home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Идея Вадика была проста, как мелкая монета. Как «дважды два». Как колесо. Как дырка от бублика.

Она была совершенно безумной.

– Этот город зажрался! – сказал Вадик и выпустил колечко дыма. – Он погряз в деньгах. Он пресытился всем, чем можно… Его даже кризисом не возьмешь – у Москвы отрыжка икрой и устрицами. Каждый второй чувствует себя небожителем. А мы спустим их с небес на землю…

– Вадик, ты рассуждаешь как типичный приезжий. Сошел с поезда, оглянулся, и уже: зажрались, погрязли в разврате… – с усмешкой заметила Маша. – Скажи по-чесноку: завидуешь?

Я не смогла сдержать улыбки. Вадик действительно приехал в Москву два года назад. Правда, он за эти два года далеко продвинулся…

Вадик зло зыркнул на Машку, но ничего не ответил. Только сделал слишком большой глоток виски и отобрал у Андрея мундштук от кальяна.

Маша и Вадик никогда не перестанут препираться. Иногда они так яростно спорят, что того и гляди кто-нибудь запустит оппоненту пепельницей промеж глаз.

Интересно, я одна понимаю природу этого антагонизма?

– А по-моему, мысль очень даже ничего, – сказала я Маше. – «Мы опустим их с небес на землю»… С такими заявлениями можно идти в политику. Объем электората за пределами МКАД превысит все самые смелые ожидания…

– Ага, – поддержал меня Леха. – Самая тема – в политику. Или в террористы. Что по сути одно и то же…

– Да идите вы в жопу со своей иронией! – заорал Вадик. – Собрались тут… камеди-клаб устроили. Вы не улавливаете сути!

Вадик взъерошил ладонью волосы. Таким увлеченным я, кажется, не видела его никогда.

– Что в наши дни стоит дороже всего? – спросил он нас тоном экзаменатора.

– Информация? – предположил Леха. Что еще может сказать программист с десятилетним стажем?

– Нефть! – выдал Андрюха познания студента четвертого курса экономического факультета. – Хотя, конечно, из-за кризиса она сейчас куда дешевле, чем раньше.

– Любовь! – как всегда философски заметила Маша.

Я предпочла промолчать – ожидая версию Вадика.

– Фуфло! – категорично заявил тот. – Дороже всего в наши дни стоит веселье.

– В смысле качественный ганджубас? – переспросила я.

– Неужели ты не видишь? – наклонившись ко мне, поинтересовался Вадим. Кажется, он решил, что из всех присутствующих я раньше остальных догоню, к чему он клонит. – В наши дни больше всего денег человечество тратит на развлечения! На дворе – 2010 год. Нам уже не надо поддерживать огонь в пещерах и гоняться за мамонтами. Технический прогресс все сделал за нас. Все эти двигатели внутреннего сгорания, самолеты-пароходы, электричество, сотовая связь, компьютеры, кофемолки, разные бытовые приблуды. Все вокруг вертится само собой, режет, взбивает, подает нам жратву на блюдечке с золотой каемочкой. Оно уже даже думает за нас: холодильник на Машкиной кухне, кажется, гораздо умнее меня. Мы обеспечили себе потрясающий уровень комфорта – и, как следствие, зашли в тупик. Всё, мы уперлись в потолок. Нам некуда больше двигаться. У нас впереди – эра тотальной предсказуемости. И такой же тотальной скуки!

– Нет, подождите, – встрял Андрей. – У нас же Апокалипсис на носу, через два года.

– Ага! – заржал Леха. – Пора покупать билеты в первый ряд…

– Слишком абстрактно рассуждаешь, – сказала Маша Вадику и позвенела льдинками в своем пустом бокале.

– Хорошо, – Вадим подлил ей алкоголя. – Объясню конкретнее. Я уже год сижу в этом своем гребаном агентстве. Ты знаешь, какие деньги тратятся на разные увеселительные мероприятия? У меня от некоторых бюджетов волосы дыбом! День рожденья чей-то дочери. Юбилей какого-то банка. Это же годовой бюджет небольшой африканской страны! И, главное, клиент пошел капризный. Каждый хочет фантастического размаха. И мы им устраиваем размах – на сколько хватит денег, разумеется. Звезду любой величины на закрытую вечеринку? Не вопрос! Кого хотите? Стинга, Шакиру, Мадонну, Жерара Депардье, старушку Монсеррат Кабалье неглиже? Чартерный рейс для гостей на виллу в Ницце? Пожалуйста. Девушку месяца журнала «Playboy» на мальчишник? Не вопрос! Караоке на Мальдивах на пару с Элтоном Джоном? Легко! Карнавалы, дрессированные животные, китайские акробаты, травести-шоу, фейерверки, выездные садомазо-перформансы, стрельбища из танков на подмосковных полигонах – это же просто сумасшедший дом…

– Какая тебе разница, сколько люди тратят на свой досуг? – спросила Маша.

