента силовой поддержки!

– А у меня и «вальтер» с собой, если что, – невозмутимо сообщает нам Леха.

– Ха! – восклицает торжествующе Маша. – У меня уже руки чешутся! Пошли!

Подгоняемые решимостью и какой-то веселой злостью, мы направляемся в кафе. Сейчас мы, словно в вестерне, распахнем дверь ногой, оглядим с ухмылкой зал, прищуримся на манер Клинта Иствуда и потребуем к ответу зарвавшегося Вадима, посмевшего предать святые узы настоящей дружбы.

На входе в заведение сюжет ломается.

Одного взгляда в маленький зал достаточно, чтобы понять, что Вадима в кафе нет.


предыдущая глава | Адреналин | cледующая глава