– Да не в деньгах дело! – возразил Вадик. – Дело-то совсем в другом. Дело в том, что никого уже ничем не удивишь. Чем больше денег вбухивается в какое-нибудь мероприятие, тем сильнее скучают гости. Парадокс! Кажется, вывези всех хором на какую-нибудь вечеринку на Луну – так они уже через полчаса начнут зевать от скуки и выпрыгивать из скафандров – просто так, посмотреть, кто быстрее задохнется.

Я видел эти лица – сегодня, на этой гребаной вечеринке. На сцене – Ваня Ургант, с ним парни из «Камеди»… В проходах – полуголые телки, все как на подбор из лучших стрип-клубов, «Мулен Руж» отдыхает. На столах – изобилие, как у арабского шейха. В холле – бутмановский джаз. Плюс три телекомпании на стреме и еще куча журналистов. Вокруг – сплошь известные лица, все в декольте и в брюликах. А что я вижу на лицах гостей? Стоит только кому-то выйти из поля зрения телекамеры – и все, трындец! На лицах – скука смертная! Зевота и анабиоз! Знаете, кто был тем единственным человеком в ресторане, которому не пришлось скучать? Ирка! Она боялась, что сейчас в кабинку ворвется ее муж и оторвет ей голову. И мне за компанию!

Вадик хохотнул и допил виски.

– Цивилизация зашла в тупик. Мы загибаемся от скуки. Уверяю вас, Апокалипсис спровоцируем мы сами! Кто-нибудь из супер-пупер-мега-магнатов всего и вся от безделья нажмет на красную кнопку и начнет третью мировую. Просто так, посмотреть, как все забегают…

Вадик работает в event-агентстве. Он знает, о чем говорит…

Я работаю на музыкальном канале в редакции светских новостей. Я знаю, о чем он говорит…

– Подожди! А как же экстремальный отдых? – поинтересовался Андрей. – Ну там, горные лыжи, парашюты, дайвинг, серфинг, охота на акул… Если твои клиенты так круты – они же могут позволить себе все, что угодно.

– Я тебя умоляю! – расхохотался Вадик. – Там тоже все предсказуемо! Ха-ха! Парашюты!.. Ну прыгаешь ты с парашютом. Но ведь с парашютом! Дернул за кольцо – и привет, мягкой посадки. А рядом инструктор. И страховочка на всякий случай подписана. Или те же лыжи… Хрен тебя кто одного на трассе оставит – курорт отвечает за безопасность клиента. И везде – одна и та же история. За тобой следят. Тебя страхуют. О тебе беспокоятся! И если тебя начнет жрать акула, ей быстро рога обломают. То есть плавники.

– Подожди! – снова вмешалась Маша. – Отец мой полгода назад ездил с друзьями на сафари. Чем не экстрим?

– А то, что специально обученные люди заранее пойманную живность чуть ли не под прицел винтовки подсовывают – этого тебе папа не рассказывал? – поинтересовался Вадим. – Все заранее оплачено, клиента без добычи оставлять нельзя.

Не усидев на месте, он встал, вырубил музыку и принялся вышагивать туда-сюда по комнате.

– Поймите, современная цивилизация – это общество, предсказуемое на девяносто девять процентов. Все вокруг просчитано, предугадано и расписано на много ходов вперед. А мы все плотно втиснуты в рамки социальной системы. Никаких неожиданностей! Все идет по плану, царствие небесное гражданину Летову. Все известно наперед: курсы валют, котировки ценных бумаг, метеорологические сводки, модные тенденции наступающего сезона, сюжеты еще не выпущенных в прокат фильмов, фавориты предвыборной гонки и даты начала эпидемии свиного или птичьего гриппа. Элемент неожиданности в таком мире практически равен нулю. Те, у кого есть средства, готовы платить баснословные суммы за то, чтобы кто-нибудь развлек их по-настоящему. Если завтра объявят колонизацию Марса, половина валютных миллионеров этого города запишется в простые колонисты – лишь бы в их жизни начало происходить что-нибудь по-настоящему интересное. Ходить в скафандрах, жрать белковый концентрат – во экстрим!

– Дались тебе эти миллионеры, – произнес молчавший до сих пор Леха. – Мне, например, они до лампочки. А тебе-то что? Пусть себе скучают, за свои-то деньги…

– В том-то и фишка – я знаю, как сделать так, чтобы у них глаза на лоб полезли от удивления! – хлопнул себя по ноге Вадим. – Они будут кричать от восторга и требовать еще! Они будут вопить от ужаса и обливаться холодным потом! Мы заставим их изнеженные тела вырабатывать адреналин – и они будут платить нам за это!

Андрюха, все это время сидевший со странно-отрешенным выражением лица, подал голос:

– Ты хочешь сказать, как в «Бойцовском клубе», когда Тайлер продавал миллионерам дорогущее мыло, сваренное из их же жира? – воодушевленно спросил он.

Андрей помешан на Чаке Паланике: он цитирует свой любимый «Бойцовский клуб» направо и налево, словно религиозный ортодокс – Святое Писание…

– Что за ужасные книжки ты читаешь? – театрально захлопала ресницами Маша.

– Андрюха прав! – горячо воскликнул Вадик. – Мы будем обеспечивать им тот самый элемент неожиданности, которого им не хватает в их сытой, просчитанной, застрахованной жизни. Мы будем продавать им их же адреналин!

И он застыл посреди гостиной, окинув нас восторженным взглядом человека, только что познавшего истину.

Адреналин… Клевая штука. Стоит вам испытать страх, шок, боль, тревогу – любой стресс – и вот уже мозговое вещество ваших надпочечников начинает усиленный синтез адреналина. Сужаются сосуды, повышается артериальное давление, учащается сердечный ритм, расширяются зрачки, в крови повышается содержание глюкозы… Нервная система становится похожей на натянутую тетиву. Малейший толчок, и вот вы уже – пущенная на предельной скорости стрела.

Вы можете стать спринтером, улепетывая от неприветливых молодчиков в вязаных шапочках, попросивших у вас сигаретку в подворотне. А можете кинуться в драку и раскидать эти опешившие туловища, словно чемпион мира по боксу. А можете и вовсе в состоянии аффекта проломить кому-то голову первым попавшимся под руку тяжелым предметом – и потом даже не вспомнить об этом. Вы становитесь сильнее, смелее, быстрее… И даже боль практически не имеет значения. Окружающий мир спрессовывается в одно застывшее, размазанное пятно – словно кто-то прокручивает кинопленку на замедленной скорости. А вы, словно супермен, опережаете всех на полкорпуса.

Кокс и амфетамины – детский лепет по сравнению с этим чистейшим ускорителем. К чему платить деньги, если ваш организм совершенно бесплатно вырабатывает ракетное топливо?

А еще адреналин наполняет вашу жизнь смыслом. Настоящим, истинным смыслом. Так уж устроена дурацкая человеческая психика: жизнь обретает свое истинное значение только на грани смерти…

– Я, пока ехал сюда на такси, все продумал! – сказал Вадик, оглядев наши удивленные лица. – Это же идеальный бизнес! Мы станем драг-дилерами нового поколения: будем продавать клиентам самый лучший, чистейший наркотик – не рискуя попасть за решетку. Пугать и удивлять клиента пока никто не запрещал. Только это должен быть настоящий адреналин. Не тот, который щекочет нервы, когда какая-нибудь миллионерская задница в лыжном костюме от «Dior» проносится по подготовленной трассе в Швейцарии. И не тот, когда свеженькая телочка отсасывает тебе на диване VIP-кабинки какого-нибудь пафосного закрытого клуба. И не тот, когда ты в полном камуфляже прыгаешь по кустам с маркером, делая вид, что ты – офигеть какой крутой перец в самом сердце реальных боевых действий… А настоящий, чистейший эмоциональный взрыв, когда ты попадаешь в реальный переплет. Где все жизненно, и ты вообще не понимаешь, что происходит и чем все это закончится! Когда ты потеешь от испуга, балансируешь на грани безумия и единственной твоей мыслью является дикое желание спасти свою собственную задницу. «Мамочка, роди меня обратно!» Вот! Вот именно в такие минуты твой организм по-настоящему вырабатывает адреналин! И это действительно весело. Да?

«Интересно, Вадика так плющит из-за алкоголя, или потому, что он сам еще не до конца оправился от шокирующего секса со своей замужней подружкой?» – подумала я.

В общем, если нас и надо было забирать в психушку, так именно в этот момент. Оптом. В отдельную палату, с кальяном, баром, кабельным телевидением и выделенным выходом в интернет. От греха подальше…

Когда все отсмеялись и налили еще, выяснилось, что, хотя всерьез никто Вадика и не воспринимает, чисто гипотетически идея с продажей адреналина интересна и даже материально привлекательна. Впрочем, это Вадика в первую очередь интересовали деньги. Машке, к примеру, хватает бизнеса, чтобы вовсе не думать о деньгах. Мне и Андрюхе идея была интересна сама по себе, а Леха, кажется, остался балансировать где-то между – между идеей и прибылью…

Мы были просто компанией бездельников, подшофе рассуждавших о мироустройстве.

– Не смешно! – сказала Машка. Она уселась рядом с Андрюхой на диван, закинула ногу на ногу. – То есть… прикольно, но нереально.

– Ты говоришь так, только чтобы со мной поспорить, – парировал Вадик.

– Подожди, Вадим. Такое постоянно показывают по телевизору! – сказала я. – Типа розыгрыш в прямом эфире, скрытая камера и прочая ерунда. К примеру, парень приходит на автостоянку и видит, что с его новенького «Порше» кто-то скрутил колеса. Или какая-нибудь звезда приходит к косметологу, а потом – бах! – в клинику врывается маньяк и берет всех в заложники. И вот герой программы выходит из себя, орет, или, наоборот, впадает в ступор, бледнеет, кричит: «Помогите!», писает в штаны, а после – пам-парам! – появляется съемочная группа с цветами и шампанским, и ведущий громко орет: «Поздравляю, вы стали героем программы “Розыгрыш”». Или «Подстава». Или «Обделайся в прямом эфире!».

– Кстати, я в интернете недавно видела сайт одной конторы, которая занимается розыгрышами, – сказала Маша. – У них там в промо-ролике ведущая одна, губастая такая, не помню, как зовут, приходит в свой салон красоты, а тут – ни фига себе! – какой-то мужик выбегает от мастера с горящими волосами. Ну, она визжит, пугается, мол, что такое, вы как в салоне к клиентам относитесь? А все кричат – мы тебя разыграли!!!

– Бред какой-то, – сказал серьезно Леха. – Может, надо было бы придумать, чтобы это на той бабе волосы загорелись? Вот тогда бы она реально перепугалась! Или там, к примеру, вообще салон этот поджечь. Все равно все застраховано.

– Леш, ты, как всегда, мыслишь масштабно, – сказала я.

– Серьезно, Вадим, – произнес Андрей, видимо, уже на сто процентов включившийся в правила предложенной Вадиком игры. – Чем твоя идея отличается от всех этих телевизионных шоу?

Вадик посмотрел на нас, как на неразумных воспитанников детского сада, покачал головой, допил уже которую по счету порцию виски и произнес:

– То, что нам показывают по телеку – это просто детский лепет. Тщательно смонтированная показуха. А мы возьмемся за дело в совершенно иных масштабах. Тем более, что… у нас это реально получится.

Не отрывая взгляда от Вадика, Леха стянул с тарелки последний кусок сыра.

– Спорим, я докажу вам, что на этом можно делать деньги? Спорим?

Мы в унисон пожали плечами. Спорить с Вадиком бесполезно…

– Только вот сейчас, прямо здесь, вы должны мне сказать – хотите вы участвовать во всей этой затее наравне со мной? – спросил он тоном заговорщика. – Потом, когда к нам рекой потечет бабло, будет уже поздно – любой дурак желает впрыгнуть в поезд, идущий на полном ходу в светлое будущее. Ну? Вы подписываетесь на мой проект?

– Эээ… – сквозь сыр произнес Леха.

Эта гласная стала единственным и последним возгласом коллективного сомнения.

Мы подписались.


предыдущая глава | Адреналин | cледующая глава